Рафаэль в программе «Cosas» с Марисой Абад, Хоакином Пратом и Моникой Ранда. I. 1980

RAPHAEL EN "COSAS" CON MARISA ABAD, JOAQUÍN PRAT Y MÓNICA RANDA. I. 1980

Лето 1980 года

Мариса Абад: На своих концертах, продолжающихся два с половиной часа, ты каждый вечер исполняешь по пятьдесят песен. Мы полагаем, что это в самом деле очень утомительно.

Рафаэль: Добрый вечер. Да, однажды на меня даже наложили штраф, потому что в первый день мы закончили чуть ли не в пять утра.

Рафаэль Мартос Санчес

Мариса Абад: Это изматывает, и в любом случае это плохо.

Рафаэль: Это что-то вроде гимнастики. Я, конечно¸ заканчиваю концерт очень уставшим, но не настолько сильно, как может показаться. Я, естественно, утомляюсь, но это нечто вроде зарядки.

Мариса Абад: Ты приучил всех нас, твою публику, к тому, что ты всегда отдаешь всего себя по максимуму. Мы знаем, что у тебя снова был громкий успех в Америке с этой долгоиграющей пластинкой под названием «Yо sigo mi camino». За два месяца было продано пять миллионов экземпляров. Если мы ошиблись, поправь нас.

Рафаэль: Мы уже приближаемся к семи с хвостиком.

Мариса Абад: Семь с лишним миллионов!

Рафаэль: И к счастью, в прошлое воскресенье, когда я приехал, я привез в моих чемоданах шестнадцать золотых дисков, полученных за этот год.

Мариса Абад: И из Мексики тоже? С той же самой пластинкой?

Рафаэль: Нет, конкретно в Мексике мне дали их за песню Мануэля Алехандро «Como yo te amo». И на подходе следующий диск: продано триста тысяч копий еще до выхода пластинки. Ее увидели по телевизору и оставили заявки в магазинах. Я думаю, что это мой самый удачный год. И в Америке тоже, после стольких лет. Это радует.

Рафаэль Мартос Санчес

Мариса АбадМы говорим об Америке, но мы с удовольствием сообщаем, что он продолжает оставаться номером первым в шестидесяти восьми списках. И, так как ты говорил, что у тебя был безоговорочный успех в Америке, мы хотели бы спросить тебя: ты считаешь, что это также твой лучший момент здесь, в Испании?

Рафаэль: Ну, я не думаю о таких вещах, я всегда оставляю это критикам и публике. Критики сочли, что мой стиль работы на сцене стал намного более рафинированным. Конечно, годы, которые проходят, заставляют меня становиться «менее плохим». Я же многому учусь, работая целыми днями, как ты знаешь.

Мариса АбадКогда ты закончишь выступление, что ты будешь делать, например, завтра? Куда ты поедешь или у тебя будет время, чтобы остаться дома и пообщаться с женой, с семьей и детьми?

Рафаэль: С женой – да, потому что на этот раз мы с Наталией отправимся... В чем дело, Хоакин? Я не могу наслаждаться жизнь вместе с моей женой?

Хоакин Прат: Да я в восторге, мне нравится, что ты наслаждаешься жизнью. 

Рафаэль: В субботу я заканчиваю выступления здесь, в Мадриде, и отправляюсь, то есть лечу в Нью-Йорк, а потом в Майми, Это очень короткая поездка, потому что двадцать третьего я должен быть в Мадриде, чтобы дебютировать там. А потом будет маленькое турне по испанским провинциям. Маленькое - буквально двадцать три или двадцать четыре дня, потому что меня ждет дебют в театре Monumental. Уже двадцатый творческий юбилей.

Хоакин Прат: Ты не останавливаешься.

Рафаэль: Я же должен кормить моих детей.

Хоакин Прат: Это логично. И жену, Наталию.

Рафаэль: Да она ведь... Ой нет, она ест много. Но это незаметно.

Хоакин Прат: В зрелом возрасте это может привести к необходимости операции. Ты же не хочешь операции. Имей это в виду.

Рафаэль Мартос Санчес

Рафаэль: Ну нет. В эти месяцы, и конкретно - в Мадриде, у меня есть другая пугающая проблема – аллергия. Пыльца. А так как в эти дни не было дождя, я все время возвожу взгляд к небу. А о прошлом лете у меня остались приятные воспоминания. Я целыми днями писал. И я хорошо чувствую себя в Испании у моря, там, где влажно.

Хоакин Прат: На побережье.

Рафаэль: Да.

Мариса Абад: Какой ты видишь свою публику на концертах, которые ты устраиваешь, – верную вечную публику, следующую за тобой? Есть какая-то разница, она изменилась или все такая же?

Рафаэль: Нет, она очень сильно эволюционировала, как я сам. Вдобавок у меня появились другие, очень молодые, зрители, которых у меня не было, так как тогда они еще не родились. И естественно, мои прежние зрители, которым столько же лет, сколько мне сейчас. Я работаю для всех, чтобы обеспечивать своих малышей...

Мариса Абад: Так и должно быть. Скажи, мы увидим какой-нибудь твой фильм, или ты появишься в телепрограмме?

Рафаэль: Знаешь, я должен был играть в фильме про Хосе Мухику, но мне пришлось отказаться от этой идеи, потому что там сто серий, которые должны сниматься в Мексике. А для меня невозможно найти сто дней, чтобы сниматься. Фильм очень меня заинтересовал, он мне очень понравился, но я никак не мог участвовать в нем... Мне очень трудно найти время для фильма, если мне его не предложат заранее, за два сезона до съемок. И к тому же, я не хочу играть в картинах, где надо петь.

Моника Ранда: Мы с нашим прославленным влажным климатом ждем тебя. Приезжай поскорее.

Рафаэль: Когда я закончу концерты в театре Monumental, я сразу приеду. Позвони мне.

Моника Ранда: Есть одна необычная вещь, о которой я хочу спросить тебя. Это особая вещь, о которой мы хотим рассказать нашим зрителям, как мы говорили в начале. Ты часто живешь в Мексике. По какой причине у тебя, очень видного, сверхзнаменитого в Испании и во всем мире человека, возникла необходимость завести дом в Мексике, чтобы жить там? Иногда тебе приходится мигрировать, как нам также говорил Хулио Иглесиас, у которого тоже есть дом в Майами. По какой причине он тебе нужен? Почему тебе надо иметь дома за пределами нашей страны?

Рафаэль Мартос Санчес

Рафаэль: Его причин я не знаю. А в моем случае это очень просто: Я устал так часто пересекать океан. Я никогда не жил в Майами, потому что он мне не нравится, а во-вторых, так говорят на чужом языке. Но Мексика расположена точно в центре обеих Америк. Я нахожусь там – и мне три часа до Каракаса, два с половиной часа до Лос-Анджелеса, четыре до Нью-Йорка – это места, где снова работаю. Так что когда я выступаю в Европе, я живу в Испании, а когда в Америке – я живу там. Но не больше трех месяцев году. И это единственная причина.

Моника Ранда: А ты не устаешь от такого множества поездок? Тебе не требуется, может быть, немного побольше отдыхать рядом с Наталией и детьми? Или в этом твоя жизнь – метаться из одного места в другое... аэропорты, отели?

Рафаэль: Я бы с удовольствием отдохнул рядом с моей женой и детьми, но для меня как личности это было бы немного... Мне нравится работать, бороться, мне нравится публика. Чтобы жить, мне нужна публика. Я знаю, что это очень избитое общее место, но это правда. Великая, как храм. Когда наступает одиннадцать вечера, а мне не надо выходить на сцену, я чувствую грусть.

Мариса Абад: Рафаэль, нам тоже грустно, что мы должны прощаться с тобой, но мы не хотим делать это, не поблагодарив тебя самым пылким образом и не пожелав тебе снова добиться большого успеха в Нью-Йорке, Лос-Анджелесе, Майами и в Испании.

Рафаэль: И по возвращении - в Мадриде.

Мариса Абад: Большое спасибо.

Рафаэль: Дамы и господа, доброго вам вечера.

 Перевод Р.Марковой
Опубликовано 20.06.2017