Raphael en "Que pasa" con Norma Niurka. (Miami). 1996

РАФАЭЛЬ В ПРОГРАММЕ "QUE PASA" C НОРМОЙ НИУРКА (МАЙАМИ). 1996

Рафаэль исполняет "La Noche"

Норма Ниурка: Рафаэль, артист, который не уходит со сцены тридцать лет, принимает нас в своем доме в Майами, в резиденции бывшего президента США Ричарда Никсона.

Рафаэль певец

Блеск мебели, зелень растений и белизна стен напоминают об Андалузии Рафаэля. Мы в доме Рафаэля, монстра эстрады, или, как говорят иногда  – «бестии».

Рафаэль: Спасибо. Меня называют «бестия сцены» или «зверь сцены». Это более приятно, чем «монстр». «Бестия сцены» – это человек, который отдает все и ложится костьми. «Монстр» - это очень неприятная фигура. Надеюсь, я не настолько плох.

Норма Ниурка: Ну, просто то, что ты делаешь – это нечто монструозное.

Рафаэль: Так как я европеец, мне больше нравится «бестия сцены», потому что это звучит очень по-французски.

Норма Ниурка: Эта бестия дала около двухсот, как я думаю, концертов, прежде чем приехать…

Рафаэль певец

Рафаэль: Двести сорок!

Норма Ниурка: ... прежде чем приехать в Майами. И естественно, он прилетел в Майами ради концертов. Турне, которое ты проводишь здесь, ты только что закончил в Испании. Такие турне, как я понимаю, ты устраивал с тех пор, как начал работать.

Рафаэль: С того времени, когда мне было шестнадцать лет. В шестнадцать лет я устроил турне, для меня это было ценно и приятно, но это не сравнить с турне этого, то есть прошлого года,  по Испании.

Норма Ниурка: В чем разница?

Рафаэль певец

Рафаэль: Потому что я понял, что я пророк в своем отечестве, а это очень важно для артиста – быть пророком в отечестве своем, потому что со своей родины он распространяет свое искусство в другие места. В тот день, когда я перестану быть пророком в своем отечестве, я перестану быть им во всем мире. Это как эмиграция.

Норма Ниурка: Рафаэль, ты всегда был пророком в своем отечестве.

Рафаэль: Да, но не до такой степени. Я был очень мил и очаровал публику. Публика, рецензии – все было таким благожелательным, впечатляюще благожелательным. И улице, где родился, присвоили мое имя.

Норма Ниурка: В Линаресе?

Рафаэль певец

Рафаэль: В Линаресе, я андалузец со всех четырех сторон.

Норма Ниурка: «Мальчик из Линареса».

Рафаэль: И готовят мою статую. Я никогда не чувствовал себя таким любимым, таким обласканным моей родиной.

Норма Ниурка: Но это также кульминация, потому что если бы не было стольких лет... ты работаешь тридцать лет или больше…

Рафаэль: Я нормальный молодой человек.

Норма Ниурка: Ладно, и это тоже.

Рафаэль: И это я еще небритый и без грима.

Рафаэль певец

Норма Ниурка: Но в начале твоей карьеры ты стал неожиданностью, и потом вся работа, которую ты делал, вся привзанность публики…

Рафаэль: Да.

Норма Ниурка: …достигла высшего момента во взрыве любви.

Рафаэль: Да. Любви или незнания. Когда тебя игнорируют.

Норма Ниурка: Точно.

Рафаэль: И ничего не происходит, потому что есть много артистов, которые проводят так  годы и годы, посмотри, как они стараются – и ничего не происходит.

Норма Ниурка: Как ты думаешь – в чем основа этой огромной значимости Рафаэля?

Рафаэль певец

Рафаэль: Я думаю, что публика видит во мне искренность, которая многие десятилетия читается в моих глазах, когда я пою. Искренность и скромность – но не ложная скромность, я чувствую благодарность, когда театр поднимается с мест, а ведь так они меня встречают. Не провожают так, а встречают. Это история мой жизни, всего, что я отдал им, потому что у меня есть песняVolvere a nacer, в которой говорится, что я перешел от детских игр к делам, что у меня не было молодости. Публика это знает. Публика смакует мою жизнь, то, что в семейной жизни мне повезло жениться на той, на ком я женился, обсуждает, что это за женщина, на которой я женат, обсуждает моих детей и то, каковы мои дети. Все это знание как бы окутывает человека славой, они воспринимают это как собственный случай, и поэтому публика взрывается от радости.

Норма Ниурка: У тебя есть поклонники, которые являются настоящими фанатами.

Рафаэль: Да.

Норма Ниурка: Они не поклонники, они фанатики Рафаэля.

Рафаэль певец

Рафаэль: Да.

Норма Ниурка: Расскажи нам немного о том, как ты чувствуешь себя в эти моменты, когда карьера продолжается тридцать четыре года, и ты не останавливался ни на одну минуту. Как ты чувствуешь себя в качестве артиста?

Рафаэль: Скажу тебе по правде – так, чтобы это не смахивало на расхожую фразу. Я считаю, что после тридцати четырех лет работы (если думать, что я начал петь в девять лет, а профессионально – в четырнадцать) мне все еще многому надо научиться. Я начинаю. Или не начинаю, а открываю для себя разные вещи. И каждый день учусь тому, что можно, а чего нельзя делать, что нужно, что не нужно делать, Что я могу сделать, но чего делать не стоит. Я учусь всякий день. Я считаю, что если артист в мои годы полагает, что он уже всего достиг, он уже закончился. Ему конец.

Рафаэль певец

Норма Ниурка: Ты хочешь поприветствовать нашу передачу Que pasa Miami?

Рафаэль: Нет. Привет – это будет слишком холодно. Que pasa Miami - крепко обнимаю. И очень горячо. Привет – это очень холодно. Шлю вам огромное объятие и мою бесконечную благодарность навсегда. И тебе, Норма.

Рафаэль исполняет Sin ataduras

1996
Краткий перевод Р.Марковой
Опубликовано 18.02.2016

Дополнительные материалы:

Querido presidente. 1994
Рафаэль возвращается в Мадрид / Raphael vuelve a Madrid. 1993
Ураган разрушил дом Рафаэля /
El huracán ha destruido la casa de Raphael. 1992

El baňo del presidente. 1987
В доме Мартосов во Флориде /
En la casa de los Martos en la Florida. 1987