Главная / Inicio >> Рафаэль каждый день / Raphael cada día >> Воскресные чтения с Дмитрием Ластовым

Raphael cada día

03.05.2020

Воскресные чтения с Дмитрием Ластовым


Это я
(Я к вам пришла)
Драма в 18 частях
Часть III

Комната. День. В комнате Любовь Юрьевна и Вася. На полу рюкзак и большая сумка, стопка перевязанных книг и журналов, ноутбук.

Любовь Юрьевна: Так-то все приличными прикидываются, а потом полиция приходит, органы. Жил тут. Не у нас - напротив. Жил тут один такой. Мне рассказывали. А оказался… Хакером оказался. Вот слово одно чего стоит. Я вот честно тебе скажу, не знаю, чем ом там занимался, но слово само за себя говорит. Хакер – наверняка неприличное слово. Ты вон тоже тихий. Рюкзачок, книжечки… Этот, как там его, ноутбук. А потом тоже, глядишь, и придёт кто. А, чего молчишь? Вот-вот.

Часть III 

Вася: Я копирайтер.

Любовь Юрьевна: Чего?

Вася: Тексты пишу.

Любовь Юрьевна: Какие такие тексты?! Против кого!? Нас тут общественников собирали тут, говорили, развелось оппозиции вокруг, молодежи…

Вася: Я для сайтов пишу.

Любовь Юрьевна: Смотри! А зовут как? Позабыла я.

Вася: Вася.

Любовь Юрьевна: Вася… Я тут всё знаю. А то сидят тут по домам. Вот раньше на танцы ходили, в кино. А сейчас сидят тут и киснут. Гулять не ходят. Рахитики. И за чистотой следи. Не кури. Воды не лей.

Вася: Я не курю.

Любовь Юрьевна: Все так говорят. А окурки под окнами валяются. А алкоголем, алкоголем?..

Вася: Не пью.

Любовь Юрьевна: Наркотики? Ты смотри! Я узнаю.

Вася: Я не наркоман.

Любовь Юрьевна: Что-то не похоже. Смотрю на тебя – вылитый.

Вася: Кто?

Любовь Юрьевна: Ну, наркоман. Кто? Не я же. Вот наверху… тоже такая вот, как ты, вроде тихая живёт. И что? Бабушка у неё приличная - здоровается. Платят вовремя. А она… девица эта…

Вася: А что она?

Любовь Юрьевна: Да что там… такая борзая… явно наркоманка. Бабушку её жалко. А девка эта - наверняка наркоманка, а может, и хуже. Всё эта девка носится с собачками да кошками.

Вася: Хуже?

Любовь Юрьевна: Может, и проститутка. Никогда не здоровается. Нос кверху, на лице улыбка. Я из окна на неё смотрю – и чешет такая. То вечером, то утром… Вот куда она чешет? Тряпки какие-то собирает, банки с едой кому-то носит.

Вася: А вы из окна наблюдаете?

Любовь Юрьевна:  Я здесь, в этом доме, главная. Старшая я. И житель почётный я. Понял. Я должна знать, что творится.

Вася: Наблюдательный пункт.

Любовь Юрьевна: Ты не дерзи. Знаю я вас. Приехал тут из провинции и нос по ветру. Откуда ты там, позабыла я.

Вася: Торжок. Но я в Москве давно.

Любовь Юрьевна: Столичный житель образовался. Ты пока ещё никто, и звать тебя никак, понял. Вот, будешь дерзить – вылетишь тут у меня. А то ишь, какие мы! Как ты там себя обозвал?

Вася: Копирайтер.

Любовь Юрьевна: Вот-вот, копигартор.

Вася: Копирайтер.

Любовь Юрьевна: Да оно одно и то же. В общем, правила у нас такие: соблюдай тишину, не шуми, значит, не води всяких там посторонних. И я всё равно узнаю, если кого приведёшь.

Вася: Из окна или подслушиваете?

Любовь Юрьевна: Не дерзи. У нас тут и камеры стоят, и консьержки скажут. А со мной лучше не ссорься. Вот эта твоя соседка сверху, наверняка она окурки кидает. Вот она здесь прописана - её квартира. А вот тебя-то я вмиг выселю. Так что не шути со мной. А вот соседа твоего, этого гаврика, не слушай. Знаешь его уже?

Вася: Нет.

Любовь Юрьевна: Так вот… Ох, как мне эти жильцы надоели!

Вася: Всё?

Любовь Юрьевна: А ты чего такой быстрый?

Вася: Работать надо.

Любовь Юрьевна: Вот на этом что-ли? Постучать… Знаю я вас. Работать! Ладно, кисни тут. Я ещё приду, проверю. И вот ещё что. У нас у Зинаиды Кузьминичны день рождения - сдавай 200 рублей.

Вася: Я её не знаю.

Любовь Юрьевна: Так, и что!? В каком смысле?

Вася: Я не знаю эту женщину.

Любовь Юрьевна: Она из сто тридцать седьмой квартиры. Узнаешь. Все сдали, и ты сдавай. Давай, давай. 

Вася достаёт двести рублей. 

Любовь Юрьевна: Ну вот, видишь - я напротив тебя теперь галочку ставлю. Вот. Видел? Ну ладно. Я ещё зайду, понял, и девушек там всяких не води. Внизу Ирина Петровна живёт, понял? Туда-сюда – я узнаю, понял. А вообще, лучше другую комнату себе подыскивай, чего-то ты мне не нравишься - какой-то субтильненький, тихенький. В тихом омуте, знаешь… Жил тут у меня, как его там, Игорёк - тихенький такой, но мылся часто, воду тратил. Я ему говорю: не мойся, а он моется. Каждое утро слышу: и льётся и льётся… Сердце не на месте. Я думаю, зачем мне такие нервы? Вот и смотри, в ванную ходи раз в день, и чтоб по пять минут. Вот-вот… Ну ладно, смотри тут.

Вася: До свиданья. 

Любовь Юрьевна удаляется. Вася достаёт ноутбук и ставит его на стол, включает и начинает работать. Входит Гриша. 

Гриша: Ну чего, устроился? Первый бой прошёл вничью? Меня Гриша зовут. Сосед твой.

Вася: Вася.

Гриша: Ты на эту старую тварюгу внимания не обращай. Повоняет и перестанет. Но если ты ей позволишь больше нужного, то сразу лучше съехать отсюда. Не слезет. Деньги ей давать прежде всего нельзя. У неё там такой маленький блокнотик, и она туда якобы что-то записывает, поводы придумывает. Всё себе кладёт. Ко мне так пристала в самом начале. Я её лесом послал. Так и живу тут, лет семь, наверное.

Вася: Я дал.

Гриша: Сколько?

Вася: Двести.

Гриша: В следующий раз не давай. Пошли её.

Вася: Я не умею.

Гриша: Я тебя научу. Её не слушай.

Вася: Она полицией угрожала.

Гриша: А ты уши развесил. Ничего она не сделает. Вот она говорит мне, что выселит меня, а пусть попробует. Меня она боится.

Вася: Я так не смогу…

Гриша: Ну… Она же какая, эта Любовь Юрьевна… Она что, ну, повоняет, ну выговорится и успокоится. Ты с ней не связывайся. Я тоже, как сюда заехал, думал, что не уживусь. Ничего так… Когда пошучу, когда прикрикну чуть-чуть. Она и не связывается со мной особо. А если помыться там или приготовить, то лучше в её отсутствие. А то у неё каждый перерасход нервный срыв вызывает. В конце месяца как начинает причитать, так и слышишь: разорение, киловатты, кубометры… А на шею посадишь – сам виноват. А двести рублей – так она и рада будет. Ко мне несколько раз приставала - то пятьдесят, то сто, а тут целых двести… бабушке на кофеёк… Понял?

Вася: Типа того.

Гриша: Ну, тут смотри, самое главное – вовремя ей деньги плати, ну, Любовь Юрьевне. Деньги она любит. Но и раньше не плати ей, а то на шею сядет. И вещички свои прячь получше, а то она любит похозяйничать. Тут у нас Игорёк жил, так она любила у него порыться.

Вася: Как же вы с ней… столько лет с ней?!

Гриша: А я мышеловки на неё ставил. Ей пальцы прищемило. Она покричала, покричала да перестала соваться. Не суётся. А к таким как ты – так запросто. Та ещё грымза! Ты самое главное - вовремя плати. И если платишь, то записывай и с неё бумагу бери, а то она, типа, и позабыть может, что ты платил. Ты же будешь платить?

Вася: Вроде.

Гриша: Ну, а на остальное забей. Не маячь, там, перед ней часто - и всё.

Вася: А уборка, готовка? Музыку что, только в наушниках слушать?

Гриша: Я особо в квартире не убираюсь. Хочешь - сам убирайся, но, там, вещи свои не бросай. Любит она порядок. И на кухне посуду мой, а то вонять будет, а так, делай, что хочешь, не шуми особо - старуха, придираться будет.

Вася: Ясно.

Гриша: Да не парься. Ты кем, вообще, тут, ну, работаешь?

Вася: Тексты пишу.

Гриша: Копирайтер?

Вася: Да.

Гриша: Знаю. Сам работал как-то. Чушь это, а не работа. Чего, не согласен?

Вася: Примерно согласен.

Гриша: Что там, для интернет-магазинов пишешь или комментарии платные?

Вася: Платные.

Гриша: Да уж, работка!

Вася: Деньги платят…

Гриша: А ты не из этих, как там, ну, которые за губернаторов в Интернете глотку дерут?

Вася: Ну…

Гриша: Да поди ты! И что?

Вася: Ничего.

Гриша: Тухлая работа. Задание прислали - и пишешь.

Вася: А куда деваться. Я стихи пишу, пьесы, роман сочинил. Что, это нужно кому!? Вот платят мне за эти комментарии - я и пишу.

Гриша: Ну-ну.

Вася: Сегодня Сичкин плохой - и надо писать, что он гад, а завтра мне присылают, что надо наоборот писать… То американский президент плохой, то хороший. Свихнуться можно! Но деньги же платят – я пишу. А так…

Гриша: Что так?

Вася: Надоело. Ты думаешь, что мне это интересно? Я стихи люблю, рассказы пишу, а их никто же не читает. Вот и приходится писать это всё.

Слышится музыка откуда-то сверху. 

Гриша: Не настоящее всё. Слушай, а Светка тебе жизни даст. Шумная она.

Вася: Светка? Сверху?

Гриша: Ну да. У тебя комната под ней. Она в три часа ночи может музон включить. Та ещё! Наша грымза с ней даже не связывается, боится её. Ты тут ещё и от Светки настрадаешься - спать тебе не даст. Я в другой комнате живу – там тише. Ну ладно, тут рядом буду, если что… понял? Там, зови, приду… Ага… 

Гриша выходит. Вася начинает набирать на ноутбуке текст. 

Затемнение.   




Комментарии


 Оставить комментарий 
Заголовок:
Ваше имя:
E-Mail (не публикуется):
Уведомлять меня о новых комментариях на этой странице
Ваша оценка этой статьи:
Ваш комментарий: *Максимально 300 символов.