Часть III

ЧАСТЬ III

Рафаэль растерялся. Почему он должен их водить домой? А время на них где взять при его-то нагрузке? У него было несколько не слишком прочных и не слишком обременительных отношений, последний раз с одной довольно известной танцовщицей, потом с вокалисткой, но все они знали, что Песня — их главная непобедимая соперница, и пасовали перед ней. От поклонниц Рафаэль всегда бегал, это его отцу хотелось, чтобы те гроздьями висели на знаменитом сыне, и он для этого старался!

Испанский певец Рафаэль пресса

Сеньор Мартос вечерами надевал поводки на двух далматинцев и вел их на прогулку по окрестным дворикам, частенько совмещая это со встречами с журналистами в условленном кафе. Отец беззастенчиво «сливал» им информацию о планах и передвижениях Рафаэля. И если, к примеру, завтра сын направлялся в Париж, что держалось в глубокой тайне от прессы, — то с рассвета весь аэропорт уже гудел от девчонок-поклонниц — они жаждали увидеть своего кумира живьем. А сын удивлялся: да откуда все они узнали, что он здесь будет?

Будь на его месте отец, обожавший прекрасный пол, он бы не растерялся, а Рафаэль был слишком поглощен мыслями о дисциплине, имидже, карьере... Пожалуй, он был живым только на сцене, а в жизни, видимо, превратился чуть ли не в робота. Не в этом ли причина вот этой чудовищной опустошенности? Любил ли он кого-то? Да нет, у него просто не было на это сил, а единственная девушка, чей образ запал ему душу, — это Наталья Фигероа.

испанский певец Рафаэль

У детей Рафаэля появились уже свои дети. На Ибице с женой и внуками. 

...Наталья. Теперь можно о ней и не мечтать. Кому нужны сломленные неудачники, бывшие артисты... А ведь, пожалуй, сейчас ему больше всего на свете хочется, чтобы пришла именно она. Наталья была известной журналисткой, работала тогда на радио и делала много передач, в том числе и о музыке; они были знакомы, но шапочно. Забыть Наталью трудно — она не похожа ни на кого из знакомых женщин: высокая, со строгим худым лицом и очень пристальным взглядом, сдержанная, воспитанная, дико образованная. В ней чувствовалась порода, недаром она была аристократка, из богатой семьи, дочь маркиза.

...Шли дни. Рафаэль так и сидел в затворе, и однажды его друзьям это надоело.

— Тебе нужна энергия, парень, и я знаю, где ее взять.

И Хайме насильно заставил друга одеться и пойти вместе с ним в Фонторию — зал в подвале театра «Альбенис» на вечер потрясающей Лолы Флорес. Выйти из дома, видеть людей, слышать шум — все это было для Рафаэля пыткой.

В начале карьеры Рафаэль считал,
что никогда не женится, ведь артист обручен со сценой.
Короткие романы - пожалуйста! Но жениться?..

Танцующая фламенко Лола, которая, несмотря на уже приличный возраст, была самой страстью, огнем, могла, наверное, зажечь даже камень. Странно, но разбитый и совершенно апатичный Рафаэль подсел на Лолу, как на наркотик, он стал ходить на все ее выступления, буквально подзаряжаясь от нее, как от батарейки. Маленькая искра, потом больше, больше... Разумеется, Лола знала его, слышала от знакомых, что певец болен, хандрит, не выступает и не задавала лишних вопросов. Однажды в маленьком ресторане после паэльи, когда остались только свои, Лола пригласила Рафаэля танцевать с ней фламенко. Андалузец он или нет? Земляк ее или нет? Свита Лолы бешено им аплодировала. Но Рафаэль чувствовал себя деревянным: не только безголосым, но и почти парализованным. Однако в упор смотревшая на него огненная женщина своими колдовскими глазами и ритмичными движениями расшевелила, разбудила, растормошила его. Ведь он был андалузцем, и в нем запела и заговорила кровь его отца, деда, прадеда, его горячей, знойной земли...

...Каких-нибудь пару месяцев спустя Рафаэля нельзя было узнать, его близкие друзья, его менеджер Пако изумлялись даже не тому, что он выздоровел, а произошедшей в нем перемене. Мало того, что Рафаэль возобновил концерты, вернувшийся к нему голос за время передышки обрел новую выразительность, глубину и силу, в самой манере пения проглянуло другое измерение, недоступное ему раньше. Куда делся дисциплинированный и аскетичный Рафаэль? С ним что-то случилось. Его мать Рафаэла Мартос взволнованно делилась со знакомыми, что Фалин купил себе в центре Мадрида новую квартиру, отделился от них! Больше он не ужинает у мамы, как всю предыдущую жизнь.

Ужинал теперь Рафаэль в шумной, веселой и бесшабашной компании друзей, в которую входили Альфредо с Лучи, Кармен Пахео, Леон Ревуэльта, Пепито Эскрива, Хуана Биарнес и конечно же его спасители Начо Артиме и Хайме Аспиликуэта, а также много кто еще. Долго лет державший себя в узде Рафаэль расслабился, и все увидели, что он настоящий латинос, а не какой-то там хлипкий слюнтявый лирик, как некоторым раньше казалось. Теперь Рафаэль был заводилой в компании, и однажды они побили все рекорды, позавтракав в Нью-Йорке, поужинав в Лондоне, а закончили шумными посиделками в Париже. И все это в течение двадцати четырех часов! Сорваться на премьеру новой программы Элвиса Пресли в Лас-Вегас — не вопрос, как и в Лондон — ради того, чтобы попасть на спектакль с Ванессой Редгрейв.

И постепенно в жизнь Рафаэля все больше и больше начала входить та самая Наталья Фигероа, журналистка, про которую он постоянно думал, полагая, что она не про него, словно ее притянула проснувшаяся в нем новая жизненная энергия. Теперь он находил время звонить ей, посылать цветы и закидывать открытками отовсюду, где он только не оказывался. Наталья потом призналась, что поначалу не поверила в серьезность его намерений, считая, что он меняет женщин каждый день и она – просто бледная тень в ряду других. 

испанский певец Рафаэль

Рафаэль до сих пор не понял, что его аристократка жена
находит в таком дикаре, как он.

Рафаэль в свою очередь полагал, что он слишком прост, необразован и неотесан для такой интеллектуалки и аристократки, как Наталья. Раньше, до болезни, он никогда не стал бы добиваться казавшейся ему недоступной женщины, но теперь все изменилось. Шестым чувством он знал, что она способна принести ему счастье.

Однажды Рафаэль пригласил ее на свидание, это был ровно тот период, когда он «подсел» на одежду, а конкретнее — на меховые пальто. Он явился за девушкой на машине, одетый в немыслимо дорогое пальто, отделанное мехом нерпы, и увидел, как она выходит навстречу в очень скромном черном пальтишке. Ему стало стыдно, ей — неловко. Бежать переодеваться? Глупо. И он предпочел поскорее спрятать свои меха в багажник и мерзнуть в одном костюме.

Честно говоря, в начале карьеры Рафаэль втайне думал, что он не женится, потому что артист обручен со сценой. Многие, в частности Антонио Гадес, поддерживали его в этом убеждении, и он практически свыкся с этой мыслью. Короткие романы? Пожалуйста. Но жениться? Никогда.

— Наталья, выходи за меня замуж, я хочу, чтобы ты была моей женой!

Кто бы мог подумать, что Рафаэль скажет девушке такие слова весной 1972 года?

Конечно, она сказала «нет», он и не ждал другого: зачем этой талантливой, красивой женщине такой дикарь, какон? Рядом с ней он и правда чувствовал себя дикарем. Однако это «нет» было решением не Натальи. Как потом выяснилось, отказав ему, она ездила по Мадриду, слушая в машине его песни и заливаясь слезами. Против Рафаэля восстала ее семья. Сначала в прессе появилось сообщение, что они встречаются, потом кто-то пустил утку, что уже назначен день свадьбы, и, узнав об этом, весь клан Фигероа перестал с ней разговаривать: неужели она желает их опозорить и выйти за простолюдина, сына строителя? «Мы больше не будем встречаться, - написала Наталья в записке Рафаэлю. – Мои родители категорически против нас». В тот день он впервые по-настоящему напился в баре, поставив под угрозу назначенный на завтра грандиозный концерт во Дворце музыки.

Испанский певец Рафаэль пресса

Рафаэль сходил с ума, советовался с друзьями, жаловался матери, но чем они могли ему помочь? Наталью Фигероа не умыкнешь, как цыганку, не соблазнишь, не купишь. В какой-то момент совсем было погрузившегося в депрессию Рафаэля озарило: надо спросить судьбу, вот что надо сделать. Слава богу, в Мадриде есть настоящие гадалки, и Пако вызвался сопровождать его. Старая, сморщенная как печеное яблоко женщина, принимавшая в какой-то лачуге на окраине города, привычным жестом взяла ладонь визитера. 

- О. ты очень удачлив! Тебя любит слава и деньги, причем большие деньги... — забормотала старуха.

— А личная жизнь, семья?— со страхом спросил Рафаэль, нервно переступая с ноги на ногу. Не может же везти во всем, небось в личном-то и провал.

— Женишься! — вдруг выкрикнула гадалка. — Да как удачно, вот счастливчик! Разлуки не будет.

— На ком женюсь? — с замиранием сердца спросил Рафаэль.

— Спятил? Мне сверху имен не сообщают, но я не обманываю клиентов.

испанский певец Рафаэль

Рафаэль точно знает, что главный приз его жизни — это Наталья.

Выйдя от старухи, Рафаэль вдруг все понял: надо идти напролом, как он действовал в начале карьеры. Или пан — или пропал. Если судьба — Наталья, то все получится. Не она — он подписывает контракт с Аргентиной и уезжает на длительные гастроли.

В доме Фигероа раздался звонок. Трубку взял Агустин, отец Натальи, и опешил: Рафаэль очень настойчиво попросил о встрече — им-де надо поговорить.

— Нам, кажется, не о чем разговаривать...— попытался сухо отделаться от звонившего маркиз. Но не тут-то было: Рафаэль настаивал.

— Хорошо, приезжайте.

Это был мистический разговор. Слова-то со стороны Рафаэля звучали обычные: мол, хочу жениться на вашей дочери, но никогда не пойду против вашей воли, потому что Наталья тогда будет несчастна. Но это фасад, Рафаэль чувствовал, что с помощью какой-то неведомой силы — наверное, это и есть сила судьбы или рока — он сломит сопротивление этого немолодого и не слабого человека и заставит подчиниться своей воле. Ведь нечто подобное происходит и на его концертах. Его оставили к обеду! Ему предоставили место за столом семейства Фигероа!

Рафаэль повел Наталью к алтарю 14 июля 1972 года  в Венеции, 
в старинной церкви Сан-Дзаккария, 
и вот уже несколько десятков лет они не расстаются. 

Рафаэль повел Наталью к алтарю 14 июля 1972 года в своем любимом городе — в Венеции, в старинной церкви Сан-Дзаккария, и вот уже несколько десятилетий они не расстаются. Жена родила ему троих детей — двоих сыновей и дочь, у этих детей уже есть свои дети. Все, что происходило с Рафаэлем дальше, это уже история стабильно счастливого и удачливого человека; а все счастливые семьи, как известно, счастливы одинаково. За спиной у Рафаэля более ста дисков, полсотни платиновых и один урановый, тираж его превысил 50 миллионов экземпляров. Десять кинолент, бесчисленное количество наград и премий.

...Вспоминая свою жизнь, 71-летний певец благодарит ту давнюю странную болезнь, когда, будучи 27 лет от роду, он вдруг онемел, и это позволило ему осмыслить очень важные вещи.

— Если бы бог тогда не остановил меня на полном скаку, уверен: я выдохся бы окончательно и никогда не заполучил бы Наталью, ведь мой главный приз в жизни — это она.

Барри Ган
06.2014
Караван историй №6
Опубликовано 25.05.2014