Raphael en "Al Punto" con Jorge Ramos (EE.UU.). 2016

РАФАЭЛЬ В ПРОГРАММЕ "AL PUNTO" С ХОРХЕ РАМОСОМ (США). 2016

4 марта 2016 года

Хорхе Рамос: Есть певцы, искусство которых стало звуковой дорожкой нашей жизни. Я с ностальгией вспоминаю, как мой отец водил мою мать посмотреть на Рафаэля в ночной клуб в Мехико, а я сидел дома, думая: кто же такой этот Рафаэль? Очень скоро я узнал это, а он уже стал легендой. Эта музыка сопровождала меня всю жизнь, до сегодняшнего дня. Рафаэль с нами в этой студии, чтобы поговорить о его великолепном фильме Mi gran noche и о том, как он снова и снова переделывал себя, чтобы оказаться здесь.

Рафаэль: Спасибо за то, что вы принимаете меня.

Хорхе Рамос: Я очень благодарен тебе. С людьми, которых мы приглашаем сюда, мы, конечно, хотим поговорить о том, что они делают в творческом плане. Но почти всегда немного затрагиваем политику. Если тебя это не напрягает. Где сейчас твой дом, твой очаг?

Рафаэль: В Мадриде.

Хорхе Рамос: Когда ты впервые услышал историю инфанты Кристины*, какой была твоя реакция?

Рафаэль: Мне было жаль. Потому что это было сделано плохо. Тем более в отношении нее. Конечно, мне жаль. Это странная ситуация, хотя, разумеется, есть несколько людей, которые виновны – те, кто это делал.

Хорхе Рамос: И. конечно, мы все следим за процессом, связанным с будущим председателем испанского правительства. Ты говорил: «Это полный беспредел. Но надо идти вперед, как я говорю моим детям, когда они жалуются, что им очень мало платят за работу. Я им советую, - говоришь ты, – чтобы они продолжали, хотя им мало платят. Я видел много кризисов, и мы из всех них вышли».

Рафаэль: Это так.

Хорхе Рамос: Это то, что происходит в Испании.

Рафаэль: Да. Я думаю, что в Испании, как и во всех странах, мы все-таки видим скорее полный стакан, чем пустой. У Испании бывали плохие, и славные моменты, она выйдет из этого кризиса, как выходила из многих других.

Хорхе Рамос: Ты чувствуешь себя ближе к PSOE, PP, Ciudadnos или Podemos?

Рафаэль: Я настоящий либерал, который понимает всех, и большой центрист. У всех есть право иметь свой шанс, право работать и получать за это деньги, пользоваться здравоохранением. Я центрист во всем.

Хорхе Рамос: Последний вопрос о политике: ты хочешь, чтобы Педро Санчес** стал следующим президентом правительства Испании?

Рафаэль вздыхает.

Хорхе Рамос: О кей!

Рафаэль: Да, я его знаю… и Альберт Ривера мне кажется открытием. Этот юноша… я, конечно, говорю о Педро, хорош… но Альберт Ривера – тоже значимая величина. Я его вижу вторым Суаресом. Не знаю, как прямо сейчас, но через три-четыре года он станет президентом, я уверен.

Хорхе Рамос: У него будет его великая ночь. Перейдем к Mi gran noche. Я видел этот фильм. К несчастью, я не видел этой картины на большом экране.

Рафаэль: А надо бы. Надо ходить в кино.

Хорхе Рамос: Надо. У меня не получилось сходить в вино, но я смог его увидеть. Я очень веселился. Что общего имеет с тобой твой персонаж, которого ты играешь - Альфонсо, и что у вас разного?

Рафаэль: Со мной – ничего общего. Ты же более или менее знаешь меня, мой образ жизни.

Хорхе Рамос: Альфонсо – это диво. 

Рафаэль: Да, диво. Но такие Альфонсо существуют. Я знаю нескольких. Это не обязательно певцы, бывают и актеры, пианисты… но есть такие, есть. И я сыграл эту роль, опираясь на поведение тех, кого я знаю. Если присмотреться, то такие есть. Но я не такой.

Хорхе Рамос: Ты мог бы уйти на пенсию.

Рафаэль: Почему?

Хорхе Рамос: Ты не хочешь, ты обновился в этом фильме, и сейчас поешь с симфоническим оркестром по всей Испании, приедешь в Мексику. Что заставляет тебя обновляться?

Рафаэль: Огромный азарт, с которым отношусь к моему творчеству. 

Хорхе Рамос: К пению?

Рафаэль: Мое творчество – это все: театральная игра, пение, это, в общем, мир шоу. Я прирожденный артист, и от этого есть одно средство – смерть.

Хорхе Рамос: Ты думаешь продолжать петь и выступать, пока смерть не разлучит вас.

Рафаэль: Пока однажды я не проснусь и не скажу себе: «И доколе?» Потому что я почувствую это, но я никому не скажу. Ну, моей жене и детям – конечно. Я исчезну – и точка. Почему? Потому что я бы не вынес прощального турне. Я бы умирал каждый день, плакал бы целыми днями… какой ужас! В тот день, когда мне надо будет уйти, я уйду – и точка.

Хорхе Рамос: Как у тебя с голосом?

Рафаэль: Очень хорошо, как никогда. 

Хорхе Рамос: Если ты слушаешь то, что было тридцать-сорок лет назад, и то, что звучит сейчас, какую разницу ты замечаешь?

Рафаэль: Сейчас у меня тысячи оттенков.

Хорхе Рамос: Ты больше играешь голосом?

Рафаэль: Да, и чаще выигрываю. Это вопрос большого профессионального опыта, а сейчас у меня есть этот опыт. Обычно люди со временем становятся более мудрыми, но утрачивают силы.

Хорхе Рамос: И это произошло с тобой? 

Рафаэль: Нет. Потому что тринадцать лет назад мне сделали пересадку печени. Мне поставили новый мотор – отсюда энергия, необычная для семидесятидвухлетнего человека.

Хорхе Рамос: Когда тебе сделали пересадку, ты знал, чья это печень? Или нет?

Рафаэль: Нет. Но я мог узнать. Если посмотреть в картотеку, можно все узнать. Но дело в том, что это неэтично. Не то что это запрещено, но неэтично.

Хорхе Рамос: Это произошло в 2003?

Рафаэль: Да, в 2003. Тринадцать лет назад.

Хорхе Рамос: Ты чувствуешь, что родился заново?

Рафаэль: Да. В прямом смысле слова. Тогда я играл в мюзикле «Доктор Джекиль и мистер Хайд».

Хорхе Рамос: Ты думал, что ты умрешь?

Рафаэль: Да. Нет, я знал, что не умру - я считал, что я сам решу, когда мне умирать. 

Хорхе Рамос: Ты сам решишь, когда тебе умирать?

Рафаэль: Да, конечно.

Хорхе Рамос: Однако!

Рафаэль: Ни больше, ни меньше.

Хорхе Рамос: Я давно знаю тебя, с тех пор, как ты долго жил здесь, в Майами. Когда ты возвращаешься в США и на каждом углу видишь Дональда Джона***…

Рафаэль: Я давно с ним знаком.

Хорхе Рамос: Да ты что!

Рафаэль: Да, конечно.

Хорхе Рамос: Он был такой же? Как сейчас?

Рафаэль: Да, такой же. Немного моложе. Я несколько раз пел в Нью-Йорке, нет, в Атантик-Сити, там мы и познакомились.

Хорхе Рамос: Ты знаешь, что многие обвиняли его в расизме, отрицании прав латиносов…

Рафаэль: Когда он открывает рот – это поэма. Очень классно.

Хорхе Рамос: Если бы ты встретился с ним, что бы ты сказал?

Рафаэль: Чтобы он чуть больше думал о том, что говорит.

Хорхе Рамос: Какое удовольствие встретиться с тобой. Твой Mi gran noche - очень увлекательный экстраординарный фильм. Но больше всего меня восхищает, что я вижу тебя с таким желанием идти вперед.

Рафаэль: В этом весь секрет. Я каждый день начинаю все заново. Потому что иначе всегда найдется кто-то ловкий, кто отберет твое место.

Хорхе Рамос: Я в это не верю.

Рафаэль: Но на всякий случай я спасаюсь работой.

Хорхе Рамос: Спасибо за то, что ты был здесь.

Рафаэль: Пожалуйста. Это было удовольствие.

04.03.2016
Univisión
Перевод Р.Марковой
Опубликовано 09.03.2016

 Примечания переводчика:

* Кристина - испанская принцесса, сестра короля Фелипе, которая вместе со своим супругом проходит обвиняемой по делу о мошенничестве, связанном с деятельностью института Noos, основателем которого является ее супруг, олимпийский чемпион по гандболу Иньяки Урдангарин. Иньяки и его бизнес-партнер были заподозрены в эксплуатации своих королевских связей для получения выгодных контрактов и в присвоении 6 миллионов евро.

** Педро Санчес - лидер PSOE (Испанской социалистической рабочей партии), Альберт Ривера - глава партии Ciudadnos (Граждане), оба в марте баллотировались на выборах в правительство.

*** Дональд Джон Трамп (1946) - американский бизнесмен и политический деятель, медиамагнат, писатель, президент строительного конгломерата Trump Organization, основатель компании Trump Entertainment Resorts, специализирующейся на игровом и гостиничном бизнесе. Трамп является исполнительным продюсером и ведущим реалити-шоу «Кандидат». Известен экстравагантным образом жизни и откровенным стилем общения ипричёской, которую он отказывался изменить на протяжении всей своей карьеры. В настоящее время выдвинут кандидатом от республиканской партии на пост президента США.