Главная / Inicio >> Рафаэль каждый день / Raphael cada día >> Субботний вечер с Дмитрием Седовым

Raphael cada día

09.03.2019

Субботний вечер с Дмитрием Седовым


Волшебный гранат 
(романтическая сказка страны Аль-Андалус). 
Части VI и VII

Через три квартала от мечети процессия, которую преследовал Ибн-Муаммар, подошла к глухим воротам, ведущим во двор большого дома. Раздался окрик, створки распахнулись, и чернокожие рабы внесли паланкин с таинственным седоком внутрь, за высокий забор. Купец успел заметить, что в дальнем конце двора находился пышный сад.

- Кто живёт в этом доме, уважаемый? - окликнул Ибн-Муаммар неуклюже суетящегося у ворот хромого старика-привратника, закутанного с ног до головы в накидку из верблюжьей шерсти.

à ²

Привратник обернулся, и тотчас закашлялся, закрывая лицо краем накидки.

- Да смилуется над вами Всевышний, - Ибн-Муаммар сунул в жилистую ладонь привратника пару дирхемов.

- О, благодарю, господин! Прощу прощения: последствия службы на сквозняке! А на ваш вопрос могу сказать одно: это очень богатый человек! Но не такой щедрый, как вы, да заметит Всевышний вашу доброту.

- И как зовут твоего хозяина? - Ибн-Муаммар вынул из кошелька ещё один дирхем.

- Именно так, господин, - ответил старый привратник, по-прежнему закрывая лицо.

Ибн-Муаммар непонимающе вскинул брови.

- Его так все и зовут: просто Аль-Малик [8], - пояснил привратник. 
- И давно ли он здесь живёт и чем занимается?

Привратник сделал вид, что глубоко задумался.

gallery

Ибн-Муаммар достал ещё один дирхем.

- Хозяин нанял этот дом три дня назад. С тех пор я ему и служу. А занимается он тем, что… ничем не занимается. Между молитвами, сном и трапезами он принимает гостей или сам ездит в гости.

Ибн-Муаммар снова засунул руку в кошелёк. 

- А не видели ли вы, уважаемый, среди его гостей крепкого старика с густой седой бородой, в простом халате, такой же чалме, и гроздьями драгоценных перстней на руках?

- Не могу сказать, что я его не видел: здесь побывало много похожих людей! Может, вы знаете, как его зовут?

- У него много имён. Иногда он зовёт себя Абу-Хальдун, а многим известен, как Аль-Дабаби, - подсказал Ибн-Муаммар.

- Ха! Красавчик Аль-Дабаби! - рассмеялся привратник. - Да здесь легче увидеть двуглавого джинна, чем этого мошенника. Уверяю вас, в этом доме собираются только почтенные и уважаемые люди. Поищите Аль-Дабаби в пещерах у Альбайсина!

- Этот человек мог приезжать на кауром жеребце-трёхлетке с белой отметиной на лбу и такими же чулками на передних ногах.

Привратник опять задумался, но ненадолго: очередной дирхем из кошелька Ибн-Муаммара освежил его память.

- О, да! Я видел такого коня, господин! 
- Когда и где?! 
- В конюшне моего хозяина, господин. Он и сейчас там.

Ибн-Муаммару ещё не раз пришлось уменьшить свой денежный запас, чтобы выведать у привратника план дома, сколько в нём слуг, где находится стража и как незаметно пробраться во двор. И когда купец подошёл к чайхане, в которой его ждал Ибн-Надим, и взвесил кошелёк на ладони, он понял, что ужинать ему придётся за счёт друга. 

Старый кошелек будет превращен — стоковое фото

- Сегодня ночью с помощью Всевышнего я проникну в дом Аль-Малика и проверю, мой ли жеребец томится в его конюшне, - возбуждённо рассказывал Ибн-Муаммар о своём решении.

- О, но ведь это - тяжкий грех и тяжкое преступление, мой друг! - испуганно отвечал Ибн-Надим, пытаясь отговорить друга от столь опрометчивого поступка.

- Вот именно поэтому я совершу проникновение в чужое жилище один, не подвергая вас опасности, - убеждал друга Ибн-Муаммар. - Я уверен, что само небо поддержит нас в поисках истины и справедливости! И если это мой конь, тогда я призову вас, о уважаемый Ибн-Надим, в свидетели, и обращусь к судье - нет, к самому султану - за помощью!

Так они и решили: Ибн-Надим после вечерней молитвы отправился спать, а Ибн-Муаммар переоделся в лохмотья, измазал лицо сажей и двинулся к дому человека, именующему себя не иначе, как Аль-Малик.

Ибн-Муаммар сам себе удивлялся: откуда взялась у него эта ловкость, с которой он крался по улицам ночной Гранады? На всём пути он благополучно избежал встречи со случайными путниками, стражниками и грабителями. Никто и не заметил, как он, взобравшись на чью-то распряжённую повозку, перелез через стену дома Аль-Малика, отделяющую его сад от одного из глухих проулков.

«Нелёгок труд вора, да убережёт меня от этой стези Всевышний», - подумал Ибн-Муаммар, спускаясь с высокой ограды по ветвям плюща.

Прячась за деревьями и кустами, что образовывали лабиринт вокруг многочисленных бассейнов и фонтанов, храбрец двигался к известной ему цели. Ведь рядом с садом и располагалась конюшня, в которой Ибн-Муаммар надеялся найти ответ на вопрос: его ли конь оказался в плену у Аль-Малика? Но едва ночной лазутчик поравнялся с очередной беседкой, как услышал чей-то разговор.

- Умоляю вас именем неба, госпожа, перестаньте упорствовать, - уговаривал кого-то старушечий голос. - Если вы примете предложение хозяина, вас ждёт услада жизни. Но если вы откажетесь, уверяю, он превратит ваше существование в сущий ад.

- Как ты смеешь учить меня, - с негодованием отвечал старухе девичий голос. - Человек, которого ты называешь своим господином, недостоин даже моего мизинца на левой руке. И никогда, никогда не быть ему моим мужем!

- Но ведь он спас вам жизнь, госпожа, - напирала старуха. - И в благодарность за это...

- В благодарность за это я не собираюсь подчинять свою жизнь его воле, - отрезала девушка. - Оказывается, он спасал мою жизнь, чтобы подчинить её себе!

- И всё же я прошу вас во имя Всевышнего откликнуться на зов одинокого стареющего сердца, - продолжала настаивать старуха. - Хозяин любит вас, о несравненная госпожа.

- Но больше всего он любит деньги! Хватит. Закончим на сегодня. Будь добра, принеси мне фруктов. Я ещё посижу в беседке.

- Как скажете, госпожа.

Было слышно, как с горестным вздохом старуха ушла прочь, шаркая ногами.

«Вот оно как! - рассуждал в это время Ибн-Муаммар, притаившийся под густыми ветвями туи. - Я оказался на самой запретной территории - на женской половине дома! Или я что-то напутал, или жадный привратник ввёл меня в заблуждение. Во всяком случае, он ни словом не обмолвился о том, что в доме есть женщины…»

Ибн-Муаммар хотел было потихоньку ретироваться, как вдруг какая-то веточка защекотала его нос, и несчастный ночной лазутчик громко чихнул. На удивление, неизвестная девушка в беседке не вскрикнула от ужаса и страха. Напротив, она заливисто рассмеялась:

- О! Да вы, я слышу, тут как тут, да смилуется над вами Всевышний! Что вы принесли мне на этот раз? И чьи стихи будете читать, выдавая их за свои? Да не молчите и не прячьтесь, достопочтенный Аль-Малик! Идите сюда. Я ведь вас заметила.

«Она думает, что я - влюблённый в неё хозяин дома! - обрадовался Ибн-Муаммар. - Значит, пока я не раскрыт, надо бежать…»

Но едва купец осторожно развернулся и сделал шаг-другой, как кто-то крепко схватил его сзади за полу халата.

- Ага! Вот вы и попались! - послышался за спиной Ибн-Муаммара знакомый девичий голос. - Ну, так будете вы читать мне стихи, или нет? Ой! А во что это вы вырядились сегодня? Неужели вы решили предстать передо мной в образе дервиша?

Ибн-Муаммар понял, что пропал. Девушка настойчиво тянула его из зарослей.

- Помилуйте, о госпожа, во имя Всевышнего! - прошептал несчастный купец, падая ниц перед незнакомкой.

Девушка тихо вскрикнула, отпрянув в испуге.

- Что случилось, о госпожа?! - тотчас раздался тревожный оклик; это старуха спешила к беседке с фруктовым подносом.

- Ничего, ничего не случилось! - поспешно ответила девушка, заталкивая нечастного Ибн-Муаммара в заросли туи. - Я просто укололась. Эти кустарники такие жёсткие… Ты принесла фрукты?

- О да, госпожа. Но не лучше ли вам отправиться почивать?

- Оставь фрукты в беседке и иди, готовь мне постель. Я ещё немного посмотрю на луну и звёзды, и приду.

- Как скажете, о госпожа, - ответила старуха и удалилась.

Девушка мигом подскочила к кустам, в которых скрывался Ибн-Муаммар.

- Вы ещё здесь?! - громким шёпотом спросила незнакомка. - Именем Всевышнего, признайтесь: вы - шпион Аль-Малика?

- О нет и нет, о госпожа! - поспешил ответить Ибн-Муаммар.

- Так значит, вы - вор?! - радостно захлопала в ладоши девушка.

- Тише, прошу вас! - взмолился несчастный ночной лазутчик. - Я - вовсе не вор. Напротив, я хочу уличить в воровстве других. И я не желаю вам зла. Как не желаю зла никому из обитателей этого дома. Я - купец из Дамаска по имени Ибн-Муаммар. Если вы позволите, я поведаю вам свою историю. Только обещайте не звать стражу.

- А вы пообещайте, что поможете мне, - ответила девушка. - Давайте же, выходите сюда, на лунный свет.

- Не смею, о госпожа. 
- Я вам приказываю! 
- Я боюсь, что увижу ваше лицо.

- И что с того? - рассмеялась девушка. - Я его вижу каждый день, стоит мне начать умываться, причёсываться перед зеркалом или просто сидеть у воды. И ничего со мной не случилось. Так что вылезайте смело. Или я всё-таки позову стражу.

И несчастному Ибн-Муаммару ничего не оставалось, как выбраться из своего укрытия. Он стоял, потупив взор, не смея взглянуть на ту, что приказывала ему.

рафаэль певец испания

- Ну, поднимите же голову! - девушка властно, но легонько ухватила Ибн-Муаммара за подбородок, миг - и глаза их встретились.

О! Какие очи узрел пред собою караванный скиталец! Синие, как два неба, бездонные, как два моря, сияющие, как два солнца. О! Какие брови узрел над ними раб ветра и звёзд! Изогнутые, как два натянутых лука, гордые, как два арабских жеребца. О! Какие ланиты узрел пред собою узник пустынь! Алые, как сардинские кораллы, благоухающие, как дамасские розы. О! Какие… Впрочем, достаточно. Девушка, которую увидел Ибн-Муаммар, была так прекрасна, что он влюбился в неё с первого взгляда. И надо сказать, что девушке он тоже понравился, даже несмотря на сажу, которая искажала лицо ночного визитёра.

- Ну, не томите же меня ожиданием, любезный Ибн-Муаммар, - прошептала девушка. - Прошу вас, рассказывайте скорее. Ибо скоро сюда явится моя ненавистная опекунья.

Ибн-Муаммар как мог, быстро и связно поведал незнакомке, что случилось с ним и его другом Ибн-Надимом, и зачем он явился в дом Аль-Малика в столь странном одеянии, столь необычным способом, и в столь неурочное время.

- Разрешите же теперь узнать, о несравненная, кто вы, и как ваше имя? - так завершил свою речь Ибн-Муаммар.

- Я - принцесса леса, - тихонько рассмеялась девушка, но Ибн-Муаммар похолодел от этого смеха, и сбритые наголо волосы зашевелились у него под чалмой. - Это я, будучи птицей, проглотила то самое рубиновое зёрнышко волшебного граната, о котором вы только что говорили.

Примечания автора:

[8] Малик - хозяин, владелец, царь (араб.).

Продолжение следует...

Дмитрий Седов
Москва (Россия)

Дополнительные материалы: