Parte VI

ЧАСТЬ VI

Тереса: Спасибо за то, что ты спел мне одну из моих самых любимых песен. Спасибо, Терелу. А теперь немного рекламы.

Рафаэль: Давай!

Т: Мы вернемся!

(Группа поет Estar enamorado es)

Т: А сейчас, Рафаэль, я хотела бы поговорить с тобой о друзьях, которых у тебя много.

Р: Я хотел бы поговорить с тобой наедине. А я тут с этой женщиной….

Т: О, сейчас мне бы никто этого не позволил, и мне бы это никто не простил.….Нет, мы поговорим о том, как важно иметь друзей. И вспомним одного друга, который покинул нас совсем недавно, на прошлой неделе. 23 мая, в возрасте 84 лет умер после долгой болезни наш Хосе Луис, великий ресторатор, который стал историей Мадрида и навсегда останется в ней.

Р: Навсегда.

Т: Этот большой друг.

Р: Близкий друг.

Т: Близкий друг. Последнее письмо, которое я получила, было о премии. Он написал мне письмо. Мне было плохо не только из-за такой печальной новости, из-за того, что я потеряла его, но и еще по одной причине. Потому что я была в Малаге и не читала газет. 

Р: И ты ничего не знала

Т: Весь мир считал, что я в курсе, а я узнала об этом только во вторник. И поэтому я не смогла прийти на это прощанье, на эти похороны, где было столько известных людей. И я хотела бы вспомнить о нем с его другом Рафаэлем, который тут присутствует. Он начал с нуля. А теперь Хосе Луис стал владельцем 20 отелей, ресторанов и кабачка. В его ресторане бывали политики, актеры, певцы, очень важные люди, считавшие его настоящим другом. Сегодня мы хотим сказать ему «прощай».

Ролик:

Хосе Луис никогда не нуждался в фамилии. Его крестного имени было для него достаточно, чтобы прославиться в качестве одного из самых авторитетных рестораторов национального уровня. В 1999 он получил медаль «За трудовые заслуги».

- Медаль «За трудовые заслуги» Хосе Луису.

С самого начала он гордился своим скромным происхождением.

Хосе Луис: главное – это знать, откуда человек вышел и чего он добился.

В 1957 он открыл свой первый ресторан в Мадриде, понемногу превращаясь в настоящую столичную достопримечательность. Настолько, что Мануэль Серрат даже ввел его в одну из своих песен.

(Звучит песня Серрата: Вот типичная девушка: В воскресенье – ипподром, а в 12 – Хосе Луис)

Многие знаменитости прибегали к его услугам в торжественных случаях, и, кроме того, он устанавливал со всеми ними тесные дружеские отношения.

- Это работник желудков и хранитель дружбы.

- Как мило.

С Хосе Луисом ушел не просто один из самых знаменитых рестораторов (не только в профессиональном, но и в личном плане). Это был работяга-ресторатор, ему нравилось, когда его называли  трудоголиком и лучшим другом. Таким был и всегда будет Хосе Луис.

(Студия)

Т: Я шлю его жене Мари Хосе и детям крепкий поцелуй. Они сейчас смотрят нас. В тот день, когда я пришла в его погребок, там была очередь.

Р: Мы с Натальей тоже были там, уже давно.

Т: Правда? У меня клаустрофобия, но…

Терелу: Мне нравится фотография, где мы сняты с Хосе Луисом.

Т: Посмотри, какая хорошая фотография!

Р: Это у меня дома.

Т: Это у тебя дома. После операции ты устроил праздник. Это была не свадьба, а день рождения.

Р: Это было в мае.

Терелу: Эта фотография всегда стоит в моем доме, всегда.

Т: С вашего позволения – я приглашаю всех проститься с моим другом, нашим другом Хосе Луисом.

Терелу: Я пойду, потому что осталось еще много сюрпризов. Мы еще, конечно, увидимся – в сентябре на твоих концертах в театре Сарсуэла, здесь, в Мадриде.

Р: В Сарсуэле!

Т: Есть один человек, который стал твоим наперсником, который открыл нам откровенного человека, очень откровенного, который пятнадцать долгих вечеров писал, фиксируя на бумаге больше двадцати часов звучания твоего голоса. После этих вечеров я очень его полюбила. Это журналист и писатель Луис дель Валь.

Луис: Привет! Как поживаешь? Сколько времени…

Т: Это сюрприз для Рафаэля.

Л: Да!

Р: Мы встречались в моменты истины, когда я рассказывал свою историю.

Л: Он рассказывал свою историю по-настоящему откровенно. Я влюбился в человеческую личность Рафаэля за те 10 или 12 вечеров, когда мы записывали около 20 часов повествования, и он продемонстрировал душераздирающую искренность, чудесную искренность. Сначала, когда он только позвал меня, я...

Т: Ты больше контактировал с Наталией.

Л: Да, с  Наталией. Наталия шутила: «я всегда говорила: я всегда присутствую, но не анфас». Я всегда говорил, что она пишет меньше, чем должна бы.

Р: Ничего не пишет! Она пишет, когда ей захочется. Я скажу больше: я уже 41 год твержу ей: «пиши, пиши, пиши». Это очень тяжело.

Л: Наталия и Рафаэль  - два самых ревнивых человека, каких я видел за свою жизнь, к счастью для них. Когда прошла та успешная операция, Рафаэль решил издать подбадривающий возглас – для всех, кто находится в такой же ситуации. Я слушал твой разговор с Терелу и понял, что ты очень хорошо знаешь, как чувствует себя человек в такие моменты. Когда ты мне это сказал, мне это показалось странным. Я не знал, что ты хочешь крикнуть. И сначала я хотел ответить «нет», потому что решил, что это будет какая-нибудь актуальная тема. Но потом Наталья сказала: если ты этого не сделаешь, книги не будет. И тогда я решился. И какая удача была оказаться там – в этом подвале…

Р: В студии.

Л: В студии, повсюду набитой клоунами. И сначала я предложил: Давай кое-что скроем. Ты мог бы… -  «Нет-нет, я же, кроме всего прочего, еще и пил». Я принял этого человека.

Т: Он хотел жить.

Р: Да.

Л: Человек, которого я не знал, с пронзительной откровенностью рассказал мне обо всем, что с ним случилось, и я считаю, что кое-что пережил вместе с ним, иногда мне казалось, что я – это ты, ночной ты, когда ты бродил по дому и запускал фильмы твоей молодости, словно ты прощался со всем.

Р: Я считал, что я прощаюсь.

Т: Понятно. Он сделал очень милые выводы. Как говорит Луис, Рафаэль забывает обо всем, когда начинает петь песню, потому что неспособен – и это очень важно для твоей жизни и твоего успеха -  ты неспособен петь просто так. Ты должен играть песню, чувствовать ее, чтобы быть дивом, чтобы покорить сцену, все исчезает, и появляется человек, который слушает других – благоразумно, так же, как раньше. Как мило!

Р: Спасибо.

Л: Это правда! Нет никого, кто так владеет сценой, кто является таким дивом, как Рафаэль. Диво, который все организует. Перед этим он проверяет освещение, звук, оркестровку. И когда все заканчивается, он уходит со сцены – и это снова самый мягкий, самый благоразумный человек, и самый внимательный – потому что Рафаэль умет слушать. 

Т: Это нелегко.

Р: И я делаю так всю свою жизнь. Я больше слушаю, чем говорю. Мне нравится слушать, потому что иногда ты несешь глупости, а потом только «ай!». Я обожаю слушать, Всегда любил слушать. Иногда жена говорит мне: хочешь пойти в какое-то там место? Я говорю: «Нет, потому что меня не будет дома или что-нибудь еще. Но ты мне потом обо всем расскажешь. Потому что ты так хорошо рассказываешь, что лучше слушать тебя».

Т: Это правда. Господин Луис дель Валь, которого мы хорошо знаем, особенно благодаря радио – у него есть премия  Logroño de Novela, премия [ Канала СОРЕ Ondas 1990, премия Ondas 2002 лучшему журналисту за передачу Carta abierta (открытое письмо) - мало кто из испанцев не смотрел ее, когда писал ты.

Р: У всех нас много чего было, Мария Тере.

Т: Что ты хочешь этим сказать?

Л: Мы всегда были друзьями. В одной организации.

Т: Он был моим начальником.

Л: Да ладно. Мы были друзьями. А сейчас я работаю с Эрнесто Бурлада, тоже занимаюсь радио.

Т: Поцелуй от меня Эрнесто. Это было настоящее удовольствие. Полагаю, что для Рафаэля тоже было приятно…

Р: Для меня…

Т: …снова встретиться с Луисом дель Валь.

Р: Это мой друг. Очень любимый. Спасибо, Луис.

Л: Привет Наталии.

Т: Мы уходим на рекламу, а по возвращении Рафаэль споет нам то, что является моим великим вечером – а его великой ночью.

Краткий перевод Р.Марковой
Опубликовано 08.08.2013