Raphael en "Bienaventurados" con María Jiménez. 2007

РАФАЭЛЬ В ПРОГРАММЕ "BIENAVENTURADOS" С МАРИЕЙ ХИМЕНЕС. 2007

Мария Хименес: Как начинается год для тебя?

Рафаэль: Я стараюсь, чтобы начало года было хорошим. Как ты знаешь, я сейчас в турне и мои концерты проходят только под аккомпанемент рояля. Тур продлится до 30 июня следующего года. Так что еще много осталось.

Мария Хименес: Ты неутомим?

Рафаэль Мартос Санчес

Рафаэль: Я труженик... Как говорит сейчас молодежь, я работяга. Мне нравится работать, и я работаю каждый день...Это правда.

Мария Хименес: Посмотри мне в глаза: ты бессмертный?

Рафаэль: Я? Нет... Просто мне поставили новый моторчик, как все знают, и я себя чувствую очень хорошо, со здоровьем все просто фантастически хорошо. И занимаюсь тем, что мне более всего нравится... Работаю в театре.

Мария Хименес: У тебя есть желание все выжать из 2007?

Рафаэль: Да, в том смысле, чтобы по максимуму использовать возможность общаться с моей семьей, с друзьями, с людьми, которых люблю...  и с людьми, которые очень любят меня, с моей публикой. И полностью использовать возможность работать, создавая вещи интересные, новые и новаторские, потому что мне не нравится застой. И отдавать всего себя, чтобы публика никогда не увидела меня не на высоте. Если когда-нибудь я не смогу всего взять это грудное «до», которое беру всегда, мне лучше будет уйти. Но я уйду, не объявляя об этом. Если же я начну говорить об уходе на пенсию, а потом через три месяца вернусь... Потому что это занятие нравится мне так, что если я и  заявлю, что ушел, но через три месяца меня начнет что-то грызть, и я вернусь. Нет уж, если я уйду, то тихо, ничего никому не говоря, просто исчезну и все.

Мария Хименес: Когда ты был маленьким, как праздновали Рождество в твоем доме?

Рафаэль Мартос Санчес

Рафаэль: Я вспоминаю это с большой нежностью, вспоминаю, как моя мать пела Los Peces en el Rio. Она пела очень хорошо, очень красиво... Она была очень хорошей матерью, о которой можно много говорить. А я был очень полненьким и счастливым малышом. Я был всегда весел, когда был малышом. Я и сейчас малыш...

Мария Хименес: Тебе всего три года?

Рафаэль: Да, мне исполнилось три с половиной года.

Мария Хименес: Как здорово!

Рафаэль: В апреле следующего года мне исполнится четыре.

Мария Хименес: Расскажи, как проходило Рождество?

Рафаэль Мартос Санчес

Рафаэль: Очень по-семейному. Я тебе скажу, что нас было четыре брата, и единственной женщиной в семье была мать, которая правила в доме. Мы всегда были веселы, и сейчас мы продолжаем отмечать Рождество в семье.

Мария Хименес: А как проходили рождественские праздники, на которых приходилось встречаться твоему отцу, арматурщику, и твоему тестю, маркизу?

Рафаэль: Очень хорошо. Ведь все люди не так сильно отличаются друг от друга Мой отец - рабочий, который имел дело с железом и был арматурщиком, а маркиз... Они понимали друг друга очень хорошо, всю жизнь, с тех пор как они познакомились, и до их смерти.

Мария Хименес: Быть Рафаэлем - это трудно?

Рафаэль Мартос Санчес

Рафаэль: Нет, мне не трудно. Я очень люблю свою работу, мне очень нравится  театр, я прихожу в него за четыре часа до начала выступления. Работа для меня - не жертва. Я наслаждаюсь своей профессией. Я не понимаю моих коллег по профессии (а  такие есть, ты тоже это знаешь), которые перед выходом на сцену просто умирают от страха, я же наоборот – радуясь, потому что собираюсь получать удовольствие и давать наслаждение публике.

Мария Хименес: Тебе нравится образ андалузца, возникший за пределами Андалузии – что это остроумный человек?

Рафаэль: Нет, потому что у некоторых вообще нет ни грамма юмора. В Андалузии, как и везде, есть разные люди: остроумные, не очень остроумные и пытающиеся неуклюже острить. А некоторые вообще лишены чувства юмора..

Мария Хименес: Ты знаешь, что мне говорят, что я - Бамбино* с сиськами.

Рафаэль: Второе - это очевидно, но первое... не знаю. Почему так говорят?

Мария Хименес: Потому что моим  учителем был Бамбино.

Рафаэль Мартос Санчес

Рафаэль: Да? Неужели?

Мария Хименес: Да... Я отождествляю себя с ним, восхищаюсь им...

Рафаэль: Он пели многие мои песни.

Мария Хименес: Да, да... Procuro olvidarte.

Рафаэль: Да, он был великий артист.

Мария Хименес: И с этой земли Бамбино, где тобой восхищается Бамбино "с сисками", напой небольшой кусочек...

Рафаэль: Из чего?

Мария Хименес: Из Procuro olvidarte

Рафаэль Мартос Санчес

(Рафаэль поет)

Мария Хименес: Ты способен прервать свое пение, если кто-то поднимется, чтобы станцевать под твою песню? Ты перестанешь петь?

Рафаэль: Нет, перестать петь - нет... Сейчас у меня больше профессионализма. Но в начале карьеры я однажды так сделал. В Сарагосе. Мне было около 16 лет... Может быть, пятнадцать, и я носил тогда короткие брюки. Когда же выходил на сцену, надевал шаровары, чтобы не были видны волосы на ногах... В то время была привычка танцевать под песни. Парочка – жених с невестой или просто парочка, не знаю, кто они были - встали,  обнялись и начали танцевать.  И я  посмотрел на них с таким выражением лица... «это что еще такое?» И бедняги, взглянув на меня, уселись. И больше никогда такого не повторялось. Мои песни не для танцев.

Мария Хименес: Да, ты такой! Но это была традиция того времени... Весьма глупая! Сколько лампочек ты вкрутил у тебя дома?

Рафаэль: Одну! И то на фото! (смеется) Дело в том, что благодаря моим имитаторам кажется, что я вкручиваю их тысячами. Я всего один раз закинул пиджак на плечо... Всего один раз, и это было в фильме... Но это стали пародировать.

Рафаэль Мартос Санчес

Мария Хименес: Ты читал письмо твоих внуков Королям-магам?

Рафаэль: Моих - кого? Ты имеешь в виду детей моих детей? Конечно, я читал. Очень наивные и простодушные.

Мария Хименес: А что  ты просишь у Магов?

Рафаэль: Я? Я всегда прошу, как в притче: матерь божия, оставь меня таким, какой я есть**.

Мария Хименес: В жизни Рафаэля присутствует morbo (нездоровое любопытство)?

Рафаэль:  Это как посмотреть...

Мария Хименес: Расскажи...

Рафаэль: Нет... У меня и моей жены есть своё "morbo" .

Рафаэль Мартос Санчес

Мария Хименес: К счастью, тебе никогда ничего не приходилось продавать? В этом не было необходимости?

Рафаэль: Нет... я продавал только себя... Я не продавал даже дыни - ничего...

Мария Хименес: Твой голос? Твое искусство?

Рафаэль: То небольшое искусство, которым я обладаю.

Мария Хименес: Ты обладаешь огромным искусством!

Рафаэль: Спасибо!

Мария Хименес: Несмотря на твою простоту...

Рафаэль: Нет, я не такой! Я - Телец и всегда прочно стою на этой земле.

Мария Хименес: Бисбаль - твой хороший друг?

Рафаэль: Да, очень.

Рафаэль Мартос Санчес

Мария Хименес: И ты бы подстриг волосы по той же причине, по которой подстриг он?

Рафаэль: По этому поводу у меня есть история. У меня давно есть его мобильный. Это было около трех лет назад, когда я после операции был в турне по Америке и журналисты всегда меня спрашивали, кто в Испании есть из молодых исполнителей, заслуживающих внимания. И я всегда говорил, что Бисбаль. А они спрашивали: Но как он может нравиться? – А мне он очень нравится. - Но у него такие волосы (в Америке до сих пор на это смотрят плохо)... и он так прыгает по сцене.  И я говорил им: Вот увидите, во-первых, Давид подстрижет волосы, и в следующем году перестанет прыгать. В следующем году он убедит всех, что он великий артист. Этот год наступил, и он подстриг волосы. А когда у него спросили, что он сделал со своими волосами, он ответил, что исполнил предсказание его друга Рафаэля. Вот так, первое - Давид обрезал волосы! И на этом точка! (аплодисменты) Этот парень очень хороший артист, не правда ли? Большой артист и прекрасный человек. И хорошо нашел себя в жизни. Это для артиста первостепенно! У него тут (показывает на голову) все в порядке.

Мария Хименес: Рафаэль, что бы ты ответил тем людям, которые говорят, что им нравится слушать Рафаэля, но не смотреть на него?

Рафаэль: Это просто мнение.

Мария Хименес: Ясно.

Рафаэль Мартос Санчес

Рафаэль: ... Но в тот день, когда они меня увидят, они изменят свое мнение.

Мария Хименес: Я знаю – так случалось несколько раз. Ты в музыке достиг всего! И у тебя даже есть Урановый диск! Где ты его прячешь?

Рафаэль: В следующем году или  через год... У нас уже подобрано помещение, но оно еще реконструируется, его надо перестроить и обставить... Это здание в Линаресе, моем родном городе, там будет музей, где я размещу все то, что заслужил за время моей деятельности и то, чем меня наградила зрители, чтобы они могли всем этим наслаждаться... И таким образом я смогу переехать в дом поменьше..

Мария Хименес: Мы говорили о твоей трансплантации. Прошло четыре года.., вернее три с половиной. Ты веришь в судьбу или везение?

Рафаэль: Я считаю, что везение существует. Везение - это та повозка, которая проезжает по жизни каждого... всего один раз. Но дело в том что, к несчастью, не все могут увидеть её! Я смог её увидеть, сесть в нее... и с нее меня и побоями не сгонишь. Возможно, секрет моего успеха как раз именно в том, что я находился в нужном месте, в нужное время и в период, подходящий для этого.

Рафаэль Мартос Санчес

Мария Хименес: Ты подарил публике прекрасный диск, и для того, чтобы все присутствующие здесь, на "Bienaventurados", узнали о нем чуть больше... Как звучит эта песня... Ahora?

(Рафаэль поет Ahora)

Мария Хименес: Браво! В добрый час, Рафаэль!

Перевод Татьяны Орловой,
при участии Р.Марковой

Опубликовано 17.10.2016

Примечание переводчика:

* Мигель Варгас Хименес (1940-1999) – певец-исполнитель фламенко, новатор в области песни, имитирующей фламенко.

** Испанское выражение, употребляемое, когда попытка изменить ситуацию только ухудшает ее, восходит к рассказу  Хуана Аргихо (1617) о незадачливом одноглазом в храме Девы Марии - Virgen de la Consolación.