Главная / Inicio >> Рафаэль каждый день / Raphael cada día >> Воскресные чтения с Дмитрием Ластовым

Raphael cada día

26.04.2020

Воскресные чтения с Дмитрием Ластовым


Это я
(Я к вам пришла)
Драма в 18 частях
Части I и II

Эта история придумана. Любые упоминания имён и фамилий случайны и не имеют к реальным людям и событиям никакого отношения.

Автор просит не повторять действия героев пьесы и не лазить по балконам и лестницам, аккуратно и с вниманием относиться к своим действиям и здоровью. 

Действующие лица: 

Вася - парень лет двадцати пяти.
Света - стройная девушка чуть за двадцать.
Гриша - жилец, около тридцати – тридцати пяти лет.
Любовь Юрьевна - квартирная хозяйка около шестидесяти лет.
Голос из ноутбука - виртуальный начальник Васи.

Часть I

Вечер. В комнате темно. Простая по обстановке комната. Стоит письменный стол, шкаф, диван, коробка с вещами в углу комнаты. Выход на балкон. На балконе пожарная лестница, которая идёт и вниз и вверх с внешней стороны балкона. Где-то сверху слышна музыка. Звучит песня «А принцессе можно всё» группы Princesse Angine. Посреди комнаты стоит Света и пританцовывает. Берёт какие-то вещи и крутится с ними в танце. Потом залезает на лестницу и скрывается из виду. Музыка стихает. Свет гаснет.  

День. Та же комната. Светло. Слышатся голоса. В комнату входят Гриша и Любовь Юрьевна.

Гриша: Что позвали-то?

Любовь Юрьевна: Вот эту коробку бери.

Гриша: Столько лет стояла. Чего сейчас-то?

Любовь Юрьевна: А кто его знает. Копирайтер какой-то въедет. Хакер какой-то. Шут их разберёт. Бери, давай.

Гриша пытается взять большую коробку, но схватить её сразу не получается.

Любовь Юрьевна: Я тут на собрании была в мэрии...

Гриша: Тяжёлое. Что там у вас?

Любовь Юрьевна: Вещи, вещи. А потом, кто их знает. Развелось тут всяких. Заселишь тут себе под бок какого бандита. Ты смотри, что по телевизору говорят. Одни страсти. Ну ладно.... Так вот, знаешь, я теперь почётная жительница нашего района.

Гриша: Почётная!?

Гриша поставил коробку и встал в задумчивости.

Гриша: А про стиралку и микроволновку помните? Вы же обещали поставить сюда, в квартиру.

Любовь Юрьевна: Ой, Гриша, ну что ты заладил. Мне сейчас в церковь бежать, дел столько, комнату надо очистить. Всё настроение испортил.

Гриша: Ну, конечно...

Любовь Юрьевна: Ну, что ты... Ну, вот... Ты же моих хлопот не знаешь. У меня же столько денег уходит и на коммуналку, и на то, да на сё. Ну, поставлю, сделаю. Неси.

Гриша: И чего вы боитесь? Пусть здесь стоит.

Любовь Юрьевна: Неси, Гриша, неси. Чего встал?!

Гриша поднимает коробку. Дно её рвётся, и из неё вываливаются какие-то коробки, одежда, обувь.

Любовь Юрьевна: Ой! Ну какой ты! Ты неаккуратный! Зачем?

Гриша: Сами бы несли.

Они начинают собирать вещи обратно. Любовь Юрьевна что-то выносит из комнаты.

Гриша ей помогает.

Любовь Юрьевна: Да, да. Ну вот, знаешь, мне сам глава департамента так и сказал сегодня...

Гриша:  Что? Вы про что?

Любовь Юрьевна: Ну, я тебе говорю, мне сегодня звание присвоили – «Почётная жительница». И мне сам глава департамента так и сказал: «Любовь Юрьевна, вы наше всё, на таких людях держится наша земля русская, спасибо Вам!». Я прямо расплакалась. Так приятно, приятно, понимаешь, Гриша, когда тебя ценят, уважают. Ты давай, неси, что встал?

Гриша: Да ну...

Любовь Юрьевна: А я этому главе руку жму, а потом всем собравшимся и говорю, что спасибо вам дорогие, я так растрогана, столько лет я занималась общественной работой – один только вылов бездомных собак чего только стоил, очистка сквера от этих старых ненужных деревьев, борьба, то есть забота об этой непутёвой молодежи... И все, понимаешь, захлопали, в школу пригласили встречу провести, поделиться, так сказать. Потому мне руку все жали, обнимали, целовали... Так приятно! А ведь, никто не оценит моих трудов. Бери, давай, неси.

Гриша: Да оставили бы здесь.

Любовь Юрьевна: Вот, не люблю я кого селить. Вот, не люблю. К тебе-то уже привыкла. Ты и спокойный, и покладистый, и не пьёшь. А вот сейчас кого подселишь...

Гриша: Так не селите никого. Спокойнее будет всем.

Любовь Юрьевна: Сказал! А жить мне на что!?

Гриша: Так, пенсия у вас. Работаете, вторая квартира у...

Любовь Юрьевна: Много ты знаешь!

Гриша: Чего вы так людям-то не доверяете?

Любовь Юрьевна: Умный тут! А грязи-то! Слушай, убери. А то, глядишь, ещё и откажется этот копирайтер сюда вселяться.

Гриша: Ну щас... Нашли тут...

Любовь Юрьевна: Ну, Гриша. Ну, что ты. Давай, давай. Мне пора уже. А потом, ещё меня вечером в школу позвали...

Гриша: Всё обещаете. Ну, надоело. Сколько лет одно и то же. Ни микроволновки, ни стиралки...

Любовь Юрьевна: Поставлю, поставлю. Ой, ты меня замотал. Мне надо же бежать уже. Бери веник.

Любовь Юрьевна одевается и быстро уходит. Гриша берёт веник, смотрит на мусор. Потом бросает этот веник. Ложится на диван.

Гриша: Да ну, буду я тут ещё...

Свет гаснет.

Часть II

На диване лежит Гриша и дремлет. Через некоторое время по лестнице сверху спускается Света, спрыгивает на балкон, подходит к Грише и смотрит на него. Он открывает глаза.

Гриша: Ты?

Света: Ага.

Гриша: Тебе не страшно.

Света: Что не страшно?

Гриша: Ну, лазать так.

Света: Как так?

Гриша: Ну, по лестнице, по верхатуре.

Света: Привыкла.

Гриша: Ещё кто увидит.

Света: Не увидят.

Гриша: Почему?

Света: А люди не смотрят наверх. Они все смотрят вниз. Не замечал?

Гриша: Не-а.

Света: Все смотрят вниз, а я хочу смотреть туда, где светит Солнце.

Гриша: А грымзы не боишься? Что застукает здесь, не боишься?

Света: Она ушла. Я видела.

Гриша: Точно, ушла. А ты что не в театре?

Света: А всё, Гришка, всё!

Гриша: Что всё?

Света: А сезон закончился в театре, и я теперь целых два месяца буду свободная.

Гриша: Тебя там никто в твоём театре не будет больше мучить?

Света: Ага... и не буду играть эти дурацкие роли.

Гриша: Что, все дурацкие? А лисичка в этом, как его...

Света: В «Клочках по закоулочкам».

Гриша: Ну да.

Света: Это детский. В детских я люблю играть.

Гриша: Почему?

Света: Там всё ясно. А вообще, я хочу сыграть Дон Кихота.

Гриша: Он же мужчина.

Света: Вот... Жалко.

Гриша:  И бороться с ветряными мельницами? Сыграй Дульсинею.

Света: Не хочу. Лучше бороться, лучше Дон Кихота или никого.

Молчание.

Гриша: Значит, кончились репетиции?

Света: Ага...

Гриша: И будешь делать, что хочешь?

Света: Ну да. В приюте у гаражей Нюшка родила.

Гриша: Это та добрая дворняга?

Света: Ага. Ты не знаешь, у Захарыча в продуктовом когда смена?

Гриша: А что? Просрочку?

Света: Да, ртов прибавилось. Машку стерилизовали. Возила её тут.

Гриша: Я приду к вам туда, притащу, как обычно. Перловку, да... ну и с Захарычем поговорю.

Света: Ага. Спасибо. А ты чего тут, не у себя?

Гриша: Прибраться сказала.

Света: А ты?

Гриша: А я и прибираюсь. Я чего, дурак ей тут прибираться?! Слушай, помоги. Подмети тут, а!? А то мне не того... Неохота...

Света берёт веник и начинает подметать.

Света: Гриш, а чего ваша грымза - хозяйка, Игорька то выгнала!?

Гриша: Выгнала. Чем-то не понравился. Может, в ванной долго мылся, а может, моральным устоям её не удовлетворял.

Света: Ага! Устоям! Как ты с ней только уживаешься?!

Гриша: Привык. Да и боится она меня.

Света: Тебя!?

Гриша: Ну да. Я вон какой! Она со мной не связывается.

Света: Она кого нашла уже сюда?

Гриша: Да вроде. Скоро заедет. Копирайтер какой-то. Кто такой, что за копирайтер?..

Света: За сколько теперь сдаёт комнату?

Гриша: Не знаю. Тысяч за пятнадцать.

Света: Молодой или кто?

Гриша: Не знаю.

Света: Если старый, то плохо. А если ещё и тетка какая...

Гриша: Чем они тебе не нравятся?

Света: Кто?

Гриша: Ну, старые, тетки...

Света: Злые они.

Гриша: Злые?

Света: Да, злые.

Гриша: Разве?

Света: Да.

Гриша: Ты сама...

Света: Что сама?

Гриша: Задираешься ко всем.

Света: И что!?

Гриша: Ты как подросток. Зачем мужику из соседнего подъезда машину поцарапала. Зачем ему «урод» написала.

Света: Ну и что!? Он Мишку шестилетнего, ну, алискиного сына, с седьмого этажа, чуть не задавил. Ещё и хихикал, гад.

Гриша: Ну.... А в этом, как его там, где с пенсионерами занимаются...

Света: Ну и что? И правильно сделала.

Гриша: Они тебя пожалели.

Света: Нет.

Гриша: Что нет? Пожалели. Бабушку твою знают.

Света: И что?

Гриша: Да весь дом, если не улица, думают, как твоя бабушка с тобой уживается. Жалеют её.

Света: Я бы им ещё и все стекла перебила, понял!?

Гриша: Ну почему?!

Света: Они путёвки своим дают. У них там схвачено всё! Спелись они там! А они просто связываться со мной не стали. Они меня сумасшедшей считают, больной. А бабушка! А бабушка! Да хорошо ей со мной, слышишь! А они ей путёвку дать не хотели. Говорят, что нет у них. А я знаю, что есть. Я от них вышла, смотрю - щиток электрический. Взяла - и вырубила его. У них там всё запищало, все закудахтали, запрыгали, бегать стали. Весело!

Гриша: Ты как ребёнок.

Света: Лучше ребёнком быть, чем таким, как они. Они все думают, что со мной не всё в порядке.

Гриша: Ага.

Света: А я смотрю на всё это и думаю.

Гриша: Что ты думаешь?

Света: Ты же помнишь их?

Гриша: Твоих? Ну да, родителей помню твоих. И братика с сестрёнкой.

Света: Я о них каждый день думаю. Думаю, и как они все живут?! Все вокруг. Как они смеют жить, любить, что-то делать?!

Гриша: Ну, а что им делать?

Света: Я думаю, что это ужасно жить. Жить в этом безумном мире, где один убивает другого. И им ничего не бывает. Они - уважаемые и честные люди. И ничего, что ты убил целую семью.

Гриша: Но он же не убивал.

Света: Нет. Они написали, что это мой отец был пьян.

Гриша: Ну ладно... А то сейчас заведёшься, как всегда.

Света: А я хочу лишь правды. Этот мир безумен! Этот мир сошёл с ума! Здесь правят сумасшедшие! А мы!? Мы – ненормальные! Наш удел – это быть ненормальными! Наш удел – всеобщее презрение трусов! Все трусы! И ты трус!

Гриша: Да ладно тебе...

Света: Не смей говорить, не смей думать, не смей дышать! Ты должен подчиняться, ты должен соблюдать их правила! Правила, которые они написали для тебя! Ты ничто - они всё! Они здесь властвуют. А твой удел – быть ничем! А я не хочу! Понял! Не хочу!

Гриша: Да ладно, успокойся... Не заводись, Свет.

Света: Лучше жить сумасшедшей! Пусть они меня такой все считают! Пусть они жалеют мою бабушку. Пусть! А я буду жить по своим правилам! Я буду все называть своими именами, как есть! И бить стекла буду! А этот сосед! Он своё корыто на детскую площадку ставит, понял! Там дети играют! А ему пройти сто метров лень. Так ему и надо.

Гриша: Он в суд подаст.

Света: А чего с меня взять?!

Гриша: Деньги.

Света: Разберёмся.

Гриша: Ты потише будь, Светка. Пока жалеют – потом по голове дадут. Тебя итак тут экстремисткой уже называли, не помню уж, кто.

Света: И пусть! Лучше сдохнуть, чем жить в этом мире.

Гриша: Ты думаешь!?

Света: Пусть сами живут по своим правилам! Пусть сами подчиняются! Зачем жить для того, чтобы подчиняться?! Зачем жить, чтобы страдать?! Зачем жить, чтобы каждый день унижаться и ждать своей подачки?! Зачем жить, чтобы быть рабом?!

Гриша: А ты?!

Света: А я не раб! Я человек, понял!? Во дворе на меня тыкают пальцем. Искоса смотрят. Пусть! Я делаю так, как хочу! У меня своя правда! Моя правда! А у них вообще ничего нет! Они подчиняются! Они рабы!

Гриша: И кто злой?

Света: Они!

Гриша: Думаешь?

Света: Они – злые. Они все понимают, что живут не той жизнью, которой должны жить. И злятся. Нет выхода, понимаешь! Прожить эту жизнь в нищете и страданиях - один путь... И вместо того, чтобы это понять, оглянуться, прозреть...

Гриша: Понять?..

Света: Да! И объединиться.

Гриша: Объединиться?..

Света: Они злятся... Они злятся на всех и вся. И чем старше человек, тем больше он злится.

Гриша: Разве!?

Света: А уже нет иллюзий... Когда тебе двадцать – ты ещё веришь в то, что ты... а потом... Потом – ничего.

Гриша: Унижение, подчинение, нищета и старость. Много раз уже это от тебя слышал.

Света: Именно! А проще злиться на всех, на кого попало, чем на того, кто на самом деле виноват! На себя злиться? Нет. Только не на себя. На соседа? Да - он виноват во всех твоих бедах! На родственников? Да – они виноваты! На пассажиров в автобусе? Да - они виноваты, что твоя жизнь не удалась, что ты живёшь тут бедный и несчастный!

Гриша: Так устроен мир.

Света: А я не хочу, чтобы он был так устроен.

Гриша: Да ну тебя. А разве по-другому?

Света: Да, да, да! По-другому! Я хочу, чтобы было всё по-другому!

Гриша: И люди станут меньше злиться?

Света: Я хочу, чтобы люди друг другу помогали! Чтобы не были зверями!

Гриша: Это нереально.

Света: А тогда зачем нужна эта жизнь!?

Гриша: Так ты же живёшь?

Света: Пока живу.

Гриша: Это всё слова, Светка.

Света: Не слова.

Гриша: Послушай, а кран вчера чинил у вас. Как, не течёт больше.

Света: Нет.

Гриша: А то я так, я же не сантехник.

Света: Не течёт.

Слышится звук открываемой двери.

Гриша: Грымза!

Света идёт к балкону и перелазит на лестницу. Гриша выходит из комнаты. Света вдогонку ему кричит.

Света: Пока живу!

Гриша: Ты что!?

Света: А могу и не жить. Не жить легче, чем жить.

Гриша: Не балуйся!

Света: Одно движение – и упаду отсюда.

Гриша: Светка! Не дури тут!

Света: Пусть всегда будет солнце! Пусть всегда будет небо! Пусть всегда будет мама! Пусть всегда буду...

Гриша:  Не кричи, услышит ещё...

Света поднимается наверх. Гриша выходит из комнаты и закрывает дверь.

Затемнение. 

Продолжение следует...

Дмитрий Ластов
Москва (Россия)

Дополнительные материалы: 

 
 
 
 
 
 



Комментарии


 Оставить комментарий 
Заголовок:
Ваше имя:
E-Mail (не публикуется):
Уведомлять меня о новых комментариях на этой странице
Ваша оценка этой статьи:
Ваш комментарий: *Максимально 300 символов.