Главная / Inicio >> Рафаэль каждый день / Raphael cada día >> Субботний вечер с Дмитрием Седовым

Raphael cada día

04.01.2020

Субботний вечер с Дмитрием Седовым


Ведьмин колодец
(сказочно правдивый роман 
на основе 
фантастических приключений 
в пяти частях)
Часть II. Пленник волшебного замка
Главы 15 и 16

- Присаживайся, - предложил незнакомец. - Что будешь? 

- В смысле? - не понял Ваня. - Тут же ничего нет.
- Как это - нет?

- Ну, пусто кругом, - растерянно пояснил Кузнецов-младший, постучав по толстой столешнице. 

  Глава 15: Коллекционер мечтаний

- Пусто-пусто, выросла капуста! - снова расхохотался мальчик. - Эх, ты. Смотри, как надо…

Незнакомец сложил руки на груди и отчётливо произнёс:

- Желаю большую порцию куриного бульона и три куска хлеба!

Тотчас на столе появилось всё, что только что пожелал незнакомец: глубокая миска с бульоном, над которой вился пар, и тарелка с тремя кусками белого хлеба.

- Так просто? - удивился Ваня.

- Простые мечты легко воплощаются, - мальчик вдруг хлопнул себя по лбу. - Раззява! Забыл придумать ложку…

- Придумать? - переспросил Кузнецов-младший.

- Да. Надо не только сказать, надо представить то, что ты хочешь. Я представил всё, кроме ложки. Сейчас исправлю… Желаю столовую ложку! Вот так-то… А ты чего хочешь? Учти: надо представить желаемое так ясно, будто оно уже перед тобой. Ты на меня не смотри. Я бы шашлык заказал. Или картофель-фри. Но у меня диета. Мне недавно аппендицит удалили. А ты можешь заказать всё, что пожелаешь. Ну, попробуй. Это нетрудно. Чего ты хочешь?

- Я хочу домой, - вздохнул Ваня.

- Учти: не надо думать о несбыточном, это опасно, - незнакомец погрозил Кузнецову-младшему ложкой. - Иначе пустота наполнит твой разум. Так говорит Железный Ник. Думай о еде. О хорошей еде. Это - полезно.

- Ты, правда, не знаешь, что такое - хотеть домой? - Ваня никак не мог понять: мальчик притворяется или на самом деле ничего не помнит о своём прошлом.

- Я живу здесь. Я - хозяин этого замка. Я - у себя дома. Как я могу ещё куда-то хотеть? - ответил незнакомец, продолжая хлебать бульон. - Не стесняйся, заказывай всё, что хочешь. Посуду, кстати, мыть не надо: оставь её на столе, и всё. Она просто исчезнет.

- Пожалуй, я закажу себе чаю. И порцию сырников. Со сметаной.

Сырники были настоящие. Но не такие вкусные, как у мамы. Ваня нехотя ел, и вспоминал. И родителей вспоминал, и Машу. И Мишку. И Сашу с Димой. И Эмму. И даже хулигана Пуську, и лохматого Мухтара. Но больше всего он переживал о пропавшем друге. Что не сумел его спасти. Где-то теперь Сеня? И правильно ли поступил Ваня, что согласился на предложение Железного Ника? Может, надо было вместе с Сеней нырнуть в неизвестность?

«А он был очень храбрый, - думал Кузнецов-младший, пугаясь вырвавшегося словечка «был», и автоматически накалывая очередной сырник на вилку. - Гораздо храбрее меня. Вот и в воду полез. А сам плавать не умел… не умеет. И с мерзким привидением дружить отказался. А я - трус. Скоро стану такой же деревянной куклой, как этот мальчик. Который ни себя не помнит, ни своих родных. Будет меня Железный Ник по носу щёлкать. Ради развлечения. И поделом мне…» 

- Показать тебе свою коллекцию? - незнакомец встал из-за стола.
- Коллекцию? - удивился Ваня. - А что ты собираешь? Марки?

- Марки, - усмехнулся мальчик. - Скажешь тоже! Есть кое-что поинтересней марок. Идём.

Они вернулись в зал, который незнакомец называл Тронным, и теперь пересекали его в обратном направлении - до такой же лестницы, что на противоположной стороне. И остановились перед такими же дубовыми дверями. Но вместо человечков на них были вырезаны - как определил для себя Ваня - «драконы-мутанты или Змеи-Горынычи». Злобно вытянувшие длинные шеи о трёх головах, угрожающе раскинувшие когтистые лапы, шипастые крылья и хвосты.

- Будь осторожен, не зевай, - предупредил мальчик Кузнецова-младшего. И вовремя. Едва ребята подошли к двери, как «Горынычи» начали дёргаться и извиваться, стараясь достать непрошенных гостей. И если бы им это удалось, вряд ли дело ограничилось бы парой царапин! Но незнакомец, ловко увернувшись от «драконов-мутантов», распахнул двери, и со смехом втащил Ваню за собой.

Это было огромное помещение, заставленное высоченными, до самого потолка стальными шкафами. Они серели в скудном свете ламп, свисавших, по обыкновению, с невидимого потолка. Шкафы состояли из множества ящичков с дверцами, на которых чернели таблички с белыми номерами. Это было похоже на гигантскую камеру хранения. Достать до самого верхнего ящичка можно было только с помощью приставной лестницы. Она была тут же. И не простая, а на колёсиках; у передней пары блестела педаль ножного тормоза.

- Что там? - озадаченно спросил Кузнецов-младший, указывая на шкафы. - Твои игрушки?

- Мои, но вовсе не игрушки, - усмехнулся незнакомец. - Это мечты. Детские.
- Твои?
- Нет, конечно. Чужие.
- Чужие? Детские мечты?! Но зачем они тебе?

- Потому что они - прекрасны, - сказал мальчик таким тоном, будто Ваня и сам давно знал, о чём речь, и только прикидывался незнайкой. - Вот смотри… Кстати - это универсальная отмычка, - коллекционер мечтаний звякнул висящим на поясе ключом, открыл один из ближайших ящичков и достал из него клетку. В ней находилось нечто, похожее на стеклянный шар; клетка была широкоячеистой, но шар при этом из неё бы не выкатился.

- Просунь руку, - предложил незнакомец. - Подержи.

Ваня ощутил, будто что-то живое и тёплое легло ему на ладонь. Как котёнок…

- Чувствуешь, какая тяжесть? Это настоящая мечта. Заветная. Такая, как правило, у человека бывает всего одна в жизни. Только она имеет вес. А, значит, и ценность, как любой товар. Так говорит Железный Ник. И когда, как он обещал, я получу корабль, я буду пополнять свою коллекцию только вот такими, полновесными экземплярами! Ибо все остальные желания - мелкий песок. Не золотой. Ничтожная пыль, легко уносимая ветром. Смотри, что сейчас будет… А ну, светись! Давай! Светись, я сказал!

Незнакомец грубо ткнул сферу ключом, и та задрожала, словно от боли.

- Не надо! - вскрикнул Кузнецов-младший.

И тут из шара ударил свет, который поглотил всё вокруг. Ваня зажмурился. А когда открыл глаза, увидел зелёный луг, по которому шли трое. Мужчина, женщина и маленький мальчик. Они шли, взявшись за руки, и смеялись. Особенно, когда шедший по середине мальчик неожиданно поджимал ноги и взлетал над травой, бережно удерживаемый взрослыми… 

Вдруг видение погасло.

Ваня вновь оказался рядом с незнакомцем, который держал клетку с потускневшим шаром.

- Видал? Ещё и не такое бывает, - «настоящий хозяин замка» бережно вернул клетку со сферой в ящичек и аккуратно запер дверцу.

- А что это всё-таки было? - Кузнецов-младший даже протёр глаза: такой реальной была только что пригрезившаяся ему картина.

- Как что? Мечта. Одного мальчика. Он сирота. И мечтал о том, чтобы найти своих родителей.

- Мечтал? Он что - умер?

- Умер? Не помню… Подожди, - незнакомец быстро взглянул на номер ящичка, в котором запер чужую мечту, а потом подошёл к стоящему рядом со шкафом стеллажу. На его полках стояли огромные книги в толстых кожаных переплётах. Мальчик взял одну из них. На её корешке было оттиснуто золотом: «Бокс-03; Шкаф №817; Линия М/1-50».

Быстро пролистав книгу, мальчик ткнул пальцем в одну из страниц:

- Итак, мечта номер 817/М-23/70394… Так… Бывший владелец - некто Питер Грин. Мечта родилась… Росла… Окрепла… Ага! Вот: была обменяна…

- Обменяна?! - Ваня почувствовал, как неприятный холодок пробежал по его спине. И более всего ему был неприятен тон, которым мальчик говорил об обмене. Будто речь шла не о мечте, а о конфетном фантике. Редком, имеющем ценность, но всё-таки имеющем ценность фантика.

- Да, обменяна, - повторил коллекционер мечтаний невозмутимым, будничным голосом. - На мечту о сундуке, полном золота. Настоящего золота высшей пробы.

- Но разве это возможно?!

- Возможно всё, если не бояться перешагнуть через «нельзя». Так говорит Железный Ник. Он, кстати, и поменялся с мальчиком. И это был честный обмен. И весьма достойный.

Глава 16. В поисках выхода

Ване вдруг страшно захотелось домой.

- А с чего ты решил, что этого мальчика не обманули? Что обмен был честным и достойным?

- Потому что у этого мальчика появилась ещё одна мечта. Гораздо лучше: он захотел стать богатым.

- И он стал?

- Не знаю, - незнакомец пожал плечами. - Об этом в каталоге ничего не сказано. Я знаю лишь одно: если мечта сбылась, её здесь быть не может. А те, которые здесь - моя собственность. Вот в этом ящике - мечта другого парня. О том, чтобы стать художником. Полновесный экземпляр! Но парень расстался с ним ради того, чтоб сгорела его школа.

- И она сгорела?

- Не знаю. Но если тебе интересно, можно спросить Железного Ника. Ведь это он подарил мне свою коллекцию. В знак нашей дружбы. Он и тебе что-нибудь подарит. Когда ты пройдёшь своё испытание, как я.

- А каким было твоё испытание?
- Не помню. Да это и не важно. Главное, что я его выдержал.
- А сам ты - о чём мечтаешь?

- Ни о чём. А разве это важно? У меня в коллекции - столько мечтаний, что никому и не снилось!

- И что же ты с ними делаешь?
- Наслаждаюсь встречей с прекрасным. Вот как сейчас.

- Но ведь ты сам сказал, что это - несбывшиеся мечты. Мёртвые. Понимаешь? Ты наслаждаешься чужими мечтами! Мёртвыми мечтами! Неужели тебе это приятно?

- С чего ты взял, что они - мёртвые? Сам же видел: живей не бывает. Тут есть такие, ахнешь! Завизжишь от восторга. Я тебе сейчас покажу… - мальчик начал торопливо перебирать и перелистывать

- Нет, спасибо, не надо, - Кузнецов-младший направился к выходу. - Лучше покажи, как выйти отсюда.

- Куда это ты собрался? - усмехнулся незнакомец. - Что, струсил? Сбежать захотел?

- Нет. Хочу прогуляться перед сном. Под луной. Надеюсь, выспаться сегодня хорошенько. Устал. Даже Железный Ник, как выяснилось, вовсе не железный: уполз к себе и дрыхнет без задних ног. И мне спать пора. Только дома я всегда перед сном гуляю на свежем воздухе. Чтобы сон крепче был. Ну, так как выйти на крепостную стену? Или во двор? Или на одну из башен? Где ты гуляешь?

- Нигде. Да это и не важно…

- Что ты заладил: «Не важно, не важно»! Это тебе не важно. А! - Ваня махнул рукой. - Сиди тут, сколько хочешь. Без тебя обойдусь.

- Погоди, - незнакомец поставил каталоги на место и поспешил за Кузнецовым-младшим. - Ты заблудишься…

- И где тут можно заблудиться? - удивлялся Ваня, когда мальчики покинули «Кладбище мечтаний» - так Кузнецов-младший назвал про себя помещение, в котором хранилась коллекция незнакомца. - Тоже мне, лабиринт! Там - по прямой - Зал советов, так? А что направо?

- Направо - спальня. И ванная. С джакузи. И туалетом.
- А что слева?

- Там тоже есть лестница. Наверное, если по ней подняться, там, наверное, тоже будет дверь. Как везде.

- И что за той дверью?

- Не знаю. Я никогда туда не ходил. И Железный Ник тоже. И никогда ничего мне об этой лестнице не говорил. Да мне это и не нужно…

- Не нужно ему, - буркнул Кузнецов-младший. - А что тебе нужно? Не знаешь? Что ж, идём, посмотрим, коллекционер чужих мечтаний…

Вскоре мальчики понимались по широким ступеням наверх. Каково же было их удивление, когда на верхней площадке, под аркой, вместо дверей они увидели чёрную гранитную стену. На которой были вырезаны странные письмена, покрытые сусальным золотом. В том числе, и такой текст, буквами из кириллицы: «Крепостью соузных дланей и земная зернь сокрушаема».

- Что это ещё за «соузные длани» такие? - изумлённо воскликнул Ваня.

- А что такое - «земная зернь»? - не менее озадаченно спросил «настоящий хозяин замка».

- Понятно одно: туда пути нет, - Кузнецов-младший хлопнул ладонью по холодной стене. - А ещё двери есть?

- Нет, - вздохнул незнакомец.
- А как же ты попал сюда?
- Не знаю. Да это и не важно, - пожал плечами мальчик.
- Да что ж ты заладил: не знаю, не помню! А что ты знаешь? Что помнишь? Чего хочешь?

- Железного Ника знаю. Помню все его наказы. Хочу его увидеть снова. А ещё хочу - навести порядок в своей коллекции. Хочу рассортировать мечты не только по весу, но и по размеру. Это очень важно, потому что…

- Всё! Хватит, - отрезал Ваня. - Помоги мне найти ещё одну дверь. Потайную.

- Потайную?! - удивлённо воскликнул мальчик, будто речь шла о чём-то фантастическом. - Да здесь нет никаких тайн!

- В самом деле? - усмехнулся Кузнецов-младший. - Значит то, что захлопнулось за нашими с Сеней спинами, вовсе не дверца мышеловки?! Что ж, тогда отыскать эту дверцу - раз плюнуть. Идём.

- Не хочу я никуда плевать, - возразил незнакомец. - Хочешь - ищи один. А мне надоело. Я иду спать. Когда и тебе надоест заниматься ерундой, приходи. Дорогу в спальню ты знаешь. Места там всем хватит. Там у каждого - своя кровать…

И мальчик ушёл, оставив Ваню одного. «Так-так-так… - застучал в его голове невидимый помощник, - надо продолжать идти против течения, как советует доцент Мухин… Стоп! Надо обследовать стену Тронного зала: простучать, что ли… должна же быть какая-то щель или что-то вроде того…»

Главная трудность состояла в том, что периметр Тронного зала пребывал в полной темноте. Здесь не было ламп. Они висели лишь под потолком, над центром зала, и над лестницами. И свет не добивал даже до колоннады. А уж тем более, не доставал до скрытых за нею стен. И Кузнецов-младший двигался шаг за шагом, буквально на ощупь. Двигался медленно, осторожно. Стараясь не пропустить какую-нибудь особенную неровность, трещину, которая выдала бы ему потайную дверь. Однако ничего, кроме обычных стыков каменных блоков обнаружить не удавалось. Но мальчик не отчаивался. У него мелькнула мысль о том, что на полу тоже должны быть следы. Какие-нибудь бороздки от колёсиков - или от чего там ещё - на которых выкатывался псевдошкаф. Он почему-то был убеждён, что без подобных колёсиков не обойтись даже в волшебном замке, и что канавки от них должны быть глубокими, так как ловушка существует давно.

Неизвестно, сколько часов провёл Ваня в темноте, бродя вдоль гранитных стен. У него уже начала кружиться голова, подкашивались ноги, и в ушах комариным писком зудела предательская мысль: а не поискать ли спальню, в которой странный незнакомец видит уже который сон? Как вдруг…

Вдруг мальчик ощутил под ногой ту саму канавку, которую и предполагал обнаружить. Внимательно изучив поверхность пола, Кузнецов-младший нашёл рядом ещё три полукружия. Они отходили от стены, как и положено: параллельно друг другу, и одна другой короче. Теперь настал черёд исследовать и саму стену. Самая длинная канавка указывала на то, что где-то рядом - дверная щель. Так Ваня отыскал потайную дверь. Но удастся ли её открыть? 

Продолжение следует...

Дмитрий Седов
Москва (Россия)

Дополнительные материалы:

Ведьмин колодец
Часть I. Гороховские сказки 
Часть II. Пленник волшебного замка
Главы 1 и 2
Главы 3 и 4
Главы 5 и 6
Главы 7 и 8
Главы 9 и 10

Глава 11 и 12
Главы 13 и 14

Волшебный гранат

 



Комментарии


 Оставить комментарий 
Заголовок:
Ваше имя:
E-Mail (не публикуется):
Уведомлять меня о новых комментариях на этой странице
Ваша оценка этой статьи:
Ваш комментарий: *Максимально 300 символов.