Часть III

PARTE III

Хота Марио Валенсия: Я говорил вначале и хочу повторить все это. Ты даешь концерт, словно это твой первый концерт.

Рафаэль: И последний.

Рафаэль Мартос Санчес

Хота Марио Валенсия: Почему последний?

Рафаэль: Потому что у я выхожу на сцену, чтобы отдать все без остатка и ничего не оставляю на следующий день. Поэтому это первый или последний, на нем это может сказаться. Тот, кто не думает о том, что на следующий день он должен петь... и следующий день тоже.., он этим себя подвергает опасности. Но, несмотря на это, для меня самое важное, будь передо мной тысяча человек или 20 тысяч или шестьдесят, отдать все.

Хота Марио Валенсия: Ты думал о смерти в какой-то момент твоей жизни?

Рафаэль: Нет...

Хота Марио Валенсия: Это не то, что трогает тебя...

Рафаэль: Я через это прошел...8 лет назад... Мне не понравилось, и я выскочил.

Хота Марио Валенсия: Да?

Рафаэль: Да, выскочил... Иначе я не был бы сейчас в Буэнос-Айресе.

Хота Марио Валенсия: Ты, Рафаэль находился в трудном состоянии? Это было из-за проблем в печени... У тебя начала задерживаться жидкость. И пришел момент, когда ты, закончив концерт, остановился у зеркала, чтобы снять грим, и ты себя не узнал. Это правда?

Рафаэль

Рафаэль: Да, это был момент, когда я себя не узнал. Я был искажен полностью отеком. У меня не было глаз, я был так раздут.., что тот человек, которого я хорошо знал, в тот день я его не узнал... И тогда я пришел к выводу, что у меня серьезная проблема со здоровьем. Но также я был и сильно трусил. Я не хотел знать, какая у меня была проблема. Как мы говорим в Испании, я спрятал голову под крыло (как страус зарыл в землю) Я ничего не хотел знать.., когда мне говорили: Пусть посмотрит врач, я отвечал: У меня все хорошо... Я ничего не хотел знать. Пока я все же не узнал. Узнал и вовремя.

Хота Марио Валенсия: И из новостей мы узнали и очень боялись за жизнь Рафаэля, так как это очень трудная операция.

Рафаэль: Все трансплантации трудные, но, к счастью, эти операции делаются и с каждым разом все больше и с результатом.., как вы видите. И я призываю, чтобы люди становились донорами.

Хота Марио Валенсия: И ты устраиваешь кампанию по всему миру, чтобы люди становились донорами.

Рафаэль: Меня никто об этом не просит, но я думаю, что это моя обязанность. Это моя обязанность, и я в долгу перед медициной в этом понимании. И даже, если ты меня не спросишь, в конце интервью я провозглашу мое послание, мое призывное письмо, потому что это моя обязанность, и думаю, что я это делаю правильно. И еще есть много людей, которые тоже не хотят знать.

Хота Марио Валенсия: О том, что с ними происходит.

Рафаэль: О том, что происходит, и я хочу, чтобы они понимали, что это надо знать и что из этого есть выход.., чтобы не прятали голову под крыло.

Хота Марио Валенсия: Это разъяснять людям о той крайности, до которой они дошли... до опасности, которой подвержена их жизнь. И обстоятельства их довели до крайности. И люди полностью меняют свою жизнь: я должен изменить всё! Ты тоже изменил что-то?

Рафаэль: Я могу сказать, что в определенном смысле я эволюционировал полностью. Одним поворотом гайки и всё! Оставил все дурные привычки, которые приобрел с годами: питаться плохо, пить - плохо, курить - плохо. Приобретаешь эти привычки, не отдавая отчета этому...

Рафаэль

Хота Марио Валенсия: Ты курил?

Рафаэль: Курил... Был один фильм, в котором я снялся, и было заметно, что я не умею курить... И однажды по сценарию, по просьбе режиссера, я закурил одну сигарету, но он остановил съемку и спросил: Ты что, не умеешь курить? И я ответил: Нет.

Хота Марио Валенсия: Ты никогда не курил?

Рафаэль: С течением времени возникают дурные привычки, и, если нет страха перед ними, их никогда не бросишь. Можешь подпитывать курением рак легких, можешь его заработать от такого курения... И не знаешь, что происходит, в школах тебе этого не объясняют. Только преподают географию и физику, что, конечно, хорошо... Но они должны еще и жизни учить. Жить никто не учит. Все, что вокруг рекламируют, это плохой образ жизни, плохие привычки, которые потом трудно бросить, но которые я бросил в один миг.

Хота Марио Валенсия: Ты считаешь, что школы должны обучать жизни?

Рафаэль: Так же, как обучают географии и алгебре: должны поставить и еще эту ноту!

Хота Марио Валенсия: Жить и жить лучше!

Рафаэль: Лучше! Saber vivir! (намек на программу ТVЕ "Учиться жить")

Хота Марио Валенсия: Ты приобрел дурные привычки?

Рафаэль: Все мы этому обучаемся, не отдавая отчета в этом. Плохие привычки тебе передаются от других. Тебе предлагают выпить, ты говоришь, что не пьешь, но тебя просят выпить немного с ними, и тебе наливают. И на следующий день ты пьешь больше и потом еще больше, не отдавая отчета в этом. Люди приобретают дурные привычки, не отдавая отчета в этом.

Хота Марио Валенсия: И о другом я спрошу тебя, о секрете твоей вечной молодости. Знаю, что ты любезно ответишь, как дипломат, что надо жить спокойно, любить то, что делаешь... Нет! Ты мне расскажи секрет вечной молодости. Тем более, что ты "субъект"... Извини за это слово, но у нас его используют в значении "человек".

Рафаэль: У нас тоже.

Рафаэль

Хота Марио Валенсия: Итак, ты тот, кто находился на грани смерти, и сейчас ты везде разглашаешь свои истины, ты выступаешь и отмечаешь свой юбилей на сцене... 50 лет!

Рафаэль: Уже 51...

Хота Марио Валенсия: Скажи, в чем твой секрет?

Рафаэль: Нет никакого секрета. И если есть какой-то секрет, то я просто очень забочусь о себе. Ем то, что должен есть, и приготовленное так, как надо - без жирного... То, что может навредить, я не ем. Рекомендациями моих врачей, когда они меня выписывали, было то, что они сказали: Ешь все, на что упадет твой взгляд, и твои глаза будут твоим судьей. Они определят, от этого тебе будет плохо или хорошо. Внутреннее чувство тебя не подведет, и ты знаешь, что тебе будет вредить, а что нет. Пить? Если ты выпьешь один бокал вина за обедом - это не плохо. Но я ответил, что я не буду пить никогда! Это будет с моей стороны неуважением к тому, кто стал донором для меня. И это, по моему мнению, было бы похоже на напрасную жертву. И я не пью, потому что не хочу... Мне это не нравится. Это то, что мне даст больше негатива, чем позитива. Чтобы жить, незачем пить. И чтобы быть веселым, не обязательно пить. Я сам по себе парень веселый. И мне не надо ничего пить, чтобы быть сияющим. Бог мне дал мой специальный рацион для этого.

Хота Марио Валенсия: Боже мой! Столько я хотел еще спросить тебя, но замечаю, что часы так быстро бегут!

Рафаэль: Тогда снимем по сериям!

Хота Марио Валенсия: Есть ли какая-то духовная связь с тем, кто стал для тебя донором? Кто тебе дал печень, которая сейчас у тебя?

Рафаэль: Официально - нет, потому что официально нельзя знать. Но человек по натуре... и тем более я - любопытный... Может, если захочет, выследить... узнать, так как существуют банки данных, существуют данные об авариях... Так, в тот день, когда мне дали новую жизнь, другой человек перестал существовать ... И я мог бы все узнать, но думаю, что Бог правильно расставил все по местам, и так все находится в лучшем состоянии. Я знаю, что "его" семья знает, что у меня его печень. И я более или менее знаю, кем он мог быть.

Рафаэль

Хота Марио Валенсия: Я хочу признаться тебе, что, когда мне мои коллеги с канала RCN позвонили и сказали, что у нас будет Рафаэль, чтобы взять интервью, я им сказал очень серьезно, очень серьезно, что надо не подвести. И сегодня, когда я пришел сюда и обнаружил Рафаэля... Я увидел другого Рафаэля... спустя 8 лет... Я признаю свою ошибку и отказываюсь от своих слов. К нам вошел Рафаэль сильно помолодевший, который закончил пресс-конференцию и покорил своим обаянием всех журналистов. Я увидел другого Рафаэля. Ты стал намного моложе! Что-то произошло!

Рафаэль: Что-то, что не укладывается в понимании (смеется)

Хота Марио Валенсия: Есть какое-то в этом мошенничество...

Рафаэль: Когда меня спрашивают... сколько тебе лет? Я отвечаю: Лет? Веков! - Ты сделал операцию? И я отвечаю: Это очевидно! - А! Ты признаешься, что делал операции?И я говорю: Тебе показать шов? Он у меня вот такой большой!

Хота Марио Валенсия: От печени... Ты человек тщеславный, можно сказать с полной уверенностью. Без сомнения, что любой хороший артист должен быть тщеславным.

Рафаэль: Более точно, это то тщеславие, которое позволяет выйти на сцену и делать то, о чем считаешь, что это заслуживает внимания зрителей. Все те, которые появляются на телевидении, в театре, предстают перед средствами массовой информации, в кино... должны иметь эту каплю тщеславия. Иначе они не выйдут из своей комнаты. Ты должен выйти на сцену. И как? Я достаточно искренен, когда говорю, что эта капля должна иметь место, чтобы сказать: Сеньоры я выйду на сцену! Слушайте меня! 

Идут кадры интервью поклонников

Лили Абадие де Бетета: Я посещаю его концерты в разных местах. Я была в Чили на фестивале в Винье-дель-Мар, была в Аргентине, Венесуэле, в США, естественно, в Мексике, в различных городах.

Перевод Татьяны Орловой
Опубликовано 29.12.2017