Parte I

ЧАСТЬ I

Соледад Пасторутти: Один из самых великих исполнителей, великий Рафаэль сейчас наполнит эту студию рассказами и историями, когда он придет, чтобы рассказать нам. Добро пожаловать, Рафаэль! Какое счастье принимать тебя в программе.

Рафаэль: Большое спасибо! Это всегда удовольствие для меня...

Соледад Пасторутти: Мы посвящаем наши программы более всего фольклорной музыке...

испанский певец Рафаэль

Рафаэль: Фольклор - одно из моих пристрастей. Мне нравится народная музыка всех стран. На самом деле, музыка основывается на фольклоре, она оттуда питается... Сочетание народной и симфонической музыки порождает все остальные виды. 

Соледад Пасторутти: Я знаю, что в 9 лет ты уже завоевал премию?

Рафаэль: Но я этому тогда не придал значения.

Соледад Пасторутти: Каким было твоё начало в музыке? Кто-то из твоей семьи...?

Рафаэль: Нет, просто меня еще в пеленках перевезли в Мадрид, я андалузец, из Линареса... А напротив дома была школа – бесплатная для тех у кого был голос и кто мог петь, так как там был хор... Мой брат меня рекомендовал, он им сказал: у меня есть брат, который поет лучше меня... И так уже в 4 года я стал солистом хора, был его первым голосом. Я пел, не думая, что буду петь всю жизнь. Об этом я задумался потом, но в 9 лет, когда я победил в конкурсе на лучший голос в Европе, в Зальцбурге.., я вернулся к своим делам и не думал ни о чем... 

Соледад Пасторутти: Тебе тогда вручили какую-то статуэтку? И где ты ее поместил у себя дома? Родители были горды?

Рафаэль: Это был национальный праздник... Представь себе! (смеется) Но и тогда я не придавал значения. Но тем не менее, когда мне исполнилось 12 лет, когда я посмотрел в передвижном театре спектакль "Жизнь как сон", я тогда решил, что буду артистом, что буду среди тех, кто на сцене, а не среди тех, кто внизу... И в те дни я не думал о голосе, так как его слышал всю жизнь и он не имел для меня никакого значения... Но потом стал думать, каким образом дойти до людей... И я вспомнил: аааа....с помощью голоса!

Соледад Пасторутти: Ты с детства привлекал внимание к себе этим способом?.. Каким ты был маленьким?

Рафаэль: Я был толстеньким и очень симпатичным мальчиком.

Рафаэль Рафаэль Рафаэль Рафаэль Рафаэль Рафаэль Рафаэль Рафаэль Рафаэль Рафаэль Рафаэль Рафаэль

Соледад Пасторутти: И когда приходили гости в твой дом, ты начинал петь?

Рафаэль: Нет, мне родители никогда не говорили спеть для кого-то... Это у меня всегда было глубоко внутри, и я не настраивался на то, чтобы привлекать внимания людей этим... До тех пор, пока я не решил, что буду именно "таким"... буду артистом, когда я понял, что рожден артистом... Но мои родители никогда меня не принуждали к этому...

Соледад Пасторутти: Мне кажется в ту пору решить стать артистом, не как сейчас, когда к твоим услугам все социальные сети.

Рафаэль: В то время это была вещь более серьезная, более значительная, более важная. Я вспоминаю ту первую ночь, когда поздно пришел домой после спектакля... И потом это продолжалось все дни... У меня тогда не было денег, но я оставался перед входом в театр. Там всегда оставалось какое-то свободное место и меня пропускали... Но в первую ночь моего опоздания домой, я получил довольно хорошую взбучку. И тогда я сказал своей маме, что она должна привыкнуть к этому, потому что я буду каждый день приходить так поздно. Мы долго дискутировали по этому поводу, и моя мама поняла, что это мой выбор, моё решение и мой жизненный путь. Мои мама и мой папа сделали самое хорошее, что могли сделать: они оставили меня в покое и разрешили делать, что я считал нужным. Они доверяли мне, сказав, что это моя жизнь...

Соледад Пасторутти: А как, с какого толчка и когда началась твоя профессиональная карьера? 

Рафаэль: Если говорить о профессиональном начале, то это началось с фирмы Philips.

испанский певец Рафаэль

Соледад Пасторутти: Рафаэль с РН появился имено от Phillips?

Рафаэль: Моя профессиональная карьера началась с записи в фирме Phillips. И на появление Рафаэля с «ph» повлияло это название. Я не знал, что «ph» читается как «f», и спросил своего друга: Почему ты говоришь «Филипс», ведь там написано «Пилипс»? Он ответил: В английском, немецком, французском «ph» читается как «f». А так как я не хотел, чтобы меня звали по фамилии, я решил использовать в имени «ph», потому что с дополнительной буквой имя выглядело основательнее, более завершенным.

Соледад Пасторутти: Но и отличалось бы...

Рафаэль: Я сделал это не для того, чтобы отличаться от остальных. Я использовал «ph».., так как с «f» имя было короче... Я хотел, чтобы меня звали "Рафаэль".

Соледад Пасторутти: Это твое первое имя?

Рафаэль: Нет. Меня зовут Мигель Рафаэль.

Соледад Пасторутти: И ты подписал первый контракт с Phillips?

Рафаэль: Тогда мне больше всего понравилось, что я услышал свой голос через микрофон, потому что никогда раньше так его не слышал. И сначала я был испуган, обескуражен, я сказал «это не мой голос». Потому что он звучал по-другому. Но потом я привык к нему. И я записывался у Phillips, и мой первый хит был сделан у Phillips. Это были Tu, Cupido и Inmensidad - самая значительная песня моего репертуара. И я начал петь вещи Мануэля Алехандро. Он до сих пор мой любимый композитор.

испанский певец Рафаэль

Соледад Пасторутти: С которым ты до сих пор работаешь?

Рафаэль: Он продолжает оставаться моим самым главным автором.

Соледад Пасторутти: Ты никогда не сочинял песен? Всегда пел песни других авторов?

Рафаэль: Видишь ли... Как бы тебе объяснить... я как автор песен не нахожусь на достаточной высоте, то есть той, где должен находиться автор, пишущий для Рафаэля. Для меня пишут лучшие авторы. «Вы умеете сочинять песни, я умею их петь. Дайте мне песни».

Соледад Пасторутти: По каким критериям ты их отбираешь? Что должно иметься в песне, чтобы ты ее выбрал?

Рафаэль: Если у меня от песни мурашки по коже бегут, я ее беру. А когда я пою, я передаю это ощущение слушателям.

Соледад Пасторутти: Сейчас мы видим одно из твоих выступлений на Евровидении, это 1966 год с песней Yo soy aquel.

Рафаэль: Это было мое первое выступление на Евровидении.

Соледад Пасторутти: Ты там был дважды? Расскажи, как ты себя там чувствовал.

испанский певец Рафаэль

Рафаэль: Очень хорошо.

Соледад Пасторутти: Ты уже привык к успеху.

Рафаэль: Не совсем так, как ты говоришь, потому я к нему не привык до сих пор. Я постоянно в поиске. В моей жизни все время начинаю. Все это время я всегда чему-то учусь и однажды стану хорошим артистом. Это моя цель – стать хорошим артистом, не просто певцом, но артистом. И эти понятия отличны друг от друга.

Соледад Пасторутти: Твоя манера держаться на сцене, как мы говорим здесь, в Аргентине, твоя "пинта" - она прекрасна. Но во сочетании с твоим голосом... Ты учился петь?

Рафаэль: Нет.

Соледад Пасторутти: Никогда?

Рафаэль: Я тебе расскажу... У меня была... не ссора, а дискуссия с одним из лучших голосов мира – Альфредо Краусом. Он был моим большим поклонником и всего, что я делал... И однажды мы записывались на телевидении и оказались рядом. Он сказал, ему нравится мой голос, И он сказал, что для него голос, колоратура голоса – это мой голос. Но он сказал, что как жаль, что этот парнишка не учился пению. Потом я его встретил и сказал ему: Альфредо, слава Богу, что я не учился пению... Он очень разозлился, а я сказал: не сердись! Если бы я учился технике пения, то я не смог бы фантазировать так как фантазирую сейчас, я бы не узнал музыки. 

Соледад Пасторутти: Точно...

Рафаэль: Я как исполнитель фламенко: у меня все – интуиция.

Соледад Пасторутти: Но почему ты не выбрал фламенко, а выбрал популярную музыку?

испанский певец Рафаэль

Рафаэль: Потому что я не умею это делать. Я могу сделать какой-нибудь пируэт, но я не Камарон. (смеется)

Соледад Пасторутти: Ты в начале интервью сказал, что тебе фольклор очень нравится...

Рафаэль: Очень, очень, очень....

Соледад Пасторутти: Но ты разделял сцену с разными исполнителями фольклора…

Рафаэль: Да, со многими, с Мерседес Соса, ей очень нравилось мое творчество. А мне – ее, разумеется. Она выступала в Испании, в моем театре. Мне нравится фольклор, я всегда чувствую, что могу испить из этого источника. И не только латиноамериканский, но и испанский, то, что поют в Андалузии. Я – андалузец в полном смысле этого слова. В каждом регионе Испании существует своя музыка. Есть и французская, и также итальянская. В этих странах замечательный фольклор, там можно много почерпнуть.

Соледад Пасторутти: На кого ты равнялся, когда принял решение? Кто-то на тебя повлиял?

Рафаэль: У меня не было образца. Да, было много людей, которые мне нравились, но именно из-за уважения, которое я к ним питал, я не хотел быть похожим ни на кого. Я хотел сделать что-то, в корне отличающееся от них – Эдит Пиаф, Элвиса. Я хотел петь как они, а не быть ими,

Соледад ПасторуттиТы с детства знал, чего хочешь?

Рафаэль: Мне всегда это было понятно.

Соледад Пасторутти: Ты был отцом поп-стиля в Испании, был первым.

Рафаэль: Я появился в важный исторический момент. Бывают десятилетия, когда никого нет, а бывают такие, когда появляются два или три лидера, которые намечают дорогу. Это случайность. Слава богу, это выпало мне, а могло - любому другому.

испанский певец Рафаэль

Соледад Пасторутти: А что тогда думала публика в целом?

Рафаэль: Мой стиль выступления – не пения, а именно выступления – вызывал много толков, были сторонники, были противники.

Соледад Пасторутти: Как ты относился к тем, кто был против?

Рафаэль: Хорошо...

Соледад Пасторутти: Не все справедливо для артистов...

Рафаэль: Я не думал об этом. Я такой, какой есть. Кому нравится - хорошо, кому нет - о чем сожалеть? Возможно, со временем они изменят мнение.

Соледад Пасторутти: Ты убедил всех. Сколько пластинок ты продал – 50 миллионов?

Рафаэль: 50 миллионов – это Урановый диск.

Соледад Пасторутти: Боже мой!

Рафаэль: И помимо этого еще много других. У меня больше ста оригинальных дисков.

испанский певец Рафаэль

Соледад ПасторуттиТы отмечаешь 55 лет карьеры?

Рафаэль: Да. карьеры - с момента, когда я получил профессиональное удостоверение. В то время ты должен был иметь удостоверение. Ты должен быть сдавать экзамены – как, допустим, архитектор. И мне дали профессиональное удостоверение. Я с разрешения отца (потому что я был несовершеннолетним, мне не исполнилось 16 лет) работал в местах, откуда возвращался ночью, и мои бумаги должны были находиться в полном порядке.

Соледад Пасторутти: Как ты поддерживаешь в течение своей долгой карьеры свой голос? Ты похож на того мальчика, который только начинал карьеру.

Рафаэль: К голосу добавляется много страсти и надежды, и с каждым разом все больше. И надо быть требовательным к себе, я всегда был таким. Нужно думать: это можно, улучшить, я могу сделать это лучше - а это очень важно, так как день, когда скажешь: смотри, я сделал это - уф! - это будет начало конца. Французский музыкант Франк Пурсель говорил мне в те времена (потом, рассердившись на меня, он уехал во Францию): Какое чудо! А я отвечал: Да, а завтра?

Соледад Пасторутти: Ты всегда думаешь о завтрашнем дне?

Рафаэль: Точно! Я всегда нахожу то, что получилось плохо. И всегда виню во всем себя. И так должно быть...

Соледад Пасторутти: Эта передача полностью посвящена тебе, но у нас здесь есть приглашенный ведущий, которому передаем привет, но он идет брать интервью у другого человека...

Рафаэль: Не уходи сегодня (ведущему).

Соледад Пасторутти: Нет, сегодня он не будет работать, но он всегда берет интервью у выступающих на больших сценах. А мы сейчас посмотрим небольшой репортаж и продолжаем разговор. И он будет нам завидовать, смотря на это. Ты пел с Росио Дуркаль? У нас есть небольшое воспоминание об этом.

Рафаэль: С Мариэттой пел много раз! Мы с ней были очень большими друзьями... Очень большими друзьями с юности... Мы ездили вместе на автобусе, и она часто платила за меня в метро.

испанский певец Рафаэль

Соледад Пасторутти: Расскажи нам больше историй!

Рафаэль: Нет, на этом я закончу...

Соледад Пасторутти: Я ею тоже восхищаюсь... Посмотрим одно видео!

Рафаэль: Она была божественная....

 16.05.2015
TV Pública
Перевод Т. Орловой,
при участии Р.Марковой

Опубликовано 18.05.2015

 

Далее >>> Parte II