Рафаэль в программе «Esta es tu casa» с Тересой Кампос. II. 1991

RAPHAEL EN "ESTA ES TU CASA" CON TERESA CAMPOS. II. 1991 

Январь 1991 года

Тереса Кампос: Привет, встань, покажись. Как дела?

Рафаэль: Остановите оркестр, пожалуйста.

Рафаэль Мартос Санчес

Тереса Кампос: Расскажи, что ты сделал с собой? Садись.

Рафаэль: А, мы уже в эфире.

Тереса Кампос: Добрый вечер. Ты уже тридцать лет на эстраде. Как долго…

Рафаэль: Тридцать лет - а кажется, что это было вчера.

Тереса Кампос: Недавно я видела твою фотографию в журнале.

Рафаэль: Да, с моим младшим. Ой, нет, с Хакобо.

Тереса Кампос: И ты кажешься таким же, каким поехал на фестиваль в Бенидорме в тысяча девятьсот шестьдесят….

Рафаэль: Бенидорм? Это тысяча девятьсот шестьдесят второй год.

Тереса Кампос: И ты победил на фестивале с песней Te voy a contar mi vida.

Рафаэль: С Te voy a contar mi vida, Tu Cupido, Perdona Otello, Llevan, Cada cual - то есть я получил все премии. И еще мне дали премию за лучшее исполнение. И все мои коллеги сказали, что там был какой-то подкуп. Это в самом деле выглядело так.

Рафаэль Мартос Санчес

Тереса Кампос: Да, было слишком много премий. Но со временем ты доказал, что все они были присуждены справедливо. Ты пел Te voy a contar mi vida (я расскажу тебе мою жизнь). А на самом деле ты кому-нибудь рассказывал о твоей жизни?

Рафаэль: Нет. Потому что если я это сделаю, кто-то будет знать столько же, сколько я. (поет фрагмент Te voy a contar mi vida)

Тереса Кампос: Ты андалузец.

Рафаэль: Да, со всех четырех сторон.

Тереса Кампос: Сейчас модно писать мемуары, все знаменитости пишут воспоминания и зарабатывают хорошие деньги. Если бы ты взялся писать мемуары, тебе пришлось бы рассказать о многих вещах, о которых мы до сих пор не знали.…

Рафаэль: Конечно, мне надо было бы рассказать о многом, но я не стану писать воспоминания, потому что они предназначены для меня, моей жены и моих детей.

Тереса Кампос: Ты никогда не делал бизнеса на твой жизни.

Рафаэль: Нет, я никогда не торговал своей жизнью. Ни брюками, ни кальсонами.

Тереса Кампос: Но ты снимался в рекламе.

Рафаэль: Да, довольно часто. И не только я один, и моя жена тоже. Но мы считаем, что есть очень красивые юноши и девушки, которые делают эту работу гораздо лучше нас. Я ограничиваюсь тем, что умею делать – я пою, а моя жена ограничивается тем, что она, кажется, умеет делать, то есть пишет.

Тереса Кампос: И кстати, очень хорошо. И к тому же у тебя не было финансовых проблем. У тебя был огромный успех, и ты, я полагаю, заработал много денег.

Рафаэль: Знаешь, Мария Тереса, это вопрос не финансовых проблем. Дело не в деньгах, а в стыде.

Тереса Кампос: Тебе представляется недостойным наживаться на….

Рафаэль: Да. Мне – да. Нет, я с большим уважением отношусь к тому, что они делают, ведь у всех своих проблемы и свои дела. Но я лично не буду делать этого.

Рафаэль Мартос Санчес

Тереса Кампос: Тридцать первого ты выступаешь в театре Кальдерон, чтобы отпраздновать тридцатый юбилей жизни в музыке.

Рафаэль: Там я начинаю это празднование, потому что оно продлится два месяца. И тридцать первого пройдет премьера спектакля. Потом он также будет записан для телевидения. Я буду выступать девять недель и дам восемьдесят с чем-то концертов, а потом уеду в США. Я возлагаю на это спектакль большие надежды, потому что считаю, что это самое лучшее, что я сделал за свою жизнь. Мне это стоило большого труда…

Тереса Кампос: Поставить такой спектакль…

Рафаэль: Да. Потому что если бы у меня было две-три песни, или даже десять-двенадцать удачных песен, а остальные – так себе, было бы иначе. Но у меня, благодаря моим композиторам, Мануэлю Алехандро, Хосе Луису Пералесу и другим, тысяча с лишним песен, являющихся номером первым. Так что мне очень сложно выбрать. Это как партия в шахматы.

Тереса Кампос: А из тех песен, что ты отобрал, какие ты всегда должен петь?

Рафаэль: Конечно, там будут Hablemos del amor, Yo soy aquel, Desde aquel día, Cuando tú no estás, Tema del amor, Amo, трам-пам-пам…, Aleluya, Los amantes – это бесконечность. И это мои первые песни, такие,  как Todas las chicas me gustan, Casi,casi, Alta costura, Hoy mejor que mañana, La Bamba. Но есть одна вещь, которая вызывает у меня особую нежность. Когда я пою в театре и стою на сцене, я смотрю вверх и вижу себя в коротких штанишках – таким, каким я смотрел на Маноло Караколя. И возникает такое щемящее чувство.

Тереса Кампос: Ты сказал, что когда ты вспоминаешь себя в коротких штанишках в театре Кальдерон, ты чуть ли не плачешь.

Рафаэль: Нет, я плачу.

Тереса Кампос: Ты очень сентиментален?

Рафаэль: Да.

Тереса Кампос: Теперь это модно.

Рафаэль: Мне совершенно не стыдно говорить это.

Тереса Кампос: В этом нет позора.

Teresa Campos - Raphael

Рафаэль: Мне это не мешает. I’m so sorry, мне очень жаль.

Тереса Кампос: Рафаэль, мне это кажется прекрасным. И я полагаю, что эти табу как для женщин, так и для мужчин, ушли в прошлое. Мужчины, например, имели несчастье не получить права плакать.

Рафаэль: Один из самых первых моих хитов (братьев Гарсия Сегура) назывался Los hombres lloran tambien (мужчины тоже плачут). И Мигель Босе потом захотел узнать, почему.

Тереса Кампос: Тебе это не понравилось?

Рафаэль: Нет, это мне нравится, потому что Мигель мой друг. Мужчины тоже плачут.

Тереса Кампос: Рафаэль, если бы тебе надо было выбрать что- то самое лучшее за эти тридцать лет – что было лучшим? И что было самым худшим?

Рафаэль: Лучшим, без всякого обсуждения, явно было 14 июля 1972 в Венеции – день, когда я обвенчался с моей женой Наталией Фигероа. Для меня это был самый счастливый день за всю мою историю.

Тереса Кампос: Эта свадьба должна была состояться на четыре дня раньше.

Рафаэль: Мы должны были держать это в секрете. Но для меня это был самый главный день в моей жизни. И за ним последовало рождение трех моих детей. Это то, что меня волнует больше всего в мире, после моей публики. После театра и публики – вас, кто сделал из этого человека то, чем он сейчас является.

Тереса Кампос: В супружеской паре всегда есть тот, кто приносит в жертву больше, чем другой. Всегда есть тот, кто отдает больше.

Рафаэль: Это моя жена.

Тереса Кампос: В твоей семье это была она?

Рафаэль: Моя жена приносит очень большие жертвы. Потому что ее муж здесь. Я признаю это и очень благодарен ей. Я испытываю безмерную страсть к моей жене.

Тереса Кампос: Почему эта семья существует, когда так много пар разрывают отношения?

Рафаэль Мартос Санчес

Рафаэль: Она существует в первую очередь благодаря любви, нежности, общности вкусов, потому что она – моя лучшая подруга, моя любовница, та, что меня слушает.

Тереса Кампос: Сегодня так живет немного людей.

Рафаэль: Почему?

Тереса Кампос: Потому что не так просто обрести все эти вещи, о которых ты говоришь.

Рафаэль: Это легко, если любишь.

Тереса Кампос: На первый взгляд может показаться, что у Рафаэля и Наталии мало общего. Тем не менее ты, наоборот, говоришь о сходстве вкусов.

Рафаэль: У нас все общее. И более того. Для понимания нам достаточно взгляда – и все.

Тереса Кампос: Потрясающе! Но давай отвлечемся от твоей личной жизни, такой богатой и такой потрясающей, которая очень меня радует, и вернемся к твоему творчеству. Однажды ты сказал: я не номер первый, я – Рафаэль.

Рафаэль: Дело в том, что номер ноль, номер один или номер десять всегда меня приводили в оторопь. Номер один – это Хулио. Мой друг Хулио, или Роберто.

Тереса Кампос: Он был здесь на прошлой неделе.

Рафаэль: Я видел его по приезде из США, и очень порадовался. Это чудесный человек, не считая того, что он чудесный певец. И Хулио тоже. Здесь нет номера первого, мы же не велосипедисты, у нас нет номеров на спине. Каждый – это личность.

Тереса Кампос: Абсурдно сравнивать тебя с Хулио или Роберто.

Рафаэль: Это глупо. Я – это я, а они - это они.

Тереса Кампос: Это правда, что ты записал диск… Один раз я видела тебя в программе Карлоса Эрреры, нашего любимого друга Карлоса Эрреры. Ты начал приобщаться к эстраде ребенком, когда ходил на концерты испанской песни, потому что они тебе очень нравились, и тогда были такие спектакли, каких уже не делают, с Хуанитой Рейной…

Рафаэль: Как жаль!

Тереса Кампос: Ты снова будешь это делать?

Рафаэль Мартос Санчес

Рафаэль: Да, однозначно. Я очень многому научился у Маноло Караколя, и у Луисы Ортега, и Артуро Павона, и Пилар Лопес…

Тереса Кампос: И у Антонио Амайи?

Рафаэль: Антонио Амайю мне повезло увидеть всего один раз в Сарагосе, но это великий артист. И Маноло Караколь. А Хуанита Рейна для меня неприкосновенна.

Тереса Кампос: А донья Конча?

Рафаэль: Донья Конча тоже. Ее дочь была свидетельницей того, что я позвонил ей по телефону. Когда я записал эту долгоиграющую пластинку, я хотел, чтобы ее мать услышала ее раньше всех остальных.

Тереса Кампос: Ты запишешь пластинку с испанскими песнями…

Рафаэль: Нет, она уже записана и называется Andaluz.

Тереса Кампос: Какие песни вошли в нее?

Рафаэль: Там такие песни, как Tío, tío, Zarzamora моей любимой Лолы, No te mires en el río, Los campanilleros, Sebastiana (поет фрагмент песни).

Тереса Кампос: И Me embrujasteы меня очаровал).

Рафаэль: Я хотел ее записать, но ее нет на этом диске.

Тереса Кампос: Напой мне ее.

Рафаэль: (поет фрагмент Me embrujaste). Это чудо.

Тереса Кампос: И Bien pagá.

Рафаэль: И Bien pagá, и Ojos verdes. Но все они (внимание!) сделаны «а-ля Рафаэль». Я не имитирую никого. Они сделаны по-рафаэлевски.

Тереса Кампос: То есть это не традиционные испанские песни. И кое-что ты споешь нам тридцать первого декабря в Кальдероне.

Рафаэль: Да, во второй части концерта.

Рафаэль Мартос Санчес

Тереса Кампос: Потрясающе!

Рафаэль: Но, естественно, я сначала исполню для публики все мои вещи, то, что она хочет услышать от меня – от Yo soy aquel до El Tamborilero. Кстати, о Хулио: он только что выпустил диск под названием Raices (корни). А у меня еще раньше был готов диск с таким же названием. И он сказал мне: «Почему бы тебе не назвать его Raphael Andaluz. А я сказал: При чем тут Рафаэль? Просто Andaluz!».

Тереса Кампос: Через несколько недель – потому что сейчас он очень занят подготовкой этого великого события, празднованием тридцатого юбилея в Мадриде, в театре Кальдерон - Рафаэль будет петь здесь, в Esta es tu casa. И еще - ты похудел. Ты ничего не делал?

Рафаэль: Я потерял двадцать один килограмм – это из-за щитовидной железы, работу которой мне наладили. Теперь у меня все функционирует нормально, а раньше работало плохо. Это хороший возврат к весу, в котором публика видела меня по телевизору в моих фильмах: Al ponerse el sol, Cuando tu no estás, Digan lo que digan, El Golfo. Ты же знаешь, что я снялся в семнадцати фильмах. И кажется, что во всех фильмах играет один человек, а их уже семнадцать.

Тереса Кампос: Мы будем ждать тебя здесь, чтобы те спел. Еще раз добро пожаловать в Esta es tu casa. Спасибо.

Перевод Р.Марковой
Опубликовано 16.08.2017