title="Главная">Главная / Inicio >> Рафаэль каждый день / Raphael cada día >> Субботний вечер с Дмитрием Седовым

Raphael cada día

28.07.2018

Субботний вечер с Дмитрием Седовым


Тайна черной мантильи 
(поэтический роман времён Филиппа II Испанского 
с прологом и эпилогом): глава XI

Дмитрий Седов продолжает представлять свой роман в стихах, действие которого разворачиваются на богатом исторческом фоне старой Испании.

Интриги и страсть, любовь и измена, верность и злонравие, а также многое и многое другое сплетаются в причудливый и разноцветный клубок изящного повествования. Итак,..

Дмитрий СедовГЛАВА XI

-1-

Совершили союзно моленье
В монастырском соборе прелат,
Хуанита с Энрике, дуэнья,
Ещё несколько слуг и солдат...
Да, читатель! Седая дуэнья
Вслед за девушкой села в седло,
Чтоб помчали их верные кони
Вместе горю-печали назло!..

После братья гостей усадили
За широкий монашеский стол,
И на нём для себя в изобилье
Всяк для тела усладу нашёл,



Хоть и не было тут разносолов;
Ели, плотно смыкая уста:
За едой - никаких разговоров,
Как гласит монастырский устав.

Уж потом, в тихой келье прелата,
Без навязчивых глаз и ушей
Состоялась беседа приватно
Настоятеля с гостьей своей
И её молодым кавалером.
Что причина не в страсти пустой,
Было ясно служителю веры;
Начал он разговор непростой:
«Я прошу, изложите ab ovo[43]
Свой рассказ, и во имя Творца
Я даю вам священника слово,
Что дослушаю всё до конца».

                    -2-

Вняв речам беглецов возбуждённых,
Призадумался крепко прелат:
Как спасти и несчастных влюблённых,
Да с властями не впасть бы в разлад!

Новый вице-король, де Альманса[44],
Только начал мосты наводить
Между миром отцов-францисканцев
И епископом[45]; и бередить
Ещё свежую, рваную рану
Не желал осторожный монах,
Понимая, что поздно иль рано,
Но появится в этих стенах
Стая псов иезуитской Фемиды,
И начнёт свой безумный правёж:
Ибо ох, как отправить к Аиду
Пару душ ей давно невтерпёж!
А уж если отыщут крамолу,
Счёт на сотни, пожалуй, пойдёт,
Чтоб индейцы, а с ними креолы
Знали: плаха мятежников ждёт.
Что, подняв на Христа и корону
Свой злодейски наточенный меч,
Каждый ляжет немедля у трона,
Потеряв свою голову с плеч.
Оттого-то и страшно монаху,
Что, укрыв у себя беглецов,
Прогневит он не только монарха,
А ещё Трибунала отцов… 

                    -3-

Долго думал аббат, напряжённо
Чётки сжав в побелевшей руке,
И толчками текла, удивлённо,
Кровь по жилке на потном виске.

 

Наконец, падре вымолвил тихо:
«Я готов дать вам добрый совет.
Чтоб не ждать ещё худшего лиха,
Надо выйти из тени на свет;
Надо в Мехико[46] ехать скорее,
Пасть к ногам де Альмансы, чтоб он
Оградил вас защитой своею,
На какую способен патрон.
Чтоб он был вашим другом оттоле
И помог бы супругами стать,
Ибо я в Новом Свете не волен
Без согласья отцов сочетать[47]
Я ему напишу непременно,
И священным крестом поклянусь,
 

Что ни ереси нет, ни измены
В вашем деле; что страстно молюсь
О здоровье его ежечасно
И прошу вам немедля помочь…
Вы уж едете? Вот и прекрасно;
Только скоро настанет уж ночь,
Может, утром? Письмо не готово,
Да коням надо дать отдохнуть…
Заночуйте средь братства святого,
А с рассветом отправитесь в путь…» 

                    -4-

Небо алый закат проливало
На зубцы и изгибы хребтов;
Ветры с юга несли покрывало
Плотных туч, трепетанье листов

 

Предвещало прибытье Тлалока[48];
Но как будто не ведали то
Двое, сидя в печали глубокой
На скамье под ветвистым кустом
И под гнётом страданий сердечных…
Колокольный в вечерней тиши
Гул раздавшийся, думать о вечном
Призывал, о спасенье души,
Только юных сердец истомлённых
Монастырский призыв не достиг,
Ибо оба несчастных влюблённых
Далеко пребывали в тот миг…
Вдруг воскликнул Энрике, целуя
Руки девушке: «Снова злой рок
Испытанье нам шлёт. Аллилуйя
Всем, кто року противиться смог!
Нам упорство досталось в наследство;
Чтобы горе прошло стороной,
Знаю я пренадёжное средство.
Ты готова? Идём же со мной!..» 

                    -5-

В час предутренний, тихий и ранний,
В монастырском соборе, тайком
От аббата, явилось собрание
Веракрусских гостей; был влеком

 

Ими также один из монахов;
Впрочем, он упирался слегка,
По традиции, а не из страха:
Ведь его оценила рука
Тяжесть будущей щедрой уплаты
За услуги; но как бы стыдясь,
Что поддался сиянию злата,
Шёл монах, исступлённо крестясь…
Бросив взгляд на святителей лики,
На Спасителя скорбный венец,
Обратился к монаху Энрике:
«Поспешите с обрядом, отец!..»
Хуанита смущённо стояла,
А дуэнья - вздыхала за ней,
И держала в руках покрывало,
Что безлунного неба черней…
Вот монах, отойдя от печали,
Наконец развязал свой язык:
«...Я венчать буду вас, как венчали
Католических наших владык[49]!..»

Продолжение следует...

Примечания автора:

[43]  Ab ovo – с самого начала (лат.), буквально – «от яйца»; сокращённая форма поговорки ab ovo usque ad mala (от яйца до яблока) – у древних римлян обед обычно начинался с яиц и заканчивался фруктами – как правило, яблоками.

[44] Вице-король Новой Испании Мартин Энрикес де Альманса (пребывал на этой должности с 1568 по 1580 год) получил назначение после Гастона де Перальты, который, по сути, воспрепятствовал дальнейшему расследованию по так называемому «делу о путче креолов» в 60-х годах XV века, сняв с сыновей Эрнана Кортеса обвинения в измене, за что был отозван в Испанию, не пробыв и года в должности вице-короля.

[45]  Архиепископ Новой Испании Альфонсо де Монтуфар (1551-1572) в 1565 году лишил францисканцев церковных привилегий, пожалованных ордену в 1522 году, а Филипп II запретил монахам благотворительную и просветительскую деятельность в колонии. Это было наказание братьям за то, что они оказались втянуты в противостояние с испанской короной на стороне креолов за независимость Мексики. И этот процесс был неизбежен, так как францисканцы изначально выступали в защиту коренного населения Нового Света.

[46] Мехико (La Ciudad de México) – был столицей вице-королевства Новая Испания с 1521 года.

[47] Аббат лукавит: никакого особого церковного указа или буллы Папы Римского на этот счёт никогда не было.

[48] Тлалок – бог дождя, грома и южной стороны света у ацтеков.

[49] Католические короли Испании – Фердинанд II Арагонский (1452-1516) и Изабелла Кастильская (1451-1504) обвенчались тайно, когда им было 17 и 18 лет соответственно. Оба любили друг друга (что в династических браках большая редкость), но, во-первых, являлись троюродными братом и сестрой, а для заключения такого союза требовалось разрешение папы Римского, а во-вторых – на Изабеллу имел виды её сводный брат, тогдашний правитель Кастилии, Энрике IV.

Дмитрий Седов
Москва (Россия)

Дополнительные материалы:

Тайна черной мантильи 
Пролог и главы I и II
Главы III и IV
Главы V и VI
Глава VII
Глава VIII
Главы IX и Х

 



Комментарии


 Оставить комментарий 
Заголовок:
Ваше имя:
E-Mail (не публикуется):
Уведомлять меня о новых комментариях на этой странице
Ваша оценка этой статьи:
Ваш комментарий: *Максимально 300 символов.