Рафаэль: “Америка для меня – второй дом”. 2018

RAPHAEL: “AMÉRICA PARA MÍ ES MI SEGUNDA CASA”. 2018

Рафаэль, ненасытный в свои семьдесят четыре года, возвращается в Лос-Анджелес со своей программой ‘Loco por cantar’

Это классик, который отказывается капитулировать, более испанское явление, чем ярмарка Паломы и картофельная тортилья. “Если уточнить адрес - андалузец”, как сам он торопится пояснить по телефону, находясь на расстоянии нескольких тысяч километров, в Мадриде, который недавно присвоил ему титул названного сына. Рафаэль не устает. Рафаэль этого себе не позволяет. И более того – он безумно рвется петь, он - “Loco por cantar”, так называется неизвестно какое по счету турне, с которым он в эти дни побывает в Лос-Анджелесе и в воскресенье выступит в Dolby Theater. Словно ему было мало. В его семьдесят четыре года. Словно стрелки его часов отстали лет на пятьдесят.

Рафаэль Мартос Санчес

“Loco por cantar” звучит так, будто Вы в отличной форме.

Я не знаю, что мне делать с моей жизнью, если я такой, потому что я не устаю. Я по-прежнему безумно рвусь петь.

Что Вами движет после стольких лет работы?

Я без ума от моей профессии, это главный стимул. Она мне нравится до безумия, и у меня очень хорошо с голосом, я полон сил. Если бы мне было плохо, я бы не говорил подобных слов, но я настолько хорош, насколько хорош, и так приятно заявить об этом на все четыре стороны.

За эти пятьдесят с лишним лет, что Вы поете, было ли когда-нибудь искушение бросить все?

Были признаки усталости, это да, но желания бросить – никогда. Даже когда мне провели пересадку печени, я никогда не думал о том, чтобы бросить пение. Скорее наоборот, я разрешил сделать ее, чтобы иметь возможность продолжать заниматься моей работой, потому что она нравится мне больше всего.

Что для Вас значит снова ступить на землю США?

Для меня это означает многое, потому что это подразумевает, что я живу, что я держусь на сцене. Вспомни, что я начал мою карьеру почти в США. Через месяц после моего первого триумфа в Испании я пел в Мэдисон-Сквер Гарден. США мне очень хорошо знакомы. Я долго жил в Нью-Йорке, когда был холостяком, и в Майами, когда женился. Мне знакома публика и вся страна. Я отлично знаю ее.

Вы многим обязаны латинской публике?

Это значительная часть моей карьеры. Америка всю жизнь для меня – мой второй дом. Первый – это Испания, потому что я начинал здесь, и я испанец, точнее – андалузец, но Америка с самого начала раскрылась передо мной. Все знают, кто я такой и чем занимаюсь.

За границей Вы ощущаете себя более любимым, чем в Испании?

Нет. В Испании публика относится ко мне так, что просто туши свет. В Испании я явлюсь членом каждой семьи.

Публика состарилась вместе с Вами?

Она очень сильно обновляется. Много молодых людей приходит посмотреть на меня, отсюда и диск “Infinitos bailes”. Я оттачиваю мой стиль работы, и мне также нужны другие слова.

А стремление перестраиваться идет в ногу с Вашим репертуаром?

Я думаю, что я делаю это очень хорошо, потому что я делал это постепенно, без резких рывков. С того момента, как я начал свою карьеру, я начал и эволюцию – с шестнадцати лет. Публика всегда видит меня современным, потому что я всегда эволюционирую.

Настоящее изменение, должно быть, произошло с Вами после трансплантации, так?

Подумай. Это было нечто совершенно неожиданное, но мы взяли себя в руки - и вот мы тут.

Вы когда-нибудь сталкивались с кем-либо из ваших гонителей?

Не думаю, чтобы у меня их было много, а если они и есть, то это как соль в супе. Но когда я пою, я вижу только вставшую с мест публику, я не вижу противников. Дело в том, что на вкус и на цвет товарища нет, и возможно, определенному классу людей я не нравлюсь, ну так что? Они привыкнут.

Каталонский вопрос пригодится для диска?

Я бы не хотел шутить на эту тему, потому что есть люди, которые принимают независимость близко к сердцу, но надо также надеяться, что они поймут, что этого не может быть, не должно быть. Мне нравится Испания, которую я знал всегда - единая.

Расскажите мне о самом главном достижении в Вашей жизни.

Мой брак. Моя семья – лучшее, что я создал и сумел сохранить.

То, что Вы стали названным сыном Мадрида, должно быть, большой рывок вперед.

Я очень тронут этим знаком признания. Я счастлив, что они подумали сделать это для меня. Я андалузец, но я гражданин мира, а теперь – названный сын Мадрида. Это очень круто.

Какой из двух финалов песни Сабины “Pongamos que hablo de Madrid*”Вы бы выбрали? 

Я жил здесь и хочу остаться здесь.

Каким диском Вам бы хотелось закончить игру?

Я бы хотел сделать диск (не говоря точнее), написанный большим количеством молодых людей, испанцев и латиноамериканцев, и с каждым создать песню, чтобы это был большой длинный диск, который никогда не закончится.

Пабло Скарпельини
20.04.2018
articulos.elclasificado.com
Перевод А.И.Кучан
Опубликовано 22.02.2018

 

Примечания переводчика:

* Речь идет о песне 1980 года, в последнем куплете которой Сабина говорит о желании покинуть Мадрид; со временем он изменил слова и высказал желание остаться в этом городе