Рафаэль в программе "Hoy por hoy" с Пепой Буэно и Тони Гарридо на канале Ser. 2018

рафаэль певец испания

RAPHAEL EN "HOY POR HOY" CON PEPA BUENO Y TONI GARRIDO EN CADENA SER. 2018

21 декабря 2018 года

Тони Гарридо: Элвис Пресли, у которого есть дом-музей – с гостиной и т.п., Джимми Хендрикс, Бетховен – это люди, у которых есть музей. То есть имеются люди, у которых есть музей. Две недели назад я побывал в Линаресе, и там находится один музей, посвященный самому великому представителю нашей культуры. Музыки тоже, но по большей части – культуры. Который никогда не переставал развиваться, и хотя годы идут, он далек от того, чтобы кануть в забвение. Он по-прежнему расширяет свою аудиторию – это бабушки и дедушки, родители и внуки, все они тут. Он уникальный и несравненный. И у него вышел новый диск. Его зовут Рафаэль. Добрый день.

 рафаэль певец испания

Рафаэль: Добрый день

Тони Гарридо: Знаешь, что нам больше всего понравилось в музее? Там представлена вся твоя карьера – с детства, этапы развития, но самое лучшее...

Рафаэль: Знаешь, кто это сделал? Мой старший сын. Он занимался всем.

Тони Гарридо: Это многое объясняет. Нам больше всего понравилось – любовь публики, волнение, с каким они говорят о тебе и музее. Мы спрашивали: Вы каждый день слушаете его? - Да. Они с восторгом слушают тебя в режиме 24\7 (то есть сутки напролет семь дней в неделю). 

Рафаэль: А ты ждал, что тебе скажут: Мы уже насытились им?

Тони Гарридо: Во-первых, я тебя поздравляю с «Resinphonico». Казалось, что он никогда не выйдет, но он появился.

Рафаэль: Да. И еще осталось много чего сделать.

Тони Гарридо: И Лукас Видаль...

Рафаэль: Он отвечал за все аранжировки. И он понял меня, когда я сказал: Я хочу сделать что-то такое... не симфоническое, потому что это я уже сделал. Я хочу «РЕ». И он понял, что я хотел сказать этим «Ре».

Тони Гарридо: И он все понял. «Я хочу РЕ» - и он его сделал. А потом будет «Ми», «Ля», «Си»...

Рафаэль: Нет, только «Ре».

Тони Гарридо: Лукас недавно побывал у нас. Он из молодых (или не очень молодых, ему тридцать четыре года) артистов, у него огромный талант, он создавал саундтреки к ряду фильмов... и для Рафаэля? Как тебе с ним работалось, Лукас?

Лукас Видаль: Это было нечто особое. Особенно этот звонок от Рафаэля. Ты не веришь, что это произойдет, и вдруг – бумс - он возникает, просит чего-то другого, этого «Ре», о котором говорил Рафаэль: «Лукас, это должно быть РЕ». А я – «Мамочки, что это за РЕ». Мы беседовали после концерта в Лос-Анджелесе (правда, сначала мы встретились на вручении премий), куда меня пригласил Рафаэль на сой спектакль – и зал был переполнен. Зрители рвались к сцене, это было безумие. И после концерта я зашел за кулисы. Я думал¸ что он очень утомлен (концерт шел два с половиной часа), а он сидел как ни в чем не бывало, словно просто выпил пива с коллегой. И он сказал: «Лукас, диск! Помни – РЕ. Что-нибудь новое». И мне пришло в голову добавить электронной музыки к симфонической.  

рафаэль певец испания

 

Тони Гарридо: Рафаэль рисковый и смелый артист. Но электронная музыка в сочетании с симфонической и Рафаэлем...

Рафаэль: Это звучит чудесно. И публика в театре (я был с программой в Кадисе и театре Real) одобряет это, а публика никогда не ошибается. Мы – да, а зрители – нет. И когда я увидел их лица в Кадисе, я сказал себе: «У! Это великолепный гол!».

Тони Гарридо: И сколько бы народу не было на концерте, хоть десять тысяч, Рафаэль контролирует всех. Если бы в театре открылась дверь и упал луч света, он бы заметил это, даже если бы пел в тот момент.

Рафаэль: Нет, это произошло с моим менеджером Пако Гордильо (да покоится он с миром), который однажды, когда я плохо себя чувствовал (я болел), сказал: «Не вздумай маршировать, ты должен выдержать весь концерт». Я пел, и вдруг я увидел, что дверь открылась. И я прервал песню и сказал: «Пако, сядь». Он в тени отступил назад и сел.

Тони Гарридо: Давайте сделаем фотографию.

Рафаэль: А если мы выйдем плохо, я вернусь, и мы ее переделаем.

Тони Гарридо: Ты собираешься вернуться?

Рафаэль: Да.

Тони Гарридо: Рассказывал, что когда Рафаэля спросили «Сколько надо заказать дней в студии?», он ответил: «На всякий случай закажи два». Лукас, как выглядела работа в студии?

Лукас Видаль: Сначала мы записал оркестр, и это было изумительно, потому что лондонская студия – это высший уровень, top. И так они постоянно что-то записывают, у них есть все необходимое. Мы все сделали за один день. 

Рафаэль: Это было очень хорошо и очень надежно. Я записываю песню несколько раз, но всегда лучшим оказывается первый дубль. Но я понимаю, что надо записать два-три варианта – на всякий случай. С моего первого диска, с четырнадцати лет, лучшим для меня был первый вариант. Я говорю «можно сделать и лучше, но я не могу».

Тони Гарридо: Говоря о студиях – ты работал во многих студиях, но они не одинаковые, в каждой есть что-то свое.

Рафаэль: Профессионал – если он профессионал берет микрофон и начинает работать с тем, что есть. И мне все равно – нахожусь я в AbbeyRoad, здесь или где-нибудь еще, скажем, в Италии... Я записывался в Испании, в Hispavox, в Риме, во Франции – у меня много записей с Франком Пурселем в Париже.

Тони Гарридо: Петь на чужом языке трудно?

Рафаэль: Достаточно просто. Фонетически это достаточно легко. Но я достаточно давно решил, что буду петь только по-испански. Потому что с ним я ощущаю себя состоявшимся в творческом плане. Если мне когда-нибудь потребуется заговорить или спеть на французском или английском языке, я это сделаю, но это не обязательно.

Тони Гарридо: Чтобы тебя поняли.

Рафаэль: Моя аудитория прекрасно понимает меня, на каком бы языке она не говорила.

Тони Гарридо: Давайте послушаем “Resinphonico”.

Звучит Digan lo que digan)

Тони Гарридо: Мы слушаем “Resinphonico”, новую работу Рафаэля и Лукаса Видаля – это ре-структурированный, ре-волюционный Рафаэль.

(Рафаэль поет Yo soy aquel):

Тони Гарридо: Мы перенеслись в 1966. Он представлял Yo soy aquel на конкурсе Евровидения. В 2010 он пел ее под один рояль в рождественской передаче (ведь не будет Рождества без лотереи и Рафаэля), и это звучало так. А так она звучит на “Resinphonico”.

Тони Гарридо: А как выглядит “ó” на концерте вживую?

Рафаэль: С оркестром? Сенсационно хорошо. Или нет?

рафаэль певец испания

Лукас Видаль: Да-да.

Тони Гарридо: Лукас одобряет. Сказал бы он «нет». 

Лукас Видаль: Я просто немного беспокоился, потому что это очень сложная задача – соединить музыку оркестра с электронной музыкой. На диске это звучит очень хорошо, но перенести это на концерт и исполнить в театре Real – это чудо.

Рафаэль: Я считаю, что на концертах вживую я лучше, чем на диске. Там у меня выброс энергии, которой не чувствуется на диске. Моя сила как человека, в сочетании с энергией публики, поддерживающей меня (потому что публика участвует в концерте) – это чудесно.

Тони Гарридо: Я только что получил видео с записью рождественского выступления школьного хора. Посмотрим его. Я вижу здесь таланты.

Рафаэль: И много. Дети всегда очень талантливы. Все. Каждый на свой лад. Потом жизнь складывается по-разному, но в детстве они очень талантливы.

Тони Гарридо: А на твоих концертах много детей. Лукас, как тебе это выступление?

Лукас Видаль: Родители вводят детей в мир эстрады, это прекрасно.

Тони Гарридо: Рафаэль тоже пел с детским хором.

Лукас Видаль: Это интересная тема. Благодаря моим родителям в моей жизни с детства всегда присутствовала музыка, особенно классическая. И благодаря их поддержке я сейчас живу за счет музыки, и я думаю, что для меня как для отца самое главное – поддержать детей, понять, есть ли талант у сына или дочери, и подтолкнуть их.

Тони Гарридо: Мы говорим о концертах. Мадрид, Кадис, Париж, Лондон, Санкт-Петербург... Ты думаешь о перерыве?

Рафаэль: Да, я иногда останавливаюсь и отдыхаю. В январе я полностью отключаюсь от всего, мне надо заняться личной делами, побыть с семьей. Так что месяц с небольшим я поживу обычной жизнью, а с четырнадцатого февраля начнутся странствия, и я приступлю к турне “ó”.

Тони Гарридо: Ты проедешь с ним по всей планете?

Рафаэль: Главным образом по всей Испании, а еще по России и США, побываю в Лондоне и Париже, в Чили, куда съезжу на фестиваль в Винье, который я буду открывать... как во все годы, я побываю везде. И закончу его у себя дома с моими близкими.  

рафаэль певец испания

Тони Гарридо: Ты наводишь меня на мысли об Александре Македонском. Он тоже обошел полмира и покорил его. И как гласит легенда, когда ему уже больше нечего было завоевывать, он сел на камень и заплакал. Но я вижу, что в этом отношении ты непохож на Александра Великого.

Рафаэль: Когда я покорю всех, я начну все снова.

Тони Гарридо: Еще раз объедешь весь мир.

Рафаэль: Именно.

Тони Гарридо: Сколько раз мы слышали эту песню...

(Звучит El Tamborilero)

Тони Гарридо: Это, как и шарики лотереи, символ нашего Рождества. Есть много версий...

Рафаэль: Но наше Рождество звучит так. А так знаешь, что мне не давали записать ее? Мне было пятнадцать лет, я принимал участие в этом проекте фирмы Hispavox, и мне предложили спеть вильянсико... но только не эту вещь. Я спросил, почему, и мне сказали: «Потому что ее записал Синатра, и она вышла в ноябре». А я сказал: «А какое отношение имею я к этому господину?» Они не стали мне мешать, я записал ее, и она стала таким потрясающим хитом...

Тони Гарридо: Что никто не вспомнил Синатру.

Рафаэль: Нет, его песня тоже звучала, но не в таком масштабе. К тому же его уже забыли, а мою мучают каждый год - ро-по-пом-пом.

Тони Гарридо: В музее в Линаресе постоянно звучит музыка. А Лукас снова обратится к кино. Он вернется Лос-Анджелес, где он живет и работает.

Лукас Видаль: Я думаю, что в последующем году мы зарезервируем spot (англ.место), как тут говорят, для ResinphonicoРафаэля. Я уверен, мы снова вернемся к нему.

Тони Гарридо: У Рафаэля вышел новый диск.

Рафаэль: И он вышел также на виниле. Мне очень волнуют виниловые диски, потому что у поклонников музыки есть CD, чтобы слушать его каждый день, в машине и т.п., а винил слушают дома. И ставят его в фонотеку. У меня дома фонотека на тысячи мною дисков, их обложки - это история.

Тони Гарридо: Рафаэль, большое спасибо за то многое, что ты сделал. Лукас, это твой дом. Было удовольствием видеть вас обоих. Хорошей вам работы и удачи в турне. Но притормаживай немного.

Рафаэль: Да, я остановлюсь на целый месяц.

Тони Гарридо: Всей удачи мира вам!

Рафаэль: Мы увидимся в следующем году.

Тони Гарридо: Лукас, спасибо!

Рафаэль: Спасибо! Счастливого Рождества!

Краткий перевод О.Островского
Опубликовано 22.12.2018