Рафаэль в программе "Луар" с Хосе Гайосо. 2015

RAPHAEL EN "LUAR" CON JOSÉ GAYOSO. 2015

13 ноября 2015 года

Рафаэль принял участие в программе Галисийского телевидения накануне своего концерта в Сантьяго-де-Компостела, рассказав о том, над чем работает и исполнив одну из своих композиций.

 Рафаэль Мартос Санчес

Хосе Гайосо: Мы исполнены надежд и благодарности, потому что завтра он дает концерт – великолепный концерт, потому что это Рафаэль, который отдает абсолютно все. И это счастье, что артист мирового уровня придет к нам сюда вживую, на прямой эфир, как всегда, отдавая все и от всего сердца. Дамы и господа - великий Рафаэль

(Рафаэль поет Yo sigo siendo aquel)

Хосе Гайосо:Добрый вечер! Огромное спасибо! Вот твой микрофон. Тысяча спасибо! Raphael sinphonico- прекрасный чудесный диск, долгожданный, бережно хранимый…

Рафаэль: Его ждал я! Очень ждал – всю жизнь.

Хосе Гайосо: Ты же пел с симфоническими оркестрами.

Рафаэль: Прежде всего – всем добрый вечер, потому что еще ничего не сказал. Да, я пел с симфоническими оркестрами, но всегда случайно. А вот сделать турне мирового уровня с симфоническим оркестром – это в первый раз. Это нечто! Это чудесно.

Хосе Гайосо: Сегодня ты привез нам оркестр.

Рафаэль: Идея заключалась в том, чтобы петь с оркестром каждого города, в котором я выступаю. Для меня это оказалось фантастическим сюрпризом. Какие у нас в стране есть музыканты!

Хосе Гайосо: Да-да. Особенно у нас в Галисии.

Рафаэль: Я об этом думал, но на самом деле все еще лучше.. Барселона, Мадрид, Севилья, Корунья, Бильбао, Альмерия – там впечатляющий оркестр! Малага – это что-то.

Хосе Гайосо: Такое богатство и такой уровень!

Рафаэль личная жизнь

Рафаэль: Высочайший уровень! И великолепная молодежь! Я серьезно.

Хосе Гайосо: Завтра ты поешь с оркестром GAOS.

Рафаэль: Да.

Хосе Гайосо: Во Дворце Конгрессов, после 20-30.

Рафаэль: Не после 20-30, а ровно в 20-30.

Хосе Гайосо: Ровно в 20-30. Ты очень пунктуален.

Рафаэль: Я очень пунктуален.

Хосе Гайосо: Это очень хорошо. А сколько ты там пробудешь?

Рафаэль личная жизнь

Рафаэль: Я думаю, что время не имеет значения. Я стараюсь, чтобы мои концерты продолжались два с половиной часа – я считаю, что это очень хорошо. Но дело в том, что почтенные зрители (так я называю публику) никогда ос мной не соглашается, и хотят большего.

Хосе Гайосо: Бис, бис, давай-давай! Это так приятно, что ты с нами, потому что когда мы увидели это замечательный симфонический диск…

Рафаэль: Там еще DVD с концертом в театре Real.

Хосе Гайосо: Да, и CD и DVD - все. И месяц назад мы начали постоянно видеть Рафаэля – в фильме Mi gran noche, веселом и более того. О Рафаэле все время говорят, он ездит с турне – и ясное дело, мы пригласили его LUAR.

Рафаэль: Ты!

Хосе Гайосо: Нет, публика! А ты - само великодушие. Через столько лет ты снова снимаешься в кино. Это очень интересно. Сколько лет ты не вставал перед кинокамерами?

Рафаэль: Сорок три года.

Хосе Гайосо: Все очень изменилось.

Рафаэль личная жизнь

Рафаэль: К лучшему. Все очень изменилось, но к лучшему. Я много смеялся, мне очень понравилось. Это безумие, это совершенно сумасшедший фильм.

Хосе Гайосо: Твой персонаж – это фантастика! У него нет ничего общего с тобой.

Рафаэль: Ничего. Я такой плохой.

Хосе Гайосо: Ты плохой в кино.

Рафаэль: Но не такой уж плохой. Дело в том, что мой персонаж защищает свой статус, свои достижения. Это хорошо. Вот ему хотят навредить. Я больше не буду рассказывать, потому что это будет весь фильм…

Хосе Гайосо: Нет-нет. Музыку надо услышать, картину надо увидеть, в кино пойти. В любом случае – наши поздравления. Еще одна вещь. На следующей неделе ты получаешь еще одну премию Ondas.

Рафаэль: На следующей неделе - двадцать четвертого числа.

Рафаэль личная жизнь

Хосе Гайосо: Ты знаешь об этом?

Рафаэль: Да. К счастью, это уже вторая.

Хосе Гайосо: За этот фильм ты получил премию как лучший актер в Токио.

Рафаэль: Да, в Токио.

Хосе Гайосо: Что тебе еще осталось сделать?

Рафаэль: Все! Но сделать лучше - я уже учусь со временем.

Хосе Гайосо: Нам пишут в твиттере и в фейсбуке. Тебя смотрят в Англии, в Америке, России, Перу. Нам задают вопросы. Ты творец мечты – а что тебе осталось исполнить?

Рафаэль: Я тебе уже ответил. Но сделать все лучше, и много раз.

Рафаэль личная жизнь

Хосе ГайосоКакой секрет помогает тебе покорять сцены как в первый день? Есть какая-то хитрость?

Рафаэль: Нет. Какая хитрость? Просто профессии надо учиться. Я много учился, и я хороший ученик.

Хосе Гайосо: Но страсть, упования…

Рафаэль: Для меня каждый мой выход на сцену – это первый раз. И в то же время последний. Потому что на сцене я никогда не оставляю ничего на завтра.

Хосе Гайосо: Ты отдаешь все. И уходишь со сцены совершенно выжатый. Ты идешь в гримерную, и там…

Рафаэль: Выжатый? Нет, не выжатый. Раньше было так, но теперь – нет. Не потому что я стал расчетливее, я чувствую огромное волнение от того, как меня принимает публика, как прощается со мной, как молчит во время всего концерта. Да, я очень волнуюсь.

Хосе Гайосо: Еще вопрос: ты поедешь в Америку с программой Sinphonico?

Рафаэль личная жизнь

Рафаэль: Да.

Хосе Гайосо: А когда начнутся американские гастроли?

Рафаэль: Я не знаю. Наверное, немного в феврале, потом в апреле, может быть, еще. И до июня, когда я вернусь в Испанию. Я будут петь Sinphonico до сентября.

Хосе Гайосо: Из сегодняшнего вечера мы выжмем все. Вопрос от одного из зрителей: ты выпустишь диск с песнями, созданными молодыми артистами и талантами – такими, как Пабло Альборан?

Рафаэль: В январе я записываю новый диск – там будет молодежь, композиторы, которые раньше не создавали ничего для меня, среди них также певцы (певцы-композиторы), и я возлагаю большие надежды на эти прекрасные эффектные песни. Посмотрим, нормально ли все выйдет, запишу ли я их хорошо.

Хосе Гайосо: Ты очень доброжелателен к молодым артистам и талантам. Ты всегда…

Рафаэль: Я всегда поддерживал молодых. Они ведь наша смена, надо быть с ними.

Хосе Гайосо: Мы заканчиваем, нам надо продолжать передачу.

Рафаэль личная жизнь

Рафаэль: Я спою еще раз?

Хосе Гайосо: Я же сказал, что мы выжмем все. Но оставим кое-что на завтра для Дворца Конгрессов. Но скажи одну вещь; на этом этапе карьеры, после 55 лет работы на сцене, когда у тебя есть все премии мира, признание публики, а это лучшая из премий, все золотые диски и урановый диск...

Рафаэль: Да. Но главная награда – это публика.

Хосе Гайосо: Самая лучшая из всех. В этот момент, когда тебе снова присудили премию Ondas, скажи – кто был тот человек, который в самом начале дал тебе какой-то толчок, который сказал: иди! лети! В этот великолепный момент славы, который ты переживаешь, ты вспоминаешь кого-то в твоей жизни…

Рафаэль: Говоря по правде, этим человеком всегда был менеджер - Пако Гордильо, которого уже нет с нами.

Хосе Гайосо: Он подтолкнул тебя?

Рафаэль: Нет. На самом деле он никуда меня не толкал. Он поверил в меня, душой и телом отдался моим делам. Это была ключевая фигура в моей карьере.

Хосе Гайосо: Что же – слава ему. Потому что он зажег эту звезду и мы можем наслаждаться им на сцене. Это было приятно. Огромное спасибо за усилия. Завтра он будет петь в Сантьяго вживую. Рафаэль без четверти одиннадцать вживую.

Рафаэль личная жизнь

(Рафаэль поет Mi gran noche)

Хосе Гайосо: Не знаю, как для тебя, а для нас это – великая ночь. Пойдем, мы весь вечер будем говорить о беретах и фуражках.

Рафаэль: О беретах?

Хосе Гайосо: Ты любишь шапки, береты...

Рафаэль: Да, у меня много шляп

Хосе Гайосо: Да, я видел на фотографиях. Но ты не слишком...

Рафаэль: Но в жизни мне нравится ходить с непокрытой головой, серьезно.

Хосе Гайосо: С такими волосами, как у тебя, можно и похвастаться, а вот другие – лысые, смотри. Что тут поделаешь.

Рафаэль личная жизнь

Рафаэль: Бывают вещи и похуже.

Хосе Гайосо: Завтра у тебя концерт в полдевятого во Дворце Конгрессов. Для тебя это обычное дело - приходить перед этим на телевидение на прямой эфир?

Рафаэль: Нет, сейчас я должен был лежать в кроватке.

Хосе Гайосо: Это проявление того, о чем мы говорили в начале.

Рафаэль: Я очень тебя люблю. И всех вас. Всю жизнь.

Хосе Гайосо: Но когда Рафаэль впервые пришел в LUAR, для нас это было чудом.

Рафаэль: Когда это было?

Хосе Гайосо: Двадцать четыре года назад.

Рафаэль: Всего лишь?

Хосе Гайосо: Да, ты тогда еще не родился.

Рафаэль: А то я мог бы прийти гораздо раньше.

Рафаэль личная жизнь

Хосе Гайосо: Нет. Галисийскому телевидению всего тридцать лет. Но двадцать четыре года назад мы видели тебя в LUAR. Это казалось чудом. О чем тебе говорит этот берет?

Рафаэль: Берет, хотя многие так не думают, - очень элегантная вещь. Я помню, что Марлен Дитрих носила берет в нескольких фильмах, и Эва Рохас, Многие люди: Валье-Инклан...

Хосе Гайосо: Крестьяне...

Рафаэль: Моему отцу очень нравился берет. И от берета он перешел к шляпам.

Хосе Гайосо: Ему нравились шляпы? Вот военная фуражка. Что ты скажешь о военной фуражке?

Рафаэль: Сразу приходит в голову мысль о безопасности, чтобы шагать по жизни. Это символизирует гражданскую гвардию, полицию... Мне приятно, когда я еду по шоссе и вижу пару патрульных. Это безопасность, спокойствие.

Хосе Гайосо: Хорошо: традиция, безопасность... А кардинальская шапка?

Рафаэль: Я с ней знаком очень хорошо. Я же был служкой.

Хосе Гайосо: Ты был служкой?

Рафаэль: Я пел на двенадцатичасовой мессе. Я был солистом в хоре, и каждое воскресенье в двенадцать я пел. Я хорошо это помню.

Хосе Гайосо: И священник не знал – люди приходили на нее из-за веры или чтобы услышать твой голос?

Рафаэль: Я думаю, это было fifty-fifty. Пятьдесят на пятьдесят.

Рафаэль личная жизнь

Хосе Гайосо: Хирургическая шапочка.

Рафаэль: Это великое слово (отдает честь). Вы все знаете, что со мной было. Так что для меня «хирург» – это спасатель.

Хосе Гайосо: Спасатель жизни. Вот каталонская барретина. Традиционная вещь. Берет - это нечто типичное баскское, а это...

Рафаэль: В Испании нам повезло иметь много типов шапок в каждом сообществе, которое есть в Испании, в каждой провинции, в Валенсии, в Барселоне, в Каталонии, в Стране басков, в Галисии. В Андалузии мы носим кордовскую шляпу.

Хосе Гайосо: Богатое разнообразие испанских головных уборов.

Рафаэль: Конечно. Это приятное явление в Испании – разнообразие.

Хосе Гайосо: И мы дошли до колпака папы Ноэля. Ты – артист, с которым очень часто ассоциируется Рождество.

Рафаэль: Да. Эта знаменитая El Tamborilero. Подобной ей песне о Рождестве не появилось. Ей все еще играют. Если после первого декабря ты заходишь в магазин, везде звучит El Tamborilero.

Хосе Гайосо: Для меня, как и для многих, первое, что связано с Рафаэлем – это El Tamborilero. Испанское телевидение.

Рафаэль: Рождество! Я делал рождественские передачи. И в этом году тоже сделаю. Двадцать четвертого числа, в сочельник, я буду со всеми вами

Хосе Гайосо: Что ты скажешь о Рождестве? Хотя для тебя это в первую очередь работа.

Рафаэль: Как для всех смертных, по крайней мере, для большинства, для меня Рождество – это семья, встреча с родственниками, старыми друзьями, братьями. Рождество – пора, когда все время от времени встречаются.

Хосе Гайосо: Это единение. И когда... дай-ка я подумаю... дети твоих детей приходят в твой дом, это тебя радует.

Рафаэль: Очень.

Хосе Гайосо: Ты играешь с ними. Изображаешь Санта-Клауса.

Рафаэль личная жизнь

Рафаэль: Есть человек, который его изображает. Я не могу рассказать обо всем, потому что все это смотрят...

Хосе Гайосо: Тебе больше подходит колпак папы Ноэля или королевская корона?

Рафаэль: Я больше склонен к короне трех королей-магов. Но дети видят сначала папу Ноэля, а потом – королей. Они хотят всех. Мне приходится покупать подарки...

Хосе Гайосо: Ну да – письма с просьбами... Рафаэль, для нас это удовольствие и честь – то, что ты  тут с нами.

Рафаэль: Спасибо.

Хосе Гайосо: Я повторю, что ты выступаешь во Дворце Конгрессов в Сантьяго де Компостела. А теперь мы прощаемся. Большое спасибо!

(Рафаэль поет En carne viva)  

13.11.2015
CRTVG
Перевод Р.Марковой
Опубликовано 15.11.2015