Рафаэль в программе "Teleshow" с Камилой Адад. 2017

RAPHAEL EN "TELESHOW" CON CAMILA HADAD. 2017 

7 марта 2017 года

Камила Адад: Рафаэль, спасибо, что Вы пришли на нашу передачу. Это удовольствие - находиться тут с Вами.

Рафаэль: Это удовольствие для меня.

Рафаэль Мартос Санчес

Камила Адад: Вы только что приехали в Аргентину?

Рафаэль: Два часа назад.

Камила АдадС этой страной у Вас связано много воспоминаний?

Рафаэль: Уйма. Учти¸ что я приезжаю в Буэнос-Айрес и в вообще в Аргентину с тех пор, как мне было семнадцать лет. Это целая жизнь.

Камила Адад: Давайте немного поговорим о Вашем последнем альбоме, «Infinitos bailes», который уже стал золотым, так как продано двадцать тысяч экземпляров.

Рафаэль: Он уже стал платиновым диском. Дело в том, что он является одним из лучших дисков, которые я выпустил, а ведь у меня много. Он очень отличается от того, что я делал до нынешнего времени, но я не утратил моей личной печати.

Камила Адад: Он объединяет несколько поколений артистов...

Рафаэль: Да, но вдобавок важно, что публика, которая будет покупать его и увидит это шоу, - это очень молодые люди.

Рафаэль Мартос Санчес

Камила Адад: Это соединение поп- и рок-музыки?

Рафаэль: На нем есть все. Но больше рока, чем поп-музыки.

Камила Адад: Удивительно, что столько Ваших дисков продается э эпоху цифровых носителей.

Рафаэль: Я много работаю и с цифровыми платформами. Поэтому он стал уже и золотым, и платиновым. Большинство продаж осуществляется в цифровом формате.

Камила Адад: Говоря о хитах, вспомним песню, которую вы спели с Сабиной на диске «50 años».

Рафаэль: «50 años despues». Это было празднование моих первых пятидесяти лет на эстраде. Он написал для меня эту песню, она прекрасна.

Камила Адад: Эта песня описывает ваше детство…

Рафаэль: И объясняет, что пятьдесят лет спустя происходит то-то и то-то.

Камила Адад: И кажется, то Вы все тот же, хотя прошло немало времени.

Рафаэль: Я рос, конечно, мне прибавлялось лет, но моя любовь к моему творчеству не проходила, оставаясь такой же, как в начале. А для артиста это очень хорошо – что он не скучает, что он всегда сверкает, потому что ему нравится его работа.

Камила Адад: Легко скатиться к монотонности?

Рафаэль: Может быть. Но это не мой случай. Но монотонность может возникнуть в любой профессии. В этой жизни идеально, если ты может работать там, где тебе нравится. Тогда ты будет состоявшимся и счастливым человеком, потому что каждый день, просыпаясь, ты делаешь то, что тебе нравится.

Камила Адад: И тогда можно продержаться долгое время – как сделали Вы?

Рафаэль Мартос Санчес

Рафаэль: Только так можно продержаться, потому что иначе... Есть люди, часто меняющие работу, что-то изучающие, и в итоге им не везет, а мне повезло с самого начала, потому что мое дело мне нравилось.

Камила Адад: Слово «удача» напомнило мне о Вашей книге «Quiero vivir». Вы говорите об удаче...

Рафаэль: Удача – это важно.

Камила Адад: Но есть талант и труд...

Рафаэль: Да. Конечно. На самом деле удача – это тот момент озарения, который у тебя бывает, когда, например, ты выходишь на улицу и оказываешься на площади, от которой отходит восемнадцать или двадцать улиц. Девятнадцать перекрыты, а по одной можно пройти, надо иметь этот нюх, эту удачу, чтобы пойти по той улице, по которой ты сможешь проследовать дальше.

Камила Адад: Это что-то врожденное или этому учатся со временем?

Рафаэль: Этому надо учиться со временем, но у меня это врожденное, с тех пор, как я начал пользоваться разумом. Я всегда знал, что я должен был делать, когда мне надо было это делать, а когда нет.

Камила Адад: Это точный расчет?

Рафаэль: Нет, потому что этому не учат. Это врожденное. Ты просто говоришь: пожалуйста, туда. Или выбирая «да» или «нет», ты говоришь «да» (или «нет»). Без всяких «дайте мне подумать, я посмотрю…». Я говорю «да» или «нет», Это дело секунды.

Камила Адад: В 2003 Вам сделали пересадку печени. Какой стала Ваша жизнь после этого момента?

Рафаэль: Изумительной. После этого жизнь стала жизнью. До того была репетиция.

Камила Адад: Говорят, что с годами люди теряют силы, но обретают мудрость.

Рафаэль Мартос Санчес

Рафаэль: Да, это нормально. Но в моем случае было не так. В моем случае меня наделили мудростью, но не отобрали силы. Потому что, как сказал Сабина, я играю с форой. Понятно, что после того, как мне поставили новый мотор, я играю с форой.

Камила Адад: Словно вам тридцать лет.

Рафаэль: Мне тридцать один. Я ориентируюсь на возраст моего донора.

Камила Адад: Вы могли бы сказать, чему Вы научились за эти годы? Поделитесь вашей мудростью.

Рафаэль: Я понял, что надо иметь больше терпения. Что вещи не получаются мгновенно, они должны созреть. И так ты получаешь больше удовольствия от всего.

Камила Адад: Не так давно Паулина Рубио упала на сцене во время выступления.

Рафаэль: Такое случается. Если твоя работа связана с выходом на сцену, то нормально, что все, что с тобой происходит, происходит на сцене.

Камила Адад: У Вас были когда-нибудь такие неприятности?

Рафаэль: Нет, я не падал.

Камила Адад: Восьмого марта Вы будете петь в театре Gran Rex

Рафаэль: А я тебе солгал. Когда мне было двадцать восемь лет, то, вернувшись из Америки, я вышел на сцену в Мадриде в зале Pavillon, поскользнулся и упал. Публика удивилась, а я сказал: Вот я и здесь!

Камила Адад: Это было приветствие.

Рафаэль: Да-да. Такое случилось один раз.

Камила Адад: А после этого не было страшно пониматься на сцену?

Рафаэль Мартос Санчес

Рафаэль: Нет.

Камила Адад: Вы начинали петь в церкви. Вы по-прежнему верите в Бога? Какие у Вас сейчас отношения с религией?

Рафаэль: Ну, теперь нельзя так говорить о религии, хотя некоторые настаивают, чтобы мы думали об этих вещах. Я верующий, но я верю по-своему. Я не хожу на мессы регулярно, я иду туда, когда у меня есть желание пойти. Бывают моменты, когда мне этого хочется. Но я не делаю этого каждое воскресенье.

Камила Адад: Бывают моменты, когда Вы о чем-то просите Бога?

Рафаэль: Да. Особенно когда возникают проблемы.

Камила Адад: Каким будет Ваше симфоническое шоу?

Рафаэль: Я полон энтузиазма, но мне также немного грустно, потому что это будет последний симфонический концерт после почти двух с половиной лет гастролей: мы начали их в мадридском театре Real, потом провели целое турне, и я заканчиваю его в Буэнос-Айресе. Потому что уже 20 апреля я начинаю другое турне.

Камила Адад: Трудно отобрать песни для концерта? Там будут классические вещи?

Рафаэль: Там есть все, от самой главной классики до современных новых песен.

Камила Адад: И бессмертная Que sabe nadie?

Рафаэль: Кончено. Потому если я выйду на сцену и уйду, не спев Que sabe nadie, произойдет нечто необычное.

Камила Адад: И Escándalo? Я думаю, с ней то же самое?

Рафаэль: Тоже.

Рафаэль Мартос Санчес

Камила Адад: Эти песни стали вехами истории.

Рафаэль: Есть много песен, ставших частью истории – от Tamborilero и Quando tu no estás Digan lo que digan, Ave Maria, En carne viva, Que sabe nadie. Есть очень много песен, ставших историческими.

Камила Адад: Мы надеемся, что появятся еще.

Рафаэль: Да, конечно. Больше не будет Sinphónico, но я буду продолжать заниматься другими вещами.

Перевод Р.Марковой
Опубликовано 08.03.2017