Утраченные иллюзии и Рафаэль

Видно кто-то наверху решил до краёв наполнить чашу моих приключений. Утром мы с подругой расстались: она поехала в университет на занятия, а я к гостинице "Метрополь", где остановился Рафаэль. Подруга отчаянно мне завидовала. Ведь ей так и не удалось попасть на концерт, хоть она и основательно подготовилась: одела мамин медицинский халат, взяла чемоданчик с красным крестом и уверенно отправилась брать штурмом чёрный вход.

Рафаэль Мартос Санчес

Её никто не остановил, и она беспрепятственно вошла внутрь. Но уже через 5 минут её с позором вывели на улицу, да ещё пригрозили позвонить маме на работу. А зто грозило крупными неприятностями: ведь в чемоданчике были медикаменты.Поэтому она решила не гневить судьбу и благонравно отправилась в университет. А я на встречу приключениям.

Возле "Метрополя" стояла толпа поклонниц. Все ждали выхода Рафаэля. В руках у многих были програмки с концерта (как и у меня), фотографии, подарки и, конечно, цветы. Все мечтали получить автограф, да и просто посмотреть на любимого певца. Я хотела того же самого и поэтому пробралась через толпу к самому входу с твёрдым намеринием взять у Рафаэля автограф.

Но тут моя внешность сыграла со мной злую шутку. На свою беду я была пухленьким (в меру!) кудрявым белокурым ангелочком, с большими голубыми глазами и часто ловила на себе заинтересованные взгляды мужщин, оставаясь при этом наивным домашним ребёнком. И тут ко мне подходят два негра, один из которых был настоящим красавцем -высокий, с точёными чертами лица, оливкого цвета кожей, бархатными карими глазами и белозубой ослепительной улыбкой. Я получила тройной шок: в первый раз в жизни я видела перед собой негра, да ещё такого нереально красивого! Во-вторых, он был иностранцем, а для нас в то время это были люди всё-равно, что с другой планеты.

И, в третьих, он заговорил со мной по-английски: "Do you speak English?" А я на автомате ответила: "Yes,it is!" Хотя мой школьный английский не был приспособлен к общению с иностранстранцами, но не хотелось расписаться в собственном невежестве. Они обрадовались и стали что-то мне увлечённо говорить. Я не вникала в это, потому что в голове билась одна: мысль-сейчас выйдет Рафаэль! А я просто из уважения, каких-то моральных правил не могу прервать людей на полуслове, повернуться и убежать. И случилось то, чего я боялась: из дверей, в сопровождении охраны, вышел Рафаэль! На него сразу налетела толпа поклонниц, и он стал раздавать автографы. И пока я глупо извинялась "sorry,sorry", Рафаэля окружила такая плотная толпа поклонниц, что пробиться к нему было невозможно. Скоро он сел в машину и под громкие крики почитательниц его татанта уехал. А девчонки, которым удалось получить автограф, показывали его другим, прижимали к груди и целовали. Мне было смертельно обидно. Я проклинала в душе тех негров и свою интеллигентность и решила во что бы то ни стало увидеть его ещё раз и взять желанный автограф.

Там я познакомилась с такой же неудачницей, как и я. Мы договорились встретиться вечером и проникнуть к Рафаэлю в гостиницу. Это был последний шанс: в 8 часов утра у меня был самолёт в Челябинск, домой.

Под покровом ночи

Вечером мы встретились у гостиницы. За это время Люда (так звали мою новую знакомую) узнала на каком зтаже, в каком крыле и даже номере живёт Рафаэль. Кажется, это был четвертый этаж. Оставалось только проникнуть в саму гостиницу. Но сделать это через центральный вход было нереально. И мы решили пройти через черный. Их было несколько, и все они охранялись. Мы нашли самый неприметный, с узкой слабо освещённой дверью. Но и там за стойкой сидел охранник. Пройти незамеченными мимо него мог только человек-невидимка. Но терпения у нас было не занимать: вся ночь впереди! И мы ждали. Ждали какого-нибудь чуда и дождались! Охранника кто-то позвал и он покинул свой пост. Мы не стали ждать приглашения и змейками юркнули на лестницу и на одном дыхании взлетели на четвертый этаж.

Перед нами были высокие стекляные двери, за которыми был виден коридор с красной ковровой дорожкой. Мы потянули за ручку, уже ощущая вкус победы и -о ужас!- дверь не поддавалась, как мы ни старались. Тогда мы спустились на третий этаж - результат тот же, поднялись на пятый...Дверь была открыта! И мы бросились по коридору, в поисках нужного номера.

По нашим соображениям, он был в другом крыле. Надо искать! О том, что с нами будет в случае успеха в поисках, мы не задумывались. Мы были молоды, глупы и влюблены. Адская смесь! Пробежав весь коридор, мы свернули в другое крыло, и тут услышали шаги: кто-то шёл нам навстречу.

Рафаэль Мартос Санчес

Спрятаться негде, и мы замерли, покорно ожидая своей участи. К нам подошла солидная дама и строгим голосом спросила, кто мы и что тут делаем. Всю смелость и решительность с нас как рукой сняло, и мы сбивчиво стали объяснять, что только хотели попросить автограф у Рафаэля. Мы говорили это с таким наивным, просящим выражением лица,что сердце её дрогнуло и она просто взяла нас за руки и вывела за дверь. По пути сделала выговор тому охраннику за то, что он нас пропустил. Оказавшись на улице и немного погоревав, мы решили действовать по-другому. И тут начинается самая страшная и захватывающая часть моего приключения.

Тёмный двор

Люда была москвичка и знала такие места, куда туристов не водят. Нам ещё раньше удалось узнать, где находятся окна номера Рафаэля. Они выходили во двор и на Кремлёвскую стену. По другую сторону этой стены стояли дома, предназначенные под снос или на реставрацию. Люда ориентировалась там вполне свободно. Мы лезли на какие-то чердаки, спускались в подвалы, перепрыгивали провалы в полу, и всё это происходило почти в полной темноте. Свет лился только из окон "Метрополя" и совсем слабо освещал нам дорогу. Наша задача заключалась в том, чтобы оказаться в том самом дворе перед Кремлёвской стеной, за которой были окна Рафаэля.

В конце-концов, нам это удалось: мы оказались во дворе, с трёх сторон которого стояли зиявшие чёрными провалами окон, полуразрушенные пустые дома. А прямо перед нами светились желанные окна, за которыми жил наш кумир. Место было жуткое, нигде ни души, и эти заброшенные дома были бы неплохой декорацией к фильму ужасов. Но мы об этом не думали. Нам надо было решить, что делать дальше. Не придумали ничего лучше, чем кричать "Рафаэль" в надежде на то, что он выглянет и мы его увидим.

Минут десять мы орали во всё горло, но безрезультатно. Потом решили, что мы далеко и он нас не слышит и надо найти способ перелезть через стену и оказаться в том дворике, на который выходят его окна. Удивительно, но мы довольно быстро нашли огромную тяжеленную деревяную лестницу, словно специально приготовленную для нас заботливым режиссёром, и с трудом взгромоздили её на стену. Первой полезла Люда. Забравшись на самый верх, она села между зубцами стены, свесив ноги по обе её стороны. Выглядела она довольно комично: маленькая хрупкая девушка верхом на историческом символе нашей страны. А она, не придумав ничего лучшего, вдруг закричала:"Рафае-е-ель!" Я, не удержавшись, тоже подхватила. И так мы кричали довольно долго, надеясь, что он всё-таки услышит и выглянет. Но увы... Может быть, это были совсем и не его окна и, скорее всего, он спал за какими-то другими окнами, но мы не хотели в это верить.

Решив,что надо прыгать в тот дворик, я собралась залезать на лестницу и уже поставила ногу на первую перекладину, как вдруг почувствовала чью-то руку на своём плече.Такого страха я не испытывала ни разу в жизни: он буквально парализовал меня, окутав тело и душу леденящим ужасом. Стояла давящая тишина: все звуки мира словно растворились в атмосфере страха.

Люда, сидя на верху, увидела что-то за моей спиной и тоже оцепенела. Я не знаю, сколько времени продолжалась эта немая сцена, но сработал инстинкт самосохранения, и я обернулась: позади меня стоял мужчина, положив руку мне на плечо, а чуть дальше стоял второй. Одеты они были как два брата близнеца-оба: в одинаковых чёрных шляпах с большими полями и одинаковых серых плащах с поясом. Лиц было не видно: они скрывались в тени шляп.

Рафаэль Мартос Санчес

Придя в себя, я скинула руку со своего плеча, а Люда кубарем скатилась с лестницы, и мы побежали. Но эти двое не сделали ни одной попытки нас остановить, не издали ни звука. Они просто стояли посреди двора, засунув руки в карманы и смотрели, как мы нарезаем круги в поисках той дыры, через которую мы вылезли в этот двор. Не помню, сколько продолжался этот сумашедший бег... Сердце выпрыгивало из груди от страха и напряжения, но мы по-прежнему не могли найти выход...

"Расплата"

Наконец, выбившись из сил, мы остановились, тяжело дыша. Они подошли к нам, как-то уверенно-спокойно, словно не сомневаясь, что мы теперь никуда не денемся, взяли нас за руки и спросили, кто мы и что тут делаем. Точно так, как та женщина в гостинице. Попросили предъявить документы. Всё прояснилось: это была милиция (как потом мы узнали, в Метрополе оказывались секс-услуги и милиция держала это на контроле). А тут мы со своими жуткими криками. Вобщем, они нас очень быстро вывели с этого двора и сказали, что заберут нас в отделение, а утром разберутся! И вот они нас ведут, а мы с Людой ревём на всю улицу. Я им показываю билет на самолёт, рыдая прошу меня отпустить, она тоже умоляет. Время было уже около 1 часу ночи, но прохожих на улице было много и некоторые даже пытались заступиться. Шум стоял страшный. Начали собираться люди, и эти милиционеры дрогнули. Не знаю, что этому способствовало: людская толпа или наши искренние рыдания. Но они нас отпустили. Не смея поверить своему счастью, мы стояли, не двинувшись сместа. И тогда один из них как-то громко на нас цыкнул, и мы бросились бежать. И тут нас чуть не сбила выезжающая из арки машина, мы буквально выскочили из-под колёс.

Решив, что на сегодня приключений достаточно, мы решили разойтись по домам, горько сожалея о провале операции. Мы очень тепло попрощались, обнялись и расцеловались, обменялись адресами, обещав друг другу писать: ведь нас связывали приключения и, самое главное, любовь к Рафаэлю. И мы расстались. Я пошла к метро, а она на остановку автобуса.

 Эльмира Амбарцумян
Опубликовано 07.04.2013