Главная / Inicio >> Рафаэль каждый день / Raphael cada día >> Субботний вечер с Дмитрием Седовым

Raphael cada día

18.01.2020

Субботний вечер с Дмитрием Седовым


Ведьмин колодец
(сказочно правдивый роман 
на основе 
фантастических приключений 
в пяти частях)
Часть III. «Союз капитанов»
Главы 1 и 2


Наталья Семёновна и Маша собирались пойти на реку, когда калитка с печальным скрипом впустила во двор Ивана Степановича. Старик был отчего-то возбуждён, но явно пребывал в наилучшем расположении духа.

- Прошу прощеньица за столь ранний и внезапный визит, - поспешно начал извиняться Иван Степанович. - Но не мог не заехать. Тут меня приятель подбросил. На машине. Так я к вам решил заглянуть. Так сказать, чтобы осведомиться о ваших первых впечатлениях. Ну-с, надеюсь, вы не разочарованы?

 Глава 1. Неожиданный визит

- Что вы, что вы! - поспешила успокоить гостя Наталья Семёновна. - Всё отлично, спасибо вам большое.

- И картошка у вас очень вкусная, - добавила Маша.

- Благодарствую, очень, очень рад, - Иван Степанович повёл длинным носом по сторонам, будто принюхивался. - А как спалось вам на новом месте?

- Как в раю! - рассмеялась Наталья Семёновна. - И соседи у вас замечательные. Молоком нас снабжают. Бесплатно.

- Бесплатно - это хорошо, - согласился Иван Степанович. - Ну-с, а где же сынок ваш? Подарочек мой, как - носит?

- Носит, носит! Понравилась ему ваша змейка.

- Да, вещь хоть и мелкая, а ценная. И цепочка крепкая… - задумчиво пробормотал Иван Степанович. - А что ж это вашего Вани не видать - не слыхать?

- Думала, будет сиднем сидеть, а он где-то раздобыл велосипед, - с радостью сообщила Наталья Семёновна. - Познакомился с местными ребятами.

- И я познакомилась! - важно добавила Маша. - С братьями Михалковыми!

- С Михалковыми? Вот как… - Иван Степанович усмехнулся, и его глаза сверкнули, как угольки во тьме. - Надеюсь, они вас своими фантазиями не замучили?

- Скорее, развеселили, - ответила с улыбкой Наталья Семёновна. - Они оба такие забавные. Наверное, сейчас вместе с Ваней гоняют где-то по деревне.

- Да, когда-то и я с удовольствием гонял на велосипеде. До райцентра и обратно. Но стар стал, да продал. А жаль. Вам бы пригодился. Упущеньице! Не иначе, к следующему сезону куплю на рынке подержанный аппарат: специально для постояльцев.

- А мы на речку идём, - деловито сообщила Маша. - На отдыхе нельзя терять ни минуты. 
- Я вас не задержу, барышня, - Иван Степанович приподнял шляпу. 
- А идёмте с нами, позагораем, с «тарзанки» попрыгаем, - предложила девочка. 
- Увы, возраст не позволяет. С «тарзанки» прыгать. А то бы с удовольствием. 
- А мама - прыгает, а у неё - тоже возраст! - возразила Маша.

Наталья Семёновна, покраснев, расхохоталась:

- Ну, подруга! Выдала меня с головой!

- У вашей мамы не возраст, а самый что ни на есть расцвет сил, - погрозил девочке сучковатым пальцем Иван Степанович. - Значит, девушка, братец ваш не скучает, обрёл себе компанию?

- И я обрела! - воскликнула Маша. - Ванины друзья - мои друзья. И наоборот.
- Что - наоборот? Простите, не понял.
- Мои друзья - Ванины друзья. Чего ж тут непонятного?

- У них тут действительно большая, дружная компания, - подтвердила Наталья Семёновна.

- Стало быть, замечаний и вопросов у вас не имеется? - прищурился Иван Степанович.

- Абсолютно! - Наталья Семёновна вдруг спохватилась: - Ой, что же это я: вы с дороги, а я вам даже чаю не предложила!

- Нет, нет, спасибочки… - стал отнекиваться Иван Степанович. - Я же говорю: ненадолго я. С оказией. Друг на машине подбросил. Ему по делам в Гороховку надо. К тёще. Вот я и напросился. Скоро он за мной заедет: застанет меня за угощением, так вам ещё и его придётся чаем потчевать.

- Вот уж велика забота! - всплеснула руками Наталья Семёновна. - У меня и чаю, и варенья на всех хватит. Давайте, я вам налью. Ещё не остыл. Мы только-только перекусили. Да, ещё и пара сырников осталась. Но они - уже остыли. Будете холодные, или разогреть?

- Подойдут и холодные. Если только они не для того, кто сейчас крутит педали, - согласился Иван Степанович, усаживаясь, наконец, в кресло. - Не то вернётся изголодавшийся, усталый. А в доме и есть нечего: всё гости подмели!

- Скажете тоже! - Наталья Семёновна пошла на кухню за сырниками. - Ваня к тому же, свою порцию уже получил…

- Мяу, - послышалось рядом.

- А, Пух Иваныч изволили явиться к столу! - Маша схватила кота, и тот обречённо повис в её руках.

«Я не просто явился. Я возражаю, - проворчал Пушок, с укоризной глядя на гостя. - Лично я - против разбазаривания еды. И вообще, можно было бы и догадаться, что в этом доме ещё кое-кто имеет право претендовать на холодные сырники». 

- Как же ваша работа? - спрашивала вскоре Наталья Семёновна за чашкой чая Ивана Степановича. Прогул вам сегодня не запишут?

- Да с чего бы? Я же в музее работаю ночным сторожем. А утро, день да вечер - моё личное время. У меня смена с двадцати ноль-ноль начинается. Ни часом раньше, ни часом позже. К тому же я на вахте только две ночи подряд. А два дня и две ночи - выходной. Вот так.

- Всё равно устаёте, наверное? - посочувствовала Наталья Семёновна. - Вам бы отдохнуть, отоспаться в выходные, а вы о нас беспокоитесь. Вот, к нам приехали…

- Отоспаться я всегда успею. А к вам приехал, потому что чувствую по отношению к вам ответственность. Чтоб супруг ваш не волновался.

- Он уже звонил, я ему сказала, что у нас всё в порядке. Пусть спокойно едет в свою командировку…

- А я вижу, вы живописью занимаетесь? - Иван Степанович повёл длинным носом в сторону стоящего на веранде этюдника. - Стоящее дело. Где учились?

- В художественной школе. А знаете, ведь мы с вами коллеги. Я тоже в музее работаю. Искусствоведом. В Третьяковской галерее. А пейзажи пишу для души. Для друзей. Не для продажи. Хотите, ваш дом нарисую? На память.

- Спасибо. Буду очень рад. А я вот тоже, для души. Чучела делаю. Такое моё увлечение. Вот если кот ваш - того, окочурится, так я из него чучело сделаю. Бесплатно.

- Пуська никогда не умрёт! - надула губки Маша и топнула ножкой.

- Иван Степаныч, - воскликнула Наталья Семёновна с укоризной, - вы бы не пугали ребёнка!

- Прошу прощеньица, - спохватился старик. - Я это к тому, что тоже всегда рад помочь. От всей души… Значит, сынок ваш не скучает в нашем захолустье?

- Не скучает, - подтвердила Наталья Семёновна. - У них тут с ребятами что ни день - новая игра.

- В индейцев, поди, да в этих… пиратов? - Иван Степанович отчего-то стал серьёзен. - Мы с братом в детстве страсть как любили в пиратов играть. Только вот кое-кому это не нравилось. Говорили, мол, играли бы лучше в полярников или лётчиков, чем в пиратов.

- Нет ничего страшного, если дети играют в пиратов, - вздохнула Наталья Семёновна. - Ужасно, если детям нравится быть пиратами.

За забором вдруг раздался приглушённый звук автомобильного двигателя, а потом прозвучал сигнал клаксона.

- Ну да, ну да, - Иван Степанович суетливо встал из-за стола. - Ну-с, спасибо за угощеньице, мне пора. Это за мной. Так сказать, карета подана. Извините, если был назойлив или невежлив. Ежели что, звоните. Целую ручки, всегда ваш!

Старик направился к калитке, по обыкновению, походкой циркуля, и приподняв шляпу в знак прощания. Глядя в след Ивану Степановичу, Наталья Семёновна почему-то с тревогой подумала: «А что ему всё-таки было надо? Зачем он приезжал?»

Глава 2. На волосок от гибели

Уснуть Ване так и не удалось. И не только потому, что пальмовый лес на закате ожил. Повсюду слышались шорохи, вскрики, клёкот. То кто-то пролетал мимо, то кто-то деловито сопел рядом. Звери, змеи, ящерицы, птицы и насекомые занимались привычным делом: одни выслеживали, другие спасались. Но не это по-настоящему растревожило мальчика. Сначала раздался гулкий грохот: что-то катилось по земле, словно пара пустых бочек. Да, это была именно пара пустых бочек. А потом послышались приглушенные голоса. Приближался кто-то более опасный. На двух ногах. И не один. И не без оружия: эту немаловажную деталь выдавало характерное позвякивание. Мальчик притаился в своём укрытии. Вскоре он без удивления внимал английской речи, вновь разбирая каждое слово.

- И чего это капитану вздумалось запасаться пресной водой ночью? - сокрушался кто-то.

- А ты хотел бы заниматься этим на жаре, Пит? Столько лет в море, а ни черта не смыслишь в нашем деле, - отвечал ему кто-то хриплым голосом. - И не зацепи дно, когда будешь черпать! А то взбаламутишь воду…

- Интересно, а что пьёт Железный Ник? - спросил тот, кого звали Пит. - Неужели ключевую водицу? Или у него в замке бьёт ромовый фонтан? А может, целых два? Или - три?!

- Лучше тебе этого не знать, Питер Грин, - заметил обладатель хриплого голоса. - Никогда не видеть Железного Ника и никогда не бывать в его замке. Не задавай глупых вопросов. Делай своё дело и ровно сопи в обе дырки. Не то быстро станешь маленьким и послушным. Как многие из тех, кто однажды неудачно побеседовал с хозяином.

- Неужели он такой страшный? - удивился тот, кого звали Пит. - Да и что он мне может сделать? Я и так: и маленький, и послушный.

- А будешь ещё меньше и ещё послушней, - уточнил Хриплый. - Помнишь Сопливого Мекки?

- Конечно, помню! Вечный невезучий. Он куда-то подевался после недавнего похода…

- Подевался… Он не угодил Железному Нику. Как думаешь, что с ним стало? Я сам видел, как хозяин обернул его деревянным человечком, и сжёг, словно щепку. Вот только пепла не осталось… Эй, ты что, воронки не видишь?! Смотри, куда льёшь. А то мы тут с тобой до рассвета валандаться будем…

- На рассвете приказано сниматься с якоря, - озабоченно присвистнул Пит. - Надо искать добычу. Новых друзей для Железного Ника.

- Так что наливай-ка, парень, без лишних слов! - распорядился Хриплый. - В шлюпке своей очереди ждёт ещё одна бочка. Надеюсь, не забыл? Как бы нам за опоздание капитан не выписал увольнительную в замок. Вот тогда и узнаешь, вкусна ли тамошняя водица…

Ваня - или точнее, капитан Джон Смит - не стал больше подслушивать. Он незаметно покинул своё убежище, чтобы оценить обстановку. Выяснилось, что пиратов было четверо. Двое других сидели возле шлюпки на берегу, дымя трубками: ждали, когда их товарищи наполнят бочки. На рейде, освещённый луною, маячил силуэт знакомого парусника, словно вырезанный из чёрной бумаги.

«Мне непременно надо попасть на корабль, - пронеслось в голове у мальчика. Он не знал, почему именно эта мысль пришла ему на ум, но отчётливо понимал, что она - единственно правильная. - Интересно, сколько здесь метров? Пятьсот? Триста? Ясно, что не двести. А больше двухсот я ещё не плавал. Тренер сказал, что ещё рано… Но надо доплыть! Надо…»

Джон Смит отполз подальше от пиратов, сбросил одежду и поплыл брассом. Из воды казалось, что «Корсар» находится ещё дальше. Поначалу плыть было нелегко: волны сбивали мальчика к берегу. Но вскоре произошло обратное: океан словно втягивал в себя мальчика, унося всё дальше от суши. Ваня приспособился: делал глубокий вдох носом, а ртом - под водой - выдох. Благо, что волны были не очень велики и не перехлёстывали друг друга. Медленно, но верно, приближался пловец к цели. Как жучок по травинке. И вот, усталый, но счастливый, вскарабкался в маленькую шлюпку - двухвесельный ял, зачаленный к корме фрегата. Оставалась самая малость: забраться на палубу.

Если по бакштову - канату, к которому была привязана шлюпка, то это было невозможно. Потому что он поднимался на самый верх кормы. А так высоко Джонни Смит никогда не забирался. А Ваня Кузнецов, тем более: в школьном спортзале он никогда не мог подтянуться на канате до самого потолка, как Мишка. А тут было гораздо

выше. «Подняться с другой стороны, по якорному канату - не лучший выход, - рассуждал мальчик, лёжа в ялике. - К тому же на носу наверняка кто-нибудь дежурит из вахтенных». То, что и на корме тоже кто-то может находиться, Джон Смит почему-то не учитывал. И решил рискнуть. «Когда-то надо начинать преодолевать невозможное», - заключил он, и полез по кормовому канату, крепко стиснув зубы.

Лезть вовсе не было страшно. Но очень неудобно. Канат раскачивался, руки горели, ноги - тоже, и не хотели цепляться… «Не вышло из меня супермена», - огорчённо подумал мальчик. Он сумел преодолеть чуть больше половины пути, как понял, что силы покидают его. Он пытался удержаться, но не смог. С шумом плюхнулся в воду.

- Какого чёрта?! - тотчас послышалось откуда-то сверху, и Джон поспешил заплыть под корму фрегата.

Полная луна предательски освещала качающийся на волнах ялик, и мальчик был рад тому, что нашёл надёжное укрытие.

- Эй, вахтенный! Ты что сдох? - снова раздался гневный окрик, и Джон Смит узнал кричавшего: это был Джек Щепка. - Кто там сиганул за борт?

- Никто, сэр, - тотчас послышался чей-то сонный бас. - Не иначе, дельфины играют…
- А что с пресной водой?
- Парни возвращаются, сэр.
- Отлично… А ну, проверить на юте бакштов! Подтянуть ял…
- Есть сэр! - раздалось в ответ, и чьи-то босые ноги торопливо зашлёпали по палубе.

Джон Смит осторожно поплыл вдоль корабля, надеясь как-нибудь на него забраться. Но тщетно. И вдруг - рука нащупала какую-то планку! Джон тотчас вцепился в неё. А потом помогла волна, подхватив мальчика. И немного выше первой планки он обнаружил вторую такую же, машинально опершись рукой в обшивку. Это был забортный трап - подобие лестницы, чьи ступени крепились снаружи, посередине корабля: от ватерлинии до фальшборта. И Джон Смит полез по этой скользкой конструкции, рискуя сорваться. И он непременно сорвался бы, если бы вдоль трапа не были пропущены два пеньковых каната - для страховки…

- Суши вёсла! - команда раздалась совсем близко, и мальчик понял, что это к «Корсару» причаливает шлюпка с матросами, которые отправлялись на берег, чтобы  запастись пресной водой. И причаливает шлюпка как раз с его стороны, с правого борта, или штирборта - как сказали бы старинные моряки.

Джон суетливо полез наверх. И вот уже фальшборт - деревянное ограждение над верхней палубой, а за ним - спасительный лабиринт из ящиков и бочек, накрытых просмолённой парусиной. Но мальчику не суждено было скрыться. Чьи-то железные пальцы сомкнулись на его шее.

- А! Гляньте, парни: старый знакомый! - раздался торжествующий вопль Джека Щепки, на который тотчас отовсюду сбежались матросы с фонарями и без. - Куда спешишь, приятель?!

- Не куда, а откуда, - как можно спокойнее ответил Джон Смит. Может быть, потому что он был на волосок от гибели, он вдруг понял, как надо разговаривать с пиратами. - Советую отпустить меня. Пока я не пожаловался Железному Нику.

- Пожаловаться Железному Нику?! Да ты в своём уме, приятель?!

- Главное, чтобы ты не растерял остатки ума, приятель, - в тон Джеку Щепке продолжил Джон Смит. - Я здесь по поручению хозяина. Увы, мне не удалось сохранить своё прибытие в тайне, как он хотел.

- По поручению хозяина?! - удивлённо вытаращил глаза Джек Щепка.
- Конечно! Или ты думаешь, что мне удалось сбежать из замка?! Да ещё без талисмана?!

Среди моряков пробежал ропот:

- А мальчишка, похоже, не врёт…
- Не к добру это, ребята…
- Не иначе, кто-то прогневил хозяина…

Продолжение следует...

Дмитрий Седов
Москва (Россия)

Дополнительные материалы:

Ведьмин колодец
Часть I. Гороховские сказки 
Часть II. Пленник волшебного замка 

Волшебный гранат

 

 




Комментарии


 Оставить комментарий 
Заголовок:
Ваше имя:
E-Mail (не публикуется):
Уведомлять меня о новых комментариях на этой странице
Ваша оценка этой статьи:
Ваш комментарий: *Максимально 300 символов.