Raphael: "Tengo el pálpito de que mi reencuentro con las cámaras va a ser duradero". 2015

РАФАЭЛЬ: У МЕНЯ ЕСТЬ ПРЕДЧУВСТВИЕ, ЧТО МОЯ НОВАЯ ВСТРЕЧА С КИНОКАМЕРАМИ БУДЕТ ПРОДОЛЖИТЕЛЬНОЙ». 2015

Через сорок лет Рафаэль возвращается на большой экран с новым фильмом Алекса де ла Иглесиа «Mi gran noche», в котором певец играет, с большим чувством юмора, великого музыкального кумира и его темную сторону. 

Рафаэль личная жизнь

Певец, недавно получивший на фестивале в Токио премию за эту роль, демонстрирует присущее ему огромное чувство юмора, смеясь над самим собой и огромным количеством клише, преследовавших его на протяжении его карьеры. Это первый раз, когда певец снимается в комедии, он наслаждается этим жанром и, пожалуй, займется им снова. В самом деле, Рафаэль без тени сомнения утверждал, что он вернулся в кино, чтобы остаться, и что это возвращение на большой экран будет продолжительным.

CHANCE: Ты уже много лет не снимался в кино...

Рафаэль: Сорок лет. Меня всегда соблазняли вернуться в кино, много раз, но я всегда отвечал одно и тоже: дайте мне сценарий. Алекс оказался таким сообразительным, что принес мне сценарий. Другие никогда мне его не показывали. Они всегда хотели заключить со мной контракт, но без сценария. Он мне очень понравился, в особенности потому что после того, как я в другую эпоху много раз снимался в кино, у меня появилась возможность исполнить в наше время роль, за которую я никогда не брался, то есть попытаться рассмешить публику; прежде мои картины были романтическими комедиями, где девушка в финале всегда умирала, и я исполнял звездную песню фильма. Это – другое дело, здесь в конце никто не умрет, если я не убью его раньше. Мне очень понравилось работать с Энрике Сересо и Алексом в окружении всех моих коллег, все они великие артисты – Пепон Ньето, Уго Сильва, мастер своего дела Кармен Мачи, и я был счастлив. Хоть бы мои турне не были такими продолжительными; если в ближайшее время я смогу устроить другие, я попрошу, чтобы они не длились годами, но каждый год позволяли мне что-то сделать – хотя бы поучаствовать в фильме. Я в восторге, что сделал это, и я очень счастлив. Чувство юмора – очень нужная вещь, особенно в наше время. Тому, у кого нет чувства юмора, приходится плохо.

CH: У тебя есть опыт настоящей записи рождественских передач…

Рафаэль: Да, они выше классом, потому что это сочельник. Это первый раз, когда я снимаю что-то для нового года, забавно, что в реальной жизни я всегда отказывался делать это. Из-за того, что происходит в этом фильме. Я предпочитаю мир и тишину Рождества, потому что тогда все гораздо спокойнее и все по-семейному. В этом фильме мне не дали спеть такую вещь, как «El Tamborilero», все должно было выглядеть легкомысленнее.

CH: Какой была эта первая просьба Алекса? Ты должен был подумать над ней или согласился сразу?

Рафаэль: По правде говоря, мне не пришлось долго думать. Я сразу увидел, чего он хочет, и тут же попался в ловушку. Меня привлекла мысль сделать то, чего я не делал никогда, я никогда не занимался комедией. Мои фильмы всегда были романтическими, а моя девушка в финале всегда умирала, а здесь все наоборот. Я понял замысел, и с огромным желанием взялся за фильм. Я вытащил на свет темную сторону души артиста, которая существует: сам я не такой, но именно поэтому мне нравилось играть его.

CH: Публика удивится присущему тебе чувству юмора?

Рафаэль: Да, но меня не беспокоит, что она, например, может подумать, что я такой же. Мой сын Мануэль, который очень проницателен, едва прочитав сценарий, сказал: «Папа, не переживай, что они решат, что ты такой, потому что все знают, что ты - его противоположность», и это правда. Я показываю темную сторону такого персонажа, которые существуют в жизни, и я их знаю, на знакомстве с ними частично основан мой способ изображения героя, и Алекс меня поправлял, но мой герой - из людей подобного типа.

CH: Тогда, по твоим словам, это было решение, принятое дома...

Рафаэль: Все мои решения обсуждаются дома, всегда, с тех пор, как я женился, и до сих пор. До женитьбы рядом со мной был один человек, мой менеджер Пако Гордильо, он был моей семьей, тогда я советовался с ним. Но с того времени, как я вступил в брак, я обсуждаю все дома.

CH: Тебя поддержали?

Рафаэль: Да, полностью. Снимать меня в кино очень трудно, потому что у меня очень продолжительные, огромные турне, и обычно, если кому-то приходит в голову снять фильм, это планируется на следующий месяц – а какого года? это очень сложно. Сейчас – да, меня очень заинтересовала эта вещь, как было в этом случае, и я лично сказал, что тогда-то надо устроить «окно», и вот - этим занялись, и мы все устроили, чтобы получить это «окно».

CH: Чего ты ждешь от этой новой встречи с камерами?

Рафаэль: Что она будет продолжительной.

CH: Скоро появятся другие фильмы?

Рафаэль: Да, возможно, в ином роде или в таком же, я не знаю, но возвращение будет продолжительным, я слышу голос, у меня есть предчувствие, что оно будет продолжительным.

CH: Каково тебе было через сорок лет снова оказаться на съемках?

Рафаэль: Я делал это всю мою жизнь, я хочу сказать – всю мою молодость, и я продолжаю каждый день играть а сцене, для меня предстать перед камерами – это не новость, камеры не заставляют меня нервничать, наоборот – я чувствую к ним любовь и симпатию, потому что они всегда были рядом. Съемки были очень веселыми.

CH: В этом фильме Алекса много молодых актеров...

Рафаэль: Это меня подстегивало, работа с молодежью меня подзадоривала, потому что я должен был быть на их уровне.

CH: Ты позволяешь собой руководить или тебе все уже ясно?

Рафаэль: Я полностью позволяю собой руководить. Где я не даю управлять мною – это на сцене, когда я пою мои песни, там за все с начала до конца отвечаю я, но если я участвую в фильме или телепередаче, или где-нибудь еще, я отдаюсь в руки режиссера.

CH: Где вы снимали фильм?

Рафаэль: Мы делали его на одной из съемочных площадок канала Telemadrid, а потом в нескольких местах в окрестностях Мадрида. Было всего семь недель, сейчас не как раньше, когда я играл в кино, тогда съемки продолжались по семнадцать недель.

CH: Эта роль была написана для тебя, больше никто не сумел сыграть ее. В какой-нибудь момент ты хотел отказаться играть ее?

Рафаэль: Алекс всегда дразнит мое воображение. Эта роль мне очень понравилась, я только опасался, что зрители могут решить, что я такой же, но мой сын Мануэль, относящийся ко мне достаточно критично, сказал мне, что публика слишком хорошо знает меня, чтобы подумать такое. Я ничего не выбросил из роли и ничего не добавил, какой мне ее вручил Алекс, такой она и получилась. Именно такой.

CH: Ты доказал, что у тебя большое чувство юмора, ты умеешь посмеяться над самим собой и над всеми клише, преследующие тебя...

Рафаэль: У меня очень большое чувство юмора, потому что в этой жизни оно – главное. Мы не можем всю жизнь ходить с недовольным трагическим лицом. Надо много смеяться, начиная с себя.

CH: Ты скучал о кинематографе?

Рафаэль: Скучал, но моя профессиональная жизнь так насыщена, что она не давала мне времени скучать о нем, но вот идея мне понравилась. Два года назад Алекс предложил мне сняться в «Balada triste de trompeta», но я ответил «нет», потому что это было невозможно, так как я должен был заниматься другими вещами, и он взял кадры из другого фильма. Тогда он сказал, что хотел бы снять фильм, а через два года прислал мне сценарий, и мне очень понравился мой герой.

CH: Тебя уже столько награждали за эту роль...

Рафаэль: На фестивале в Токио был большой сюрприз – мне дали премию за исполнение. Это очень меня удивило, потому что и я этого не ожидал, и моя роль не настолько велика, чтобы я стал главным действующим лицом, но я очень благодарен. Я много работал в Японии, и меня там достаточно хорошо знают.

24.10.2015
EUROPA PRESS
www.teinteresa.es
Перевод А.И.Кучан
Опубликовано 26.10.2015