Рафаэль в программе «24 часа» с Хакобо Заблудовски (Мексика). 1979

RAPHAEL EN "24 HORAS" CON JACOBO ZABLUDOVSKY (MÉXICO). 1979 

30 мая 1979 года

Хакобо Заблудовски: Через несколько минут он появится здесь, в студии «24 horas». Наталия Фигероа - журналистка, писательница и жена Рафаэля – знаменитого испанского певца, была похищена. Сегодня ночью. Рафаэль с нами в студии – через час после того, как Наталия была освобождена. В какое время вы с ней поговорили?

Рафаэль

Рафаэль: Мне удалось связаться с моей женой в половине восьмого утра. Потому что вчера вечером я давал прощальный ужин для нескольких мексиканских друзей, и я ничего не знал. Я приехал домой в час ночи. Так как у меня плохой сон, я начал рисовать, и рисовал до четырех часов утра. Потом я выпил таблетку снотворного и унес телефон в ванную. Мне звонили, но я ничего не слышал. Тогда они позвонили моему представителю в Мексике, а он – консьержу в доме, в котором я живу в Мексике. После долгих уговоров тот открыл дверь и разбудил меня. Он просто сказал мне, что мой дом обокрали, но решил не говорить, что мою жену похитили. В семь с четвертью или в семь тридцать мне удалось связаться с ней. Из-за разницы во времени с Испанией (восемь часов) она была в доме своих родителей, ее уже освободили. Она, немного нервничая, рассказала мне обо всем, что произошло. И я... представь себе¸ каково мне было. Я повесил трубку, но мы разговаривали весь день, каждый полчаса. В наш дом вошли в час ночи по испанскому времени, когда она спала. Вошло четыре человека – с четырьмя пистолетами, и направили на нее фонарики. Моя жена сказала: пожалуйста, никакого насилия, потому что в доме находятся дети. Пусть они уносят все, что хотят, она им поможет, скажет, где что лежит. Эти господа явно пришли за деньгами и драгоценностями, за ценными вещами. Они удивились, узнав, что в моем доме никогда не бывает денег и нет сейфа, чтобы хранить деньги. Потому что я делаю ежемесячные выплаты банковскими чеками. Тогда они не поверили ей и перевернули весь дом, практически разгромили его. И начали снимать картины, паковать вещи, которые я собрал в моем доме за семнадцать лет работы – ведь никто мне их не дарил, я должен был все покупать, и за кругленькие суммы. Они вынесли всю мою коллекцию икон.

Хакобо Заблудовски: Русских икон?

Рафаэль: Да, русских. Они ворвались в час, а к семи утра, видя, что они не нашли ни денег, ни драгоценностей (у нее был лишь браслет с бриллиантами, который я подарил ей в день свадьбы и который, скорее, имеет сентиментальную ценность, чем реальную) потребовали, чтобы она выписала им чек на полмиллиона песет. На это она сказала, что выпишет им любой чек, какой они хотят, но он не будет иметь никакой ценности, так как ее подпись не зарегистрирована в банке, их подписываю только я. В это они тоже не поверили. В восемь утра они собрали все картины, вывели все машины, находящиеся в доме, включая машину нашего шофера, погрузили все – ковры, иконы, картины, все, что могли. В последний раз я говорил с Наталией час или полчаса назад, и она сказала, что несколько картин осталось в гараже, потому что не поместились в машины. Они заставили ее сначала позвонить ее отцу и сказать, что мой сын чуть ли не умирает – это чтобы вынудить его приехать к нам домой с чековой книжкой. Мой тесть сказал, что надо перезвонить нашему дяде, директору отделения Красного Креста в Мадриде. Они поняли, что ошиблись с этим, потому что приехала бы скорая помощь. Тогда они заставили Наталию сесть в машину и поехали в Мадрид. В дороге было заметно, что они очень волнуются и не знают, что будут делать в конце. Им было приказано принести некоторую сумму, и они должны были добыть ее – деньгами или драгоценностями. Они ехали в Мадрид (мы живем в восемнадцати километрах от Мадрида) и спрашивали, где они могут найти деньги. Наталия объяснила, что в доме ее отца произойдет то же самое, потому что в доме нет денег и драгоценностей. Наталия дала им адрес нашей тети, вдовой графини де Романонес, которая повела себя восхитительно. (Дорогая тетя, я хочу поблагодарить Вас, потому что вы были изумительны.) Она оделась и отдала все, что было у нее в доме, и они вынесли все ценное, что имелось в доме: исторические картины, все ее драгоценности, все деньги, какие нашлись в доме. Вот и вся история. Весь день в доме была гражданская гвардия, и мы с Наталией весь день были на нервах, и я понял, что жениться на ней было самой большой удачей в моей жизни. Мы обсудили возможность того, что я сегодня вернусь в Испанию. У меня осталось четыре дня до окончания контракта в Мексике. В конце концов, она сказала, что все уже находится в руках испанской полиции, которая отнеслась к этому очень серьезно, и губернатора провинции Мадрид, нашего друга Хосе Росона. Похоже на то, что полиция найдет их, и Наталия посоветовала мне работать завтра и послезавтра, допеть мои четыре дня в Мексике – завтра я еду в Гуанохуато, послезавтра – еще дальше (Пуэрто Вальяарта), а в пятницу и субботу я прощаюсь в Гвадалахаре. В воскресенье я улетаю в Мадрид – решать проблемы, проверить, в каком состоянии дом, все уладить и забрать мою семью. И устроить месяц отпуска, который нам так омрачили – помнишь, я говорил, что он будет в июне. И вместо того, чтобы провести его в Малаге, мы проведем его в Пуэрто Вальяарта в Акапулько.

Хакобо Заблудовски: Это кадры, снятые сегодня перед домом Рафаэля в поселке Монтепринсипе, в 28 км от Мадрида, и это рассказ Хоакина Пелаеса.

Jacobo Zabludovsky

Идет репортаж

Голос за кадром: Писательница и журналистка Наталия Фигероа, жена популярного певца Рафаэля, сегодня поздно ночью была похищена здесь, в Мадриде, четыремя неизвестными в масках, когда она находилась в своем особняке в Монтепринсипе. Похитители забрали ряд ценных вещей и поставили супругу Рафаэля перед выбором – взять с собой ее или одного из ее детей. Несколько часов спустя Наталия Фигероа объявилась в районе Пуэрта-дель-Йерро и приехала в дом своих родственников, где известила полицию. Она утверждает, что похитители потребовали десять миллионов песет за ее освобождение, хотя неизвестно, заплатила ли семья эту сумму. Единственное заявление, которое сделала супруга популярного певца Рафаэля, что она пережила очень трудные и неприятные моменты. Некоторые мадридские газеты назвали этот случай «странным похищением», а полиция занимается расследованием и составляет список украденных предметов. Во время похищения Рафаэля не было в Мадриде. Из Мадрида Хоакин Пелаес, «24 horas».

Студия

Рафаэль: Это полностью совпадает с тем, что мне рассказывала Наталия. Дело в том, что похитители, увидев, что денег нет... Они думали, что я вернулся в Мадрид вместе с женой, уехавшей из Мексики в прошлый вторник, и рассчитывали, что я поеду с ними в банк и сниму деньги и отдам им. Тогда они предложили ей выбирать – увезти ребенка, что мне кажется подлостью, или забрать ее, на что моя жена ответила, чтобы они взяли ее до понедельника, когда я вернусь в Мадрид и отдам им деньги. В этой суматохе, я должен сказать, они были не слишком профессиональны: они на шоссе обсуждали это дело, обдумывая, что им делать, потому что не могут ждать до понедельника, так как должны привезти эту сумму завтра... Благодарение Богу и этому их замешательству моя жена в этом момент живая и здоровая находится в доме своих родителей, и мои дети тоже.

Хакобо Заблудовски: Вся семья снова в сборе.

Рафаэль: Еще одна забавная вещь: в последний момент попросили мою жену вести одну из машин, так как они вели ее рывками и автобус врезался в автомобиль. И она сказала: «Пожалуйста, дайте мне вести, я вас не обману и привезу в дом моей тети, Единственное, чего мне не хватает, – это сейчас погибнуть в машине». Хакобо, это был очень грустный день.

Хакобо Заблудовски: Это десять миллионов песет, которые они просили, были им отданы?

Рафаэль: Нет, мы им ничего не давали. Ничего сверх того, что они увезли: вещи, которые очень дорого стоят. Я заработаю еще и куплю все, что хочу. Я молод и здоров и могу работать, но меня очень огорчает  то,что они разорили мой белый дом, у меня сердце кровью обливается, это невыносимо.

Хакобо Заблудовски: Графиня Романонес - вдова знаменитого.

Рафаэль: Луиса Романонеса – старшего сына графа

Хакобо Заблудовски: Так что там они украли много...

Рафаэль: Да много, потому что у нее есть плохая привычка хранить свои драгоценности дома. Они не верили, что у моей жены нет драгоценностей, а она сказала: «Я же всегда хожу в синих джинсах – какие драгоценности, я не из тех женщин, которые их требуют».

Хакобо Заблудовски: Они приводили политические доводы?

Рафаэль: Никаких. Просто сказали фразу, которая показалась мне общим местом, это смешно. «Вы не осознаете, что множество людей в мире голодает?» На что Наталия ответила: «Вы собираетесь на эти полмиллиона песет исправить положение во всем мире?» Они сказали, что жизнь их часто била и ставила подножки, а мне слишком везет. А Наталия ответила: «Мой муж – сын штукатура, строительного рабочего, и до семнадцати лет он часто голодал. Он очень много работал, чтобы суметь заполучить этот дом и чтобы его дети ходили в школу. Он не такая важная шишка, есть тысячи людей, родившихся в роскоши» Обокрасть мою семью... Обкрадывать любого человека – это аморально, а доводы, которые они приводили, мне кажутся абсурдными.

Хакобо Заблудовски: Давайте вспомним, что Наталия Фигероа – в высшей степени интеллигентная, веселая, полная жизни и талантливая женщина, которая пишет в главную газету Испании – АВС. Не так давно она была здесь, на Канале 2.

Фрагмент из программы

Хакобо Заблудовски: Я благодарю Наталию и Рафаэля за то, что в это воскресное утро они находятся здесь, в студии, со своими детьми Хакобо и Алехандрой. Как прошла ваша поездка в Мексику?

Наталия Фигероа: Я счастлива. Я в восторге и не хочу уезжать.

Хакобо Заблудовски: Вы долго находитесь здесь?

Наталия Фигероа: Один месяц.

Хакобо Заблудовски: А чем вы занимались?

Рафаэль

Наталия Фигероа: Я с детьми объехала Мехико – все, что смогла. И еще немного поработала, потому что я считаю, что никогда не следует приезжать в чужую страну как простой турист, но всегда надо пользоваться этой возможностью и заняться работой. Интервью, репортажи, статьи – всего понемногу.

Хакобо Заблудовски: Вы брали интервью в Мексике?

Наталия Фигероа: Да, и я хочу увидеть одного писателя, которым я больше всего восхищаюсь в этом мире. Для меня он – настоящий кумир, и к тому же друг Испании - Габриэль Гарсия Маркес.

Хакобо Заблудовски: Для какого журнала Вы делаете интервью в Испании?

Наталия Фигероа: Для газеты АВС.

Хакобо Заблудовски: Вы одна из великих звезд этой газеты.

Наталия Фигероа: Ну не звезда, а репортер.

Хакобо Заблудовски: А это у нас кто? Алехандра? Рафаэль, сколько ей лет?

Рафаэль: Два года.

Хакобо Заблудовски: А где она родилась?

Рафаэль: В Мадриде.

Хакобо Заблудовски: А ты поешь? Сколько лет у нее разница с братом?

Рафаэль: Она на год моложе.

Хакобо Заблудовски: Хакобо, а тебе сколько лет? (Хакобо показывает три пальца) Ты ходишь в школу? (Хакобо отрицательно мотает головой)

Студия

Хакобо Заблудовски: Это семья, на которую покушались этим утром в Мадриде четверо людей в масках, вооруженных винтовками... или пистолетами – что сказала Наталия?

Рафаэль: Наталия сказала мне, что пистолетами.

Хакобо Заблудовски: Рафаэль, вы по-прежнему будете жить в Испании?

Рафаэль: Да, конечно. Я испанец. Мне выпало жить в Испании. Потому что я считаю, что страну не могут символизировать четыре человека – и даже сорок или сорок тысяч. Испания – это чудо, пусть даже в ней есть сорок тысяч людей, которым чудом не являются.

Рафаэль

Хакобо Заблудовски: А что с контрактами в Испании, ожидающими выполнения?

Рафаэль: После вчерашнего мы вместе, и слава Богу. Потому что самое дорогое в моей жизни – это жена, и если бы с ней или детьми что-нибудь случилось, я бы умер. Я не представляю жизни без нее. Этот месяц я буду отдыхать. Я допою эти четыре дня и закончу турне в Гвадалахаре Месяц отдохну, а потом подумаю. У меня впереди контракты на два года, но так как все импресарио, к счастью являются моими друзьями, мне это дает некоторую свободу, и я могу сказать: знаешь, вместо октября я приеду туда в январе, или вместо мая поеду в сентябре. У меня нет проблем.

Хакобо Заблудовски: Эти налетчики никого не ранили?

Рафаэль: Они меня убили! Они взяли все мои пальто, и натальины тоже, все ее платья, все мои костюмы – все-все. Они оставили мне то, что надето на мне и костюмы, которые находятся тут. Они унесли все. А мои галстуки они использовали, что связать всех слуг. Больше всего меня огорчает, что моя дочь Алехандра видела это, потому что встала утром и увидела всех связанными. А мой сын Хакобо, проснувшись, увидел вместо картин одни рамы, сброшенные на пол. А потом появилась мать – вне себя, потому что когда все это случилось, она, естественно, очень нервничала, хотя она настоящая женщина с головы до ног. В итоге все кончилось хорошо.

Хакобо Заблудовски: Есть какие-нибудь следы?

Рафаэль: Как она мне сказала – да. Есть кое-какие улики, которые исследуют, и Хосе Росон, губернатор провинции Мадрид, сказал нам, чтобы мы не волновались, потому что эти люди быстро попадутся.

Хакобо Заблудовски: Рафаэль, мы очень сочувствуем этой драме, произошедшей в семье одного из самых популярных артистов мира. Хорошо еще, что не было нанесено физических повреждений.

Рафаэль: Нет. И поскольку я молод и могу работать, мы все восстановим. Так что все не так страшно. Хакобо, я хочу воспользоваться твоей передачей, чтобы поблагодарить за тысячи и тысячи телеграмм, пришедших в мой дом в Мадриде и сюда, в Мексику. Поблагодарить тебя и твою жену, всех людей, которые с шести утра заботились обо мне в самые трудные часы, когда падаешь после таких переживаний. И вас – публику Мексики, потому что мои каникулы пройдут здесь, и я надеюсь, что они компенсируют мне и особенно моей жене испуг и страх, пережитые сегодня.

Televisa
30.05.1979
Перевод Р.Марковой

Опубликовано 06.07.2017

Дополнительные материалы:

Рафаэль возвращается домой / Raphael vuelve a casa. 1979