Raphael en Radio Arriba España M80. 2016

РАФАЭЛЬ НА КАНАЛЕ ARRIBA ESPAÑA М80. 2016

24 ноября 2016 года

Ведущий: Дамы и господа, Мария, пожалуйста, поднимитесь, потому что в нашу студию вошел Рафаэль. Все, все встаньте. Добрый день, Рафаэль. Ну ты-то не вставай.

Рафаэль Мартос Санчес

Рафаэль: Добрый день!

Ведущий: Мы с восторгом встречаем тебя. Ты знаешь, что мы очень тебя любим, много лет, и для меня это огромное удовольствие – видеть тебя. Это честь, что ты пришел к нам, и вдобавок и с новым диском, с новой работой, с новым детищем.

Рафаэль: С новым дискищем.

Ведущий:К тому же у этого диска много родителей, потому что в его создании участвовало много людей.

Рафаэль: Их было четырнадцать.

Ведущий: Четырнадцать пап и мам – ничего себе! Кто участвовал в создании диска?

Рафаэль: Посмотрим… Микель Исаль, Дани Мартин, Иван Феррейро, Вега, Росален, Мануэль Карраско (ни больше, ни меньше), Пабло Лопес…

Ведущий: И еще многие.      

Рафаэль: Но все они изумительны.

Ведущий: Когда ты выйдешь на сцену, ты споешь с некоторыми из них вживую?

Рафаэль: Не думаю. Все может быть, и когда-нибудь мы соберемся все вместе, или некоторые из них, чтобы создать великую вещь. Но ведь это не дуэты.

Рафаэль Мартос Санчес

Ведущий: Да, я знаю, они были написаны специально для тебя.

Рафаэль: Поэтому я не знаю, может быть, некоторые из них превратятся в дуэты. Или нет. Это скажут они. Они – единственные хозяева диска. Они – авторы.

Ведущий: Я не композитор и я никогда им не был и не буду, но я думаю о том, о чем ты сказал, о роли каждого из них – а теперь это песни Рафаэля.

Рафаэль: Нет-нет. Все было великолепно. Мы встречались несколько раз. А потом, чтобы открыть диск, собрались все вместе, потому что у каждого была своя песня: они присылали мне свои вещи, но не слышали остальных. Так что потом мы собрались, и это было очень приятно. У меня остались потрясающие воспоминания. И к тому же это повторится. Я им уже сказал: «пишите, пишите для меня».

Ведущий: А как ты воспринимаешь эту эпоху фестивалей indie, всю эту публику…

Рафаэль: Нет, я выступал только на фестивале Sonorama. А еще три недели назад я пел с симфоническим оркестром. Но на Sonorama все было очень здорово, все прошло потрясающе, в том числе и публика. Я не отрицаю возможности появления на каком-нибудь другом фестивале подобного рода.

Рафаэль Мартос Санчес

Ведущий: Ты предпочитаешь выступать так или в театре?

Рафаэль: Я предпочитаю то место, где люди меня слушают, куда они приходят увидеть меня – там я чувствую себя хорошо, потому я живу на сцене и делаю там, что хочу. Где публика – там и я. И так было и будет всегда. Нравится ли мне больше театр? Да, возможно. В последнее время я открыл для себя арены для боя быков, потому что с симфоническим оркестром арена для боя быков смотрится очень эффектно, он придает ей достоинства.

Ведущий: Но звук теряется.

Рафаэль: Нет-нет, все звучит чудесно. Его слышат все, и очень хорошо, без чрезмерного усиления, потому что этого не нужно, чтобы хорошо понимать слова. Я проехал почти по всей Испании, и арены для боя быков были нормальными. И я думаю повторить это. Я выступал и во дворцах спорта, как, например, в мадридском дворце (который недавно переименовали).

Ведущий: А у себя дома ты поешь?

Рафаэль: Дома?

Рафаэль Мартос Санчес

Ведущий: Я не говорю, что ты поешь в душе или за едой, или прихлебывая вермут. Но если вдруг пришли старые друзья – ты споешь дома?

Рафаэль: Нет.

Ведущий: Нет? Не могу поверить. Это чудо.

Рафаэль: Я тоже.

Ведущий: Но как это возможно?

Рафаэль: Очень даже возможно. Знаешь, что происходит? Что сапожник ходит без сапог.

Ведущий: Но тот, кому нравится петь, поет по необходимости и поет везде.

Рафаэль: У меня есть друзья, которые немедленно достают гитару, и начинают петь. Я этого не понимаю.

Ведущий: Не понимаешь?

Рафаэль: Я смущаюсь до смерти.

Рафаэль Мартос Санчес

Ведущий: Что ты говоришь! Просто не верится.

Рафаэль: Мне нужна сцена.

Ведущий: Надо пригласить тебя ко мне домой, мы потихоньку, чтобы ты не видел, установим там музыкальные инструменты…

Рафаэль: И я прекрасно проведу время, слушая вас. Мне нужна сцена, публика, а иначе я чувствую себя неловко, я не в свой тарелке.

Ведущий: Мария, тебе слово.

Мария: Завтра ты представляешь этот диск, Infinitos bailes. Ты говорил нам об Исале, Иване Феррейро, Росален – людях, разделивших с тобой…

Рафаэль: О Пабло Лопесе, Мануэле Карраско, Бунбури…

Мария: О Дани Мартине... Давай послушаем – что означал для них этот опыт.

Рафаэль Мартос Санчес

(Говорят авторы песен диска Рафаэля)

Он сказал, что хотел бы, чтобы я написал ему песню для этого диска. 
Это стали исполнением мечты. 
Это радость. 
Это такое событие. 
С тобой я исполнил все свои мечты. 
Это немного изменило мою жизнь. 
Это еще один подарок, который Рафаэль сделал каждому из нас, потому что это самое главное, что я сделала в моей жизни. 
Это было невероятно. Я думаю, что то, что я сделал для Рафаэля - это кульминация моего творчества. 
Здорово, что он объединил нас, чтобы создать диск для Рафаэля.

Мария: Мы говорим – твой диск. Ты думаешь о своем диске и будущем, потому что ты сказал: «будущее принадлежит молодым, и я хочу присутствовать в этом будущем».

Рафаэль Мартос Санчес

Рафаэль: Таков настрой этого диска. Это то, что я хотел сказать этим диском. Утверждают, что будущее принадлежит молодым, мы всегда так считали. И я хочу быть там.

Ведущий: Это прекрасно. Но позволь мне сменить тему: дело в том, что я хотел бы узнать о Рафаэле некоторые вещи, о которых мы не привыкли говорить. Я хочу узнать о тебе кое-что другое – конечно, если тебе этого захочется. Например, ты в курсе того, что происходит в стране? Я хочу сказать, что ты никогда не выступал в этой роли.

Рафаэль: Нет. Это не мое место. Меня очень волнуют разные события, и я говорию об этом с друзьями, с семьей, со всеми людьми, которые меня окружают, с родственниками детей, с детьми детей – со всем моим миром. Это обсуждается, и часто.

Ведущий: Я хочу сказать, что в интервью тебя об этом не спрашивают.

Рафаэль: Меня об этом не спрашивает. Есть она забавная вещь: когда происходит что-то очень важное, мой старший сын всегда говорит: папа, тебя будут спрашивать об этом. А я отвечаю: не беспокойся за меня, меня об этом не спросят. – А ты откуда знаешь? – Не знаю, но и в самом деле меня не спрашивают.

Ведущий: Но я спрошу. Трамп?

Рафаэль: Трамп? Я с ним знаком.

Рафаэль Мартос Санчес

Ведущий: В самом деле?

Рафаэль: Я знаю его, потому что он был импресарио одного из моих концертов в его потрясающем зале в Атлантик-Сити. Лет двадцать пять назад.

Ведущий: И ты общался с ним?

Рафаэль: Да, я поприветствовал его и его дочь, которая в тот момент была большой моей поклонницей. Не знаю, остается ли она по-прежнему моей поклонницей сейчас, когда она стала старше. Но - да. Он был толстячком.

Ведущий: И как тебе показался этот президент? Он не внушает никакого страха?

Рафаэль: За него же проголосовали. Мы здесь далеки от их действительности, что мы об этом знаем?

Ведущий: Но эта страна влияет на нас. Ведь то, что происходит в США, и принятые там решения оказывают большое воздействие на весь остальной мир.

Рафаэль: Конечно, влияет. Мир не таков, каким был – в каждой стране было все свое… а теперь мы в одной лодке. То, что происходит в одном месте, отдается в другом.

Ведущий: Рафаэль, какую музыку ты слушаешь?

Рафаэль: Я – любую. Любую хорошую. Меня не интересует то, что называют хламом, но я слушаю все, от фламенко, которое приводит меня в восторг, до симфонической музыки, джаза, поп…

Рафаэль Мартос Санчес

Ведущий: У тебя эклектический вкус.

Рафаэль: Мне нравятся народные песни всех стран – народные в хорошем смысле, а не фольклорщина. Они меня очаровывают, потому что это – душа каждой страны. Я очень люблю перуанские вальсы, и хабанеры из Кадиса… мне нравится всякая музыка.

Ведущий: Кадис и Америка, особенно Гавана, всегда были тесно связаны.

Рафаэль: Да, в музыкальном плане – очень тесно.

Ведущий: У нас есть еще вопросы.

Мария: Нам трудно расспрашивать тебя, поэтому, чтобы сэкономить усилия, мы переложили это на слушателей. Задавайте вопрос – что вас волнует.

Радиослушатель (явно, один из авторов): Я хотел узнать, как живет такой человек, как ты. Ты пережил уже почти все, даже фестиваль независимой музыки Sonorama, в котором ты участвовал. Каким тебе показался этот опыт? Он отличался от того, к чему ты привык, или это просто это был еще один концерт? Расскажи мне. Крепко тебя обнимаю.

Рафаэль: Обнимаю тебя, и спасибо тебе за эти танцы. Ты не в Германии, нет? Ну, это была волшебная ночь, которую я к тому же думаю повторить, и не раз. Мне очень понравилось, там была очень заинтересованная публика, так что и не расскажешь… и я чувствовал себя там, как рыба в воде. Будто присутствовал там всю жизнь.

Рафаэль Мартос Санчес

Ведущий: У нас есть еще вопросы.

Мария: Да, потому что у Росален тоже есть какое-то сомнение.

Росален: Привет, дорогой Рафаэль! У меня очень типичный вопрос, но мне любопытно. С кем бы тебе хотелось спеть?

Мария: Конечно, помимо Росален. Разумеется, с ней – а с кем еще?

Рафаэль: От Росален я хотел бы получить много песен. У нее чудесный язык. И это музыкальное письмо, которое она мне написала (то есть песня Carta) великолепно. Это очень хорошая песня.

Ведущий: Но с кем бы тебе хотелось спеть?

Рафаэль: С кем, с кем… Я спел почти со всеми. Но мне хотелось бы снова спеть то, что я уже исполнил: сделать это еще раз и лучше.

Мария: Это неплохо. Полагаю, вчера ты встретился с Иваном Феррейро?

Рафаэль: Да.

Мария: Сейчас опять вопрос.

Рафаэль Мартос Санчес

Феррейро: Дорогой маэстро, это снова Иван Феррейро. мне сказали, что у тебя есть урановый диск. Я не знал, что существует урановый диск, я был бы рад, если бы рассказал, как я могу получить его. Крепко целую.

Рафаэль: И я тебя, Иван. Получить в нынешнее время урановый диск совершенно невозможно. Потому что для этого надо продать пятьдесят миллионов дисков, а теперь дискографическая индустрия не оперирует такими цифрами. Мне его дали в 1982. Но если ты хочешь увидеть его – он находится в музее в Линаресе. Или я привезу его тебе, чтобы ты его увидел. Обнимаю, Иван.

Ведущий: У нас есть еще телефонный звонок, он не записан.

Мария: В связи с тобой часто звучат слова «перестроиться, адаптироваться, осовремениться». Мне это нравится, потому что я читала статью о тебе, где было написано: «Рафаэль все еще продолжает устраивать фурор». Мне нравится эта идея – устраивать фурор. Но сам себя ты называешь беспокойным. Это беспокойство заставило тебя брать уроки английского произношения, чтоб исполнить песню Lessonsinlove. Твоим учителем был Гаррет Уолл (ты называл его «Манчестер»). Манчестер на связи. (звучит Lessons in love) Good morning!

Уолл: Добрый день! Рафаэль, ты был хорошим учеником, очень хорошим.

Рафаэль: Гаррет, говори. Скажи это погромче.

Рафаэль Мартос Санчес

Уолл: Да, у тебя был свой собственный стиль, свой способ учиться, и ты делал это феноменально хорошо.

Ведущий: Ты давал ему задания на дом?

Уолл: Нет, не совсем так, но в студии у него были свои задания, для того чтобы подготовить песню. Это был фантастический и очень интересный опыт.

Ведущий: Он был способен произнести этот межзубный звук, который стоит испанцам таких трудов – «TH»? Когда надо начать слово с «TH», мы всегда начинаем его с «S».

Рафаэль: Это очень заметно, когда испанцы говорят по-английски.

Ведущий: Скажи, Гаррет, ему это было трудно?

Уолл: Нет, вовсе нет.

Ведущий: А ваш британский звук «R» – это вообще абсурд. Я не знаю, зачем он, когда у нас есть такой красивый звук.

Рафаэль: Это очень английский звук.

Ведущий: Ты англичанин?

Уолл: Нет, я ирландец, из Дублина.

Рафаэль Мартос Санчес

Ведущий: Ты будешь очень доволен, потому что позавчера я лично объявил войну коварному Альбиону – Великобритании.

Рафаэль: Почему?

Ведущий: Не помню. Почему же я объявил войну? А, потому что они корабль Royal Navy (королевского флота) запустил бенгальские огни в сторону испанского океанографического корабля в Гибралтаре, и мы позвонили в Букингемский дворец и объявили войну. Но сегодня, Рафаэль, я знаю, что в России тебя обожают.

Рафаэль: Я этого не утверждал.

Ведущий: Но это заявляю я. Потому что я видел, как в воздушном пространстве Астурии пролетает русский шпион…

Рафаэль: Ну, если ты так говоришь...

Ведущий: Позвони в Кремль! В присутствии Рафаэля.

Рафаэль: А я пел в Кремле. Три раза.

Ведущий: Подожди минутку. Мы уходим на рекламу и звоним в Кремль.

Рафаэль Мартос Санчес

Ведущий: Я же сказал, что мы прямо при тебе позвоним и приструним этих русских, потому что мне сдается, что ты в России…

Рафаэль: Думаю, они не обратят внимания на мои слова.

Ведущий: Делай, что я говорю. Мы позвоним, и ты просто скажешь: я – Рафаэль.

Рафаэль: Нет, сначала надо сказать «pazalsta».

Ведущий: Что это???

Рафаэль: «Pasalsta» - por favor (пожалуйста).

Ведущий: А, хорошо. Снова звоним в Кремль. «Pasalsta, pasalsta»... А я хотел сказать «очи черные». Не отвечают. Продолжаем пытаться.

Ведущий: А пока – Рафаэль, ты уже начнешь турне или…

Рафаэль: Я только что закончил симфоническое турне и полностью занят диском Infinitos bailes. Я отдохну и все такое, а в апреле начну давать концерты.

Ведущий: С апреля? Очень хорошо. Новый диск великого, великого, величайшего, Рафаэля Infinitos bailes. Песни для него написали многие чудесные авторы, и мы прощаемся с вами этой версией – нет, не версией, а этой песней под названием Carrusel. которую Иван Феррейро написал для тебя.

(Звонок)

Рафаэль Мартос Санчес

Мария: Алло!

Ведущий: Как это там говорят – porkovski? Говори.

Рафаэль: «Pazalsta».

Ведущий: Мы здесь с Ра…

(Звонок обрывается)

Мария: Средств на счету не хватило.

Рафаэль: Испанская бережливость!

Ведущий: Большое спасибо, Рафаэль.

Рафаэль: Мать моя, куда же вы звонили?

Ведущий: В Кремль! В самом деле! Мы все утро искали телефон. Клянусь тебе!

Ведущий: Итак – Carrusel Ивана Феррейро в исполнении великого Рафаэля. Большое спасибо, Рафаэль, это было огромное удовольствие.

Рафаэль: Вам спасибо! Удачного дня!

24.11.2016
Перевод Р.Марковой
Опубликовано 25.11.2016