Наталия Фигероа о Рафаэле в «De tú a tú» с Ньевес Эррера". 1991

NATALIA FIGUEROA SOBRE RAPHAEL EN "DE TÚ A TÚ" CON NIEVES HERRERA. 1991

09 февраля 1991 года

Эта программа в рубрике Ньевес Эррера вышла в эфир, когда выступления Рафаэля с программой A todo Raphael в театре Кальдерон в Мадриде были в самом разгаре, и ведущая на этот раз встретилась с супругой артиста Наталией Фигероа.

Наталия Фигероа жена РафАЭЛЯ

Наталия Фигероа: Я думаю, это была необыкновенная жизнь. И если бы я стала утверждать противоположное, то, я полагаю, Бог меня наказал бы. Я это сознаю. Очень важно понимать, что тебе дает жизнь и что она предоставляет в твое распоряжение. Я считаю, что надо ценить каждую вещь в ее время. Я не из тех, кто говорит «вчера» и «какой это был великолепный человек». Я ценю текущий момент, настоящее время, то, что дала мне жизнь с самого начала, с рождения. У меня были чудесные родители, а это самое главное – семья, мои родители, брат и сестра, семья как сплоченная ячейка, очень сплоченная. Потом, когда я вышла замуж, появился Рафаэль и мои дети. Все это сделало мою жизнь чудесной. Конечно, бывали печальные моменты и события, как в жизни любого человека.

Ньевес Эррера: Мы видим крошечную девочку, одетую в белое, сидящую на коленях у взрослого. Расскажи, кто это человек, что держит тебя на руках. Наталия принесла нам несколько фотографий самых главных моментов ее жизни. Здесь слева мы видим очень маленькую девочку в белом.

Наталия Фигероа: Я сижу на коленях у моего дедушки, а вокруг мои дяди и двоюродные братья и сестры. В то время я была самой маленькой. Потом младшими внуками моего дедушки оказались мой брат и сестра. Но в тот момент они еще не родились, и я была самой младшей из внуков.

Ньевес Эррера: Что есть в Наталии Фигероа от Романонесов? Что тебе досталось в наследство?

Наталия Фигероа: Что у меня есть? Нос. (смеется) Что я унаследовала? Я всегда считала, что человек много наследует от своей семьи. Я получила в наследство энергию, если хочешь, желание двигаться вперед и не ставить перед собой цели, но все-таки стремиться сделать то, что делаю, хорошо.

Рафаэль Мартос Санчес

Ньевес Эррера: Ты очень независимая женщина.

Наталия Фигероа: Да.

Ньевес Эррера: И тебе все равно, что думают о тебе все остальные.

Наталия Фигероа: Я думала так, когда была молоденькой девушкой, потому что все мы всегда проходим через тот возраст, когда тебе приятно говорить «мне все равно». Но я прошла через это, и меня радует, что в определенный момент моей жизни я была предтечей, потому что когда тебе семнадцать, восемнадцать или двадцать лет, ты ходишь в монастырскую школу и ждешь, когда жених позвонит тебе по телефону – и готово. А я в ту эпоху начала работать на радио, на телевидении, в прессе, и уже никогда не бросала их. Были даже люди, которые говорили моему отцу, что этот богемный мир, мир прессы, очень опасен. Но я всегда пользовалась поддержкой моего отца, потому что мой отец – писатель, оратор, интеллектуал. Он всегда был в восторге от того, что хотела стать такой, и всегда поддерживал меня. Как я тебе сказала, я с молодости работала, и мне было все равно, что говорят все остальные, потому что я к тому же занималась тем, чем мне очень нравилось делать. Для меня в тот момент это занятие стало моей профессией и больше никогда не переставало быть ею.

Ньевес Эррера: В восемнадцать лет ты – если я ошибаюсь, поправь меня - опубликовала первую книгу стихотворений.

Наталия Фигероа: Да. Это были стихотворения в прозе - нерифмованные стихи, потому что никогда не умела писать другие. Но это были поэмы, написанные в шестнадцать и семнадцать лет и опубликованные в восемнадцать.

Ньевес Эррера: Так что ты еще и поэтесса, а не только писательница, рассказчица и переводчица.

Наталия Фигероа: Нет-нет. Это было в начале. Потом - нет.

Ньевес Эррера: Потом не было ничего. Ты теперь не будешь снова писать стихи?

Наталия Фигероа: Нет. Я думаю, что мы все проходим определенные этапы. Потом вышла вторая книга, которая называлась Palabras nuevas (новые слова), и в ней тоже были очень поэтические произведения. Не стихотворения, но поэтическая проза. А затем начались статьи в газетах и гораздо более актуальные вещи, больше связанные с журналистикой. Не поэзия.

Рафаэль Мартос Санчес

Ньевес Эррера: Любопытно, что Наталия Фигероа всегда придавала самой себе мало значения, но, представьте себе, в июне 1990 несколько ее вещей были отобраны для сборника «Современная испанская проза», который вышел в Нью-Йорке, в этот том вошли статьи Селы, Аны Марии Матуте, Игнасио Альдекоа.

Наталия Фигероа: Откуда ты это знаешь?

Ньевес Эррера: И ты не придала этому никакого значения. Кто научил тебя не ценить себя слишком высоко?

Наталия Фигероа: Не знаю. Я думаю, раньше я придавала себе больше значения. Но с тех пор, как я вышла замуж, меня гораздо больше занимает карьера Рафаэля и престиж Рафаэля. Не то чтобы он мне предложил мне такой порядок вещей, это пришло мне в голову естественным путем. Больше всего меня волнуют мои дети и Рафаэль. А потом иду я. Я думаю, что так и должно быть.

Ньевес Эррера: Как трансформируется мышление женщины, которая была пионером среди женщин, которые пишут, борются и вдруг говорят: я выхожу замуж и бросаю все ради моего мужа!

Наталия Фигероа: Я так не говорила. Я начала зарабатывать реноме, публиковаться, работать на телевидении и радио в очень юном возрасте, так что, когда я вышла замуж, я занималась этим достаточно долго. У меня уже были достижения, опыт, успех, популярность, если хочешь. И я была так рада завести, наконец, свой дом, своих детей, и так высоко ценила это, и это казалось мне таким важным, что я, сама того не замечая, оказалась немного позади.

Ньевес Эррера: Посмотрим на некоторые из главных моментов твоей жизни, которые были выбраны тобой. Продолжим рассматривать снимки, отражающие эту жизнь... Кажется, что мы говорим о женщине, прожившем немало лет, а Наталия Фигероа – молодая женщина. Но интересно, что за кроткое время произошло так много событий – правда, Наталия?

Наталия Фигероа: Верно.

Ньевес Эррера: Здесь вся твоя семья в сборе.

Наталия Фигероа жена РафАЭЛЯ

Наталия Фигероа: Это старая фотография. Я не смогла найти для тебя более современный снимок, потому что мы никогда не бываем на них впятером, так как я всегда фотографирую. Поэтому на них дети и Рафаэль, а меня никогда нет.

Ньевес Эррера: Где сделан этот снимок?

Наталия Фигероа: В Диснейленде. Несколько лет назад.

Ньевес Эррера: Скажи мне откровенно – женщине трудно всегда жить на чемоданах, это тяжело для семьи?

Наталия Фигероа: Это трудно. Но я нечасто собираю чемоданы. Я хочу сказать, что я время от времени путешествую, чтобы сопровождать Рафаэля, но реже, чем иногда хотела бы. Потому что мне никогда не нравилось оставлять детей одних. Хотя сейчас они не такие уж маленькие, но я всегда говорю «дети». А старшему, представь себе, семнадцать лет. Но я очень все утрирую, и мне плохо, если я нахожусь вне дома, я смотрю на часы, думаю о том, что они делают, где малыш, как он, и мне некомфортно. Рафаэль это знает. И если ему, например, надо пробыть в турне месяц подряд, я выбираюсь к нему на сколько-то дней. Но именно он всегда убегает на несколько дней, чтобы побыть с нами. Так что на чемоданах сидит он.

Ньевес Эррера: Бедняга. Давай смотреть следующие фотографии.

Наталия Фигероа: Это первое причастие дочери. Тут мои свекор со свекровь, мои родители. К несчастью, не хватает многих, это один из очень грустных снимков.

Ньевес Эррера: Момент, когда ты вышла замуж за Рафаэля, решил все, и он изменил жизнь Наталии Фигероа. Это было «до» и «после»?

Наталия Фигероа: Верно.

Ньевес Эррера: Как возникла эта любовь к Рафаэлю? Любовь, которую очень мало кто понял в тот момент. А ты сказала: «Нет, я хочу выйти замуж за Рафаэля!

Наталия Фигероа жена РафАЭЛЯ

Наталия Фигероа: Не знаю. Любовь возникает без всяких причин. Я познакомилась с ним на вручении премий на радио, где я работала в то время. Мы начали выходить в свет, сначала как хорошие друзья, и больше ничего. Так продолжалось достаточно долго. Он много ездил и месяцами жил за границами Испании, а я писала и посылала открытки. И ситуация начала меняться спустя много времени, по крайней мере, с моей стороны. Возникло другое чувство, я поняла, что очень скучаю, когда он уезжает, и что имидж Рафаэля, который у меня сложился, в корне отличается от того, чем Рафаэль является. Так почти всегда происходит с известными людьми. То, что ты знаешь благодаря телевидению или журналам, почти никогда не имеет ничего общего с настоящим человеком. Он кажется мне чудесной личностью, человеком, твердо стоящим на земле, знающим, чего он хочет, серьезно относящимся к своей жизни и своей работе, к своим идеалам и образу мышления. Это стало решающим фактором для того, чтобы мы поженимся. И это оказалось сложным делом. Ты знаешь, что в этой стране все загоняют тебя в рамки этикета, и мне говорили: «Он тебе не подходит. Рафаэль тебе совсем не соответствует». Он мне подходит уже девятнадцать лет, что мы состоим в браке. Мы хорошо знали, чего мы хотели, и мы поженились.

Ньевес Эррера: Мы познакомились с женщиной, у которой необычные глаза. Они говорят с многом, рассказывая о чувствительной, деятельной женщине, бунтарке, которую не волнуют социальные условности, хотя она говорит, что сейчас даже меньше, чем раньше, Ее интересуют ее дети, она любовница своего мужа, чувствительная женщина, как было сказано. Но, в первую очередь, мне кажется, лучший комплимент Наталии Фигероа – умная. Спасибо, Наталия!

09.02.1991
Перевод Р.Маркововй
Опубликовано 10.08.2017

Дополнительные материалы:

Raphael en "De tú a tú" con Nieves Herrera. II. 1991
Raphael en "De tú a tú" con Nieves Herrera. I. 1991