Главная / Inicio >> Рафаэль каждый день / Raphael cada día >> Воскресные чтения с Дмитрием Ластовым

Raphael cada día

27.10.2019

Воскресные чтения с Дмитрием Ластовым


Когда ты мне приснишься 
(Лирическая история, случившаяся 
на последнем этаже многоэтажки)
Части 3 и 4

Ваня ест чипсы. Кладёт пакет и начинает расставлять и разбирать банки с краской и рулоны, чтобы освободить проход к квартире.

Слышится звук поднимающегося лифта.

Часть 3

Ваня: Опять эта коза едет!

Ваня отходит поодаль от дверей лифта, так, что его не сразу видно. Руками он делает непроизвольные жесты, из которых видно, что он придушил бы эту соседку.

Открываются двери лифта. Выходит Димыч. Осматривает коридор. Подходит к рулонам и банкам с краской. Ваню он видит не сразу.

Димыч: Это ты, Иван Сергеевич? Охотов ты?

Ваня: Ну.

Димыч: Значит, ты.

Ваня: Я.

Димыч: Мне тут старшая за тобой присмотреть сказала. Сказала, что тут наверху наркоман, рецидивист, террорист, обнальщик, бандит и коррупционер засел. А, стой, ещё вот она говорила, что ты гастролёр, грубиян, молокосос, придурок и гей. Это ты?!

Ваня: Наверное.

Димыч: Не обращай внимания. Она у нас такая. Ты что, тут ремонт будешь делать? В 204-й?

Ваня: Да.

Димыч: Старшая сказала, чтобы я тут последил, всё ли ты занёс. Говорит, проверит. Она у нас дама такая. С ней, вот, лучше не связываться. Задолбает, карга старая. Я бы пристрелил бы её.

Ваня: Тоже.

Димыч: А тебя, видать, она уже достала. Вот, ходит, вот, всё ей надо. Вот, житья людям не даёт. Только прикорнешь – ну нет, тут же нарисуется. Вот, тут же. Ну-ка стой.

Ваня: Чего.

Димыч уходит в дальний угол. Его не видно. Оттуда он говорит.

Димыч: Да, понимаешь, она, карга, такая, что может стоять и подслушивать. Я вот, не помню, дома она или пошла погулять. Проверил. А то вот так вот встанет где-нибудь, её не видать, и слушает. А ты чего не заносишь. Придёт – шуму будет.

Ваня: Сейчас. Да я хотел занести, а она пришла.

Димыч: Она всегда так. А что ты один тут? Я думал вы вдвоем. Там такой ещё гундосый был.

Ваня: Это шеф мой. Олег.

Димыч: Ну и зови его и заносите.

Ваня: Да он... Только подставу и жди от него. Уехал он.

Димыч: А ты тут один?

Ваня: Заказы у него. Не до меня. Сам свалил, А эта коза пришла. Вот прибить бы их всех!

Димыч: Да ты не кипятись. Открывай, да помогу тебе.

Ваня: А она, понимаете, говорит: то ей чини, да это.

Димыч: Это она может. Лучше ей на глаза не попадаться.

Ваня: То ей ремонтируй, это там крась.

Димыч: А паспорт зачем ей отдал? Тыкала мне тут твоей фоткой.

Ваня: Отняла она.

Димыч: Это она может. Ей лучше в руки ничего не давать. Ну, открывай.

Ваня достаёт связку ключей, смотрит, какой ключ вставить.

Ваня: Понимаете, самое главное - весь ремонт, как всегда, на моей шее. А Олег, вот упырь! Только указывает. Ещё и эта приплелась, будь она неладана. Советник управы, старшая по подъезду (передразнивает).

Димыч: Ты не кипятись. Сейчас занесём. Помогу тебе, раз такое дело.

Ваня: Спасибо.

Ваня находит нужный ключ, вставляет его в скважину, но рука его дергается и он роняет связку.

Ваня: Вот напасть!

Ваня берёт связку, рассматривает её.

Ваня: Так! Ну, слушайте, ну, что за ключи!

Димыч: Что там? Ты чего? Ключи-то те?

Ваня опускается на колени, ищет что-то. Потом находит. В его руках сломанный на две части ключ. Он сломался от падения на пол.

Ваня: Вот непруха! А!

Димыч: Вань, ты чего?

Ваня пытается соединить ключ, прикладывая одну половинку к другой.

Ваня: Ну почему!?

Димыч: Дай сюда.

Ваня даёт куски ключа Димычу, а сам достаёт телефон и набирает номер.

Димыч: Это уже всё. Не, не склеить. И чего они ключ из такого металла делают. И вставлять, понимаешь, опасно. Может там в скважине застрять. Другого-то ключа у тебя нет? Хозяевам позвони.

Ваня дозванивается по телефону и начинает говорить.

Ваня: Олег, я не могу войти в квартиру. Ты можешь вернуться? (Олег говорит ему что-то в трубку). Да что почему. Тут такая штука - стал дверь открывать - ключ из рук выпал и сломался. Не ори, сколько ключи падали - не ломались. Не криворукий! Откуда я знаю! Что? Сейчас поедешь к хозяевам за город? Через сколько? Часа три! Ну, виноват! Ну, ладно! Жду. Попробуй. Ну, сам не знаю! Пока. Всё. Пока.

Ваня садится рядом с дверью.

Димыч: Слушай, Вань, ну ничего страшного. Так вот бывает.

Ваня: Вот не надо было браться за этот ремонт. Да ещё с Олегом связываться. Вот как чувствовал - сразу всё не так пошло. Хозяева ещё такие зануды!

Димыч: Эти-то, из 204-й, зануды. Это да.

Ваня: Понимаете, плитка им не та, обои меняй, плитку меняй - заколебали. Сами на даче чаи гоняют, а я по магазинам мотайся. У меня здесь живот есть просит. И ключи вот эти... Что за день такой!

Димыч: Это металл старый. Металл такой. Это уже всё – не склеить. Вот так.

Ваня: И что делать? Да ну.

Димыч: Что, будешь ждать?

Ваня: А куда деваться! Часа через три приедет.

Димыч: Слушай, я бы тебя к себе взял, в коморку, но карга эта, будь она неладна… Задолбает потом.

Ваня: Да ладно. Я тут.

Димыч:  Меня, слушай, Димычем зовут. Ты тут, если что, обращайся там.

Ваня: Ладно.

Димыч: А вот, что карге сказать, теперь не знаю. Ведь придёт проверять…

Ваня: И паспорт у меня взяла.

Димыч: А чего ты кому попало свои паспорта раздаёшь!?

Ваня: Я не думал.

Димыч: Ты с ней ухо востро держи. Та ещё!

Ваня: А теперь, вот, я ей кухню должен покрасить, туалет и ванную побелить, отремонтировать телевизор и холодильник.

Димыч: Ну-ну!

Ваня: Вот так.

Димыч: Ну как с ней сладишь!? Прицепится - не отцепится. Это да. Попал ты. А если она это всё увидит, ну, что ты не убрал? Даже не знаю. Вот не помню, то ли она погулять пошла, то ли дома сидит.

Ваня: Как вы её терпите?!

Димыч: А куда деваться. Дай-ка мне эти чипсы, угости. А то давно такой гадости не ел.

Димыч берёт пакет и ест чипсы, садясь на какие-то банки.

Димыч: Она, это… ну, рассудком ёкнулась. Ходит тут по подъезду, всё слушает, всё ей надо про всех знать. Тетрадку тут ведёт, про всех записывает, за всеми следит, всем угрожает. Какие-то фамилии известные называет. Все они у неё друзья. Мне кажется, что врёт она всё. Больная она. Но знаешь, с такими лучше не связываться. А мне, понимаешь, как тяжело! Я-то военный, я-то командиром был. А теперь вот эту дуру приходится терпеть. А куда деваться? Терплю... Терплю... В 86-м в Герате мы этих маджахедов… понимаешь, с вертолетов десантировались. Брали там, понимаешь. Такая там была... А сейчас... Вот что терплю. Прибил бы её!

Ваня: Прибил бы. Это точно.

Димыч: Она, тварь такая, ведь живучая. Ты сам-то откуда? Не местный же?

Ваня: Из Смоленска.

Димыч: А, знаю такой. Что там, красиво?

Ваня: Нормально.

Димыч: Ясно. Что там, жена, дети? А то, там она про тебя, эта карга наша, наговорила.

Ваня: Да нет, куда мне жену с детьми.

Димыч: А что так? Пора.

Ваня: А деньги? Мама в Смоленске, сестрёнки там…

Димыч: Значит, кормилец будешь!?

Ваня: Да, один я у них.

Димыч: А отец твой, значит, куда-нибудь сдул.

Ваня: Помер он. Давно.

Димыч: А... Это плохо. А что, на ремонте-то много заработаешь?

Ваня: Сколько заработаешь, столько и отдашь.

Димыч: Ну да, тут я помогал одной. Так затеребила! То так прибьёшь, то этак. Всё не так. Это да! Свяжешься тут. Это я тебя понимаю. Что же мне карге сказать? Может, спрячем куда твои пожитки.

Ваня: Куда спрячем?

Димыч: Может, куда под лестни? Там найдёт…

Ваня: Да я бы быстро занёс.

Димыч: В квартиру бы куда занести. Я-то в соседнем доме живу. Далеко туда нести. А вот в этих двух никто не живёт. Эти где-то за границей. А эта в санатории сейчас. А тут вот Верка живёт и мать её. Может, пришла уже?

Ваня: Да вы что!? Всё это в квартиру заносить? Да никто не позволит.

Димыч: Ну, это да. Хотя Верка-то нормальная, со странностями, но такая простая. Мамка у неё чудная. И она такая же.

Ваня: Да зачем? Я здесь подожду.

Димыч: Мегера придёт. Ты её не знаешь. Ты бы видел её – прямо слюной там, внизу, брызгала: террорист, бандит, гей… Говорит, визжит. Вот придёт, шуму будет. Убрали бы к ним в коридор быстро.

Димыч звонит в дверь.

Димыч: И всё бы делов-то. Правда, слышь, может, и дома-то их нет. Верка-то в школе сейчас. А мать её в театре. Нет, наверное. Эта карга-то их задевает, ну, вот этих. Мать Верки-то покою ей не даёт.

Ваня: А чего так?

Димыч: Да эта мегера всех задевает. А Веркину мать тем более. Видно, когда-то поцапались, та теперь ей и мстит. И потаскуха она, и шлюха, и сутенёрша, и притоны она держит. Чего сказать - в голове не всё в порядке. Тут. Верка, ну, дочка, рассказывала, что пришла эта мегера сюда, крест большой в руке держит, бутылку с водой и давай крестом какие-то движения делать, водой поливать и что-то бормотать.

Ваня: Видать, злых духов изгоняла.

Димыч: Ну, ну… Кто бы из этой мегеры этих злых духов изгнал бы.

Ваня: Может, вам полицию вызвать.

Димыч: Да ты что. Она там, в тетрадке, всё записывает: кто с кем спит, кто куда ходит, кто кому квартиру сдаёт. С ней лучше не связываться.

Ваня: И что, надо её бояться, и что, прямо на неё управы никакой нет?!

Димыч: Да куда там. С больными-то этими связываться.

Ваня: Вот дура! Паспорт, самое главное, забрала. Я-то и не подозревал. Говорит: покажи паспорт, может, ты террорист. Ну, я и показал.

Димыч: Ну, ну, вот… Вот хитрая она. Вот знаешь, а компромат-то на неё есть… есть..

Ваня: Компромат, надо же…

Димыч: Да, она же та ещё прошмандовка!

Ваня: Это видно. А что за компромат?

Димыч: Да творит она делов. Прижать-то её можно, да знаешь, не хочется связываться. Терплю я её. Тяжко, а терплю. Противно. Платят тут мне - и ладно. А то прицепится - не отстанет.

Ваня: Это точно.

Димыч: Я-то всё про неё знаю. Чиркнёшь по ней - и вся святость-то ее улетучится. Вот так. Ну, это ладно, незачем тебе это знать.

Ваня: Ну да.

Димыч: Слушай, ну ты тут держись. Если придёт эта мегера – обороняйся.

Ваня: Постараюсь.

Димыч: Мне вниз надо. А то там знаешь, ещё заявится. Если что, я внизу, приходи.

Ваня: Хорошо.

Димыч: Слушай, а ты чего такой вялый какой-то?

Ваня: Спать хочу.

Димыч: А что так? Не выспался что ли?

Ваня: Ну как с партнёром моим, с Олегом, утром встал я, поехали материалы для ремонта покупать. С пяти утра на ногах. Думал, привезу, разгрузимся - и свободен.

Димыч: Да ты вот, в уголке и ложись. Тебе ждать-то ещё долго. Кстати, ты там укройся как следует, глядишь, мегера эта тебя и не заметит. Давай.

Ваня: Хорошо.

Димыч ждёт лифт и уезжает вниз.

Димыч: Если что – я там, внизу. Ладно?

Ваня остаётся один, ходит по коридору, отковыривает какую-то пленку, какие-то коробки. Сооружает рядом с лифтом что-то вроде кровати из коробок и плёнок, рулонов обоев и укладывается, укрываясь кусками коробки и пленки. Под голову подкладывает коробку.

Ваня: Ну, так...

Ваня закрывает глаза.

Затемнение.

Часть 4

У лифта вся та же гора стройматериалов. Ваня лежит, укрытый плёнкой. Видно, что он ворочается, и плёнка шевелится. Слышится гул поднимающегося лифта. Лифт доезжает, и двери открываются. Из лифта выходит Вера. В руках у неё сумки. Она не замечает гору рядом с лифтом и направляется к противоположной двери. Достаёт ключи и собирается открывать дверь, но слышит шорох и пугается. Ваня в полусне шевелится под пленкой. Вера оборачивается и видит какие-то строительные материалы и шевелящуюся гору из пленки. Вера открывает дверь в свою квартиру, заносит сумки. Через некоторое время из двери появляется Вера, не переодевшись, но в руках у неё швабра. Вера испугана. Она осторожно подходит к лежащей куче и, не понимая, что это такое, осматривает её. Потом острым концом швабры начинает тыкать в кучу. Куче явно не нравится такое отношение, она начинает явно больше шевелиться. Вера испугана и чуть вскрикивает. Вера отходит подальше от кучи и ближе к двери и острым концом швабры издалека тыкает кучу. Куче, наконец, это надоедает, и раздаётся голос.

Ваня: Ну, может, хватит?! Дайте поспать, что пристали. Мало вам!?

Вера оторопела.

Вера: Вы кто?

Молчание.

Вера: Кто Вы?! (громче).

Ваня: Дайте поспать! Не приставайте! Сделаю я вам ремонт.

Вера: Это мой этаж! Моя квартира! Что вы тут делаете? Какой ещё мне ремонт! (смелее).

Вера подходит поближе и тыкает с большей силой концом швабры в кучу. Куча встаёт. Появляется Ваня. Вера от неожиданности отбегает к двери и закрывает её на несколько оборотов.

Ваня: Кто там ещё!? Вот, как её там. Ну, что пристала. И убежала... Коза...

Ваня садится на свою импровизированную постель из плёнки.

Ваня: Такие вот всё портят. Придут, потыкают, сон перебьют и убегут. А ты сиди и жди... Я не страшный. Не кусаюсь и не вор (громче). Вот так!

Дверь квартиры Веры приоткрывается. Выглядывает Вера.

Вера: Что Вам надо?

Ваня: Я ключ сломал.

Вера: И что?

Ваня роется в кармане, показывает Вере ключ.

Ваня: Вот видите! Ключ сломал от 204-й. Он у меня выпал - и я войти не смог. Как-то так.

Вера: Что так? В этой квартире никто не живёт!

Ваня: Я ремонт делаю.

Вера: Что делаете? Зачем тогда лежите тут?

Ваня привстаёт.

ВераНе подходите. (Вера выставляет конец швабры).

Ваня: Да я ничего.

Вера: Что вы здесь делаете? Ремонтируйте внутри. Там.

Ваня: Да я же говорю - ключ сломался.

Вера: Какой ключ? Знаю я вас!

Ваня: Ну, вот он ключ (показывает Вере ключ). Он упал и сломался. У вас что, такого не бывает.

Вера: Нет. Ну, может, и бывает...

Ваня: Ну и ладно.

Вера: Вы долго ещё тут будете лежать?

Ваня: Я друга жду. Он ключ у хозяев должен взять.

Вера: И что?

Ваня: Что!? Привезёт – откроет, занесём всё внутрь. Да я не сидел бы здесь. Вообще, я и есть хочу, и спать хочу. С пяти утра ничего не ел! Вот так!

Вера: Всё равно, странно всё это.

Вера закрывает дверь.

Ваня: А мне не странно. Вот есть же такие правильные. Такие всю жизнь портят. Всё у них по порядку. Ничего не ломается. Учатся на пятёрки. Сами всех учат.

Открывается дверь квартиры Веры и выглядывает Вера.

Вера: Вы про меня? И не стыдно! Я всё слышу.

Ваня: А не надо подслушивать.

Вера: Это мой этаж. Что хочу, то и делаю.

Ваня: Ну и делайте. А я, что хочу, то и говорю.

Вера: Я сейчас полицию вызову! Может, вы преступник.

Ваня: Скажи ещё: террорист. Была тут одна такая. Слов-то набралась. Тебе чего, скучно там сидеть в твоей квартире?

Вера: Вы грубый!

Ваня: Грубый, злой, неотесанный. Давайте, давайте... продолжайте... Говорю же - ключ сломался. Жду я здесь. Чем я мешаю?

Вера: Ничем.

Вера закрывает дверь. 

Продолжение следует...

Дмитрий Ластов
Москва (Россия)

Дополнительные материалы:

Когда ты мне приснишься 
(Лирическая история, случившаяся 
на последнем этаже многоэтажки)
Части 1 и 2

Дорогой мой Рафаэль... 

Ноябрь
(Простая история  о любви и дружбе)