Главная / Inicio >> Рафаэль каждый день / Raphael cada día >> Субботний вечер с Дмитрием Седовым

Raphael cada día

30.11.2019

Субботний вечер с Дмитрием Седовым


Ведьмин колодец
(сказочно правдивый роман 
на основе 
фантастических приключений 
в пяти частях)
Часть II. Пленник волшебного замка
Главы 5 и 6

- Коллеги! Прошу вас, ничего не трогайте без меня! Я сейчас! - предупредительно провозгласил доцент в ту сторону, откуда донёсся ликующий крик, а повернувшись к Ване, улыбнулся. - Для тех, кто тут жил, это был и город, и дворец одновременно. Который, опять-таки замечу, дворцом в современном понимании назвать нельзя. Извините, Иван Павлович, но я должен вас покинуть. Всего!

Мухин по-военному приложил руку к панамке и стал торопливо натягивать перчатку: уже на ходу.  

 Глава 5. Против течения

- А можно мне с вами? - мальчик уложил на бок «Летящего-впереди-ветра»; тот жалобно тренькнул звонком: мол, не покидай, хозяин…

- Если вы не спешите, то конечно! - откликнулся Мухин, прибавляя скорость. - Только прошу вас, не за мной! Обойдите раскоп. И подальше от края. Да, да, вон там!

Когда доцент и Кузнецов-младший добрались до того места, откуда раздался победный крик, там собрались уже все участники экспедиции. В центре всеобщего внимания оказалась одна из девушек. Точнее, то, что она держала на ладони. «Кружок с дыркой посередине, - недоумённо всматривался мальчик в обнаруженный девушкой предмет. - А шуму-то! Будто клад Наполеона нашли».

- Поздравляю, коллега! - торжественно провозгласил Мухин, осторожно взяв двумя пальцами неведомый Ване предмет. - Первая ваша находка, Вера, да ещё какая! Наслаждайтесь, господа студенты. Перед вами дьяковский грузик: таинственный и прекрасный!

- Что ж тут таинственного? - вырвалось у Кузнецова-младшего. - Какой-то бублик. Глиняный.

Археологи рассмеялись.

- То, что вы называете «бубликом», Иван Павлович, - Мухин протянул находку мальчику, - ни что иное, как одна из самых больших археологических загадок эпохи раннего железного века. В научном мире об этих «бубликах» заговорили впервые полтора столетия назад, после раскопок городища у села Дьякова. Теперь это Москва, территория музея-заповедника Коломенское. Да, разрослась столица… А вы, Иван Павлович, наверняка в Коломенском бывали?

Ваня пожал плечами: мол, как не бывать?! Хотя не был там ни разу. А Мухин, между тем, продолжал:

- Потом стали находить такие вещицы далеко от наших мест: в Прибалтике, в Белоруссии. То глиняные, то свинцовые. То круглые, как эта, то конусообразные, то в виде веретена… Так, давайте вернём находку начинающим исследователям… Виталий, пожалуйста, не только сфотографируйте, но и тщательно зарисуйте! Тщательно!

Мухин жестом пригласил Кузнецова-младшего отойти в сторону, чтобы не мешать коллегам; он вошёл во вкус: чувствовалось, что его переполняло желание не просто рассказывать о своей работе, а просвещать. Они неторопливо прохаживались вдоль берега реки. Археолог вещал, а мальчик внимал.

- Что это такое - я имею в виду то, что вы только что держали в руках, Иван Павлович - однозначного ответа нет. Сколько учёных, изучающих Дьяковскую культуру, столько и мнений. Некоторые утверждают, что это - игрушки. Другие называют их вместилищами духов предков. Третьи доказывают, что мы имеем дело с обыкновенными торговыми гирьками. А ещё там знаки выдавлены, вы заметили? Ксения Валерьевна уверена что это - древние числа. И что грузики - эквивалент древних монет. Своего рода банковские карты того времени. Чтобы не возить с собой деньги, а тем более, не гонять скот, который тогда являлся валютой, что ли. Я же убеждён, что эти штуковины наделены магическими свойствами. И что ими владели как обычные люди, так и шаманы.

- Кто?

- Колдуны. Носили на шее, на шнурке. Для того и дырка. Это так называемый оберег: чтобы оберегать своего владельца от злых духов. Особенно во время путешествия по иным мирам.

- Каким-каким мирам?!

- По иным. Видите ли, Иван Павлович, древние были убеждены, что существует множество миров. Не только тот, в котором мы живём. Ну, скажем, миры, которые мы посещаем во время снов. Миры опасные, но привлекательные, населённые как добрыми, так и злыми духами. И те и другие могут быть полезны, если попросить их о помощи. В это всегда верили, да и теперь верят колдуны во всём мире. Как и то, что главное - уметь защититься от этих духов.

- А, фантастика… сказки… - у Вани в голове пронеслось: «Исследователям так и не удалось выяснить, почему в Гороховке сказки сочиняют даже учёные…»

- Ну, не совсем сказки. А сказания. Мифы. Вот, в том же Коломенском, есть такое место: Голосов овраг. Не слыхали? Странно. А говорите - там бывали… Так вот. Как утверждает легенда, в этом овраге находятся врата в иной мир. И якобы в нём люди либо исчезали бесследно, либо оказывались в будущем. Заблудившись в таинственном зелёном тумане…

- В зелёном тумане?

- Да. Почему-то, именно - в зелёном тумане. Хотя я лично убеждён, что цветной туман невозможен. Конечно, если это не какой-нибудь искусственный газ… Но неужели вы будете спорить, Иван Павлович, что вам не приходилось видеть удивительные сны? Странные города, никогда прежде не виданные края, совершать путешествие на каком-нибудь корабле?

- Ага, приходилось, на космическом, - буркнул мальчик, отводя взгляд: его вдруг посетило чувство, что ещё немного и археолог прочтёт его мысли, а потом слово в слово перескажет его недавний сон. Но сон ли?!

- Так вот, древние люди были убеждены, - продолжал тем временем Мухин, - что во время сна с душой человека - точнее, как сейчас говорят учёные - с человеческим сознанием происходят удивительные вещи. Что перед ним открываются пути в неведомое. И чтобы душа не заблудилась на тропинках иных миров, вернулась под утро в своё тело, ей требуется оберег. Амулет. Некая вещь, наделённая сверхъестественными, магическими свойствами. Ну, вот как у вас на шее что-то висит: не талисман ли?

- Точно, талисман, - подтвердил Кузнецов-младший.

- Весьма интересная вещица. Разрешите? - доцент с молчаливого согласия Вани взял змейку, чтобы рассмотреть поближе. - Что-то она мне напоминает… Откуда это у вас?

- Подарок. На память. И на удачу.

Мальчик замолчал, задумался: «Вот - змейка. Симпатичная медная вещица. Но вот как ерундовина, слепленная из грязи, может быть волшебной? Ну и фантазёры эти археологи. Вот у кого Саше поучиться надо…» А вслух спросил:

- А зачем нужно разгадывать такие тайны? Какая от этого польза? Подумаешь… Вот если б вы золото нашли. Ну, к примеру, наполеоновское.

- А причём тут Наполеон?
- Говорят, он в Усынь-озере кучу награбленного золота утопил.
- Кто говорит?
- Да деревенские.

- О! Золото! О, алчные времена, эпоха наживы… Ради чего! Бррр!.. - Мухин зарычал, будто разозлённый лев, а потом выбросил руки в стороны, очерчивая в воздухе панораму раскопок: - Ради чего всё это? Ради поиска истины. Это то, что заставляет человечество двигаться вперёд, развиваться, несмотря на испытания и трудности. Уметь преодолевать страх перед неизвестностью: вот в чём настоящая сила человека. Поиск истины рождает гениев! История не любит сослагательного наклонения. Если бы, да кабы - это не научный подход. Но если бы однажды никому не известный гений не преодолел животный страх, что огонь - это опасность, и не придумал бы, как его использовать, то человеческая цивилизация не пошла бы по пути развития. Её бы попросту не было. И так во всём. От очага до атомной электростанции. От счётных палочек до компьютера. От звериного рыка до оперной арии. И может быть, в эту самую минуту некто ставит точку или выводит заглавную букву в своём труде, который откроет человечеству новую дорогу в будущее? Прислушайтесь к себе: может быть, это вы? Гений это тот, кто находит в себе силы бороться с общепринятым мнением. Кто может пойти против течения. Вот тот и совершает великие открытия. Кто не боится доказать, что якобы псевдонаучный факт на самом деле - реальность. Вот так бы я сказал.

Ваня прислушался к себе. И разочарованно вздохнул. Он не выводил заглавной буквы. А, тем более, не ставил точки. Он не находил в себе силы пойти вразрез с общепринятым мнением. Он боялся рассказать первому встреченному учёному о псевдонаучном факте. Который доставлял немало беспокойства его душе.

- Итак, мы трудимся ради поиска истины! - повторил Мухин. - Ну, конечно, и ради славы. Замечу: ради заслуженной славы! Настоящий археолог мечтает найти свою Трою, как Генри Шлиман. Или клад Наполеона. Которого, кстати, в этих местах отродясь не бывало. А вы, Иван Павлович, рассуждаете, как так называемый «чёрный копатель»! Неужели вам никогда не приходилось сталкиваться с чем-то необъяснимым? И не хотелось в этом разобраться? Что называется, разложить по полочкам?

«Ещё как приходилось, и ещё как хотелось, - пронеслось в голове у мальчика. - Особенно после сегодняшнего происшествия на Усынь-озере». Но вслух он сказал другое:

- А кто такие «чёрные копатели»? И почему именно «чёрные»?

- А потому что мысли у них чёрные. И души. И дела. И потому что роются они тайно, словно во тьме. Например, ради вожделенных предметов Второй мировой войны.

- А, так это ж поисковики! - деловито заметил Ваня; он вспомнил, что слышал что-то такое на одном из уроков в школе, но кроме деловитого восклицания ему добавить было нечего. Ибо учительницу Кузнецов-младший слушал тогда невнимательно. Все его мысли были заняты тем, как отомстить на перемене Вовке Крюкову из параллельного 2-го «Б», который… Впрочем, Ваня уже давно забыл, чем ему насолил этот Крюков…

- Не путайте кислое с пресным, Иван Павлович, - грустно покачал головой археолог. - Поисковики занимаются трудным и благородным делом. Перезахоранивают останки погибших воинов. Устанавливают имена и судьбы павших героев, находят их родных. Делают всё, чтобы сохранить память о ратном подвиге наших предков. А эти чёртовы пираты - роются в земле беспорядочно, беспардонно выбрасывая человеческие кости в отвал, как мусор. У них одна цель: нажива. Вот они и роются в земле, отыскивая оружие, ордена и прочие военных вещи, как свиньи роются в поисках трюфелей…

Выдержав небольшую паузу, учёный возмущённо воскликнул:

- Этих с позволения сказать, людей, иногда называют «чёрными археологами». Позор! Они никакого отношения не имеют к археологии. Они - настоящие земляные пираты. Я настаиваю именно на этом определении. Потому что они поступают, как бандиты. Ведут раскопки, не имея на это права. Для них главное - нажива, а не поиск истины. И уж тем более, не разгадка древних тайн. Им нужны предметы древности, артефакты. Не только золотые или серебряные клады. Главное, чтобы древние. Чтобы продать подороже. Богатые коллекционеры хорошо заплатят и за бронзовое зеркальце, в которое смотрелась современница царицы Клеопатры, и за железную бритву, которой пользовался римский легионер эпохи Цезаря. Эти вещи, конечно, можно при желании изъять и поместить в музей. Но то, что найдено земляными пиратами, утрачивает научную ценность! Вот что ужасно!

- А почему? - допытывался Кузнецов-младший. Ему был интересен рассказ Мухина.

- Потому что их находки не зафиксированы по всем правилам, - охотно объяснял археолог. - Уже никогда не узнать и не доказать, в каком культурном слое они были найдены. И уже никогда не понять: смотрелась ли в найденное зеркальце сама Клеопатра, и пользовался ли найденной бритвой сам Цезарь? После этих проклятых пиратов земля перемешана, как винегрет. Это всё равно, что зеваки натопчут на месте преступления: сыщики вряд ли смогут восстановить картину произошедшего по горячим следам. Но с «копателями» ещё хуже: они вообще могут выбросить, а значит - уничтожить то, что с их точки зрения - чепуха, а для нас - настоящий клад. Например, глиняный горшок с остатками пищи.

- А это-то вам зачем?

- Ну, чтобы разобраться, чем питались люди. Вы, например, знаете, что борщ был придуман ещё до нашей эры в Италии, населявшими её тогда этрусками? Вот так-то… Словом, в результате набегов «чёрных пиратов» историческая наука лишается бесценных кусочков мозаики, из которых мы пытаемся воссоздать картину прошлого, - доцент горестно вздохнул. - Вот и здесь эти бандиты оставили свои зловещие следы. Видите вон те ямы? Ранней весной копали. Едва снег сошёл, а пираты - тут как тут. Всё вокруг перерыли. Очевидно, здесь побывала самая опасная категория земляных пиратов - те, что работают с металлоискателями.

- Так что здесь всё-таки было? - спросил Ваня, сделав вид, что он всё понял: и про Трою, и про Генри Шлимана, и про артефакты, и про культурный слой. И даже про трюфели. На самом деле он ещё не знал, что это такие грибы, растущие под корнями дубов, а вовсе не конфеты. - Что на территории Гороховского городища было такого, что можно назвать дворцом? Хотя и не в современном понимании?

- О, вы схватываете на лету, Иван Павлович! - улыбнулся учёный. - Тут были большие дома. Судя по тому, что от них осталось, это были добротные бревенчатые сооружения с насыпными полами, двускатными крышами, утеплённые. Отличные для той поры. Но вот что удивительно: люди здесь бывали, и бывали достаточно часто. Но нет ни одной мусорной ямы. Никаких следов принятия пищи! Не святым же духом тут питались! Хотя, может быть это было именно святилище? Но тогда должен быть жертвенник. Следы от стен, столбов и частоколов - есть, но нет ни единого намёка на кострище или очаг.

- И ни кирпичика?

- Какого кирпичика? Ах, от печки! Вы рассмешили меня, Иван Павлович. Кирпичи, а тем более, печи появились здесь значительно позже. Славяне, которые однажды сменили местные племена, ещё много веков пользовались деревом для строительства…

- Как славяне сменили? А кто же тут жил, если не русские?!

- В глубокой древности жил в Подмосковье вовсе не славянский народ. А, скорее всего - как принято считать - финно-угорский. И стоял здесь в далёкой древности какой-нибудь Херне-Линнаке - «Гороховое городище» - если я не перевираю финский. Шучу, конечно. Как называлось это поселение на самом деле, мы вряд ли узнаем. И вот какая загадка: в этих местах лет двести-триста до прихода славян было безлюдно. Целых два-три века! Учёные пока не нашли фактов сосуществования двух культур. То есть, прежние хозяева ушли, а новые - ещё не явились. Но все современные названия озёр и рек имеют не славянское, а финно-угорское происхождение! Если здесь никто уже не жил, как же наши предки их узнали? Или они всё-таки появились здесь гораздо раньше, чем принято считать? И именно поэтому они не назвали по-своему? Кстати, а почему не назвали их по-своему? Тайна на тайне.

- Ага, так уж и тайна! - недоверчиво хмыкнул мальчик. - Вот, речка Змейка. Вполне понятное название. Наше.

- Согласен, - ничуть не смутился доцент. - Но как вам понравится вот это: Усынь-озеро?

Глава 6. Озеро грешников

- А что вы знаете про Усынь-озеро? - насторожился Ваня. - У него, что же, выходит, нерусское название? И что оно означает?

- Во-первых, не «нерусское», а неславянское. Во-вторых, означает оно - буквально - «Озеро Нового греха»2 или, что мне больше нравится, в моём вольном переводе - «Озеро Вновь обретённых грешников». Хотя, можно и проще - «Озеро грешников»…

- А если всё-таки, по-славянски: Сон-озеро? - предположил Кузнецов-младший.

- «Озеро Нового греха»: я настаиваю, - многозначительно уточнил Мухин. - А в-третьих, есть другая версия, что назван местный неприметный водоём в честь героя славянских мифов, Усыни-богатыря. Но тогда получается, что Гороховское городище и его окрестности были оставлены прежними хозяевами задолго до появления здесь славян. Значит, ещё одной загадкой становится больше.

- А что это за Усыня-богатырь? Который Змея-Горыныча одолел?

- А вот и нет! Змей Горыныч, Горыня - это его брат. Как и ещё один великан-богатырь: Дубыня. Причём, ребята это были лихие. Вовсе не похожие на другую троицу богатырей: Илью-Муромца, Алёшу-Поповича и Добрыню-Никитича. А, как бы это мягче сказать? Силы тёмные, недружелюбные. Неспроста они, по древнеславянским поверьям, вход в пекельное царство охраняли.

- Какое, какое царство? - услышанное из уст археолога слово показалось Ване очень знакомым, хотя и непонятным.

- Пекельное. То есть, пекло огненное. Подземное царство, - доцент сделал страшное лицо. - Ну, там где всякая нечисть обитает. А эта троица была у неё в услужении. На страже. Горыня стоял на посту в горах, Дубыня - в лесах. Усыня, тот стоял - точнее, плавал - под водой. И, между прочим, в змея мог превращаться. Ужас! Так что есть предположение, что все трое были чудо-богатыри, могущественные колдуны. Кстати, по местной легенде, давным-давно здесь было обиталище ведьм. И если сопоставить с этой легендой наши археологические выводы, вполне можно предположить, что это действительно так. Древнее поселение, на котором мы сейчас находимся, не было в полной мере жилым. Укрепления, большие дома - всё это подтверждает версию о некоем жилье. Но никаких иных следов - нет! Нет ни костей животных, ни остатков очагов или предметов быта. Лишь редкие осколки глиняной посуды, да множество «грузиков» - бубликов, как вы изволите выражаться. Вполне возможно, что это место служило древним людям лишь для ночлега и для каких-то обрядов. А поскольку здесь могла быть замешана магия, и другие названия финно-угорские не сохранились, потому что были заповедными, тайными. М-да… Но деревенские здешнее озеро с давних пор не жалуют.

- Почему?
- Говорят, ещё старики поняли, что вода в нём непригодна для питья.
- Отравленная?

- Нет. Неживая… - Мухин как-то по-особенному вздохнул. - Вообще озёра у многих народов считаются чем-то вроде ворот в иные миры. Даже сегодня, в наш космический век, здешние крестьяне Усынь-озера побаиваются. Они говорят: кто воды из него отведает, сам себя навсегда потеряет. Потому как не разберёт, где сон, а где явь. И не знать ему с тех пор покоя. Пока хозяин озера к себе на дно не утянет. А вы, Иван Павлович, в Усынь-озере, случаем, не купались? Да не бледнейте! Вот это действительно легенда. Сказка всего лишь…

- А про замок Каркалл вы что-нибудь знаете?
- Как, как?
- Каркалл, - повторил Кузнецов-младший. - Древнее предание этих… кельтов, вот.

- Увы, время энциклопедистов прошло, - беспомощно развёл руками археолог. - Я не специалист по истории древних кельтов. У меня свой участок работы.

Мухин замолчал, глядя на реку. Ваня тоже не решался произнести ни слова. Фраза - «…не разберёт, где сон, а где явь» - колокольным звоном отзывалась в его голове.

Наконец, доцент предложил:

- Приезжайте, Иван Павлович, к нам под вечер: посидим у костерка, поболтаем, - доцент махнул рукой в сторону пестревших неподалёку походных палаток. - Ксения Валерьевна расскажет вам кое-что поинтересней кельтов, Каркалла и царя Гороха. Например, про Бабу-Ягу…

- Опять вы шутите, - махнул рукой Ваня. - Всё сказки рассказываете! Мне один шутник их уже понарассказывал. Выше крыши. И про Бабу-Ягу, и про Змея Горыныча, и про богатырей. Уверял, что они на самом деле существовали. Он же и про дворец царя Гороха наплёл, и про много чего ещё. А, вот и он, лёгок на помине! Сказочник…

На гребне холма, действительно, появилась знакомая фигура. Это был Саша.

- А, так это наш старый знакомый! - улыбнулся Мухин. - Почти что коллега. Местный краевед! Александр Сергеевич. Не Пушкин, но Михалков! Весьма и весьма одарённая, оригинальная личность…

- Ну, я пошёл. Спасибо за интересный рассказ. Мне пора, - Ваня протянул археологу руку. - До свидания.

- Ждём вас вечером!

- Если мама отпустит! - крикнул мальчик на ходу, заспешив к своему велосипеду. Он старался не пересечься на пути с Сашей. А тот, похоже, наоборот, желал обратного. И припустил с холма наперерез.

- Ваня! Погоди, не уезжай! - закричал Гороховский сказочник. - Нам надо поговорить!

- Уже поговорили, - резко бросил Кузнецов-младший, нажимая на педали. - Передай привет своей царице, шут гороховый!

«И почему люди - такие разные? – через минуту размышлял Ваня, мчась по другой тропинке в сторону деревни. - И живут по-разному, и говорят на разных языках. А иногда и на одном не могут договориться. Вот как я с Сашей. Или с Мишкой. В чём тут загадка?»

Вскоре мальчик оказался на одной из улиц. И совершенно случайно притормозил у большого дома с зелёной крышей: его внимание привлекла блестевшая на воротах, рядом с калиткой, жестяная табличка с номером двенадцать. Что-то Кузнецову-младшему в этом числе показалось очень знакомым. Вдруг калитка распахнулась: это Сеня выводил со своего двора велосипед. Следом неспешно появился лохматый пёс с однажды отгаданной Ваней кличкой.

- О! Привет! А ты чего? Велик решил вернуть? - удивился Сеня. - Как видишь, у меня ещё один есть. Так что катайся, катайся, мне не жалко!

- Привет, привет! И тебе привет, Мухтар. Да я просто мимо ехал. А ты куда собрался? Может, вместе погоняем?

- А, да я тут, по делу, - замялся Сеня. - Понимаешь, надо в одно место съездить…

- На Усынь-озеро? - вдруг выпалил Кузнецов-младший: он сам не понял, как это случилось. Но вдруг с его языка слетела именно эта фраза. Будто давно сама желала этого, до времени затаившись между зубов.

Сеня застыл, широко - будто сова - раскрыв глаза:

- Как ты догадался?
- Лодка на озере - твоя? - вместо ответа жёстко спросил Ваня.
- Какая лодка?! - ещё больше удивился Сеня.
- Обыкновенная. С надписью «Корсар» на борту.

- В первый раз про такое слышу, - выдохнул Сеня, и Кузнецов-младший почувствовал: не врёт.

- А чего ж тебя туда потянуло, куда никто из деревенских не ходит, и другим не советует?

- Да так, говорят… - Сеня сделал неопределённый жест. - А что за лодка такая?
- А вот скажешь, зачем на Усынь-озеро собрался, расскажу.

Сеня покачал головой.

- Ну, чего молчишь? - спросил Ваня.
- Это секрет, - Сеня приложил палец к губам.
- Ну, тогда и у меня от тебя секрет.

- Ха, мой секрет секретнее! Сейчас вот поеду на озеро, и лодку твою отыщу, а ты мой секрет никогда не узнаешь!

- Лодка эта непростая, так что тебе её никогда не отыскать, - отрезал Кузнецов-младший.

- Подводная, что ли? - усмехнулся Сеня.

Ваня понял, что его соперник в словесной дуэли - не промах. Даже если днём лодка бесследно исчезла, то почему бы к вечеру ей не появиться вновь? Но сдаваться Кузнецов-младший не спешил.

- А если учесть, что мы - друзья? - как можно дружелюбнее произнёс обладатель «менее секретного секрета». - Ведь мы же друзья, Семён Семёныч?

«Семён Семёныч» согласно кивнул головой. Тогда Ваня подытожил:

- Тогда давай, по-дружески, поделимся своими секретами. И никто кроме нас, знать их не будет. О’кей?

- О’кей, сказал Мокей, - снова кивнул головой «Семён Семёныч». - Только ты - первый рассказывай.

- Хорошо, - принял условие вновь обретённого друга Кузнецов-младший, но рассказал ему лишь о тумане, о взявшемся неизвестно откуда острове, о том, как нашёл в озёрных зарослях лодку, которая потом бесследно исчезла. Про фрегат «Корсар» и про путешествие с матросами на необитаемый остров решил пока не сообщать.

- Ну, теперь твоя очередь рассказывать. Давай, выходи из тумана.

Продолжение следует...

Дмитрий Седов
Москва (Россия)

Дополнительные материалы:

Ведьмин колодец
Часть I. Гороховские сказки 
Часть II. Пленник волшебного замка
Главы 1 и 2
Главы 3 и 4

Волшебный гранат