Рафаэль в программе "Trendiando" con Кристианом Карабьяс и Мари Рольдан. 2018

RAPHAEL EN "TRENDIANDO" CON CHRISTIAN CARABIAS Y MARA ROLDAN. 2018

18 апреля 2018 года

Кристиан Карабьяс: Это испанец, певец и композитор, и он больше сорока лет занимается музыкой. Это великий Рафаэль. Это невероятно – он несколько десятилетий пел для нас и все еще безумно рвется петь. Добро пожаловать!

Рафаэль Мартос Санчес

Рафаэль: Безумно хотеть петь – это для меня естественное состояние, потому что я пел с четырех лет. Я поступил в школу, потому что у меня был голос, и до девяти лет я был солистом школьного хора. Я не платил за обучение, потому что пел. Так что моему голосу я обязан всем – даже образованием.

Кристиан Карабьяс. Это невероятно! И теперь, когда ты рассказываешь о том, что пел с четырех лет, о школе, мы говорим о многих годах труда.

Рафаэль: Их пятьдесят семь!

Кристиан Карабьяс: Откуда у Рафаэля столько энергии, чтобы продолжать...

Рафаэль: Я не курю и не пью. Наверное, дисциплина в заботе себе восходит к давним годам, я же пел с детства.

Мари Рольдан: А в смысле питания ты тоже очень следишь за собой?

Рафаэль: Я ем все, но в небольших количествах. Если я съедаю паэлью, то потом пять дней я не ем палью. Все сбалансировано. В жизни ничто не бывает плохим или хорошим. Весь вопрос в мере.

Кристиан Карабьяс: То, о чем женщины не всегда хорошо знают. Ведь первый вопрос, который задают женщины – это как следить за собой.

Мари Рольдан: Нам нравится быть в форме.

Рафаэль Мартос Санчес

Кристиан Карабьяс: Вы поняли: баланс – это жизнь. Рафаэль, расскажи нам, как выглядит обычный день твоей жизни, когда ты не работаешь.

Рафаэль: У меня не бывает дней без работы. Бывают дни отдыха от работы. Трудно выстроить такую карьеру, как у меня, очень трудно – ведь она очень продолжительная. А когда я, как ты говоришь, остаюсь без работы, я просто болтаюсь. Болтаться – это не делать ничего. Словно ты прилег... forever (англ.навсегда), глядя в потолок и ничего не делая.

Мари Рольдан: Смотришь фильмы...

Рафаэль: Ставишь фильмы, которых ты и не видишь, потому что ты думаешь о своем.

Кристиан Карабьяс: Какой-нибудь незамысловатый фильм...

Рафаэль: Когда я говорю жене «сегодня я болтаюсь по дому», она радуется, потому что это означает, что я отдыхаю. Это помогает восстановить силы и возобновить темп.

Кристиан Карабьяс: Есть одно слово (хотя порой оно кажется очень затертым), которым мы можем охарактеризовать человека, и это слово – успех. Для многих оно означает деньги, славу... А что значит успех для тебя? Для каждого это субъективное понятие.

Рафаэль: Успех для меня – это подниматься утром и идти заниматься тем, что тебе нравится, что тебя возбуждает. И если в этом у тебя будет, как ты говоришь, успех, ты – удачливый человек. Я думаю, что существуют миллионы людей, просыпающихся утром и не желающих вставать, потому что им не нравится то, что они делают. Но им приходится этим заниматься, потому что надо на что-то жить. Так что я считаю, что жизнь подарила мне, помимо моей семьи и любви публики, возможность делать то, что мне нравится. Это чудесно.

Мари Рольдан: Но после стольких лет творчества и успехов ты перестроился. В чем секрет таких изменений? Ведь это непросто.

Рафаэль: Я никогда не говорил, что я каждый день перестраиваюсь – клянусь, я ничего не делаю для этого. Дело в том, что я передовой парень, я всегда смотрю вперед. И я если занят одной работой, то всегда думаю о следующей, и стараюсь, чтобы она не была такой же, как нынешняя.

Мари Рольдан: В этом секрет.

Рафаэль Мартос Санчес

Рафаэль: Я не отдаю себе в этом отчета. Порой мне это не нравится, потому что я думаю, что я не наслаждаюсь текущим моментом. Мне никогда не нравится то, что я завершил, потому что я всегда выискиваю недостатки. Я никогда не слушаю сам себя, когда я записываюсь. Я должен себя слушать, для того, чтобы, к примеру, одобрить запись, чтобы ее пустили в производство, но потом больше ничего не слушаю, потому что замечаю только недостатки, вещи, которые я мог бы сделать, но не сделал. А уже поздно, потому что я все записал, публике все понравилось, хорошо продается, и я должен молчать. Но если я что-то сделал плохо, то каждый раз, когда я слышу где-нибудь эту песню и доходит до этого пассажа, я говорю себе «вот сейчас, вот сейчас». Знаешь, у меня есть одна очень известная песня – «Cuando tú no estás». Она из моего первого фильма, и именно из-за него в Америке многих девушек назвали «Лаура». И там я говорю «Я ничто без Лауры, когда тебя нет, я как во тьме». А на диске вместо «tinieblas (тьма)» звучит «trinieblas». Я открыл это спустя много времени после того, как эта песня стала номером первым. И каждый раз, когда я ее слышу и доходит до этого места, я весь сжимаюсь.

Кристиан Карабьяс: Но ты произносил это с такой уверенностью... У тебя вышел новый диск – «Infinitos bailes», и не знаю, сделал ли ты это намеренно, но этот диск захватил молодежный сектор...

Рафаэль: Да, я следовал за ними – за молодыми зрителями. Потому что я вдруг с огромной радостью стал замечать, что в заполненных до предела театрах больше половины аудитории – молодые люди. Тогда я сказал себе: «Внимание, посмотри, что происходит? « Потому что я пел уже для четырех поколений – родителей, детей, внуков, а вот это все почему? Пример - моя песня «Mi gran noche» из фильма «Пусть говорят», у которой в свое время был огромный успех, но лет через пять-шесть она сдвинулась на обычное место, ушла на второй план . И вдруг десять или девять лет назад эта песня так вошла в моду, что ее поют на стадионах (когда забивают гол, поют Mi gran noche»), на мальчишниках – везде. В Испании эту вещь слушают чаще всего из всех существующих сейчас песен. А ей сорок лет. Молодежь ткнула в нее пальцем – и все. Я ничего не делал для того, чтобы она обрела успех. Люди в дискотеках начинали выбирать эту песню.

Кристиан Карабьяс: Я думаю, что возникла необходимость в подобной песне.

Рафаэль: И теперь я начинаю обновлять мой репертуар с расчетом на молодежную публику.

Мари Рольдан: Рафаэль, как изменилась музыка на протяжении этих лет? Ты видел, как эволюционировала музыка твоих песен, их слова, и рынок, как ты сказал, потребовал от тебя изменений?

Рафаэль: Мной командует публика. Если что-то ей нравится, я стараюсь следовать за ней. Но также стараюсь навязать ей то, что нравится мне. Потому что иначе...

Мари Рольдан: А что тебе нравится? Рок, романтические вещи...

Рафаэль: Мне нравится все, но хорошее. Я люблю всякую музыку, но хорошую.

Кристиан Карабьяс: А регетон, городская музыка? Говорят, что не бывает хорошего регетона, хотя я не знаю...

Рафаэль: Ну, во все времена были (и так будет происходить и дальше) хорошие вещи, не очень хорошие вещи, обычные, очень хорошие и очень плохие. Всегда. И с регетоном происходит то же самое, что со всеми песнями и всеми стилями. Так, как пел рок Элвис, не сможет никто. Но вдруг завтра появится кто-то другой, кто сделает это лучше. Мы этого не знаем.

Кристиан Карабьяс: Но как здорово, что у нас есть такие артисты, как ты, которые дают публике хорошие вещи и продолжают оставаться на хорошем уровне, чтобы поддерживать стандарты качества.

Рафаэль: А иначе будет только музыка, подобная одноразовым салфеткам «клинекс» - выслушать и выбросить. Посмотрим, что от всех них останется через два года. Как всегда случается, остается хорошее, а плохое проходит.

Мари Рольдан: Рафаэль, ты безумно рвешься петь. Чего мы должны ждать в этом турне?

Рафаэль: Чего можно ждать от безумца?

Мари Рольдан: Чтобы он мне спел.

Рафаэль: Это очень значимое и продолжительное турне... ну, как все мои турне. Но оно очень важно – я резко стал адептом рока, потому что этого потребовала публика. Но я не забываю, откуда я вышел, и не забываю моих песен - как я их называю, сокровищ короны. Зрители могут быть спокойны – прозвучит все, «Qué sabe nadie», «En carne viva» и «Como yo te amo», и все, чего публика ждет.

Кристиан Карабьяс: Концерт длится приблизительно два или три часа.

Рафаэль: Нет, я пытаюсь сказать «концерт будет идти два часа» и когда истекают два часа, ухожу – но возвращаюсь и продолжаю еще немного. Получается два с половиной часа.

Рафаэль Мартос Санчес

Кристиан Карабьяс: Невозможно уместить весь репертуар в один спектакль.

Рафаэль: Да. Это сложно. Каждый раз, когда я формируют программу, это подобно партии в шахматы: эту туда, эту сюда, нет - туда... Если я устаю от какой-то песни (а иногда я устаю), я выбрасываю ее. А месяца через два вдруг возвращаюсь к ней, потому что она мне нужна. Я скучаю по ней.

Кристиан Карабьяс: Ее требует сердце и публика.

Мари Рольдан: Какие города ты посетишь в США и Колумбии?

Рафаэль: В США я начну турне в эту субботу в Сан-Франциско, в воскресенью спою в Лос-Анджелесе, в среду, 25 апреля, в Нью-Йорке, 28 апреля – в Хьюстоне, а 29 апреля я буду здесь.

Кристиан Карабьяс: Но ты также посетишь Колумбию, которая очень тебя любит.

Рафаэль: Колумбия будет в июне.

Кристиан Карабьяс: Если я не путаю, 12 июня ты поешь в Боготе, 14 июня – в Медельине...

Мари Рольдан: И 15 июня – в Кали.

Кристиан Карабьяс: Это нельзя пропустить. А почему бы нам не сделать обращение к Колумбии, которая нас смотрит? Какой встречи ты ждешь? Чтобы с оркестром, национальным блюдом – жареными муравьями...

Мари Рольдан: Я их сама пока не пробовала!

Рафаэль: Нет, это как-то немного....

Кристиан Карабьяс: Большое спасибо, тебе, Рафаэль, для нас это была честь и удовольствие – принимать тебя здесь. Это твой дом.

Краткий пересказ Р.Марковой
Опубликовано 20.04.2018