Raphael en "Enhorabuena" con Jorge Henderson (Perú). 1984

РАФАЭЛЬ В ПРОГРАММЕ "В ДОБРЫЙ ЧАС" С ХОРХЕ ХЕНДЕРСОНОМ (ПЕРУ). 1984

Хорхе Хендерсон: Поздравляю вас, друзья телевидения Америки! Мы находимся здесь, в прекрасном городе Арекипа. Мы вам предложим в ближайшие минуты в этом специальном выпуске увидеть то, что значит визит великой ибероамериканской звезды. Рафаэль, первопроходец в исполнительском искусстве, дебютировал в нашей стране именно здесь, в Арекипе, и мы перенеслись в то время, когда состоялся этот дебют. В следующие мгновения мы услышим песни Рафаэля. А сейчас программа Enhorabuena, созданная и транслируемая совместно с America television и Continental de television. Добро пожаловать на программу на фоне величественного символа Арекипы - Эль Мисти.

 Рафаэль Мартос Санчес

Хорхе Хендерсон: Мы находимся в одном из апартаментов отеля в Арекипа, где находится Рафаэль, потому что ему практически невозможно выйти на улицу. Добро пожаловать в программу телевидения Америки, Рафаэль, и добро пожаловать снова в нашу страну. В самом начале нашего диалога хотим тебя поздравить с твоим выступлением, которое мы только что видели здесь, в Арекипе. И действительно, ты продемонстрировал нам в живую еще один раз то, что ты находишься в удивительном творческом периоде, сохраняя ту высоту, на которой находился всегда. Как ты себя чувствуешь сейчас, после двух часов спектакля, который только что закончился?

Рафаэль: Прежде всего, добрый вечер! Как себя чувствую? Плохо-плохо... Я устал, но я счастлив! Счастлив от успеха и от чудесного приема перуанской публики, в данном случае - публики Арекипы!

Хорхе Хендерсон: Я хотел бы тебя спросить немного о твоих новостях в дискографии, о тех дисках, которые поступили в продажу в нашей стране. Что в них нового? Хотя уже и выходили раньше песни в твоем исполнении, песни, написанные Хосе Луисом Пералесом, этот диск полностью написан Пералесом для тебя. И вот возникает вопрос: это перемена стиля? Ведь ты всегда исполнял песни Мануэля Алехандро!

Рафаэль Мартос Санчес

Рафаэль: Нет! Никаких перемен в моем стиле! Наоборот, Луис Пералес должен был адаптировать песни под исполнение Рафаэля. Никаких изменений в стиле. Происходит это оттого, что всегда хорошо иметь определенную альтернативу. Я ежегодно выпускаю диски, и Мануэлю надо дать время... Поэтому этот диск полностью написан Хосе Луисом Пералесом и он имеет огромный успех во всех странах, где он вышел: в нем такие впечатляющие песни как Amame, как Despertar al amor, Estoy llorando hoy por ti, как Frente al espejo, Solo te tengo a ti, и, в особенности, для моего исполнения Y como es el... Но это не говорит о том, что я не буду продолжать работать с Маноло. Для меня он композитор №1 среди композиторов, пишущих на испанском языке. И в следующем январе мы опять закроемся в студии, чтобы подготовить еще один новый диск.

Хорхе Хендерсон: Ты имел сомнения, записывая песню Y como es el?

Рафаэль Мартос Санчес

Рафаэль: Нет, эту песню я уже записывал, но можно сказать, что все песни, которые записываются по всему миру, записываются в обязательном порядке: так они существуют, и все могут их купить. И эта песня, в частности, мне очень нравится и нравится ее исполнять так, как я её чувствую, как я её понимаю.

Хорхе Хендерсон: Кому принадлежит идея работать с Хосе Луисом Пералесом?

Рафаэль: Это по моей вине... По мой вине (шутливо)

Хорхе Хендерсон: Мы видели твое выступление на фестивале в Винья-дель-Мар и видели твой экстраординарный успех, и сейчас мы можем видеть успех Хосе Луиса Пералеса здесь, в 1984 году. Возможно, что из-за этого огромного успеха Пералеса как композитора-исполнителя ты задумал сделать диск с ним?

Рафаэль Мартос Санчес

Рафаэль: Нет, я исполняю его песни... И это не отдельный диск... Большой успех имели песни, которые мы делали вместе, такие как Se fue... Si no estuvieras tu... Пока у меня нет уверенности в том, что стоит делать полный диск.

Хорхе Хендерсон: Ты планируешь, как все будет проходить, когда ты готовишься выйти на сцену? Я представляю это так: ты очень серьезный, ты серьезно концентрируешься?

Рафаэль: (смеется) Я очень серьезный!

Хорхе Хендерсон: Очень ответственный!

Рафаэль: Очень ответственный... И, к тому же, публика - вещь очень серьезная и я ее воспринимаю очень серьезно.

Рафаэль Мартос Санчес

Хорхе Хендерсон: Ты находишься почти один... несколько часов до спектакля... Один в комнате и готовишь свой голос... Возможно это секрет, но расскажи нам, что делает Рафаэль в эти минуты?

Рафаэль: Готовить голос? Нет, я его не готовлю. Я выхожу петь так, как есть, как чувствую. А готовлюсь я внутренне. Я остаюсь наедине с самим собой, и чувства рождаются в моем сознании, а потом я их выплескиваю перед публикой. Я не могу говорить, не могу отвлекаться... И не из-за голоса: мне необходимо сконцентрироваться. Я не могу с кем-то обсуждать, какой прекрасный сейчас вечер, а потом выходить петь... Нет, такого быть не может!

Хорхе Хендерсон: И это ты делаешь после 24 лет выступлений на сцене? Это ты делал всегда?

Рафаэль: (звонок телефона) Я сниму трубку...

Рафаэль Мартос Санчес

Хорхе Хендерсон: Мы находимся в программе Enhorabuena с Рафаэлем.

Рафаэль: ... И будет плохим знаком, если я не смогу сконцентрироваться, потому что мне необходимо быть наедине с самим с собой, несмотря на множество людей вокруг.

Хорхе Хендерсон: С тобой происходит когда-нибудь так, что, когда ты начинаешь петь, ты не можешь сконцентрироваться, ты находишься в другом мире... Что ты делаешь в этот момент?

Рафаэль: Нет... Нет-нет... Никогда не случалось.

Хорхе Хендерсон: И что должно произойти, чтобы Рафаэль покинул сцену? Какая-нибудь проблема? Или суеверие?

Рафаэль Мартос Санчес

Рафаэль: Суеверие? Нет! Ни за что... Чтобы покинуть сцену, должна возникнуть очень большая проблема, касающаяся моей семьи, что единственное меня волнует и что заставит меня уйти со сцены... Но я надеюсь, что этого не произойдет.

Идут кадры концерта: звучит Estar enamorado.

Хорхе Хендерсон: Мы сейчас видим Рафаэля после его 24 лет, практически 25-ти. Конечно, это цифра внушительная: я имею ввиду 25 лет артистической жизни.

Рафаэль: 25 исполнится еще в следующем году.

Хорхе Хендерсон: Ты добился практически всего, Рафаэль! Ты пел в России, во всех странах Латинской Америки, выпустил более 30 дисков, продолжаешь петь множество часов... Меняешь самолеты, перелетая из одной страны в другую... Что еще ты хочешь, Рафаэль?

Рафаэль Мартос Санчес

Рафаэль: Я больше абсолютно ничего не хочу. Я только хочу наслаждаться своей профессией, потому что она мне нравится, и в тот день, когда меня лишат этого, произойдет самая плохая вещь. Я не претендую ни на что. Мне не нужны ни деньги, ни слава, я это уже имею. И денег имею достаточно, чтобы есть и кормить моих детей, чтобы учить их в лучшем колледже и чтобы они жили в лучшем доме. Я работаю не из-за денег, а потому, что мне это нравится.

Хорхе Хендерсон: Можешь жить без выступлений, без работы?

Рафаэль: Нет...

Хорхе Хендерсон: И что произойдет, если в один момент, в конечном счете, твой голос пропадет? Ведь это жизнь!

Рафаэль Мартос Санчес

Рафаэль: Мой голос никогда не пропадет: он хорошо поставлен. Но, что может меня покинуть, - это желание... Поэтому я молюсь, чтобы желание у меня не пропало. И я думаю, что ничто в мире меня не заставит покинуть сцену. Возможно, я брошу сцену из-за возраста, когда мне будет 70 лет... И все же я знаю сцену также, как и Морис Шавалье, который сказал, что в мире нет того, что может заставить его сойти со сцены.

Хорхе Хендерсон: У тебя очень хорошей менеджер, который внимательно следит за всем тем, что происходит на сцене: мимо него не пройдут самые маленькие детали...

Рафаэль: Он для меня как брат.

Хорхе Хендерсон: Но ты какое-то время назад перестал работать с ним?

Рафаэль: Да.

Рафаэль Мартос Санчес

Хорхе Хендерсон: Почему?

Рафаэль: Он кастилец, и это слишком отразилось на нем...(смеется)

Хорхе Хендерсон: Каковы ваши отношения сейчас?

Рафаэль: Очень хорошие!

Хорхе Хендерсон: Вы будете работать еще много лет вместе?

Рафаэль: Да! Если он будет выдерживать столько, сколько и я. Это уже вопрос возраста, будет ли выдерживать... Он же на 20 лет старше меня (смеется)... Нет, это не правда (смеется), это не правда...

Хорхе Хендерсон: Он единственный, твой менеджер. Пако Гордильо - тот, кто способен все делать ради тебя.

Рафаэль Мартос Санчес

Рафаэль: Правда?

Хорхе Хендерсон: Он все для тебя?

Рафаэль: В коммерческих делах - да, но в делах артистических - я все делаю сам. Я человек, который умеет слушать. И, если он мне говорит о чем-то, что я сделал плохо, мне, конечно, не нравится это слышать, но потом ночью, в постели, я думаю, что, может, он и прав! И потом исправляю... Я прислушиваюсь к советам знающего.

Хорхе Хендерсон: Ты считаешь, что ты совершенен, Рафаэль?

Рафаэль: Нет, нет! Я очень рассудителен и умею, если сделаю что-то плохо, поразмышлять и исправить.

Рафаэль Мартос Санчес

Хорхе Хендерсон: Сейчас мы далеко от твоего дома, от Испании. Что ты можешь вспомнить о своих детях, о семье? Что ты хотел бы думать о них в этот момент?

Рафаэль: Я все дни думаю о них, о моих детях. Мой мир сконцентрирован на моей жене, моих детях, моих друзьях, среди которых и мой менеджер... И весь мой мир вертится вокруг них... Для них и из-за них, и... ради моей публики.

Хорхе Хендерсон: Я прочитал одну публикацию в издании АВС, в Мадриде. Это было интервью, которое провела твоя жена.

Рафаэль: Нет, это не было интервью, это был мой монолог в изложении Натальи Фигороа, как было сказано в конце. Моя жена не может делать интервью со мной, потому что она, точнее сказать, как часть меня: она очень любит меня... и она не может делать интервью со мной. Я просто записал мой монолог на магнитофон, а она написала.

Рафаэль Мартос Санчес

Хорхе Хендерсон: В этом издании было опубликована одна фотография. Ты ее помнишь хорошо: это снимок с твоей свадьбы. И там написано, что многие не думали, что твой брак продлится долго. И, после стольких лет твоего брака, что ты можешь сказать всем этим людям?

Рафаэль: Хорошо... Мне нечего сказать... Люди странные, но имеют право высказывать свое мнение... Мой брак длится уже счастливых 12 лет и, как видно, будет длиться вечно.

Хорхе Хендерсон: А что скажешь, Рафаэль, о той информации, которая приходит в Перу о том, что Рафаэль сказал то-то и то-то о Хулио Иглесиасе, что Хулио - англичанин, что он не поет... А Хулио сказал то-то... И так далее.

Рафаэль: Скажу, что все это не правда! Я никогда, и тем более, плохо, не высказываюсь о моих коллегах. Я говорю о них только хорошо. Я знаю, чего стоит подняться на сцену... И любой, кто поднимается на сцену, вызывает мое уважение. И, если написано такое, не верьте: я никогда не говорю такие глупости.

Рафаэль Мартос Санчес

Хорхе Хендерсон: Мы хотим в заключительной части нашей программы просить тебя о чем-то очень важном для нашей страны. Это воспоминание об одной необыкновенной женщине, которую мы все очень любим и очень уважаем, с которой мы имели возможность беседовать однажды и которая является и твоей хорошей подругой. Это Великая Чабука - Чабука Грандэ.

Рафаэль: Для меня она была прекрасной подругой, с которой нас связывала дружба в течение 14-15 лет. Я её никогда не забуду. Она всегда будет занимать свое место в моем сердце. И ей и всей перуанской публике,  той публике, которая сейчас смотрит и слушает эту передачу, мы посвящаем этот мой концерт, который прошел в Мадриде, в театре Эспаньёл, перед Ее величеством королевой Софией.

Звучит Como yo te amo

Хорхе Хендерсон: Я хотел бы сказать тебе, Рафаэль, в этой заключительной части нашей программы, для того, пожалуй, чтобы немного забыть о двух часах работы, которые были у тебя во время концерта... Ты знаешь, что встреча с прессой...

Рафаэль Мартос Санчес

Рафаэль: Но я не хочу их забывать... Я провел время очень хорошо!

Хорхе Хендерсон: А усталость?

Рафаэль: Усталость? Но потом я высплюсь...

Хорхе Хендерсон: Во время встречи с другими журналистами и представителями других станций и каналов мы говорим, что артист, у которого труднее всего брать интервью, - это Рафаэль.

Рафаэль: Я?! Почему?

Хорхе Хендерсон: Я тебе объясню. Во-первых, потому что Рафаэль иногда может быть в плохом расположении духа.

Рафаэль Мартос Санчес

Рафаэль: Нет...

Хорхе Хендерсон: Иногда также не хочет отвечать на какой-нибудь вопрос,.. и в то же время в другой раз ты на него отвечаешь...Что ты скажешь об этом?

Рафаэль: Нет, это не правда, я всегда очень отзывчивый и внимательный к прессе, всегда, когда мне дадут отдохнуть. Я в напряжении 24 часа, и потом надо еще два часа быть в хорошей форме перед зрителями. Я не как некоторые певцы... Я пою мощно и громко весь концерт, и поэтому мне необходимо отдохнуть, чтобы быть в хорошей форме и в ладу с самим собой. Я всегда лоялен к прессе, но и правда то, что я разборчив, на какие вопросы мне отвечать. Иначе меня съедят... Но это не моя вина.

Хорхе Хендерсон: Тебя они пугают?

Рафаэль: Нет.

Хорхе Хендерсон: А ты их?

Рафаэль: Зачем? Ты видишь, я такой, какой есть. Я кого-то могу напугать?

Рафаэль Мартос Санчес

Хорхе Хендерсон: Большое спасибо тебе, и, так как нас смотрит весь Перу, мы хотим сказать тебе еще раз: Enhorabuena! И ждем еще возможности встретиться с тобой. В честь твоего творческого 25-летия ты совершишь большое турне по всему миру. Ты приедешь в Перу?

Рафаэль: Я приеду в Перу! Почему бы и нет? В 1985 году мы будем вместе праздновать мой юбилей - мою серебряную свадьбу с миром музыки. И после этого визита, я обещаю, я сделаю передышку на пару лет... Для меня было огромное удовольствие разговаривать с тобой, Хорхе, и со всеми вами, дорогие зрители этого канала.

Хорхе Хендерсон: Спасибо, Рафаэль!

Рафаэль: И тебе!

Звучит Ella

1984
Перевод Татьяны Орловой,
при участии Р. Марковой
Опубликовано 20.01.2015