title="Главная">Главная / Inicio >> Рафаэль каждый день / Raphael cada día >> Субботний вечер с Александром Боярским

Raphael cada día

28.04.2018

Субботний вечер с Александром Боярским


Мистер Джаз или некоторые любят погорячее:
глава четырнадцатая ... или, порой бывают в жизни встречи... 

Катя и Сергей возвращались в пансионат с прогулки, когда их окликнул мужской голос, с приятным бархатистым тембром: - Серёжа, Катя, неужели это вы? Как мы рады вас тут встретить!

Они практически синхронно обернулись на приветствие и увидели симпатичного мужчину лет сорока пяти с милой женщиной, видно, его супругой, которая была одета в кремовый костюм и туфли-лодочки на каблуках, а сам мужчина был в спортивной куртке, тонком свитере и джинсах. На ногах красовались кроссовки «Адидас».

- Сергей Петрович, какими судьбами? – Сергей узнал знакомого бизнесмена, с которым они однажды уже пересекались на одном из концертов.

- Да вот с супругой решили на несколько дней сюда приехать отдохнуть. Рад, рад, от всей души, - он жал руку Сергею. - А вы с Катей тоже здесь отдыхаете после гастролей? Вы одни или с ансамблем?

- Пока одни, но в принципе не сегодня – завтра должны подъехать все наши ребята.

- У вас тут будет концерт?

- Да, нас пригласили выступить на закрытии какой-то научной конференции. Все хотят послушать джаз. Видно, это уже становится модным знаком!

- Научная конференция по русскому бильярду? Оригинально! Так это же прекрасно! А у вас это будет как, академический или с танцами? – он хитро прищурился и посмотрел прямо в глаза Сергею. Катя даже улыбнулась, а Сергей просто ответил: - Да, с танцами. Хотите потанцевать?

- Конечно! Замечательно! Вот мы тут оторвёмся по полной программе, не правда ли, Натуль? – и он посмотрел на супругу. Та сама была в восторге от этой встречи: Это просто потрясающе, ребята. Я даже не ожидала, что нас здесь может ожидать такой сюрприз.

- Ну вот, видите, как порой бывает в жизни: никогда не знаешь, что тебя ждёт завтра! – подытожил Сергей.

- Тогда до встречи на концерте!
- Спасибо вам, Сергей Петрович! Я думаю, вечер будет запоминающимся!
- Будем надеяться!

Сергей с Катей поднялись в лифте на свой этаж и, выйдя в коридор, тут же наткнулись на Варю.

- Варюха, а ты откуда? Ты одна здесь? – Сергей так обрадовался появлению Вари, что сам не заметил, как оставил Катю одну и стал обниматься с Варей, когда увидел её в коридоре пансионата.

- Почему одна? Мы тут все. – Она естественно, обрадовалась, что снова увидела Сергея. – А разве вам Пал Палыч не сказал, что у нас завтра здесь концерт вечером?

- Да, нет, конечно. Я просто думал, что вы завтра приедете.
- А мы вот сегодня все пожаловали. Надеюсь, ты рад?

- Конечно! О чем ты говоришь, Варя. Я очень рад вас тут всех видеть, - и тут он повернулся к Кате:  Катя, а правда здорово, что Варя с ребятами приехали сегодня.

- Правда, правда, - еле слышно произнесла Катя смотря недобрыми глазами в сторону Вари, понимая, что романтический вечер вдвоём с Сергеем придётся отложить, но он этого словно и не замечал.

- Надо к Палычу зайти, Катя, а потом можно и кофе попить у нас в номере. Девочки, как вы на это смотрите? – он смотрел то на Варю, то на Катю и ждал от них поддержки.

- Я не против!- воскликнула Варя, и посмотрела на Катю. Та только одобрительно махнула головой, но сама промолчала.

- Вот и хорошо. Завтра будет репетиция?

- Да, после обеда, а после ужина концерт, - подтвердила Варя, смотря каким –то нежным взором на Сергея.

- И снова работа. А я уж подумала, мы хотя бы пару дней сможем нормально отдохнуть, - выдохнула Катя и, развернувшись на каблуках, пошла в номер, где они жили с Сергеем.

А Варя взяв Сергея за руку, потащила его в номер к Пал Палычу.

- Я так рада тебя видеть, что даже успела соскучиться по тебе, - и она заглянула в голубые глаза Сергея. Он улыбнулся, но промолчал. А Варя вся сияла. - Тут красивые места? Вы с Катей по лесу гуляли? – она сыпала вопросами, и продолжала тащить его в номер к Палычу.

- Да, тут очень красивый лес и удивительная речка. А на территории пансионата даже есть своя лодочная станция.

- Так это же здорово! – воскликнула Варя. Я так хочу покататься по реке на лодке. А если ещё и с мотором! Вжих, и она махнула рукой, изобразив какой-то воображаемый вираж лодки на реке. - Обожаю осень с её великолепным золотым убором.

- Ну, ты просто романтик, Варюха! – Сергей даже немного удивился, как у них на этот счёт совпали мнения, хотя ни он, ни она об этом даже не говорили никогда.

- Вот такая я, неисправимая! – усмехнулась она, хитро прищурив свои смешливые глаза.

Вечером к пансионату подъехало несколько больших чёрных джипов. Человек пятнадцать в чёрных кожаных плащах не спеша вылезли из машин и осмотрелись вокруг. Было тихо и спокойно. У некоторых в руках были спортивные сумки, и явно не со спортивными костюмами, судя по тому, как их несли молодые, крепкие парни больше похожие на красиво одетые шкафы в тёмных пиджаках. В середине шли Шуруп, Вова и Константин Сергеевич Славский, главный бухгалтер.

Шуруп обогнал всех, и взявшись за ручку стал открывать массивную входную дверь, - Прошу вас господа-джентльмены. Милости просим, - оскалился он в дурацкой улыбке, пропуская всех. Первым шёл Папа, по прозвищу Иркут, как всегда в своём любимом темно-синем в тонкую белую полоску костюме, в лакированных чёрных туфлях, а на безымянном пальце его правой руки как всегда сверкал массивный перстень из платины с переливающимся в центре бриллиантом.

В холле их уже встречали. Над головами висела длинная растяжка-транспарант: «Привет участникам конференции русского бильярда!» К ним с распростёртыми руками подошёл молодой человек  в черном костюме и с галстуком-бабочкой, и смотря в глаза Папе, вежливо сказал: - Прошу вас господа отметиться на ресепшене, зарегистрироваться, получить ключи от номеров, - и осмотрев всех, продолжил, - и вам придётся показать нашим секьюрити ваши спортивные сумки.

- Это ещё зачем? – слегка возмутился Шуруп, глядя на Папу.

А молодой человек продолжал: - Так положено, во избежание непредвиденных эксцессов. Прошу вас, пройдите к стойке регистрации, - и он махнул рукой. За стойкой вместо обычной девушки стояли крепкие ребята в чёрных смокингах. Делать было нечего, и Папа со своими сопровождающими лицами подошли к стойке и поставили на стойку свои спортивные сумки, из которых торчали бильярдные кии. Один из крепких ребят открыл одну из сумок наугад и увидел там пару сложенных автоматов. Он поднял голову и тихо произнёс: - Это придётся оставить, Барон не любит шутить. А за сохранность не беспокойтесь. Мы об этом позаботимся. А сейчас они вам не понадобятся. Слишком много посторонних глаз. Мы всё-таки тут не одни. Всё должно быть комильфо!

- Какие ты слова то знаешь, мальчик! Это радует! – с пониманием отнёсся Папа к этим условностям. Никак учился в институте?

- Я окончил МГУ, - гордо произнес парнишка и посмотрел на своего напарника. Тот смущенно улыбнулся, и стал открывать следующую сумку. Там было то же самое. Он не стал доставать содержимое, а только застегнул молнию и убрал сумку под стойку.

- Можете пока отдыхать, - сказал парень с бабочкой и протянул Шурупу ключи от номеров.

отдых в японии отели

Разместившись в номерах, Иркут решил пока никого не звать. С дороги всегда хочется отдохнуть. Он вышел на лоджию, чтобы подышать свежим воздухом. А в голову лезла пока только одна мысль - «Зачем Барон нас здесь собирает, вот в чём вопрос?» Он облокотился о перила лоджии и стал любоваться необыкновенным вечерним пейзажем. Багровый закат опускался над лесом. Было тихо и спокойно.

На следующий день все собрались в номере у Иркута. Ребята сидели за столом и резались, чтоб не скучно было, в карты.

- Иногда мне хочется вас спросить, а что вы сделали для того, чтобы мы стали богаче? – Иркут стоял перед зеркалом и пытался завязать модный галстук, но у него что-то не получалось.

- Ты это как, репетируешь для Барона, да? – Вова усмехнулся, глядя на Папу, у которого ну ничего не получалось в этот момент с этим дурацким галстуком.

- Я, кажется, спросил? – и он повернулся в сторону сидящих за столом мужиков и посмотрел на разложенные карты. – Блефуешь, Вова?

- Иркут, ты же знаешь, что мы с тобой только на днях отправили за валюту аж целых два состава чугуния в Китай.

- Считаешь, этого достаточно?

- А что, им мало? Можем ещё подкинуть, у нас этого добра хоть залейся, весь Китай зальём чугунием!

- Вов, подойди ко мне, - папа позвал Вову к себе. Тот встал из-за стола и направился к Иркуту. – Помоги-ка мне завязать этот галстук, а то у меня что-то ничего сегодня не получается.

- Ты хорошо одеваешься, Иркут! Модно! Никак Армани?
- Бери выше: Бриони! - И он слегка усмехнулся, глядя на своего помощника.

Вова взял галстук и стал завязывать его на шее. Ворот рубашки был приподнят и Вова, нагнувшись к папе, тихо произнёс:

- Папа, я тут сегодня пообщался с другими делегатами и выяснил, что Барон очень сожалеет о гибели Гвоздодёра. Они в детстве вместе пели в пионерском хоре.

- Будь спокоен и не плачь! Прорвёмся, Вова!

- Ему принесли последнюю зубочистку Гвоздодёра и он её позолотил, - ухмыльнулся Шуруп.

Фото обои макро, игральные карты, cards, колода

- Барон с годами стал сентиментален. Вместо каменного сердца у него один компот! Стареет. Как считаете, ребята, не пора ли ему на покой?

- Давно пора! – негромко произнёс Вова.

- Надо ему помочь, папа! Ты только скажи, и мы всё устроим. Без шума и пыли! Ха-ха! – заржал Шуруп.

- Верно! Надо, чтобы Барон и Гвоздодёр снова вместе пели в хоре, - добавил уже папа.

- Ага, взвейтесь кострами синие ночи... - Шуруп ему хитро подмигнул. – Но на этот раз мы свидетелей уж точно не оставим.

- Вась, ты зачем сейчас надел это платье? Концерт только поздно вечером будет, - Костя смотрел на друга, как тот уже превратился в женщину в стильном платье, в туфлях на каблуках, посмотревшись в зеркало, накрасил губы, надел на голову парик и готов был выскочить на сцену.

- Как зачем? – он даже удивился этому наивному вопросу друга, - Хочу пройти на сцену и посмотреть декорацию. Сергей сказал, что там какая-то лестница и на ней, скорее всего, во время исполнения песни придется бить степ. Вот и хочу проверить. А ты разве не хочешь посмотреть, прорепетировать, пока Вари нет?

- Чуть позже, ладно.

- Чуть позже? А что случилось? - «удивилась» Василина, покачав симпатичной головкой. – Это что, ревность?

- Да причём тут ревность... - но в Косте чувствовалась какая то напряжённость.

- Ну, как хочешь. А я пойду, - он взял в правую руку кофр с саксофоном и направился к двери, - Пока! - и приняв образ Василины, кокетливо помахал пальчиками Косте.

- Успеха на сцене! – и Костик слегка усмехнулся.

Василина вышла из номера с кофром, и грациозной женской походкой от бедра, задефилировала к лифту, чтобы спуститься на первый этаж и пройти за кулисы концертного зала. На площадке было два лифта. Она нажала кнопку и стала ждать, когда откроются двери подъехавшей кабины. В этот момент из-за угла коридора вышел Славский и тоже направился в сторону лифта. И когда лифт открыл свои двери, Василина быстро зашла туда, и тут же следом в кабину вошел и Константин Сергеевич. Двери закрылись.

Костик решил прогуляться и выйти на улицу, и когда вышел из своего номера, то почти нос к носу столкнулся там с Вовой, который зачем-то шёл по коридору. Они извинились друг перед другом, и разошлись, каждый в свою сторону, и только когда оказались на некотором расстоянии друг от друга, вдруг синхронно оглянулись, посмотрели каждый на своего оппонента и продолжили свой путь.

-«Неужели это Вова? Что он тут делает? Интересно, он узнал меня или нет?» - думал Костик, идя по коридору.

- «Странное лицо. Ощущение, что я его где-то видел? Но где?» - удивился Вова, размышляя про себя. – «Видно показалось! Отдыхать надо больше, отдыхать» - и он направился к номеру шефа.

Когда женщина в лифте повернулась лицом к Славскому, то он сразу узнал Василину, с которой катался на речном трамвайчике по Москве-реке. Он вспомнил, как танцевал с ней на палубе танго.

- Василина, это вы? Неужели судьба смилостивилась надо мной? Куда вы тогда исчезли? Я вас искал.

Василина всё сразу поняла и начала весёлый флирт со старым знакомым.

- Я пропала? Что вы! Это вы куда то запропастились от меня, мой милый мальчик! О нет! Вы так просто от меня не отделаетесь, - «она» играла то скромность, то «озорную кокетку».

- Позвольте, я возьму ваш инструмент.
- О. Вы прекрасный кавалер, я буду только рада!

Славский подхватил из её руки кофр с саксофоном и продолжил: - Сразу видно, что в вас просто бурлит молодая кровь. Люблю таких озорных девушек!

- Что поделать. У меня кровь очень редкой породы.
- И какая, первая или третья?
- Тридцать третья, - чуть не засмеялась Василина, - эстрадная! 

- Вы знаете, меня всегда, ну просто безумно волновала эстрада. В молодости я даже пытался петь в ансамбле.

- Пытались петь в ансамбле? Это как? – удивилась Василина.
- У меня есть голос, я репетировал, выступал даже на сцене...

Тут лифт остановился, двери открылись и Василина и Славский вышли в холл пансионата.

- И почему тогда не стали звездой эстрады? – продолжала Василина, стуча каблучками по кафельному полу холла. Славский семенил с саксофоном рядом.

Василина вдруг остановилась и посмотрела на Славского снизу вверх.

- Вроде данные позволяли?

- Мы пели тогда в институтском ВИА на танцах. Тогда это не называли дискотекой, да и ночных клубов никаких не было, - он словно извинялся за своё музыкальное прошлое.

- Да, но можно было пойти в Москонцерт, выступать на эстраде профессионально, как например «Весёлые ребята» или «Голубые гитары». Ездили бы на гастроли по городам и весям. Разве не так?

Славский смотрел на Василину и молчал.

- Что помешало вам? – наконец не выдержала уже Василина.

- Родители. Они хотели, чтобы я имел достойную профессию, хорошую работу. Музыкантом они меня не видели.

- Зато видели бухгалтером! Короче, амбиции не сложились. Жаль.
- Да, что поделаешь. Такова жизнь.
- А постоять за себя, за своё право! – Василина даже взмахнула рукой.

- Я пытался, но, увы. Да и не дёшево это тогда обходилось моим родителям... они же были простыми работягами... а гитары, они стоили хороших денег тогда.

- И вы влюблены в эстраду?

- И в эстрадниц тоже, - он улыбнулся, - люблю девушек, особенно тех, которые поют джаз.

- Неужели?

- Я и тогда пытался это исполнять, но даже мои ребята по ансамблю не всегда меня понимали. Конечно, тогда все играли в основном рок-музыку от «Битлз» до «Дип Пёрпл», и редко, кто слушал Луи Армстронга или Фрэнка Синатру.

- Вы женаты? – перебила его Василина, чтобы сменить тему разговора.
- Да. Был. И не один раз, - и он заглянул в глаза Василине. - Но сейчас свободен!
- В очередной раз? Надолго ли?
- Надеюсь, мама не помешает мне, на сей раз.
- А папа?
- Он уже ничего не решает.
- Странно. Почему?
- Просто. Он давно умер.
- Простите.
- Ничего, я понимаю.
- А что же мама?
- Она желает мне только счастья...
- Так в чём проблема тогда?
-...просто она понимает его «по своему».
- И поэтому вы скрылись от неё в этом пансионате.

- О, да! Она думает, что я только и делаю, что гуляю в лесу и слушаю пение птиц, когда не сижу на конференции и не занимаюсь своим бизнесом... ах, мама-мама.

- Что ж Константин Сергеевич, к сожалению, я не та птичка, что будет петь вам серенады до утра, - Василина уже попыталась развернуться и уйти от Славского, как он неожиданно спросил: - И на каком инструменте играете?

- На бас-гитаре и контрабасе, - не моргнув глазом «выпалила» Василина и чуть не засмеялась.

- Любите пощипывать струны? – и он с недоумением посмотрел на кофр явно не гитарный и хотел ещё что-то спросить, но Василина его явно опередила и, с каким то интимным придыханием произнесла:

- Нет, я больше шлёпаю! Под сурдинку!

- Вы настоящая девушка. Просто прелесть! – он был покорён её обаянием. - Моя последняя жена была танцовщицей в кордебалете. Что только она не вытворяла со своим телом. Прямо акробатка. Могла спокойно танцевать на журнальном столике, потом сложиться словно змея, лечь на грудь, а ноги заводила вперёд, брала пальцами ног фужер с вином и пила. Для меня это было чистое безумство.

У него на глазах навернулись слёзы. Он почти приблизился к Василине.

- И много пила? – она уперлась ладонью в его грудь.
- Мне хватило, чтобы развестись.
- А как же дети?

- Что вы, какие дети? С ней это было невозможно. Она даже не хотела об этом думать. Фигура для неё была куда важней.

- А мама?
- Мама её не признала. Она её и прогнала. Она не любит пьющих и курящих.
- Это серьёзно?
- Это очень серьёзно!
- Тогда нам с вами совершенно точно не по пути, Константин Сергеевич.
- Прошу вас, Василина, не делайте поспешных выводов.
- Я подумаю, - строго сказала Василина и пошла прочь от Славского.
- Я провожу вас.
- Спасибо, не стоит. Я сама дойду.

Славский стоял и не знал, что ему делать, он явно влюбился в Василину.

- Вы меня не правильно поняли... не правильно. Ах, какая девушка! – и вдруг он крикнул ей в догонку: - Я буду ждать вас после концерта, внизу у машины...

Продолжение следует...

Александр Боярский
Москва (Россия)

Дополнительные материалы:

Глава I, в которой происходит завязка
Глава II или там, где начинается любовь
Глава III, где появляется Варюха и начинает петь
Глава IV, в которой начинаются горячие приключения
Глава V, в которой поезд шёл, чик-чик-чик-чик... в столицу
Глава VI, или первые разоблачения
Глава седьмая, в которой надо ходить осторожно
Глава восьмая или любовные приключения продолжаются
Глава девятая или приходите завтра
Глава десятая, в которой всё только начинается

 Глава тринадцатая...или, серенада в солнечной долине




Комментарии


 Оставить комментарий 
Заголовок:
Ваше имя:
E-Mail (не публикуется):
Уведомлять меня о новых комментариях на этой странице
Ваша оценка этой статьи:
Ваш комментарий: *Максимально 600 символов.