Raphael en "El Mundo" con Rafael Alvarez. 2015

 

РАФАЭЛЬ В EL MUNDO С РАФАЭЛЕМ АЛЬВАРЕСОМ. 2015

31 октября 2015 года

На первый взгляд Рафаэль – человек, выражающийся в одном слове, биография в семи буквах, парень с добавленной к имени «ph». То есть – он весь как открытая рана. В детстве он был хором, а сегодня он - гримаса бурлящего горла, мимика голосовых связок, проявившаяся в шестидесяти годах гармоничных песен по алфавиту всего мира. Его жизнь – это музей с его жизнью и даже урановым диском – вот какой обогатившийся андалузец. И спор со смертью, пересадка органа от другого человека, переполох в несколько вольт или та алкогольная бессонница во множестве отелей. Что знают посторонние... Но он - жизнерадостный субъект, любезная легенда, которая терзает свою душу перед оркестром с программой «Sinphónico», которая в октябре возбуждает кинотеатры своей «Mi gran noche» и которая здесь рассказывает о себе в общих чертах. Он – это фурор.

испанский певец рафаэль

Рафаэль Альварес: Если Вы – тот самый, то кто он?

Рафаэль: Я – новатор.

Рафаэль Альварес: Что в Вашем «ph» общего с нейтральной реакцией?

Рафаэль: Ничего, оно пришло из латинского языка. В таком виде мое имя можно прочитать во всем мире. Я – смесь латинской империи и арабов. Я настоящий «Аль-андалуз». Другой причиной для использования «ph» было то, что в этом виде имя стало на одну букву длиннее.

Рафаэль Альварес: А что бы произошло, если бы Фелипе VI писали через « ph»

Рафаэль: Это была бы важная деталь. У него было бы на одну букву больше, и это имя читалось бы на всех языках.

Рафаэль Альварес: Если бы «rephugiados» (беженцы) писались через «ph», мир обращал бы на них больше внимания?

Рафаэль: Проблема в том, что нет работы. Дайте людям работу, и вы увидите, что никто не бежит со своей родины. Только те, у кого в одном месте шило.

Рафаэль Альварес: Вы бы приютили в своем доме беженца? 

Рафаэль: Конечно. Это бы не стало драмой. Но доброта – это не решение, решение – это работа.

Рафаэль личная жизнь

Рафаэль Альварес: Когда вы поете «Escándalo», об обложке какого журнала Вы думаете?

Рафаэль: Ну, допустим об «Interviú*»... Нет, о... «Парламенте», ха-ха.

Рафаэль Альварес: Вы поете, используя мимику.

Рафаэль: Я пою, разыгрывая то, о чем говорю. Если мне свяжут руки, я не смогу петь. Я бы даже не смог начать.

Рафаэль Альварес: Каким инструментом является ваш голос в «Sinphónico»?

Рафаэль: Драматическим баритоном. Я чувствует, что оркестр меня поддерживает, а вовсе не мешает. Для грандиозных произведений, которые я исполняю, симфонический оркестр отлично мне подходит.

Рафаэль Альварес: Забавно, что сейчас молодые люди поют Ваши песни...

Рафаэль: Я - первый indie. Я был независимым с начала моей карьеры. Что меня удивляет – что сейчас это поняли.

Рафаэль Альварес: Вы сталкивались с красотой несовершенства, чуточкой фальши?

Рафаэль: Да, да. У тебя могут быть заложены уши и ты можешь брать фальшивые ноты. Да, конечно, я фальшивил. Не часто, потому что иначе… это был бы скандал.

Рафаэль Альварес: Как выглядит жизнь, когда тебе два раза исполнялось двенадцать лет?

Рафаэль: Уф... У меня впереди еще один подростковый период, еще одна молодость, еще одна свадьба, еще трое детей, еще один сват, еще одна творческая карьера...

Рафаэль Альварес: И еще один урановый диск...

Рафаэль: Вообще-то нет, потому что его уже не дают.

Рафаэль Альварес: С таким количеством обогащенного урана вы бы стали Ираном. Вы – ядерная бомба.

Рафаэль: Ха-ха, ну, если смотреть на это так...

Рафаэль Альварес: Как Вы, будучи настолько «красным», могли так долго и так успешно работать при франкизме?

Рафаэль: У меня было небогатое детство. Я ходил в школу благодаря своему голосу, потому что был членом хора. Красный? Но разве мы не сошлись на том, что я черный?

Рафаэль Альварес: Сколько времени прошло с тех пор, как холодильники в номере Вас не возбуждают?

Рафаэль: Сейчас я даже не смотрю на них. Но я должен ими пользоваться. Я их опустошаю, чтобы поставить свои полоскания. Я полощу глотку, чтобы прочистить горло. В теплом виде они не идут, они должны быть холодными. Для этого мне сейчас служат мини-бары. Пусть их не ликвидируют. У меня была проблема не с алкоголем, а со сном. Я не мог уснуть, и пил, пока не засыпал. Я никогда не выпивал, поэтому это мне не пошло впрок. Но налаживало мои бессонные ночи. Я пил без всякого контроля, пил прямо из бутылочек, не получая удовольствия от выпивки. Я даже не знаю, каков виски на вкус. Это была серьезная катастрофа в моей жизни.

Рафаэль Альварес: Это продолжалось долго?

Рафаэль: Должно быть, это началось, когда в отелях стали устраивать мини-бары. Я никогда не заказывал джин-тоник по телефону. Мне было бы стыдно.

Рафаэль Альварес: Что произошло в тот вечер, воспоминания о котором до сих пор заставляют Вас морщиться?

Рафаэль: (долго думает) Не помню... Для меня это должно быть что-то, случившееся на сцене... Ну, в Барселоне меня ударило током. И я ушел в другую сферу. Я оказался вверху, я смотрел на все сверху, смотрю, смотрю – а я там, внизу.

Рафаэль Альварес: Слушайте, может не стоит вспоминать... 

Рафаэль: Да, но я продолжил петь. Это была проблема оголенного кабеля. В то время я очень потел, потому что после операции я не потею... тоже не знаю, почему. Но раньше пот просто градом лился. И во время одного из уходов со сцены я был настолько мокрым, что я коснулся кабеля, а меня отбросило на сцену. Я увидел себя с высоты. Сейчас скажут, что это вранье. Ну и ладно. Я себя видел. Зрители кричали, а я говорил: «Какая несдержанность, ведь мне так хорошо» И вдруг боль заставила меня прийти в себя, и я увидел, что одна из танцовщиц дала мне свою шаль вместо перевязи. И вот так я закончил концерт. Ударенный током.

Рафаэль Альварес: Я вижу, что Вы воскресли... 

Рафаэль: Я вечно воскресаю, ха-ха-ха. Не смейся, потому что это не смешно, ха-ха-ха. Ну ладно, сейчас, с такого расстояния – да.

Рафаэль Альварес: В каком жанре снят фильм про Вашу жизнь?

Рафаэль: В драматическом. В жизнь надо привнести момент типа «приземляйся, как умеешь».

Рафаэль Альварес: Какой жест Вы бы подарили после смерти?

Рафаэль: (указывает пальцем в пол и поет) Y estoy aquí, aquí para quererteeee (Я здесь, здесь, чтобы любить тебя)... 

Рафаэль Х.Альварес
31.10.2015
www.elmundo.es
Перевод А.И.Кучан
Опубликовано 31.10.2015

Примечания переводчика:

* Журнал, обложки которого всегда украшают фотографии полураздетых женщин, зачастую очень известных.