title="Главная">Главная / Inicio >> Рафаэль каждый день / Raphael cada día >> Воскресные чтения с Дмитрием Ластовым

Raphael cada día

01.03.2020

Воскресные чтения с Дмитрием Ластовым


Пиарщики 
(невольная фантазия или незамысловатая история)
Часть III

 

В фойе входит Антон Юрьевич с оператором и журналистом. 

Антон Юрьевич: Вот, это наше фойе. Небольшое. Но у нас очень уютный театр. Публика у нас своя.

Оператор: Света мало. Темно.

Оператор: Ага... О....

Слышится отборная ругань за сценой.

Журналист: Это он так культуру прививает. Учреждение культуры всё-таки. Смотри, как я буду про Котову говорить, ты лови его взгляд, прямо снимай его крупным планом, все там его бородавки и прыщики, пятнышки, пот, влажные волосы... Понял? Надо его всего показать. 

Зажигается свет.

Оператор: Ясно.

Журналист: Изобразим его таким маньяком от искусства.

Оператор: Обычное дело...

Журналист: А они тут все маньяки. Нормальный человек по три часа не высидит.

Оператор: Это точно, и пива тут нет. Тут с моей пошли в театр. Я пару банок в зал взял. Так разорались...

Журналист: Кто?

Оператор: Да бабка какая-то: тут пива нельзя... тут пива нельзя... в театральном зале, в театральном зале...

Журналист: Где-то я это уже слышал. И что?

Оператор: Все выходные - насмарку.

Появляется Антон Юрьевич.

Антон Юрьевич: Извините ради бога. Все в творческом процессе, пришлось отвлекать людей.

Оператор: Да уж слышали.

Журналист: Коля!

Антон Юрьевич: Ну что же, можно начинать. А то после вас мне ещё надо несколько интервью дать. У нас пусть и небольшой, но очень популярный театр, как видите.

Оператор: Так вот, встаньте подальше. Да, вот.

Антон Юрьевич: В профиль.

Оператор: Какой профиль. Прямо стойте.

Журналист: Коля!

Оператор: Но я не барельефы делаю.

Журналист: Антон Юрьевич, ну, операторы далеки от театра, от культуры.

Антон Юрьевич: Да, да... Понимаете, как раз задача театра и дать народу это настоящее искусство, так сказать раскрыть классические произведения, нести высокое и вечное.

Журналист: Но общеизвестно, что в театр ходит очень небольшое количество людей.

Антон Юрьевич: Да, конечно, но это истинные ценители.

Журналист: Скажите, вот вчера у вас был спектакль.

Антон Юрьевич: Да, да...

Журналист: И вчера из сводки происшествий мы узнаем, что некий Болтиков написал заявление на то, что к нему в театре во время спектакля домогалась одна девушка и зацеловала его.

Антон Юрьевич: Наверняка это преувеличение. Зритель просто был очень впечатлительный и принял иллюзорное за действительное.

Журналист: Коля, бери план.

Антон Юрьевич: Такое часто происходит, когда наш зритель как бы переносится на сцену, сосуществует вместе с артистами там, на сцене.

Журналист: Ну да. А далее этот Болтиков пишет в заявлении, что уже после спектакля, в фойе, надо понимать, на него набросился молодой мужчина.

Антон Юрьевич: Мужчина?

Журналист: Да, мужчина, который предлагал ему любовь.

Антон Юрьевич: Ну, ну... понимаете, зрители они на то и зрители, что очень впечатлительны.

Журналист: Надо же...

Антон Юрьевич: А потом, мужчины, женщины… Мы же живём в современном мире. У нас открытый театр, и классические произведения освещают вопросы и современного общества, и современных отношений, в том числе и между женщиной и мужчиной.

Журналист: И между мужчиной и мужчиной.

Антон Юрьевич: И между ними тоже.

Журналист: Он пишет в своем заявлении, что он был единственным зрителем. Это у вас.

Антон Юрьевич: Нет. Ну, конечно... Этот мужчина просто перепутал. Он был на прогоне, на репетиции. Мы иногда пускаем зрителей, так сказать, посмотреть нашу кухню. Это принято... Понимаете...

Журналист: А вот скажите, вот у вас есть спектакль «Три девушки в голубом»?

Антон Юрьевич: Это очень хороший спектакль, замечательная известная пьеса.

Журналист: В которой мужчины играют женщин.

Антон Юрьевич: Что? Кто играет?

Журналист: Бери план.

Антон Юрьевич: Не понял.

Журналист: Вот сегодня в известном издании для узких кругов «Голубая луна» появилось сообщение, что широко известный режиссёр Антон Кузькин наконец снял секреты со своих замыслов, и его спектакль «Три девушки в голубом» - это взгляд на новые отношения. Так, далее... Заменив женщин мужчинами, он дал возможность нам увидеть реальные отношения...

Антон Юрьевич: О боже!

Журналист: Коля, бери план.

Антон Юрьевич: Голубая луна…

Журналист: Там же написано, что все билеты на завтрашний спектакль проданы. Продаются уже стоячие места.

Антон Юрьевич: Стоячие…

Журналист: Наверное, в вашем театре такого ажиотажа ещё не было.

Антон Юрьевич: Почему же. У нас это обычная картина. Зрители любят наш театр за свободу нравов, за открытость, за любовь.

Журналист: Мужскую любовь.

Антон Юрьевич: А любовь не имеет полового ограничения. Любовь может быть ко всему. В том и сила искусства. Отойти от устоев, отойти от догм, диктуемых той же религией.

Журналист: Вы же говорили о том, что вы сохраняете устои и вы за традиционные ценности.

Антон Юрьевич: Да, да, говорил. Но что такое устои и традиционные ценности? Ведь это очень своеобразная материя, и мы видим и у Пушкина, и у Гоголя в Ревизоре, если помните, и даже у Грибоедова отсылки к так называемой нетрадиционной любви. То есть наши классики, ещё лет двести назад об этом задумывались и предвосхитили всё то, до чего мы дошли.

Журналист: Что-то я не помню у них про это.

Антон Юрьевич: К сожалению, беда в том, что мы плохо знаем нашу классику. И не забывайте, что многое в советское время купировалось, не допускалось.

Журналист: Ну да.

Антон Юрьевич: Поэтому я и решил сделать этот спектакль, показать в нём отношения между женщинами...

Журналист: Мужчинами.

Антон Юрьевич: Да, да... мужчинами. Так сказать, на современном уровне. Представить себе эту нено…, то есть нормальную ситуацию для современного общества, когда живут трое мужчин со своими детьми в одном доме. Понимаете, это и есть творчество, театр. Искать новые задачи, новые приёмы...

Журналист: Хорошо.

Антон Юрьевич: Читайте классику. В ней вы найдете ответы на современные вопросы.

Журналист: А вот тут, в «Помолись и с Богом!».

Антон Юрьевич: Где?

Журналист: Религиозное православное издание. Пишут, что у нас в городе появилась новая притягательная точка для всех православных людей и паломников, и соответствующие коррективы уже внесены.

Антон Юрьевич: Интересно. Я всегда за новые точки.

Журналист: Так вот, тут написано, что в наше время распутства и безбожия в нашем городе появился новый храм, храм искусства, а именно ваш театр.

Антон Юрьевич: Что?

Журналист: Ваш театр, где истинные православные люди могут прикоснуться к святому. А именно, некто актёр Козлов, как оказывается, давно исцеляет всех страждущих.

Антон Юрьевич: Исцеляет?

Журналист: Да, именно, и что паломники толпами уже едут в театр, и билеты раскуплены на два месяца вперёд.

Антон Юрьевич: Что?

Журналист: Раскуплены билеты. Что скажете?

Антон Юрьевич: Понимаете, истинный театр… он многолик.

Журналист: Я вижу.

Появляется Зуева и смотрит на происходящее, не вмешиваясь.

Антон Юрьевич: Да, многолик. Он может уместить в себе всех - и одних, и других. А актёр Козлов - он исцеляет. Это верно. И всегда исцелял. Просто сейчас это стало, наконец, широко известно. Это талант. Талантище! И что тысячи людей тянутся к нему — это прекрасно. И мы всегда были с нашими братьями православными, ведь русская культура немыслима без религии, без православия, и Достоевский...

Журналист: И Гоголь...

Антон Юрьевич: И Гоголь - верно, писали об этом.

Журналист: А как же «Три девушки»?

Антон Юрьевич: А я считаю, что театр должен быть открытым ко всему. Самое главное - это избежать какой-либо чертовщины, бесовщины. А что там в этих «Трёх девушках» - это всего лишь новый взгляд, новое прочтение. Мы лишь пытаемся предвосхитить, понять... Мы же искусство, театр. Мы открыты всему, и наши двери открыты всему.

Журналист: И колдовству, и экстрасенсорике?

Антон Юрьевич: Что?

Журналист: Вот тут пишут, что некто актриса Зуева.

Зуева: Не некто, а Заслуженная артистка Альберта Петровна Зуева.

Антон Юрьевич:  Альберточка...

Зуева: И что там пишут?

Журналист: Коля, бери её в кадр. Вместе их бери. Пишут, что актриса…

Зуева: Заслуженная!

Журналист: Точнее, заслуженная актриса Зуева имеет экстрасенсорные способности, колдовские возможности. Это так?

Антон Юрьевич: Да что вы!

Зуева: Это провокация!

Журналист: Так вот, тут написано, что жаждущие, так сказать, приобщиться к искусству полные женщины, и жаждущие увеличить свой потенциал мужчины раскупили все билеты на спектакли Заслуженной артистки Зуевой. Что скажете?

Зуева: Это ложь!

Антон Юрьевич: Все билеты?

Журналист: Да, да, их перепродают уже все спекулянты.

Зуева: Спекулянты!?

Антон Юрьевич: Понимаете, я же говорил…

Журналист: Что чертовщина, бесовщина — это не ваше.

Антон Юрьевич: Почему же... У того же Гоголя...

Журналист: Ну, конечно...

Антон Юрьевич: Да, да... А потом, если театр помогает людям, то это наша прямая задача. Театр должен быть открытым, должен помогать людям, открывать новые перспективы, раскрывать новые горизонты, привлекать в театр всё больше разных людей. И наша актриса, Заслуженная актриса Альберта Петровна Зуева, конечно же, очень популярна.

Журналист: Альберта Петровна, а что вы добавите?

Зуева: Я считаю это безо...

Антон Юрьевич: Альберта Петровна хочет сказать, что это безумно здорово, что наша популярность и её популярность растёт изо дня в день.

Журналист: Альберта Петровна?

Зуева: Да... Конечно...

Антон Юрьевич: Альберта Петровна хочет сказать, что её игра, её необычайные возможности дают нашим зрителям увидеть то, чего нет в других театрах. А театр должен быть таким, немножко необычным, немножко таинственным, дарить чудо.

Журналист: А теперь позвольте спросить: ширится скандал вокруг вашей фамилии и известной телеведущей Котовой.

Зуева: Что!?

Журналист: Пишут, что у вас связь с ней.

Зуева: Какая такая связь!?

Журналист: Заслуженная артистка Зуева, отойдите.

Зуева:  Это ты чего, с ней спишь?!

Журналист: Коля, снимай.

Антон Юрьевич: Альберточка, Алечка...

Зуева: Козёл, спит с Котовой....

Журналист: И она собирается сыграть во всех ваших новых премьерах.

Зуева: Что!?

Журналист: И Грушеньку. Она как раз соответствует по возрасту.

Зуева: Спишь с Котовой и роли ей даёшь, и всё за моей спиной! Крутишь с ней любовь!

Журналист: Коля, бери, бери план.

Зуева: На тебе! Ты мне Грушеньку обещал!

Антон Юрьевич: Алечка... Альберточка...

Зуева: Я тебе отдала столько лет жизни, а ты с ней...

Журналист: Говорят, что у вас с ней был тайный роман более двадцати лет.

Зуева: Что!?

Антон Юрьевич: Да не правда...

Журналист: И что госпожа Котова тайно посещала ваш театр.

Зуева: Тайно... Двадцать лет... Ты предатель, Антоша!

Антон Юрьевич: Альберточка...

Зуева: А ну, иди сюда! Иди сюда! Убью тебя! Спать с Котовой, двадцать лет с ней встречаться!

Журналист: Коля снимай! Снимай! Давай!

Зуева: Ты обманул меня... Ты с ней спал! Ты мне обещал жениться. Ты...

Антон Юрьевич: Альберточка, Алечка...

Антон Юрьевич и Зуева убегают из фойе.

Журналист: Ну, Коля, мы теперь будем звёздами. Ты снял?

Оператор: Ага.

Журналист: Видал, на чистую воду их вывели. Она, точно, всё знала.

Оператор: Разве?

Журналист: Конечно. Ты видел их лица? Наверняка он с этой Котовой был вась-вась.

Оператор: Думаешь?

Журналист: Ну конечно.

По фойе проходит Костя.

Журналист: Стой. Давай вот этого ещё спросим. Это администратор. Молодой человек! Бери его в кадр.

Костя: Да.

Костя подходит к журналисту.

Журналист: Скажите, вы можете разъяснить нам ситуацию.

Костя: А разве Антон Юрьевич вам ничего не сказал?

Журналист: Наше интервью с ним было прервано по непредвиденным обстоятельствам, но мы хотели бы уточнить, правда ли, что госпожа Котова частая гостья в вашем театре.

Костя: Знаете, я не хочу рассказывать о личной жизни других людей.

Журналист: То есть правда?

Костя: Я сказал, что не хочу рассказывать об этом. Приходите в театр — сами всё увидите.

Журналист: То есть госпожу Котову можно увидеть прямо здесь, в этом фойе.

Костя: Я не хочу рассказывать о личной жизни других людей.

Журналист: То есть это правда.

Костя: Я всё сказал.

Журналист: А скажите…

На сцену вбегает Антон Юрьевич, за ним Альберта Петровна. Антон Юрьевич хватает Костю и пытается спрятаться от Альберты Петровны. Все вместе они выбегают из фойе.

Журналист: Ну, всё. Сегодня выйдет феноменальное расследование о многолетней любви этого режиссёра с Котовой, о его нетрадиционной ориентации и о его связях с православным сообществом и оккультными сектами.

Оператор: А это возможно?

Журналист: Что?

Оператор: Чтобы это был один человек.

Журналист: В нашей стране возможно всё. Чем больше намутишь... Ладно, а то не успеем. Побежали, пока остальные нас не опередили.

Журналист и оператор уходят. 

Свет гаснет. 

Продолжение следует...

Дмитрий Ластов
Москва (Россия)

Дополнительные материалы:

Пиарщики 
(невольная фантазия или незамысловатая история)
Часть I
Часть II

Дорогой мой Рафаэль... 

Ноябрь
(Простая история  о любви и дружбе)

 
 
 



Комментарии


 Оставить комментарий 
Заголовок:
Ваше имя:
E-Mail (не публикуется):
Уведомлять меня о новых комментариях на этой странице
Ваша оценка этой статьи:
Ваш комментарий: *Максимально 600 символов.