Raphael en "El Club" con Albert Hom. 2006

РАФАЭЛЬ В ПРОГРАММЕ "EL CLUB" С АЛЬБЕРТОМ ОМОМ. 2006 

Альберт Ом: У него вышло почти сто дисков, продано более пятидесяти миллионов пластинок. У него миллионы поклонников по всему миру. В нашем клубе артист Рафаэль!

Рафаэль: Добрый вечер всем!

 Рафаэль Мартос Санчес

Альберт Ом: Добро пожаловать! Как дела, Рафаэль?

Рафаэль: Хорошо. Я в турне.

Альберт Ом: Они стоят! Я вел много передач, но не видел, чтобы люди вставали, когда гость входит в студию.

Рафаэль: Нет?

Альберт Ом: Нет.

Рафаэль: И чем я могу тебе помочь?

Альберт Ом: Не говори, что тебе это не нравится.

Рафаэль: Конечно, нравится. Я очень благодарен, особенно за то, что то же самое происходит на концертах, когда я выхожу: «Что бы ты ни сделал, мы будем рады». Это очень приятно.

Альберт Ом: Телестудия для тебя – как дом? И ты привык к тому, что это твой дом?

Рафаэль: Не то, чтобы это был мой дом, но я привык к ним, и чувствую себя достаточно хорошо на радио, на съемочных площадках телевидения. Но мой истинный дом - это сцена.

Испанский певец Рафаэль Мартос Санчес смотреть видео

Альберт Ом: Но у тебя дома немного холодновато.

Рафаэль: Да, особенно дует со спины.

Альберт Ом: Мы немного увернем, не волнуйся. Ты помнишь, как в первый раз вышел на съемочную площадку? И что ты сделал на площадке?

Рафаэль: Насколько я помню, в первый раз я вышел на площадку в … нет, это был не первый раз. Но он запомнился больше всего из-за того, что там произошло. Я пел на телевидении El pequenoT amborilero, в Студии1…

Альберт Ом: В легендарной Студии 1 Испанского телевидения?

Рафаэль: Мы как раз открывали ее. И продюсером был, Рамон Диес, гений. Студия была набита публикой,все полы были засыпаны опилками, и тут вышел я. Я – аллергик. Я вышел и сделал вдох. И начал дергать носом. А это была передача вживую – ночная, но вживую. Вот беда. И тогда – чтобы ты думал, я сделал? Засунул палец в нос, чтобы убрать опилки. И на следующий день люди приходили в магазины и говорили: дайте пластинку того парня, который засунул палец в нос. Тогда они еще даже не знали моего имени.

Альберт Ом: По крайней мере, это вошло в моду. У тебя аллергия на опилки?

Рафаэль: Нет, аллергия на пыльцу, на опилки, на пыль и подобные вещи. Была. В молодости. 

Альберт Ом: Ты ее перерос. Рафаэль только что, после трех лет молчания, выпустил диск Cerca de ti, это роскошное издание, в которое включен DVD с песнями, записаннымивживую в сентябре в Мадриде. На обложке и на задней стороне Рафаэль снят в галстуке. Но с расслабленным узлом - такиевотнесколько неформальные фотографии.

Рафаэль: Дело в том, что я выхожу на сцену в галстуке, но после первой же песни сразу распускаю его. Потому что петь с галстуком, подпирающим подбородок, несколько сложно.

Альберт Ом: Ты кокетлив?

Рафаэль: Кокетлив? Нет. Мне нравится хорошо выглядеть, чтобы люди видели меня в полном порядке, хорошо одетым.

Испанский певец Рафаэль Мартос Санчес смотреть видео

Альберт Ом: Посмотрите: в первой песне, Ahora, через 50 секунд после начала песни он расстегивает пиджак.

(Рафаэль поет Ahora)

Альберт Ом: Мне были очень интересны слова. Думаю, их написал…

Рафаэль: Это очень хорошая песня, созданная для меня Энрике Бунбури. Она очень хорошо отражает мое нынешнее положение, и кроме того, является великолепной декларацией принципов.

Альберт Ом: Посмотрим. Там говорится: «Я отказался от соревнования». С кем или с чем ты соревнуешься?

Рафаэль: Нет. На самом деле я никогда не собирался ни с кем соревноваться, потому что у меня такой специфический способ исполнения, что я не составляю конкуренции другим людям, другим артистам. Но в последнее время еще меньше. Я следую своей дорогой и ни с кем не конкурирую. Никогда. 

Альберт Ом: С Хулио Иглесиасом, Битлз, Роллинг Стоунз, Серратом?

Рафаэль: Нет. Дело в том, что журналисты в Латинской Америке, когда появляется новая фигура, новый певец, очень склонны сравнивать – но никогда это не бывает в творческом аспекте. Только в плане популярности. 

Альберт Ом: И кто побеждал?

Рафаэль: Понятия не имею. Меня такие вещи не очень волнуют.

Альберт Ом: Кто лучше поет?

Рафаэль: Чем кто?

Альберт Ом: Если выбирать между тобой и Хулио Иглесиасом.

Рафаэль: Всегда – он.

Альберт Ом: Всегда другие? 

Рафаэль: Другие всегда лучше.

Альберт Ом: «Видишь яснее и слышишь лучше». Что ты видишь яснее?

Рафаэль: Жизнь. Я вижу жизнь яснее. И слышу лучше все советы, которые мне дают. Не советы как таковые, а замечания людей, которые меня любят, находятся рядом со мной. Я их слушаю, потому что раньше я меньше прислушивался к ним.

Испанский певец Рафаэль Мартос Санчес смотреть видео

Альберт Ом: И это – только плоды возраста, или также результаты того, что с тобой произошло?

Рафаэль: Это не плоды возраста, потому что от детства я перешел к делам. Это последствие моей трансплантации. Моя жизнь изменилась. Сейчас она гораздо лучше.

Альберт Ом: Ты оцениваешь эту ситуацию как отсрочку.

Рафаэль: Я и переживаю отсрочку, фантастическую отсрочку. Я никогда не чувствовал себя лучше, чем сейчас (я всегда говорю о здоровье). Никогда не было такого голоса, как сейчас, и концертных сезонов, как этот, начавшийся в мае прошлого года, который продлится до июня следующего года, с выступлениями по всему миру, которые проходят так хорошо, так расслабленно. Я много лет не чувствовал себя так хорошо, очень много лет.

Альберт Ом: Говорят, что когда проходишь через подобные вещи, то учишься понимать, что является по-настоящему важным в жизни. Что в жизни самое главное?  

Рафаэль: Жить. Потому что мы с детства начинаем заталкивать в себя вещи,которые не должны есть, начинаем это с раннего детства, потому что нас так учат. Мы употребляем соль, табак, алкоголь, и начинаем гнить изнутри. Мне очень повезло выйти из гигантской проблемы; то, что на меня обрушилось, было огромным, я практически простился с собой. И благодаря донорам и врачам я здесь.

Альберт Ом: Но кое-кто скажет тебе, что жизнь без соли, алкоголя, табака ничего не стоит…

Рафаэль: Я не злоупотреблял такими вещами. Я говорю о том, что люди обычно делают с детства. Потому что в школе нас учат. Говорят разные истинные вещи. Но нас не учат жить. Нам говорят, где проходят границы стран, рассказывают о политике, еще не знаю о чем, о грамматике, литературе и т.д. и т.п. Но никто не говорит тебе: Смотри, для того, чтобы жить хорошо, ты должен делать это, это и это. Нас не учат жизни, мы начинаем учиться жить из-под палки, жизнь учит нас сама, и одним дает более жесткие уроки, чем другим, или в более юном возрасте, чем другим.

Альберт Ом: Когда с тобой случилось то, что случилось… возникла проблема трансплантации, кругом были камеры, это неизбежно.

Рафаэль: К счастью, они отнесли ко мне с большим уважением.

Альберт Ом: Я иногда думал: это помогало тебе выжить или в этот момент докучало? Ты не хотел сказать «оставьте меня одного»?

Рафаэль: Сказать тебе правду? Я их даже не видел. Мне было все равно. Потому что меня занимало одно – я должен был спастись. Кто страдал от этого – так это моя семья. А я - нет. Мне было безразлично.

Альберт Ом: Им это мешало.

Рафаэль: Да. А мне было все равно. Я хотел выкарабкаться, и не замечал их. Но, надо сказать, что они также не набрасывались, как львы, они были достаточно сдержанными.

Альберт Ом: А когда ты увидел Росио* – что ты подумал?

Рафаэль Мартос Санчес

Рафаэль: Мы с Росио были большими друзьями и доверяли друг другу. Я четко рассказал ей с самого начала, как она должна вести себя по отношению к этим вещам. И она так и сделала. Она была чудесна.

Альберт Ом: Ты бы покритиковал за что-нибудь профессионалов-информационщиков?

Рафаэль: Дело не в критике. Я думаю, что подобные вещи надо рассматривать как бы издалека. И оставить семью обсуждать их дела с больным или больной. Не стоит так выслеживать их, потому что это нехорошо. Ни для них, ни для больных. Ни для семьи. Что они получат от этого? Ничего. Это низость, которой нет названия. 

Альберт Ом: Вернемся к вошедшей на диск Cerca de ti песне, которую написал для тебя Бунбури. «Я решил отложить финал». Я знаю, что в ходе твоей карьеры ты принимал много решений, почти все. И относительно финала тоже решал ты?

Рафаэль: Конечно. Так и делается. Путем мощной заботы о себе. Я три с половиной года очень слежу за собой. За всем. Я никогда не ем вещей, которые не должен. Я могу есть всё, мне ничего не запрещено из еды или напитков, но что-то у меня внутри говорит: «Нет, это тебе не пойдет на пользу». Так что я таким образом откладываю мой финал. И голос у меня такой, каким был века назад. И все остальное.

Альберт Ом: Я не представляю тебя на пенсии.

Рафаэль: Я тоже. Чтобы я загорал на солнышке…

Альберт Ом: В Бенидорме?

Рафаэль: В Бенидорме или где-нибудь еще. Нет. Потому что избыток солнца портит кожу, господа! (смеется) На него тоже надо смотреть издалека.

Альберт Ом: Это была бы скучная жизнь.

Рафаэль: Скучная? Нет. Ты знаешь, что это такое – каждый день просыпаться здоровым, чувствуя себя феноменально хорошо?

Альберт Ом: И видеть солнце.

Рафаэль: И видеть солнце и все прочее, что можно увидеть. И быть здесь. Ничего скучного, наоборот.

Альберт Ом: Может быть.Кстати, пока меня не сбили: сегодня с семи вечера поклонники и поклонницы Рафаэля увидят его в El Corte Ingles на Puerta del Angel, он будет подписывать диски – такие, как этот экземпляр альбома "Cerca de ti". А здесь у нас в первом ряду тоже есть несколько поклонников. Вы уже знакомы?

Кристина: Сколько времени вы уже следуете за Рафаэлем – все, сидящие в этом ряду?

Монтсе: Уже больше сорока лет. Например, сейчас исполняетсясорок лет песне «Yo soy aquel», а мы в то время уже были. Мы были девочками, подростками,но мы были с ним.

Кристина: А почему вам нравится Рафаэль? Но не рассказывайте мне - как музыкант или как артист. А как человек?

Монтсе: Как человек… ну, потому что он меня заводит. У каждой свое…

Кристина: Тебя Рафаэль возбуждает?

Рафаэль Мартос Санчес

Монтсе: Меня – да.

Кристина (обращаясь к Кармен): А тебя?

Кармен: А мне нравится, как он поет. На сцене он захватывает меня всю. 

Альберт Ом: Тебе много раз говорили, что ты их заводишь?

Рафаэль: Что я завожу? Я понял, что завожу, но не знаю, куда именно.

Монтсе: Ты меня заводишь в сексуальном плане.

Рафаэль: А! Большое спасибо. Это хорошо.

Кристина: Ты пытаешься следовать за ним там, куда он едет, концерт за концертом?

Монтсе: Мы стараемся часто ездить вслед за ним. Например, Маноли утром поедет в Сарагосу. А приехала она из Валенсии.

Кристина: Тебе слово, Маноли.

Маноли: Я следую за ним с тех пор, как он начал петь, побывала в Линаресе, Мадриде, Валенсии, Майорке – разных городах.

Кристина: Даже на Майорке? Ничего себе!

Рафаэль: Самым волнующим в этом было, когда в Карнеги-Холл в Нью-Йорке я увидел эти лица впервом ряду и подумал: откуда я их знаю? Они из Испании.

Альберт Ом: Они следуют за тобой повсюду?

Рафаэль: Нет, не везде, иначе бедняжки разорятся, но бывают во многих городах. И я благодарен им.

Альберт Ом: На DVD, включенном в это издание диска, видно, что когда Рафаэль только выходит на сцену, его встречают аплодисментами.

(Фрагмент видео)

Альберт Ом: Рафаэль, давай поговорим о вещах, которые держат тебя на плаву. Вот это - аплодисменты артисту – это лучшее, что есть в мире?

Рафаэль: Не столько аплодисменты, сколько атмосфера, которую они создают. Это общность между публикой и мной, независимо от ее языка, контакт, возникающий несмотря на расстояние… это фантастика. Но я всегда чувствовал это. И это очень мило.

Испанский певец Рафаэль Мартос Санчес смотреть видео

Альберт Ом: И поэтому ты продолжаешь выступать? Или из-за денег?

Рафаэль: Нет, я никогда не делал этого ради них. Потому что деньги можно заработать тысячей способов. Стать строителем, например.

Альберт Ом: Да ну? Строителем – в Марбелье?

Рафаэль: В Марбелье и во многих других местах. Можно быть строителем, инженером... есть много профессий, в которых можно зарабатывать много денег.

Альберт Ом: Но строителям не аплодируют, а тебе - да.

Рафаэль: Дело не только в этом. Во-первых, надо родиться артистом. Потому что если ты не артист, аплодисменты до тебя не дойдут. Для того, чтобы прочувствовать аплодисменты, надо быть артистом, надо им родиться.

Альберт Ом: Когда ты понял, что родился артистом? 

Рафаэль: Мне и не надо было понимать, я таким родился.

Альберт Ом: Но в какой-то момент ты отдал себе в это отчет – в восемь, десять, двенадцать, двадцать лет…

Рафаэль: Нет, сначала для меня это было игрой. Я пел уже в четыре года. Когда меня в девять лет в Зальцбурге признали лучшим голосом Европы, я больше хотел, чтобы мне выдали бутерброд и посадили в автобус. То есть я играл. Я играл в пение. А позднее, в тринадцать или четырнадцать, я вдруг увидел сцену, и с тех пор это так и тянется до нынешнего времени. Но сперва все началось как игра. Потому что артист должен выходить на сцену, чтобы получать удовольствие. Иногда я не могу понять своих коллег, которые за кулисами приходят в ужас, когда наступает время подниматься на эстраду… Ну и - господин (или дама), что же вы тогда здесь делаете?

Альберт Ом: Ты никогда не волновался?

Рафаэль: Да¸ но это не волнение перед выходом на сцену. Он вызвано ответственностью, напряжением, потому что я должен сделать все хорошо. Но я никогда не испытывал паники перед публикой, камерами, фотографами – наоборот. Там я чувствую себя на своем месте. И так было всегда.

Альберт Ом: В твой жизни был хоть один ужасный концерт?

Рафаэль: Один? Тысяча!

Альберт Ом: А публика об этом знала?

Испанский певец Рафаэль Мартос Санчес смотреть видео

Рафаэль: Но об этом в первую очередь знаю я. Но выхода нет. Я говорю себе «как плохо я это делаю», но продолжаю это делать. Но все-таки бывает больше удачных дней, которые все это компенсируют.

Альберт Ом: У тебя очень необычный творческий стиль, который описывали тысячей разных способов.

Рафаэль: Я сказал себе, что не стану ни с кем соперничать, потому что я пойду другим путем.

Альберт Ом: Ты отрабатываешь перед зеркалом какие-то моменты? Посмотрим, как выглядит это или то…

Рафаэль: Нет. Так делают сейчас. Во всех этих модных академиях полно зеркал, где мальчики и девочки репетируют позиции. Я никогда этого не делал. Я вижу, что я делаю, и убегаю и никогда не возвращаюсь. Я не «артист зеркала» и никогда им не был. Я каждый день выхожу на бой – и смотрю, что получается. Я никогда ничего не репетировал. Про меня ходит легенда, что все, что я делаю, отрепетировано – нет-нет, ничего подобного. Никогда этого не было.

Альберт Ом: От чего ты отказался, чтобы достичь тех высот, до которых ты поднялся?

Рафаэль: От многих вещей. От, скажем так, нормальной (в кавычках) молодости – это зависит от того, что надо считать нормальной. Это «пойдем туда, прогуляемся туда»… я больше озабочен тем, чтобы на концерте быть в хорошем состоянии. Я сидел в одиночестве взаперти, но по собственной воле, никто меня не заставлял. Да, я упустил эту сторону жизни, но в эмоциональном плане я живу так, как никто никогда не жил.

Альберт Ом: Твоя поклонница уже упомянула песню Yo soy aquel. В 1994…

Рафаэль: Но я пел ее с конца шестидесятых.

Альберт Ом: А 1994 тебе ни о чем не говорит? С тобой не произошло ничего особенного в 1994?

Рафаэль: Это год, когда я получил удар током?

Альберт Ом: Посмотри запись. Вот ты падаешь.

Рафаэль: Я никогда этого не видел.

Рафаэль Мартос Санчес

Альберт Ом: И ты продолжал петь.

Рафаэль: Да-да. Это я помню.

Альберт Ом: Несмотря на удар током, ты допел трехчасовой концерт. 

Рафаэль: Это что-то невероятное. Если бы я этого не видел, то, слушая как люди рассказывали мне об этом, я бы решил, что это ложь. Теперь – нет, но раньше я думал, что это выдумки. Меня ударило током, и я ушел…в другое место. На несколько секунд, но я видел, как весь театр кричит, а я находится в другом измерении и говорил себе: «что происходит с этими людьми, я-то совершенно спокоен». Понимаешь, я уже ушел.

Альберт Ом: Там был туннель?

Рафаэль: Нет, туннеля я не видел, но я отлично себя чувствовал и видел, что все кричат, бегают… и говорит себе: «что за шум, мне же так хорошо!»

Альберт Ом: Но раз ты побывал по ту сторону – это не было причиной для отмены концерта?

Рафаэль: В тот момент я не мог о таком и подумать. В этот момент на первый план вышел профессионал, которым я являюсь. Я должен был его закончить – и я его закончил. И я завершил не только этот премьерный концерт, но и весь цикл.

Альберт Ом: Каталония навсегда запомнила тот концерт в барселонском театре Apolo, когда тебя ударило током. Это одна из вех твоей карьеры.

Рафаэль: Таких уже сорок пять. Я же почти каждый день на сцене, и каждый день может случиться что угодно.

Альберт Ом: Что с тобой происходило?

Рафаэль: Хватит уже о трагических событиях!

Альберт Ом: Хочешь, чтобы я оставил тебя с Кристиной? Ты будешь ужинать с ней?

Рафаэль: Хорошо.

(Переходит к столику)

Рафаэль: Альберт! Ты его не пригласила?

Кристина: Двое – это пара, а трое – это толпа. Понимаешь? 

Рафаэль: Да-да.

Кристина: И ты не уйдешь, пока я не смогу сказать, что я ужинала с Рафаэлем.

Испанский певец Рафаэль Мартос Санчес смотреть видео

Рафаэль: А чем мы будем ужинать?

Кристина: Мы еще ждем. Что будем заказывать - мясо или рыбу?

Рафаэль: Раз предполагается, что уже вечер, то рыбу.

Кристина: Будем пить спиртное?

Рафаэль: Нет. Я – нет. Для меня этих бокалов многовато, я буду пить воду. Это нормально. Хотя рюмочка перед едой – это неплохо.

Кристина: Ты теперь не пьешь алкогольных напитков?

Рафаэль: Нет. Могу, но не пью. Лучше не пить.

Кристина: Рафаэль, твои поклонницы не предлагали тебе романтических отношений?

Рафаэль: Это моя частная жизнь, и я не буду тебе об этом рассказывать.

Кристина: Не будешь? То есть это «да»?

Рафаэль: Я не говорю ни «да», ни «нет», ни «черное», ни «белое», наоборот.

Кристина: У тебя не былонеобычных событий, о которых можно рассказать?

Рафаэль: Я не могу сейчас вспомнить… Они делают много удачных вещей, хотя иногда не очень.

Кристина: Большинство поклонников – женщины, но мы видели среди них и мужчин. Ты с Наталией уже тридцать пять лет, по-моему.

Рафаэль: Тридцать четыре.

Кристина: И как она это выносит?

Рафаэль: Тридцать четыре года брака?

Кристина: Нет. И тридцать четыре года брака, и все эту шумиху.

Рафаэль: Очень хорошо.

Кристина: Ты не давал ей поводов для ревности?

Рафаэль: Нет. Это не в моем духе. Если я и читал в ее глазах, что ей не нравится что-то из того, что я сделал… то она настолько интеллигентна, что не говорила мне об этом.

Кристина: Есть устойчивые мифы – что когда артисты уезжают в турне…

Рафаэль Мартос Санчес

Рафаэль: Бывает всякое. Есть люди, которые уважают свою семью, кто-то остается верным, кто-то наполовину – всякое случается.

Кристина: Ты романтичный человек?

Рафаэль: Когда надо быть таким – то да.

Кристина: Это получается в определенное время года?

Рафаэль: Нет. Это происходит, если в какой-то день ты просыпаешься в романтическом настроении. А в другой день – нет. Я считаю, что каждый человек – уникальная и неповторимая личность. Так что каждый день он просыпается в определенном настроении, ему хочется чего-то особого.

Кристина: Если ты оказываешься, например, на романтическом свидании – тебе больше нравиться проявлять инициативу или ты предпочитаешь, чтобы первый шаг сделала женщина?

Рафаэль: Обычно инициативу я беру на себя. Но меня также не раздражает, если кто-то ее перехватывает.

Кристина: А как ты ее проявляешь? Расскажи немного, чтобы я не допустила ляпа от неожиданности, когда ты начнешь проявлять инициативу.

Рафаэль: Я не знаю, как я это делаю, потому что я не смотрюсь в зеркало. А если серьезно – это зависит от момента, от того, где ты находишься, как себя чувствуешь. Ты можешь просто сказать «Я видел то-то», и перейти к другим вещам. И еще взгляд…

Кристина: Ты допускаешь секс в первый же вечер? Или тебе нравится продвигаться вперед не торопясь?

Рафаэль: Можно также заняться сексом не торопясь. Это получается даже еще лучше. А можно и «раз-раз и готово».

Кристина: Тебе не нравится «раз-раз и готово»? 

Рафаэль: Получится почти как у собак. Но, тем не менее…

Кристина: Так что ты предпочитаешь делать все не спеша.

Рафаэль: Я? Спокойно, спокойно.

Кристина: А когда ты не работаешь (хотя такого почти никогда не бывает), чем ты любишь заниматься?

Рафаэль: Я очень люблю проводить время с моей семьей, встречаться с друзьями, участвовать в их жизни. Мне нравится общение с семьей и друзьями. Когда у меня бывает немного больше времени, я очень люблю рисовать,

Кристина: Тебе нравится футбол?

Рафаэль: Я люблю футбол, когда проходит важный матч. Когда играет Мадрид, Барселона, Атлетико-Мадрид или Реал-Мадрид. Официально я должен болеть за Реал-Мадрид, но я болею за того, кто играет хорошо – в данный момент.

Кристина: То есть сейчас ты за Барсу?

Рафаэль: В данный момент – конечно. Барса играет очень хорошо. Но я за Реал-Мадрид.

Кристина: А из-за Барсы никаких проблем не возникает?

Рафаэль: Никаких. Какие у нас проблемы?

Рафаэль Мартос Санчес

Кристина: Я просто спрашиваю, потому что футбольные пристрастия иногда приводят к семейным ссорам.

Рафаэль: Милая, эти вещи не настолько меня занимают. Я уже говорил об этом.

Кристина: Встреча подходит к концу, так что – у тебя дома или у меня?

Рафаэль: Самое лучшее - не торопиться.

Кристина: Да. Но на телевидении все делается так быстро, у нас не хватает времени.

Рафаэль: Как у собак.

Кристина: Так у тебя дома или у меня? Куда поедем?

Рафаэль: Я предпочитаю к тебе.

Кристина: Ко мне домой?

Рафаэль: Да. Потому что мой дом как бы немного занят.

Кристина: Мой дом маленький, но это для тебя не проблема, нет?

Рафаэль: Поместимся.

Кристина: Хорошо, мы уходим вместе.

Рафаэль: Пошли.

Кристина: Аплодисменты!

Альберт Ом: Большое спасибо. Нас ждет подписание дисков в ElCorteIngles. Что ты пишешь, когда надписываешь диски?

Рафаэль: Это зависит от момента и вдохновения.

Кристина: Мне нравится, чтобы все делалось не спеша.

Рафаэль: Это зависит от того, что именно.

Альберт Ом: Не как у собак.

Рафаэль: Собаки много бегают. Вспомни борзых.

Альберт Ом: Но кролики еще больше. Аплодисменты Рафаэлю! Чао!

Рафаэль: Туда?

Альберт Ом: Туда! Спасибо!

(Рафаэль уходит и возвращается)

Рафаэль: Извините. Bona tarda (кат. добрый день)

(Звучит Escandalo)

Альберт Ом: Что такое Bona tarda?

Рафаэль: Buenos tardes (исп. добрый вечер). Я же не мог уйти не простившись.

Альберт Ом: Что еще ты можешь сказать на каталонском?

Рафаэль: «Una miqueta» (кат. немного).

Рафаэль Мартос Санчес

Кристина: А «a poc a poc»? (кат. понемногу).

Рафаэль: «A poc a poc». Когда на меня будут наседать, я скажу «a poc a poc»!

Альберт Ом: А собака – «gos».

Рафаэль: Почти как «dos» (исп. два). Легко запомнить.

Альберт Ом: Доброго вечера!

 Перевод Р.Марковой
Опубликовано 25.12.2016

Примечание переводчика:

Трудно сказать, о ком идет речь: обе певицы, Мария дель Росио Тринидад Моэдано Хурадо (18.09.1946-1.06.2006) и Росио Дуркаль (4.10.1944-25.03.2006), были близкими подругами Рафаэля и умерли от рака с интервалом в три месяца.