Главная / Inicio >> Рафаэль каждый день / Raphael cada día

Raphael cada día

02.06.2016

Честный четверг с Милой Менесес


Размышления вслух наедине со всеми

Сердечно приветствую вас, дорогие мои читатели, на страничках моего "Честного четверга".

Сначала хочу сообщить вам, что в самом начале недели непогода - такое непривычное в мае наводнение - нанесла серьёзный ущерб в юго-западной части Германии.

ИзображениеК сожалению, не обошлось на этот раз без жертв. Стихия лишила жизни четырех человек... 

У нас в Ганновере также упрямо продолжаются грозы и сильные дожди.

А метеорологи продолжают предсказывать распространение мощных осадков на север страны.

Правда, обещают, что такой исключительной силы, как на юге, уже не будет. И на том, как говорится, спасибо. Будем надеяться на лучшее и верить, что солнце, в конце концов, вернется... Ведь по-другому просто не может быть!

Drohen-Hannover-auch-Unwetter_pdaArticleWide.jpg

А теперь простите меня, что испытываю ваше терпение, и позвольте вернуться к продолжению рассказа, который я начала некоторое время назад, но прервала по независящим от меня причинам.

Рождественские размышления наедине со всеми. Часть I
Рождественские размышления наедине со всеми. Часть II
Размышления вслух наедине со всеми. Часть III

Размышления вслух наедине со всеми. Часть V
Размышления вслух наедине со всеми. Часть VI
Размышления вслух наедине со всеми. Часть VII

Напомню, что, когда во время глубокой ночи я, в состоянии стресса, вернулась домой, ворота в наш двор были накрепко завинчены большим болтом. Водитель машины, который меня привез, с пониманием отнесся к ситуации и поступил чисто по-мужски: перепрыгнув через высокие ворота, открыл их и тут же скромно исчез.

Старшая дочурка ждала, когда отец заснёт, чтобы оставить входную дверь открытой для меня, поэтому я легко вошла в дом. Пройдя вдоль по узкому коридору, я осторожно вошла в гостиную, где на диване, который носил имя “мягкий угол “Синевир”,  крепко спал мой бывший муж. Воздух в комнате свидетельствовал о том, что он изрядно выпил и хорошо закусил, как это обычно бывает после окончания сделки, командировки или просто после рабочего дня... Душа моя была подобна натянутой струне, и я только молилась, чтобы он не проснулся.

На следующее утро мой хозяин, так подло, по его мнению, “кинутый” мной, отправился на авторынок торговать запчастями к иномаркам.

Могу только представить, с каким приятным чувством ехал он из Польши на BMW бутылочно-зелёном “металлик”, предвкушая всё наслаждение владения этой иномаркой тогда, в 1996 году. Но для того, чтобы стать владельцем этой машины, ему надо было продать его белый Фольксваген, на который я успела наложить арест в связи с разделом жилой площади и имущества.

Это был удар ему в спину, хотя он мог это предвидеть перед тем, как вышвыривать меня с детьми из дома. В том-то и дело, что действия разумной  женщины предсказуемы. Но вот, от его бесхребетной жены-кошечки (как меня называли подруги), которую он на виду у всей улицы носил на руках, всячески заботясь, он никак не ждал такого поворота! Он, как ему казалось, хорошо знал, где его кошечку можно придавить, и она, прогнувшись под этой тяжестью, будет униженно тереться о его грудь, руки и ноги.

А я в тот день, занимаясь детьми и домом, я внутири вся дрожала. Я позвонила адвокату Нине Павловне, пенсионного возраста женщине, которая взялась мне помогать, не выставляя наперёд счёта.

Она пообещала назначить встречу для нас всех у судьи нашего района, чтобы попытаться мирно, без того, чтобы давать делу официальный ход, решить наш вопрос. Я, конечно же, согласилась, потому что не хотела ради принципа создавать своему бывшему проблемы. Могла ли я претендовать на половину совместно нажитого имущества - магазинчика запчастей к иномаркам? Наверное, могла... Но даже мысль такая мне в голову не приходила. Я хотела просто спокойно жить со своими девочками и не трястись от страха каждую минуту...

Октябрь подходил к концу. А тем временем началась жизнь под одной крышей с человеком, который был теперь для меня не понятно кто: хозяин дома, но не муж, известный в ближайшей округе как предприимчивый трудяга-парень, исключительно заботившийся о нездоровой жене, а на самом деле стремящийся избавиться от нее без каких-либо потерь для себя. Да и я сама уже была не жена, а мать-одиночка, на плечи которой свалилось много проблем, у которой старшая дочь отвергнута отцом за её выбор подростка. И только для младшей дочки он делал исключение, признавая ее за внешнее сходство с ним и малый возраст.

Итак, был назначен день и выписаны повестки в суд, но о том, что делу не дан официальный ход, пока знала только я.

Мы встретились в кабинете у судьи нашего района. За большим длинным столом сидел очень симпатичный мужчина, которого мне захотелось охарактеризовать словом “смазливый”. И понятие “судья” как-то не очень соответствовало его внешности. Стройного телосложения, высокий блондин тридцати пяти лет, с усами намного темнее его волос, одетый в костюм с галстуком, создавал впечатление какого-то “скользкого” человека.  Присмотревшись к нему, я вспомнила, что это он оформлял наш фиктивный развод лет семь тому назад. Сейчас он сидел во главе стола в конце кабинета, его локти широко лежали на столе, а пальцы, играючи, вертели красивую перьевую ручку, что выдавало или его некоторое нервное возбуждение или спешку.  

Нина Павловна села по левую руку от него, по другую сторону стола и почти у самого выхода. Напротив расположился мой “бывший”, эдаким франтом одетый в костюм всё того же бутылочного цвета, поверх которого была наброшена длинная чёрная кожаная куртка. Коротко и аккуратно подстриженный “ёжиком”, чисто выбритый и пахнущий дорогим парфюмом, он явно очень нравился себе, и это было очень заметно.    

Я же сидела напротив судьи и между моим “бывшим” и адвокатом Ниной Павловной.

Нина Павловна, симпатичная худощавая женщина, хрипловатым голосом и внешностью напоминала мне сказочницу-рассказчицу из  фильмов-сказок моего детства. Она взяла слово и описала ситуацию, предложив мирно решить вопрос раздела дома и имущества. Вопрос о том, чтобы продолжать сосуществовать под одной крышей вызвал очень бурную реакцию у ответчика (если считать, что я выступала в роли истца).

- С ними под одной крышей? - взорвался он, покраснев, - Да я их на дух не переношу!

О, если бы он знал, как точно передала эта фраза состояние его сердца! В нас, действительно, были противоположные духи. 

- Ладно, - сказал ответчик высокомерно и с отвращением, - я куплю им квартиру.

Неплохое решение, - похвалил его судья, - все условия обговорите между собой. С ней остаются дети? - спросил он у ответчика, кивая головой в мою сторону.

- Если младшая дочь хочет, то может остаться со мной.

- Ей восемь лет, и она хочет остаться с мамой и сестрой, - разъяснила мой адвокат.

Закончив беседу, судья предложил разойтись и вслед за ним все поднялись из-за стола. Хотя мой бывший был похож на павлина и шествовал с высоко поднятой головой, я понимала, что он волнуется не меньше моего.

В следующий раз мы с ним встретились уже дома, когда он вошёл и пригласил меня сесть на кухне за стол переговоров.

Когда он объявил мне, что я могу рассчитывать на двадцать две тысячи долларов, он прекрасно понимал, какой серьезной проблемой станет для меня поиск и подбор квартиры. Он знал, что всё время нашей совместной жизни, эти шестнадцать с половиной лет, я была лишена какой-либо возможности самостоятельно принимать ответственные решения и, тем более, без его мнения и разрешения делать любые покупки, даже одежды для себя. Я попросту не держала в руках денег больше тех, что необходимы для похода на рынок или магазин с последующей полной отчётностью.

Впрочем, кое-что возникло еще.

Как раз в это время моя новая знакомая, женщина-христианка (назову её так) - мамочка одноклассника младшей дочери, с которой я постоянно общалась, сообщила мне, что в отделе социального обеспечения населения нашего района ищут сотрудницу - социального работника. Об этом ей рассказала её соседка, работающая там парикмахером. Я была согласна попробовать, несмотря на мои боли, потому что моей пенсии по инвалидности катастрофически не хватало. Ведь теперь передо мною стояли конкретные задачи.

Продолжение следует...

Мила Менесес
Ганновер (Германия)

Дополнительные материалы:

Честный четверг с Милой Менесес
Когда приходят воспоминания: Мила Менесес
Оглядываясь назад... 2014

Часть I 
Часть II 
Часть III