Рафаэль в программе "Этот вечер наш" с Жосепом Куни. 1994

RAPHAEL EN "LA TARDA ÉS NOSTRA" CON JOSEP CUNÍ. 1994

Эта программа вышла в эфир на телевидении Каталонии перед открытием гастролей Рафаэля в Барселоне, которые стали печально известными. На первом концерте он за сценой получил удар током...

Рафаэль Мартос Санчес

Жосеп Куни: Рафаэль Мартос, андалузец, 47 лет, более известный как Рафаэль через "ph", спустя 31 год после начала его карьеры - один из самых известных в мире испанских певцов. Аранча Санчес Викарио, 22 года, каталанка, дважды победительница Роллан Гарроса, первая теннисная ракетка в мире среди женщин. Привет! Добрый день! Мы сейчас узнаем, были ли они знакомы раньше. Я тоже этого не знаю. Сейчас мы об этом их спросим. Добрый день! 


Аранча Санчес Викарио: Добрый день!

Рафаэль: Добрый день! Как твои дела? (телезрителям) Как ваши дела?

Жосеп Куни: Вы знакомы или нет?

Рафаэль: По фото - да! Из-за пыток, которые устраивает мой сын, так как мы говорим о ней целыми днями... Ему 15 лет, и он фанат №1 Аранчи. 

Рафаэль Мартос Санчес

Аранча Санчес Викарио: Я тоже знаю Рафаэля по фото...

Рафаэль: ...И я тебе пел по радио.

Аранча Санчес Викарио: Да, пел по радио. Я познакомилась с его женой и его детьми в Ки-Бискайне в этом году во время турнира в Майами... Но тебя там не было.

Рафаэль: Я в это время отправился за другими победами, пока они были в Бискайе.(смеется)

Жосеп Куни: У нас здесь есть группа зрителей, которые тоже хотят поговорить с Рафаэлем и Аранчей. Вот эта сеньора хочет поговорить с Рафаэлем... Почему ты хочешь с ним говорить?

Первая гостья в студии: Потому что я его поклонница. Я влюблена в него... Всю жизнь!

Рафаэль: Посылаею ей воздушный поцелуй.

Жосеп Куни: (группе молодежи) А с Аранчей вы хотите поговорить, так как вы ее фанаты или потому что занимаетесь теннисом?

Гости в студии: Мы ее поклонники...

Рафаэль: Как и мой сын!

Жосеп Куни: Прошло 32 года, как певец из Линареса победил в Бенидорме. И сейчас это неоспоримо: он самый известный в мире испанский певец, своеобразная манера исполнения которого, кажется, не подвластна моде. Вечный Рафаэль, все тот же на сцене, полный страсти и драматизма.

Рафаэль: Я с особой нежностью рассматриваю эти фото...

Жосеп Куни: Как мы видели по выступлениям в каталонском Палау де ла Музыка, с приобретенным опытом... Рафаэль не меняется. Он все тот же, как говорит он сам?

Рафаэль: Меняться? Нет... Я об этом не думаю...

Жосеп Куни: Вы не меняетесь?

Рафаэль: Нет... Для чего? Я от рождения "комильфо" (фр. «как следует»), как и должно было быть, и поэтому зачем меняться? Я об этом не думаю.

Жосеп Куни: Ты себе нравишься?

Рафаэль: Нет, я этого не говорил... Я не смотрю мои старые видео... Но если это случается, они вызывают во мне теплые чувства.., когда вижу, как этот юноша себя убивает, чтобы достичь своего места в мире музыки, и я это смотрю с большой нежностью, это правда.

Рафаэль Мартос Санчес

Жосеп Куни: Рафаэль, Вы считаете, что работая можно всего достичь? Только работая или надо еще что-то? Говоря "работая, имею ввиду еще призвание, волю, решимость?

Рафаэль: Твоя мать еще должна тебя родить артистом, конечно, как в моем случае... Я артист. И если у тебя нет единения, связи с матерью, которая тебя таким родила, то только учиться быть артистом не достаточно, цели не достигнешь. И, конечно, мне это удалось и при участии моего отца... Это materia prima, первично! (смеется) ... Нет, я считаю, что это было связано с призванием от рождения, когда я только родился я уже был артистом. Это две разные вещи: быть артистом и быть певцом. Это две вещи достаточно разные. Я считаю, что я не только певец, я артист. Я еще на пути, чтобы стать хорошим артистом.

Жосеп Куни: Значит Вы утверждаете, что артистом рождаются, его нельзя сделать?

Рафаэль: Сделать нельзя... Нет... Я уверен в этом. Можно, как говорится, отшлифовать что-то.., убрать какие-то дефекты..., но я и этого не делаю... Всегда все делаю так, как идет от сердца. То, что я делаю сегодня, совсем не похоже на то, что я буду делать завтра... Всегда все разное. Все зависит от того, как я чувствую себя в данный момент.

Жосеп Куни: Значит, мы можем предположить, что, если в какой-то день, по каким-то личным причинам Вы будете ...

Рафаэль: Грустным...

Жосеп Куни: Например... значит и выступление будет грустным...

Рафаэль: Да, будет грустным, и это будет очень заметно.

Жосеп Куни: И публика не будет гневаться?

Рафаэль: Неееет! Потому что она знает, что я грустный... Они это заметят... А если не заметят, я это скажу журналистам раньше.

Жосеп Куни: Но, если эта атака грусти произойдет уже после обеда, часов в 6 вечера, и ты не успеешь сказать журналистам...

Рафаэль: Не знаю как, но они каким-то образом все узнают заранее... Не знают как, но они докопаются...

Жосеп Куни: Сколько раз Вы выходили грустным на сцену?

Рафаэль: Нет, не так часто, потому что сцена для меня - это жизнь. Жизнь! Я выхожу "убивать себя!" и "убивать 50 быков" -э то мои 50 песен.

Жосеп Куни: Вы выходите "убивать" или выходите "выкладываться"?

Рафаэль Мартос Санчес

Рафаэль: Убивать.

Жосеп Куни: Ударом шпаги?

Рафаэль: Нет, не хватало еще проливать кровь...

Жосеп Куни: Вы вспоминаете, думали ли Вы в какой-то момент...

Рафаэль: Почему ты меня называешь на "Вы"?

Жосеп Куни: Это знак уважения.

Рафаэль: Или привычка? Мы, андалузцы, всегда говорим на "ты".

Жосеп Куни: Но я не думаю менять твои привычки...

Рафаэль: Я тебе благодарен, но я буду чувствовать себя лучше, если будешь ко мне обращаться на "ты".

Жосеп Куни: Ладно, не по моей вине, но, чтобы ты себя не чувствовал хуже.., я тебя спрошу. Не помнишь ли ты, чтобы в какой момент ты подумал, что какие-то твои жесты, какое-то выступление немного более драматичны, чем должны были быть ?

Рафаэль: Чем принято считать "нормальным"? Да!

Жосеп Куни: Это ведет тебя к еще большему триумфу?

Рафаэль: Нет... Я никогда об этом не думал. Я хочу прояснить, что я не артист, который оттачивает свои жесты перед зеркалом. Никогда не репетировал то, каким я буду на сцене... Например, у меня есть песня "Перед зеркалом". И я перед ним пою то, что я чувствую в данный момент... Иногда я его разбиваю. В наших театральных кругах говорят: этот артист "de espejo" (зеркала), а тот нет.., тот артист изнутри, артист прирожденный. Я не артист "зеркала".

Жосеп Куни: Некоторые говорят, что разбить зеркало - к несчастью.

Рафаэль: Это не зеркало, это стекло. В Андалузии в это тоже верят. И я андалузец, но я не верю в это, как и в число 13, которое приносит неудачу...

Жосеп Куни: И не передаешь соли?

Рафаэль: Я ее не ем.

Жосеп Куни: И не передаешь через стол солонку?

Рафаэль: Нет, меня это не волнует абсолютно... Я хоть и андалузец, но я не суеверный. Даже когда меня определяют в каком-то отеле на 14-ый этаж, я прошу 13-ый.

Жосеп Куни: Вы продолжаете... Ты продолжаешь оставаться "все тем же"?

Рафаэль: Я немножечко лучше.., потому что узнал очень многое... Самая большая удача, которую я имел... - это то, что я работал и продолжаю работать в самых лучших театрах мира, что дало очень богатый опыт... И я даже лучше, чем "aquel" (тот).., чем раньше.., с более мощным голосом, что мне дает возможность петь без микрофона.., а раньше я не мог...

Жосеп Куни: После рекламы...

Рафаэль: А... Есть реклама? Как хорошо! Отдохнем...

Жосеп Куни: Ты потребитель?

Рафаэль: Нет. Но мне нравится реклама.

Жосеп Куни: Сейчас мы идем на рекламную паузу, и вы можете выпить чашечку кофе или воды... А затем мы продолжим говорить о блистательной карьере нашего гостя...

Гостья студии: Я буду спрашивать по-кастильски... Ты пробудешь в Барселоне 15-20 дней?

Рафаэль: Я дам 24 концерта. Днем и вечером...

Вторая гостья в студии: Ты давно не приезжал сюда...

Рафаэль: Думаю с 1972 года, когда я женился... Я тогда выступал в театре Español.

Вторая гостья в студии: Тебе не страшно столько дней быть здесь? У тебя много поклонников, но они с давнего времени. Не боишься, что не будет театр заполнен до отказа?

Рафаэль Мартос Санчес

Рафаэль: Нет... Если не придут, это их дело...

Вторая гостья в студии: Поклонников нашего возраста, пожилых, очень много, но молодые, думаешь, придут?

Рафаэль: Да, мои зрители - это уже четыре поколения, которые приходят на мои концерты. Но все зависит от того, где проходят концерты. В театрах больше приходят зрители моего возраста, хотя я себя пожилым не считаю.., и немного моложе. Но, если выступление проходит на стадионах, там в основном молодежь не старше 25 лет, от 15 до 25. И я контактировал с этой публикой...

Вторая гостья в студии: Но... в течении стольких дней!

Рафаэль: Я много раз давал по 20 концертов в Мадриде, и всегда был "sold out".

Вторая гостья в студии: Например, я все дни не могу присутствовать на концертах, возможно, на первых только...

Жосеп Куни: Но гарантировано, что каждый концерт будет отличным от другого.

Рафаэль: Если на первом концерте ты будешь в 25-м ряду, то на втором лучше быть поближе, а самое хорошее - на первом, если повезет! Нет.., страха я не чувствую.

Жосеп Куни: Только что ты сказал, что не считаешь себя пожилым. Это видно и по твоему внешнему виду и внутреннему состоянию.... Ты никогда не делал лифтинг?

Рафаэль: Нет... Зачем? Но, когда нужно будет, сделаю...

Жосеп Куни: У тебя нет никаких предубеждений?

Рафаэль: Нет... Только надо иметь разрешение от моей жены. Это единственное, что мне важно. Это моя жена и дети. 

Жосеп Куни: Только что ты сказал по-английски "sold out"...

Рафаэль: Я так долго находился в США, что у меня иногда вырываются такие слова...

Жосеп Куни: Ты и думаешь по-английски?

Рафаэль: Нет, я думаю по-андалузски.

Жосеп Куни: Ты говорил недавно, что ты молод.

Рафаэль: Нет... Это видно!

Рафаэль Мартос Санчес

Жосеп Куни: Но я вспомнил, что тебе 47 лет.

Рафаэль: Но то, что я вижу на экране, похоже на 23!

Жосеп Куни: Я говорю о том риске, который имеют имеют артисты, начавшие карьеру очень молодыми, как ты.

Рафаэль: Знаешь, что получается? Публика думает, и я так думал, когда был совсем молодым, что артистическая жизнь имеет два периода: первый - это полтора года, я считал, что два. И потом прибавляется по году, хочешь того или нет... Например, некоторые артисты.., какая-нибудь женщина... Ей не восемьдесят лет, ей 60 с ... И когда мы, такие моложавые и галантные появляемся на экранах, ...мужчины имеют очень дурную привычку, не знаю, почему..: на вздох женщины, которую сопровождают, "Ах, какой он прекрасный!".., отвечают мгновенно: "Марикон!" Она спрашивает: "Ты откуда знаешь?" "Мне так сказали", - говорит он.

Жосеп Куни: Почему ты говоришь об этом сейчас?

Рафаэль: Нет, это говоря о возрасте. Когда кому-то будет 80, говорят: сбрось ему еще 20.

Вторая гостья в студии: У меня вопрос к Рафаэлю. Их было много, но я выбрала один. Ты столько песен записал в своей жизни... Какая твоя любимая песня?

Рафаэль: Все мои песни - как мои дочери...

Третья гостья в студии: Но всегда какой-то ты отдаешь предпочтение, она более знаковая для тебя?

Рафаэль: Возможно, что Te voy a contar mi vida. Это моя первая песня

Третья гостья в студии: Я знаю ее хорошо! У меня много любимых песен...El Tamborilero, например. Она для меня была одной из самых прекрасных в то время.

Рафаэль: И это была первая песня, диски которой впервые были проданы в количестве 17 миллионов. Да, эта песня была знаковой для той великой эпохи. Когда я пел на телевидении ее, я был в парике .Так как я только начал службу в армии в 18 лет, и мне сбрили волосы. А надо было открывать программу песней El Tamborilero. И один мой друг, парикмахер, мне сказал: Не волнуйся. И сделал парик точь в точь как моя прическа. Но я с ужасом проходил за кулисами в этом парике... Карлос Лараньяга мне сказал: Как ты прекрасно выглядишь! А я сказал, что это парик... Я должен был ему это сказать.

Жосеп Куни: Мы попросили некоторых людей, которые тебя знают с давних пор, чтобы они дали тебе характеристику... И некоторые вспомнили один случай, когда ты начинал сниматься на телевидении... Я говорю о Тересе Химпера. Посмотри на монитор и послушай, что она спрашивает.

Тереса Химпера: Я вспоминаю твой выступление. Кажется, это было одно из твоих первых выступлений на телевидении. Это был год 1964 или 1963.., может 1962... И я вспоминаю. что ты был очень нервным... Но уже тогда ты был великой звездой. И сейчас, 30 лет спустя, я хотела тебя спросить, не думаешь ли ты изменить свой стиль выступлений на более спокойный или будешь продолжать в той же манере, полной эксцентрики и драматизма? Не будешь ли менять свой стиль пения?

Рафаэль: Я понимаю тебя хорошо. Тогда я еще носил короткие брюки... И моя мать мне тогда дала одни длинные, чтобы я выступал... Мне было 14 лет... Дорогая Тереса, вы прекрасны!.. Между всего прочего.., я не буду менять свой стиль... Тогда я буду другим.., а я не хочу быть другим, хочу быть Рафаэлем. Всегда!.. До конца моей жизни. Почему? Потому что я такой. Я таким родился. Меня мать таким родила, как говорил раньше... Иначе будет предательством с моей стороны в отношении себя и в отношении моей публики. Меняться? Нет. Я никогда не смогу быть, например, артистом с гитарой. Потому что, если взять в руки гитару, я не смогу ими двигать. И это буду не я. Я не смогу петь. Я должен сопровождать пение жестами. И не моя вина, если другие певцы не могут двигать руками... Я могу!

Жосеп Куни: Ты уникален? Потому что другие говорят, что ты уникален.

Рафаэль: Возможно. Но я уникален по-своему. Другие уникальны тоже по-своему. Я не умею делать того, что делают они. Я не принижаю достоинств других...

Жосеп Куни: Ты стараешься быть корректным...

Рафаэль: Нет-нет... Я поклонник Серрата, который, как раз не двигает руками. И я близкий друг Хулио, который тоже не двигает руками... и держит руку на животе... Я ему говорю: У тебя сильно болит желудок?

Жосеп Куни: И что он тебе отвечает?

Рафаэль: Он говорит: Не можешь не бить по мне? А я отвечаю: Но у тебя же болит желудок?

Жосеп Куни: Есть один твой хороший друг, с которым вы давно не виделись, но с которым вы работали вместе, и он в чем-то достаточно помог тебе. Это Пепе Антекера (диктор на радио).     

Рафаэль Мартос Санчес

Рафаэль: Он мне очень сильно помог, очень! 

Жосеп Куни: Послушай, что говорит о тебе Пепе. 

Пепе Антекера: Мы очень хорошие друзья. И, хоть мы дано не виделись, я вижу его по телевидению... Он все такой же.., астоящий артист, выдающаяся личность. И его шоу - непревзойденные! 

Рафаэль: Оле! Тебе могу сказать то же самое! Спасибо, Пепе! 

Жосеп Куни: Антония тоже хочет тебе что-то сказать. 

Антония: Да. Добрый день! 

Рафаэль: Смотри, какая она молоденькая! 

Антония: Нет-нет... Я почти приблизилась к тебе уже. 

Рафаэль: Ты приблизишься ко мне? Каким образом?.. 

Антония: К твоему возрасту... Мой вопрос немного относится к твоей работе. Мне нравится копла. Но у меня всегда есть некоторые сомнения. Но сегодня я спрошу у тебя. В 1980 году Росио Хурадо спела одну песню - "Сеньора", и была еще одна, которая мне очень нравилась. Como yo te amo. Но ты тогда поехал в Америку и спел там эту песню. Когда же следом приехала туда Хурадо, ей зрители говорили, что это песня Рафаэля. Кому написал эту песню Мануэль Алехандро: для тебя или для нее? 

Рафаэль: Для нее. ... для нее. Но все было не так, как ты рассказываешь. 

Антония: Я рассказываю, как меня информировали. 

Рафаэль: Тебя плохо информировали... Я записал песню как раз год спустя, как записала ее Росио. Маноло меня вызвал... Росио не знали в Америке, она не была известна, что бы журналисты ни говорили... Ни она, ни Пантоха. 

Жосеп Куни: Это уже сражение с представительницами фольклора! 

Рафаэль: Они не были известны на уровне всей Америки... а только в некоторых местах. Росио - в Мексике была достаточно популярна и в Майами тоже. В других местах нет. Пантоха - в связи с кончиной ее мужа... Что произошло, что Росио записала этот диск, но записывающая фирма ошиблась с песней. Начали рекламировать песню "Сеньора". И целый год на слуху была "сеньора" и всё! Песня не запоминалась... И Маноло (он всегда был мне как брат и мой композитор всей моей жизни)... мне сказал: Рафаэль, я сделал одну из лучших песен моей жизни. И она не идет... Спой ее! И я... У меня нет привычки петь песни из репертуара других певцов, если только мне не понравится очень какая-нибудь, как Y como es el? Хосе Луиса Пералеса... Она мне очень нравилась! Но я ее записал через год после того, как записал он. Я никогда не становлюсь на пути у других. У меня тогда вышел диск Y sigo mi camino, там было 12 песен. Среди них была песня Ahora... Мы ее убрали из диска и на ее место записали Como yo te amo. И был настоящий бум в Испании и в других концах мира. Я записал ее на многих языках... Почему? Потому что я очень известен в Америке. Но я тебя уверяю, что Росио поет божественно эту песню. И скажу еще одну вещь: это голос самый прекрасный в этой стране! Тембр самый красивый, который есть в этой стране. Это Росио Хурадо! 

Рафаэль Мартос Санчес

Жосеп Куни: Ты поклонник Росио, не Пантохи? 

Рафаэль: Нет, просто когда кто-то едет завоевать Америку, не участвует в одной программе и вернется... И едет с большим туром! Да и еще... Хулио записал тоже мою песню - A veces llegan cartas, и я не рассердился ни на чуть-чуть. 

Антония: Я не сказала, что она рассердилась. Значит это была ошибка фирмы грамзаписи? 

Рафаэль: Да, они ошиблись с песней. 

Антония: Но ты ее поешь лучше! 

Рафаэль: (смеется) 

Жосеп Куни: Вопрос от Хуана. 

Хуан: Почему ты так давно не приезжал в Каталонию, и, в частности, в Барселону? 

Рафаэль: Это и я себя спрашиваю... Это все от нехватки времени. Где-то 6 лет меня не было... 

Жосеп Куни: Ты последний раз выступал в 1988 году в Палау... 

Рафаэль: 6 лет... Из-за цепкости моего хорошего друга Матиаса Кольсада, который настаивал, чтобы я открыл его театр два года назад. Но я ему сказал: не могу, Матиас! Я тогда я был в России или Китае. А он сказал: найди свободное время... 

Жосеп Куни: Говоря о Матиасе... Есть другой Матиас, Арман Матиас Гиу: он в течении многих лет писал о музыке в газете "Lecturas" и других изданиях, который также вспоминает, каким ты был и как эволюционировал. Послушай его мнение. 

Арман Матиас Гиу: (говорит по каталонски)... 

Рафаэль: Я не понял... 

Жосеп Куни: Без Мануэля Алехандро ты был бы другим? 

Рафаэль: Без Мануэля Алехандро я не был бы никем. И Мануэль Алехандро не был бы тоже. Мы так "совпали", и мы начинали вместе... Он был как мой отец, так как он старше меня... Он мой большой друг и все время писал для меня. Такие как En carne viva - это историческая песня, Que sabe nadie... И, когда у него были проблемы, как с песней Como yo te amo... он вернулся ко мне: спой её! У нас особые отношения... Мы вместе начинали. 

Жосеп Куни: Отвечай, только сразу! 

Рафаэль: Нет! 

Жосеп Куни: Кем ты не являешься? 

Рафаэль: Высоким человеком... 

Жосеп Куни: а кем являешься? 

Рафаэль: Человеком среднего роста.

Жосеп Куни: Каким тебе хотелось бы быть? 

Рафаэль: Рафаэлем. 

Жосеп Куни: На кого хотел бы быть похожим? 

Рафаэль: На моего младшего сына. 

Рафаэль Мартос Санчес

Жосеп Куни: Почему? 

Рафаэль: Потому что он - это вихрь жизненности, которому нравится теннис, обожает Аранчу... 

Жосеп Куни: И чтобы закончить. Что тяжелее: быть артистом или быть отцом? 

Рафаэль: Быть отцом. 

Жосеп Куни: Почему? 

Рафаэль: В это время, что нам приходится жить, быть отцом сложнее. Надо иметь большую выдержку, выдерживать сильное давление и быть не просто отцом, быть другом... быть лучшим другом для твоего сына. 

Жосеп Куни: Рафаэль, спасибо за то, что пришел к нам и чтобы продолжал блистать своими успехами. И я говорю, что спустя 31 год у тебя есть все, чтобы продолжать это делать. 

Рафаэль: Спасибо! Сеньоры, доброго дня! 

Перевод Татьяны Орловой
Опубликовано 15.06.2017