Главная / Inicio >> Рафаэль каждый день / Raphael cada día >> Субботний вечер с Дмитрием Седовым

Raphael cada día

16.11.2019

Субботний вечер с Дмитрием Седовым


Ведьмин колодец
(сказочно правдивый роман 
на основе 
фантастических приключений 
в пяти частях)
Часть II. Пленник волшебного замка
Главы 3 и 4

Миша прислал сообщение минут через десять, но Ване показалось, что прошла целая вечность.

- Так что надо отыскать? - спросил деловито, когда Кузнецов-младший перезвонил другу.

 Глава 3. Дружеская беседа

- Посмотри, пожалуйста, про УСЫНЬ-озеро. Да, первая буква «У», а «Н» с мягким знаком…

- Да выплывает какая-то ерунда! - вскоре откликнулся Миша. - И ничего - про озеро.
- Что, такого названия нет?
- В том-то и дело, что нет! Есть похожее: Сын-озеро…
- Это где такое?
- Да нигде. Это поисковик так твоё название переделывает.
- Не моё, а гороховское!
- Чьё-чьё?
- Местное. Мы в Гороховке живём.
- Да, занесло… - посочувствовал Миша.

Ваня на секунду задумался, потом предложил:

- А попробуй другой браузер. И отдельно забей только первое слово, это самое - «Усынь».

- Не учи учёного. Уже пробую…
- И что?
- Ага, есть!
- Ну?! - Ваня даже подпрыгнул на камне.
- Усыня тут есть. Богатырь из русской народной сказки…
- Он! Есть! Подробнее?

- Тут написано, что Усыня этот - воплощение воды… Охраняет вход в пе… в пекельное царство…

- Куда?!
- Что «куда»? - не понял Миша.
- Ну, охраняет вход - куда?

- А… в какое-то пекельное царство. Наверное, тут опечатка: надо читать - в «пепельное»…

- Пепельное… - повторил Кузнецов-младший. - Ещё непонятнее… Глянь, что ещё?
- Какая-то птица Усыня… Может, Гусыня? Сплошные очепятки в этом Интренете!
- Тебе смешно, а мне не до смеха, - вздохнул Ваня.

- Что, готовишься к новому учебному году? Решил освежить в памяти географию Подмосковья? - не без ехидства спросил Миша. - Нечем заняться на родных просторах? Заскучал?

- Да ладно тебе, - Кузнецов-младший и не думал обижаться на замечание друга; ему было не до этого. - Тут, Мишаня, похоже, такое происходит, что не заскучаешь!

Ваня вкратце поведал Мише и о загадочном Усынь-озере, и о ведьмином колодце, и о таинственном тумане, и о растворившейся в нём лодке, и о фрегате «Корсар», и о его команде. Не рассказал только о том, как кто-то глядел на него снизу, из-под воды (из-под воды ли?!).

Миша слушал внимательно, не перебивая. Лишь однажды воскликнул: «Ничего себе!» - когда Ваня начал рассказывать, насколько явственными были его ощущения во время сна (сна ли?!). А потом ласково так подытожил:

- Вань, а ты перед тем, как в воду залезть, на солнышке гулял?

- Нет, - не почувствовал подвоха Кузнецов-младший. - Ну, как на велосипеде до озера доехал, так сразу в него и нырнул.

- И что, перед заплывом даже не размялся? Не согрелся?
- Нет. Не помню. А к чему это тебе?
- А денёк-то у вас сегодня как, солнечный?
- Отличный! Не то, что у вас в сырой столице!

- А вот и ошибаешься. У нас дожди кончились. Но пока ещё не жарко. А вот ты, похоже, уже перегрелся.

- Чего?! Ты мне друг, или сундук?!

- Да не бывает таких снов, вот что я хочу сказать! Поосторожней надо быть, прежде чем гулять на солнцепёке, а потом в незнакомое озеро нырять. «Солнце лечит, да и калечит», «не суйся в воду, не зная броду»: слыхал такие поговорки?

- А, вот ты к чему! - понял, наконец, Ваня. - Издеваешься! Не веришь! Думаешь, темечко мне напекло?! А ещё друг называется! Эх, сундук ты всё-таки, Мишаня!

Кузнецов-младший с силой нажал на кнопку. Телефон выскользнул из ладони и нырнул в реку.

- Всё, - только и выдохнул мальчик, глядя на расходящиеся по воде круги. Аппарат лёг неглубоко, среди пёстрых речных камешков, неловко прикидываясь одним из них. Ваня нагнулся, вытащил мокрый мобильник. Горестно добавил, положив бесполезную вещь в карман. - Абонент больше не абонент…

Кузнецов-младший от расстройства даже вспотел. Ему впервые не поверил лучший друг! Более того, даже стал насмехаться, поучать! «Ты поговорки такие помнишь?! - опять зазвенело в Ваниных ушах, только противнее прежнего. - А на солнышке ты случайно, не перегрелся?!»

- Самому бы тебе так перегреться… Тьфу! - сплюнул мальчик с досадой.

- Привет тебе, бледнолицый брат, - послышался вдруг знакомый голос, и из кустов, неслышно, по-индейски, вышел Саша. - Привёл железного коня на водопой?

- Привет, - неохотно откликнулся Ваня. Он не знал, как разговаривать с человеком, который от него явно что-то скрывает. Осознавать это было неприятно.

- Ого! А скакун-то явно из чужого табуна, - продолжал игру Саша, будто не замечая Ваниной холодности. Присев у лежащего велосипеда, он легонько щёлкнул по помятому переднему крылу. - Вот по этому пятну на лбу я узнаю Летящего-впереди-ветра - любимого коня вождя племени голоногих! Неужели ты победил самого Неукротимого Бизона, известного также по имени Семён Семёныч Смирнов, и присвоил себе его скакуна?!

- Сменял на перочинный нож, - процедил сквозь зубы Кузнецов-младший. Резко подняв велосипед, дал понять, что собирается уезжать. - На время.

- Что-то ты не очень разговорчив, бледнолицый брат, - Саша недоумённо почесал за ухом.

- Это ты не очень разговорчив, - в тон ответил Ваня, поставив ногу на педаль. - Да только не брат ты мне, краснокожий.

- Может, и не брат. Но друг, - Саша останавливающе положил руку на руль. - А между друзьями не должно быть недоговорённости.

- Между друзьями?! - Кузнецов-младший не вскипел. Он взорвался. Мощнее, чем Везувий, Кракатау, Ключевская сопка, Попокатепетль и Эйяфьядлайёкудль вместе взятые. - Это я должен считать другом человека, которого вижу второй раз в жизни?! И который в первый же день врёт так, что сам себя перевирает?! И при этом ещё смеет называть себя моим другом?! Пусти!! Дай проехать, индеец липовый!!!

Саша поднял вверх обе руки:

- Я не держу тебя. Но позволь спросить: когда и как я тебя обманул?

- Лодка, - прошипел Ваня прямо в Сашино испуганное лицо. - Лодка на Усынь-озере. С надписью «Корсар» на борту. Или скажешь, что ничего об этом не знаешь? Купаться нельзя! Пропадающие мальчики! Ведьмин колодец! Просто фильм ужасов, а не деревня! И всё для чего? Чтобы по-тихому на островок плавать, в пиратов играть?! Эх, тоже мне, друзья…

- Какой островок?!

- Да на Усынь-озере! На подводный островок, который с берега не сразу увидишь! Или опять будешь врать? Скажешь, что ничего не знаешь ни про лодку, ни про остров?!

Саша замер, изумлённо раскрыв рот, а Кузнецов-младший крутанул педали так, что только его и видали…

Глава 4. Искатели древностей

Светило солнце, искрилась в его лучах река. Лёжа на её прохладном ковре, остывал до краёв наполненный теплом летний день. А у Вани на душе было черно и холодно, как безлунной ночью в зимнем лесу. Он трясся на велосипеде, отчаянно работая ногами. Мчался вслед за рекой, куда глаза глядят. А глядели они только вперёд, на петлявшую вдоль берега тропинку.

Тропинка вдруг резко пошла вверх: скорость упала, и Ване пришлось привстать в седле, чтобы заставить «железного коня» двигаться дальше. Когда мальчик с трудом преодолел подъём, заросший кустарником, то увидел необычную картину. Перед ним расстилался широкий луг, перекопанный вдоль и поперёк. Наполовину лишённый дёрна, изрезанный коричневатыми ямами. А в них - загорелые люди. И меж них двое - постарше. Старше Натальи Семёновны и Павла Сергеевича: толстенький мужчина в белой панамке, и худая женщина в пятнистой, как анаконда, бандане. И вся эта взрослая компания копалась в земле, словно малые дети в песочнице. Серьёзно, сосредоточенно. Изредка переговариваясь, что-то показывая друг другу, что-то тщательно записывая в тетради. Кузнецову-младшему от увиденного стало весело.

- Здрастьте! Вы что-то потеряли? - едва сдерживая смех, поздоровался мальчик с ближайшим из странных незнакомцев. - Может, вам помочь?

- Здравствуй, здравствуй, племя младое, - задумчиво произнёс мужчина в панамке, не поднимая головы, не отрываясь от своего занятия и не обращая внимания на Ванин несерьёзный тон. - Прошу вас, поосторожнее: стойте, где стоите. Это будет лучшая помощь… Не то оступитесь на бровке, и край раскопа осыплется…

- Где оступлюсь? - переспросил мальчик: его смешливость мгновенно сменилась любопытством. - Что осыплется?

- Край раскопа, - повторил мужчина в панамке, осторожно ковыряя тоненьком ножичком в земле, - и колышек выскочит… Придётся всё бросить… А тут, похоже, что-то действительно есть…

Тут Ваня заметил, что прямоугольная «песочница», неглубокая - чуть ниже колена - словно расчерчена на квадраты бечёвками, натянутыми на вбитые алюминиевые колышки. Мужчина в панамке копался в одном из таких квадратов.

- А зачем эта… сетка?

- Чтобы фиксировать находки, - не отрываясь от своего занятия, сообщил мужчина в панамке. - Чтобы весь научный мир знал, где наша экспедиция совершила очередное бессмертное открытие…

- Так вы учёные! Из Москвы!

- Да, археологи. Искатели древностей, - подтвердил мужчина в панамке, по-прежнему копаясь в земле.

- И я из Москвы!
- Тоже археолог?

- Нет, мы тут на даче живём. А мне про вас один мальчик рассказывал. Из местных. Про то, что вы дворец нашли. Царский.

- Какой, какой дворец?! - мужчина в панамке поднял голову и пристально взглянул на мальчика.

- Царский дворец, - повторил Кузнецов-младший. - Древний.

- Ксения Аркадьевна, - торжественно провозгласил археолог, обращаясь к женщине в «анакондовой» бандане, - прошу вас сюда! Вам непременно следует познакомиться с весьма осведомлённым молодым человеком… Э, простите, как вас по имени-отчеству?

- Ваня. Иван Павлович… Кузнецов.

- …с Иваном Павловичем Кузнецовым! Разрешите представиться, кандидат исторических наук, доцент, Мухин Владимир Романович, - мужчина протянул мальчику руку, предварительно освободив её от несвежей матерчатой перчатки.

- Здрасьте, - Ваня смущённо пожал крепкую ладонь. - Здрасьте, - не менее смущённо кивнул подошедшей Ксении Валерьевне.

- Знакомьтесь, Иван Павлович, это доктор исторических наук, профессор, Ксения Аркадьевна Рябинина. Руководитель нашей экспедиции, - Мухин поправил на голове панамку, будто отдавая честь. - Ксения Аркадьевна, как утверждает Иван Павлович, местные жители убеждены в том, что нами обнаружен древний дворец. Царский.

- Так-так-так, - Ксения Валерьевна поправила очки на обгорелом носу, а Ваня вздрогнул: это самое «так-так-так» напомнило ему о многом. - Позвольте узнать, Иван Павлович, насколько древний дворец мы нашли, и чей именно?

Кузнецов-младший молчал: он не знал, что ответить на первый вопрос. Наконец, он решился:

- Да самый древний дворец! Который ещё царь Горох построил.

Археологи многозначительно переглянулись.

- Удивительно точная датировка, - хохотнул доцент.

- Всё дело в историко-географической привязке к данной местности, основанной на тонком знании древнеславянских мифов, коллега, - улыбнулась профессор. - Жаль только, что она идёт вразрез с современной наукой. Что ж, придётся созывать Внеочередной международный археологический симпозиум. Нет, Всемирный конгресс археологов! А, звучит? Где? Конечно же, здесь, в Гороховке. Простите, но мне пора с лазурных небес на грешную землю, шутники.

- Я знал, что нас ждёт оглушительный по результативности сезон, - снова хохотнул Мухин, когда они остались Ваней один на один. - Но не ожидал, что настолько.

Доцент положил крепкую руку мальчику на плечо:

- Молодой человек, вас разыграли. Никакого дворца мы не нашли. Во всяком случае, пока не нашли. А если найдём, то уж вовсе не дворец, как вы изволили выразиться, Гороха-царя.

- Царя Гороха, - озадаченно поправил Кузнецов-младший. - Но один местный мальчик убеждал меня, что рядом с деревней сохранились развалины древнего дворца… А что, города здесь никакого не было? Никогда-никогда?

Мухин пожал плечами:

- Ну, города в современном понимании, конечно же, не было…

- И тут он меня обманул! - Ваня с досадой стукнул кулаком по велосипедному седлу. – Ну, Сашка! И про царя Гороха наврал, и про его дворец. Про всё наврал!

- Погодите горячиться, Иван Павлович, - Мухин вновь похлопал мальчика по плечу, теперь уже успокаивающе. - Я же сказал: здесь не было города в современном понимании. Но лет эдак две тысячи тому назад существовало так называемое городище: укреплённое поселение. Вот вы думаете, Иван Павлович, откуда взялся холм по периметру возвышенности? - археолог раскинул руки в стороны, как бы приглашая осмотреться. - Тот самый, который вам пришлось преодолеть вслед за естественным, природным подъёмом? А этот подковообразный холм, упирающийся концами в реку, ни что иное, как насыпное, искусственное препятствие. Это остатки мощного оборонительного вала. Под защитой которого находились обитатели этого городища.

- Но если был… было городище, то значит, мог быть и дворец?

- Не то слово, - заговорщически понизил голос археолог, и торопливо оглянулся в сторону увлечённых своим делом коллег. - Скажу вам по секрету, - Мухин опять осторожно огляделся, и быстро ткнул пальцем себе под ноги. - Он здесь. Под нами.

- Так чего ж вы… - Ваня не договорил.

- Ксения Аркадьевна! - раздался вдруг истошный девичий крик. Так, наверное, кричали амазонки, когда настигали пытавшегося уйти от возмездия врага. - Я нашла!! Я нашла её!!!

Продолжение следует...

Дмитрий Седов
Москва (Россия)

Дополнительные материалы:

Ведьмин колодец
Часть I. Гороховские сказки 
Часть II. Пленник волшебного замка
Главы 1 и 2

Волшебный гранат