title="Главная">Главная / Inicio >> Рафаэль каждый день / Raphael cada día >> Воскресные чтения с Натальей Борисовой

Raphael cada día

04.03.2018

Воскресные чтения с Натальей Борисовой


Сиреневые сны. Выше облаков

В глазах Глеба Полина была той самой «разноцветной» женщиной, которую хотелось познать. Сегодня она желтая, завтра – красная, вчера – розовая. С такой не соскучишься. Двадцать лет, будучи соседом по даче, он наблюдал за ней, и все это время для него оставалось загадкой - почему она одна? Куда бы он ни шел и что бы ни делал, он всегда искал ее глазами.

Полина тоже думала о Глебе. Между ними протянулись невидимые нити, как те веревки, на которых Глеб развешивал выстиранное белье.

- Ты руками стираешь? – спросила она однажды, перехватив брошенный на ее территорию взгляд.

- Нет, у меня в бане стиральная машинка, - с живостью отозвался Глеб. - Тебе дать?

- У меня тоже есть. Я хотела предложить тебе свою «Малютку».

Полина решила обновить покосившийся забор, купила доски и обратилась к Глебу с вопросом, нет ли у него возможности достать трубы. Металлические столбики для забора – дорогое удовольствие, зато на века. Конечно, пообещала заплатить.

Глеб был ошарашен. Невинный вопрос Полины означал, что она завязывает с ним долгосрочные отношения! Для начала – столбики, потом – сам забор, который никто не сделает лучше, чем он... с его-то хозяйской хваткой! Лицо его засветилось, словно ему объявили о миллионном выигрыше.

- Надо подумать! Давай заходи ко мне, потолкуем о деле, чаю выпьем. У меня есть водочка – селедочка!

«Вот так сразу?» – подумала Полина. Она не была готова к столь резкому повороту событий. Она пошла в домик, чтобы переодеться, и никак не могла решить, во что облачиться. Если это сугубо деловой визит, то стоит ли менять непритязательный «полевой» вид одежды? С другой стороны, идущий в гости небрежно одетый человек показывает хозяину свое неуважение. Однако, если Полина допустит в своем облике праздничные элементы, принарядившись, не будет ли это явной претензией на более близкое знакомство? Она растерялась.

Одновременно она задумалась, какой пойти дорогой. Если по улице, у всех на виду, всевидящие соседи непременно отметят факт посещения ею дома одинокого мужчины, начнутся нежелательные разговорчики. А воровато прошмыгнуть через калиточку в огороде было совсем не в ее стиле...

Эти два вопроса: что надеть и какой дорогой пойти - оказались столь неразрешимыми, что она решила вообще никуда не ходить. Она злилась на робость и застенчивость, не свойственные ее возрасту, на свое неумение вести любовные дела. Начинало темнеть, а она так и не осмелилась выйти из домика. Наконец решила твердо:

- Пусть я останусь без железных столбиков, но в дом к холостому мужчине не пойду! - Какой-то голос тут же угодливо подсказал: не ходи! Она закрыла дверь на замок, постелила на диване и легла спать.

Глеб в это время старательно вымел веником палас в мелкую полоску, вынул из холодильника все, что там было примечательного, красиво накрыл стол и застыл на диванчике в ожидании гостьи. Время шло. Полина все не появлялась. Он выглянул в огород, уж не затеяла ли та какую-то неотложную работу, но и там никого не было.

Прошло часа два. Соседка словно в воду канула!

Совсем стемнело. Глеб решил пойти и узнать в чем дело. Он дернул ручку двери – закрыто! Подошел к кухонному окошку и постучал.

- Полина, ты спишь?

Из-за шторки показалась фигурка в ночной рубашке:

- Глеб, извини, я уже легла!
- Я приготовил чай, как мы договорились. Выходи!
- Нет, давай не сегодня. Давай в следующий раз.

Глеб резко развернулся и пошел прочь.

- Другого раза не будет!

Полина смотрела в щелочку через занавеску, как он удалялся. Ее охватило волнение. Такой красивой рубашки с темно-синим орнаментом она не видела на нем. Рубашка обхватывала его крепкие загорелые плечи, делала стройной и подтянутой фигуру. В последних лучах заходящего солнца он показался ей совсем молодым парнем, привлекательным и романтичным.

- Какая же я дура! – подумала Полина. – Такой мужик приходил, а я не открыла!

Она снова легла в постель, охваченная трепетом. Ее воображение рисовало картины их бурного ночного свидания. Ясно было одно: сейчас она готова принять его и раствориться в его крепких мужских объятиях. Почему он сказал, что другого раза не будет? Дал понять, что тоже знает себе цену и не станет бегать за своенравной особой? Ну, и ладно! Пусть будет так. Глеб любит хлеб, а Поля – ромашки в поле! Значит, это не та дверь, в которую надо постучать...

На следующий день, проснувшись, Полина долго не хотела выбираться из-под теплого одеяла. В домике было не топлено, холодно и сыро. Накрапывал мелкий назойливый дождик - на грядках в такую погоду делать нечего, и она собралась ехать в город, где ее ждала с гостинцами Натуся, оставленная на попечение бабушки.

Глеб вернулся с работы раньше обычного времени. Был как раз тот случай, когда «маленький дождишко – в работе передышка»: во время дождя дорожники приостанавливали укладку асфальта, их производство также терпело вынужденные простои. Он не стал дожидаться окончания рабочей смены, коротая время в бытовке, сел в машину и через четверть часа был уже на даче. Решил истопить баню, полез за березовым веником на чердак.

На балкончике, откуда весь соседский участок просматривался, как на ладони, он на минуту задержался, поискал глазами Полину. Ага, вот она идет по дорожке, вся скукожилась от холода. Не захотела прийти посмотреть на его житье-бытье, гордячка! Так и осталась непостижимой для него. Непонятно, что у этих женщин на уме?

- Замерзла, что ли? – спросил весело и громко.

Полина от неожиданности вздрогнула и, не понимая, откуда раздался голос, стала глуповато озираться по сторонам, наконец, подняла глаза и заметила на балконе Глеба.

- Ой, вон ты где! Да, замерзла. У меня холодно и сыро.
- А у меня тепло и комфортно! – сказал тот радостно, но в гости не позвал.

Полина собралась и поехала домой на автобусе.

Прошла неделя. Каждый занимался своим делом, сожалея о том, что упущенного не вернешь. И когда Полина уже было свыклась с мыслью, что возможность сближения прохлопана окончательно, Глеб неожиданно спросил:

- Ну, что, забор не передумала ставить?

- Нет, не передумала, - ответила Полина. - Только зря я напрягала тебя с этими столбиками. Сделаем что-нибудь поприще.

- Вот как? – удивился Глеб. - А я уже их приготовил, лежат на работе, осталось только вывезти.

- Правда? Ну, ты молодец!

Они стояли друг против друга, разделенные забором. Был тот редкий день, когда Ольга Александровна с Наткой остались в городе, и Глеб снова осмелился повторить свое приглашение.

- Ну, так ты придешь ко мне сегодня?
- Нет, давай лучше ты ко мне.
- Это имеет какое-то значение?
- Для меня – да!

Невидимые фанфары торжествующе прозвучали в воздухе. Солнце засияло ярче. Вся природа наполнилась сладостным предвкушением таинства соединения двух сердец. Ой, что-то сегодня будет!

Полина взялась готовить салат из кальмаров, а счастливый Глеб бегал к себе и нес все, что имелось в холодильнике: помидоры, ветчину, малосольного хариуса. Он сиял, как мальчишка, доставая руку из-за спины и протягивая Полине первые ягоды клубники. На его огороде всегда все появлялось первым: клубника, огурцы, помидоры.

Антураж дачной обители Полины, где предполагалось провести встречу, был незатейлив и прост. Особенную прелесть ему придавали старомодный высокий комод из мореного дерева и большой круглый стол на массивных резных ножках, покрытый скатертью с бахромой, – свидетели раннего детства хозяйки. За этот стол, помнивший былые семейные торжества, Полина усадила своего гостя, а сама села напротив. Впервые они сидели так близко, так рядом. Ощущение близости и возможность смотреть в глаза друг другу - прямо, не из-за забора! - вызывали непривычное волнение.

- Полина, извини за нескромный вопрос: почему такая роскошная женщина, как ты, все время одна? – спросил Глеб, когда рюмки были наполнены и пришел момент сказать первое слово.

- Самодостаточность женщины – это путь к ее одиночеству, - загадочно улыбнулась Полина. Ей всегда приходилось искать оправдания своей незамужней участи. Это утомляло. - Однако я не одинока, ты ошибаешься. Если со мной рядом нет мужчины, это не значит, что его нет вообще.

- Ты ведь была замужем? – поинтересовался Глеб. - Почему вы расстались?

- Мое замужество – одно из главных недоразумений в моей жизни... - Полина многозначительно помолчала. Еще одна щекотливая тема и ее, пожалуй, сегодня не обойти. - Мальчишка-тракторист, который взял шефство над девчонкой-учительницей, не приспособленной к деревенскому быту. Никак не герой моего романа. А потом... лучшие свои годы положила на то, чтобы вылечить больную дочь. Когда дочери не стало, все душевные силы отдала внучке. У меня никогда не было цели заполучить кого-нибудь в мужья. Рядом был достойный мужчина, но он так и не решился уйти из семьи.

- Это тот, который тебе баню построил? Видел я его, они с твоим братом приходили в мой гараж доски пилить... А ты надеялась, что он оставит семью? Неужели его жена не понимала, что у него другая? Вы, женщины, умеете это чувствовать.

Полина пила водку маленькими глотками, обретая то блаженное состояние легкого опьянения, когда мысли изливаются свободным словесным потоком, не оставляя в загашниках памяти запретных тем.

- Нашлась «добрая» душа, сообщила. За двадцать лет нашего знакомства я привыкла думать, что он существует только для меня. И вдруг, как гром среди ясного неба, этот телефонный звонок из другой его жизни. Конечно же, мы обе испытали желание увидеть друг друга, договорились о встрече. Она приехала ко мне...маленькая, кругленькая, в стоптанных туфельках. Наверное, хотела тем самым показать невысокий достаток своей многодетной семьи.

- По закону гостеприимства, ты накрыла стол, вы проговорили всю ночь, стали подругами?

- Именно так, - рассмеялась Полина. – Однако подругами мы не стали. Нет, она хорошая женщина, хотя и показалась мне в чем-то ограниченной, как та наседка, которая дальше своего гнезда не видит. Одного я ей никогда бы не простила. Узнав о болезни моей дочери, обрадовалась: вот, видишь, Бог наказывает тех, кто делает ей плохо. Она и мужу что-то делала по фотографии, чтобы он хранил ей верность. Вытянула из меня обещание забыть его. Только что толку? Прошло два года – и нас потянуло друг к другу еще сильнее, чем прежде. Это притяжение было непреодолимым, мучительно болезненным.

- Если она шаманила на его фотографии, то и ты была в одном пространстве, очень близком. Видно, за такую любовь приходится платить.

- Я дорого заплатила – потеряла дочь. Я бы никогда не стала таким образом удерживать мужчину. Что такое счастливый брак? Это уютный дом, в котором вам хорошо обоим, душевная совместимость и доверие. Не нужно давить друг друга притязаниями. Но... ох, как трудно найти свою половинку. Ведь можно никогда не встретиться и прожить до конца дней в одиночестве.

Ночь окутала все окружающие предметы мраком. Все, что оставалось за пределами дачного домика, казалось второстепенным и малозначительным. В этом мире существовали только они двое, Глеб и Полина, нашедшие друг друга в то время, когда каждому казалось, что в жизни уже не будет ничего радостного. Они сидели в полной темноте, но хорошо ощущали и понимали друг друга.

- Знаешь, а я всегда поражалась, с каким самоотречением ты ухаживал за своей больной женой.

- Ну, а как иначе? – удивился Глеб. - Разве можно было в такой ситуации поступать по-другому?

- А я сделала все, чтобы уйти от своего мужа, - созналась Полина. – Есть такая категория мужчин – тупые карандаши. Им лень точиться, их все устраивает. Их жизненный рисунок тускл и неконкретен. Жить рядом с ними - полная безнадега. Он так и не понял, почему я затеяла развод. Может быть, я не права? Надо было жить вместе ради ребенка, и тогда не случилось бы этой трагедии с дочерью?

- Каждый совершает в жизни немало серьезных ошибок. И не мне тебя судить. - Глеб слушал с пониманием, на которое способна самая близкая подружка. - Раз у вас не получилась совместная жизнь, нужно было ему, как мужику, собраться с мыслями и жить дальше, не забывая дочь, и в то же время как-то строить свою личную жизнь. А в позу – раз я вам не нужен, то и вы мне не нужны – становятся только слабаки.

- Вот за это и расплачивается сейчас одиночеством и неустроенностью. Да и моя жизнь полна непоправимых последствий из-за застегнутой неправильно первой пуговицы.

- А каково тебе пришлось одной с больной дочерью? Он это знает, понимает?

- Мне его жалко, непутевого. Природа не наделила его качествами сильного мужчины. Рос, как придорожная трава, ничего хорошего в детстве не видел. Всю жизнь пытался мне отомстить за то, что бросила его, а ведь можно было оставаться друзьями и сохранять нормальные отношения ради ребенка.

- Все проходит, рано или поздно. Жизнь сама все расставляет на свои места. Это все уже в прошлом и живет только в твоих воспоминаниях. А жить надо настоящим – и каждый день, как последний. Никогда не ругай себя за прошлое. Ты просто пыталась быть счастливой...

Июньская ночь оказалась короткой. В пятом часу в окнах замаячил рассвет, неумолимо напоминая о приближении трудового дня. Вдруг пришла смертельная усталость, и они почувствовали желание прикоснуться друг к другу. Мелодии радиостанции «Голос Ангары» отвечали их романтическому настроению. Глеб сел на диван и привлек к себе Полину. Он стал жадно целовать ее в губы, а руки опускались все ниже и ниже, стремясь сорвать ненужную одежду.

- Подожди, Глеб, я расстелю постель, и мы ляжем. Ведь ты даже не видел меня!
- Да я давно тебя глазами съел, разве ты не замечала?

Казалось, им приделали крылья, и они радостно вознеслись в небеса, а потом недвижимо лежали рядом, счастливые и одухотворенные, с крепко сцепленными руками-крыльями.

- Раньше у меня было две заботы – дача и работа, - произнес Глеб, улыбаясь. - Сейчас будет три. Конечно же, ты – на первом месте.

- Это так приятно, когда есть человек, которому хочется заботиться обо мне, - ответила Полина. – Я привыкла все проблемы решать сама, ни на кого не полагаясь.

- Одиночество портит женщину. Ты перестала верить, что бывает по-другому... На работе весь день буду ходить и улыбаться, думая о тебе.

- А мне надо ехать на прием в поликлинику.
- Не уезжай, дождись меня. Я буду лечить твои болезни лаской и нежностью.

Он ушел тихо, почти беззвучно передвигаясь по комнате в поисках своих вещей. Полина услышала звук отъезжающей машины и почти физически ощутила его отсутствие. Она попыталась осмыслить, что произошло, и поняла – произошло событие, которое перевернет всю ее жизнь.

«Где ты, где ты, милый мой? Потеряла силы я, ты приди первою зарей», - услышала она по радио нежный женский голос. «Где ты, где ты, милая? Потерял все силы я. Как хочу я рядом быть с тобой!» - вторил ему мужской. «Выше облаков все мои мечты. Если нет тебя, значит, нет меня, повторяю вслух твое имя я. Где ты?» – оба голоса слились воедино. «Похоже, это про нас», - подумала Полина, проваливаясь в глубокую пропасть сна.

Пролдолжение следует...

Наталья Борисова
Сиреневые сны

Дополнительные материалы:

Сиреневые сны. 2018
 



Комментарии


 Оставить комментарий 
Заголовок:
Ваше имя:
E-Mail (не публикуется):
Уведомлять меня о новых комментариях на этой странице
Ваша оценка этой статьи:
Ваш комментарий: *Максимально 300 символов.