Главная / Inicio >> Рафаэль каждый день / Raphael cada día >> Субботний вечер с Дмитрием Седовым

Raphael cada día

04.07.2020

Субботний вечер с Дмитрием Седовым


Ведьмин колодец
(сказочно правдивый роман 
на основе 
фантастических приключений 
в пяти частях)
Часть V.  «Горечь победы»
Главы 13 и 14

- Крепостью соузных дланей и земная зернь сокрушаема, - прочитал Сэм и озадаченно поскрёб затылок. - Да, заумненько… Понятно: что-то можно сокрушить… Но почему крепостью? Разве крепость может что-то сокрушить?! Наоборот, всегда пытаются сокрушить именно крепость.

- А может, надо чем-нибудь долбануть? - предположил я. - Сейчас вернусь с придуманным бочонком пороха, ка-а-ак бабахнем! Буквы вверх тормашками, стенка - в пыль…

Глава 13. Легким движением руки...

- А там - клад! - мечтательно пропел Колька.

- И что это за «длани» такие? - продолжал рассуждать Сэм. - И почему именно «соузные»?

- «Длани», это значит - руки! - сообщил я. - Помнишь, Фрэдди говорил: мол, над «Корсаром» распростёрлась длань судьбы? Вот я и спросил его: а что это такое - «длань»? Ну, он и ответил: мол, длань - это рука, ладонь. По-старинному. Вот.

- А соузные длани? - задумался Сэм. - Это - какие? 
- Не знаю, - пожал я плечами. - Может, «связанные»?
- Связанные… - снова почесал в затылке Сэм. - И зачем сюда лестницу сделали? 
- Да, странно, - согласился я.

- А причём тут какая-то «земная зернь»? - огорчённо вздохнул Сэм. - Почему - «зернь»? Почему - «земная»? Да, похоже, тут просто кто-то шутки шутил.

- А я что говорил? - хохотнул я. - Идёмте-ка лучше на кладбище чужих мечтаний. Осмотрим там всё хорошенько. Мне кажется, что там должна быть какая-то потайная дверца. Да вообще, есть ещё одна мысль…

Да, признаюсь, меня снова осенило.

С каким ужасом бедный Сэм уворачивался от деревянных драконов, яростно пытавшихся куснуть его, извиваясь на двери! С каким удивлением осматривал необъятное хранилище! Он бродил среди шкафов, не понимая, что это. Я попросил Кольку открыть одну ячейку.

- И что же это? - сказал Сэм, когда я попросил его просунуть руку в клетку с мечтой. - Ой! Оно живое?!

- Не смей, - пригрозил я Кольке, заметив, что тот хочет, по своему обыкновению, пырнуть шар ключом. - А ну, отпирай клетку.

- Ты что?! - вспыхнул Колька. - Нельзя!!

- А вот - льзя! Сэм, держи его! - я отцепил ключ с Колькиного пояса и отпер клетку. - Ну-ка, поглядим, что будет…

Зелёный, как свежая трава, шар сначала осторожно, потом оживлённее зашевелился, и вылетел из клетки. И начал медленно, словно не веря в освобождение, набирать высоту. Я следил за ним, не отрываясь. Вскоре шар исчез где-то в темноте, под потолком.

- Ага! - победно завопил я. - Ура!!
- Чему - ура? - не понял Сэм.

- Да выпустить все мечты на волю, - ответил я. - Как птиц. Пусть обретут свободу. Они лучше нас знают, что с ней делать.

- А нам-то - что делать?! - недоумевал Сэм; в этот момент сообразительность что-то его подвела.

- Куда полетят эти шары, там - выход! - воскликнул я, и мы тотчас начали отпирать ячейки и клетки, и выпускать мечты на волю, несмотря на Колькины вопли. Он, как ни старался, не мог нам помешать.

Нас уже едва не сдувало с приставной лестницы разноцветным воздушным вихрем, вызванным мечущимися вокруг сферами. Несколько раз они даже сами врезались в нас, случайно сталкиваясь между собой.

- Так и пришибут ни за что! - весело орал Сэм, потирая ушибленное место.
- Теперь понятно, что чувствуют кегли в боулинге! - также весело отвечал я.

Только Колька молчал. Он сидел на полу, сердито скрестив на груди руки, и делал вид, что не имеет никакого отношения к происходящему.

Все дверцы были распахнуты, все клетки пусты, а радужный вихрь, поднятый получившими свободу мечтами, не ослабевал. Сферы вертелись причудливой каруселью от пола до потолка; но, похоже, их не становилось меньше.

- Тебе не кажется, что они никак не найдут выход? - обеспокоенно прошептал Сэм, наблюдая за бешеной пляской, устроенной мечтами.

- Пожалуй, ты прав, - прошептал я в ответ. - Надо открыть дверь!

Уворачиваться от драконов нам не пришлось. Они сжались, испуганно моргая глазками: сферы их бомбардировали, как разъярённые пушечные ядра. Мечты словно мстили своим мерзким стражам за годы заточения…

Едва нам удалось открыть двери, как нас буквально вынесло в Тронный зал и мы пролетели лестницей, не задержавшись ни на одной из ступеней.

- Помогите! - запищал кто-то за нашими спинами.

Это был Колька. Один из драконов ухватил его за шиворот.

- Ах ты, змеюка клонированная! - Сэм с чувством врезал деревянному дракону по башке кулаком, и тот выпустил «добычу».

- Почему «клонированная»? - спросил я у друга, когда мы, сидя на полу Тронного зала, наблюдали за движением сфер.

- Да так, - ответил Сэм. - К слову пришлось… Смотри-ка, а они выбрали единое направление!

- Действительно, - теперь и я заметил, что сферы, зависая в воздухе, выстраиваются в гигантский мерцающий клин, словно нацеливаясь на что-то. - Может, они нам намекают, где находится выход? Бежим вперёд!

- Не оставляйте меня-а… - послышалось за нашими спинами; Колька размазывал по лицу слёзы. - Ребята, не оставляйте меня здесь, мне страшно…

- Похоже, наш пациент начинает выздоравливать, а? - улыбнулся Сэм.

И мы поспешили вперёд уже втроём, вдоль воздушного клина, образованного пульсирующими разноцветными сферами. Его острие упиралось в ту самую стену, на которой красовались странные надписи.

- Так всё-таки выход здесь! - торжествующе воскликнул я.
- Выходит, что так, - согласился Сэм. - Но где же дверь?!
- Я думаю, что надо внимательно прочитать надпись, - вдруг подал голос Колька.

- Ну-ка, ну-ка? - удивлённо воскликнул Сэм. - Какая свежая мысль! А то мы не читали! Ты что, не помнишь?!

- Не помню, - растерянно ответил Колька. - Честно, не помню…
- Так, мы его теряем, - я подошёл к Кольке вплотную. - Тебе чего, плохо, что ли?

- Не-а, - Колька вдруг радостно улыбнулся. - Мне хорошо, как никогда! У меня будто с груди мешок с цементом сняли. Ты скажи Сеньке, чтоб не смеялся; я правда не всё помню. Вот тебя, например, я вообще не помню. Ты кто такой? Ты явно не наш. Не деревенский. Приезжий? Дачник, что ли? А зачем мы в этот подвал забрались? Я тут случайно того, головой не ушибся? А то она немного кружится…

- Ушибся! И ещё как! - воскликнул Сэм. - Только об этом потом. Как говорит моя бабушка, голова - не эта… В общем, завяжи, да лежи! Что ты там про надпись говорил? Что можешь прочесть?

- А чего тут сложного? - удивился Колька, подходя вплотную к стене. - Сказано же: крепостью соузных дланей и земная зернь сокрушаема! Всё просто.

- Да уж! Проще простого! - с иронией заметил Сэм. - Мы тоже буквы в слова складывать умеем! Только что это значит?

- Да, а смысл-то в чём? - спросил я. - Ты объяснить можешь?

- А подходите ко мне поближе, - вместо ответа предложил Колька. - Вытягивайте вперёд руки. Вот так. Кладите ладони на стену. Надо надавить на «земную зернь». То есть, на гранит. Вот сюда, прямо на надпись. Как говорится, лёгким движением руки… Точнее, нескольких рук…Так… Я сверху ваших ладоней кладу свою. А теперь давайте надавим на стену на счёт «три». Готовы? Внимание! Раз, два, ТРИ!

И мы дружно надавили на стену. И она вдруг со стоном дрогнула, легко подалась под нашим нажатием вперёд, будто была сложена не из гранитных плит, а из картонных коробок. Но она была каменной, эта стена. Ибо рухнула куда-то вниз с таким страшным грохотом, как, наверное, рушатся скалы в горах. Солнечный свет, пробивая пыль, ударил сквозь образовавшийся пролом, и в него дружным цветным потоком - и, как мне показалось, даже с радостным хохотом - хлынули освобождённые мечты. Мы не удержались на ногах, и покатились по полу в разные стороны…

Глава 14. Заросли терновника

- И как ты догадался, что на стенку надо просто надавить? - восхищённо бросил Сэм Кольке, когда, мы, наконец, начали выбираться через пролом наружу.

- Да легко! Там же было написано, - объяснял Колька, когда мы лезли через кучу камней, оставшуюся от рухнувшей стены; пока мы видели только небо. Вот на него и ползли вперёд. - Что такое «соузные длани»? Это значит, ладони людей, чем-то между собой связанных. То есть, соузников. Что нас связывало? Мы с вами были узниками замка.

А стали - союзниками. Это раз. А ещё речь о чём? О дружбе. О друзьях. Это два. Слышите? В слове «друзья» тоже есть этот самый «уз», то есть, союз! А мы же с вами друзья?

- Мы же друзья? - повторил Колька, пристально посмотрев на нас.
- Конечно, друзья, - Сэм протянул Кольке руку.
- И мы принимаем тебя в наш союз капитанов, - добавил я, тоже пожав Колькину руку.

О, счастье! Над нами светило солнце. Это было так здорово…

- Как вы думаете, мы их навсегда освободили? - глядя в небо, спросил Сэм.
- Надеюсь, - ответил я, достал из кармана и выбросил в море давно не нужный ключ.

Колька промолчал. И как-то очень светло улыбался. Он очень изменился с тех пор, как мы выпустили на волю чужие мечты. Наверное, среди них была и его мечта…

Мы стояли на краю пропасти. На узкой площадке. Позади зиял пролом, справа и слева - отвесная скала. Вниз, на большую глубину, теряясь в бушующих волнах, уходил каменный язык, образованный обломками рухнувшей стены. Это был наш путь к спасению. И он оказался не из лёгких. Зато вид открывался отсюда великолепный. Перед нами лежало огромное синее пространство, образованное безоблачным небом и океаном, и нельзя было увидеть границу перехода одного в другое. Небо и океан казались единым целым, и даже солнце принадлежало им обоим. Потому что нельзя было понять: в чём отражается солнце? В небе, или в океане?

- Что ж, ребята, - вздохнул Колька, - никуда не денешься. Нам надо пройти через этот терновник.

- Какой терновник? - переспросил Сэм.
- Где ты видишь терновник? - не понял я.

- Да, это так, образное выражение, - пояснил Колька. - Ещё древние римляне говорили: «per aspera ad astra». Что означает: «Через тернии - к звёздам». Они имели в виду, что путь к звезде - настоящей цели, заветной мечте не может быть лёгким. Обязательно надо пройти через какие-нибудь испытания. Древние римляне сравнивали их с зарослями терновника. Колючего кустарника.

- И как же нам пройти через этот терновник? - задумчиво пробормотал Сэм. - Тут не то, что в кровь расцарапаешься. Тут в лепёшку расшибёшься.

- Слушайте! - воскликнул я. - Может, колдовство Железного Ника ещё не исчезло? Сбегаю я в Зал советов, придумаю канат покрепче и подлиннее!

- Точно! И я с тобой! - с готовностью воскликнул Сэм.

- И я! - подхватил Колька, которого мы отныне считали принадлежащим к нашему союзу капитанов.

Закрепив один конец каната на шее ближайшего к пролому перевёрнутого гиганта, мы покатили канатную бухту к пролому. Да-да, нам понадобилось придумать огромную канатную бухту. Не меньше, чем на сотню метров! Из них больше половины нам предстояло преодолеть, спустившись по канату вниз. И вот мы скинули пеньковое «колесо» вниз, наблюдая, как оно разматывается…

- Смотри-ка, - заметил я, - не исчезает! А ведь мой ножик исчез ещё в тоннеле, когда я первый раз бежал из Каркалла.

- Тут, наверное дело в том, - предположил Колька, - что другой конец каната остался внутри, в замке. Вот поэтому он и не может исчезнуть.

- Или потому, что Железный Ник не распорядился о его исчезновении, - я обеспокоено подёргал канат; он был вполне реален и вроде бы не думал превращаться в дым.

- Так, я первый, - решительно заявил Сэм, ухватываясь за канат. - Надоело мне тут, хуже горькой редьки! Так что лично я - в заросли терновника! Ну, была - не была…

И Сэм полез вниз.

Мы смотрели на него со страхом и надеждой. Вот он спускается, обхватив канат ногами и ловко перебирая руками. Вот остановился. Зачем-то трёт о камни ладони. Вот снова спускается. Вот камень вылетел из-под его ноги, полетел, кувыркаясь. Сэм проводил его пристальным взглядом. Вот камень с шумом упал в воду. О, да там глубоко! Вот Сэм снова продолжил спуск… Наконец, он достиг цели. Вот он стоит, там, внизу, маленький человечек. Держится за конец каната, ставшего тоньше спички, и радостно кричит нам:

- Ребята! Давайте сюда! Это не так уж сложно! Только ладони пылью натрите, чтоб не скользили… Ну, кто следующий? Я придержу канат…

О! Легко сказать, кто следующий! Я терпеть не могу высоты. Лучше ползти по какому-нибудь глубокому подземелью, вплавь преодолевать бездонный океан, но только не оказаться на верхотуре! Я хорошо помнил, как неудачно пытался залезть по канату на «Корсар». И хотя тут надо было спускаться, а не подниматься, всё равно! Надо было преодолевать высоту. И не важно, что с каждым движением она не увеличивалась, а уменьшалась. И пока я так думал, Колька уже начал спуск. Вот тебе раз! Подумал я. И что, я буду сидеть вот тут, на скале, а мои друзья - внизу, в ожидании, когда я преодолею свой страх?! Когда я, наконец, соизволю окрепнуть духом?! Ну уж нет, сказал я сам себе, и едва Колька коснулся ногами каменной осыпи, тоже полез вниз. Нет, я не скажу, что мне не было страшно. Мне было ужасно страшно. К тому же, я поначалу забыл совет Сэма натереть ладони пылью. Они у меня то горели от трения, то потели от ужаса, и я едва не сорвался, когда неожиданно слишком резво скользнул по канату. Но потом я приноровился. И последние метры преодолевал, как опытный альпинист. Шучу, конечно.

- Знать бы, где мы находимся, - вздохнул Сэм, когда мы присели на камни, чтобы собраться с мыслями и немного отдохнуть.

- Очевидно, что это… это… - я ещё не отошёл от спуска; сердце моё стучало, как пулемёт. - Это та сторона замка, что выходит в бухту. Если б это была сторона, обращённая к острову, перед нами была бы такая же стена, что и позади нас.

- Ну, и куда нам идти? - спросил Сэм.
- Не идти, а плыть, - ответил Колька. - Заросли терновника ещё не кончились.

- Что ж, плыть, так плыть, - я поднялся навстречу волнам. - Учтите, парни: держитесь подальше от берега, чтобы вас не ударило о камни.

- Ага! Подальше! - хмуро ответил Сэм. - А если кто плавает, как топор? Кому что у берега - на дно, что подальше - всё одинаково? А? Как тут быть?

- Давай, я поплыву рядом, - предложил я. - И если что, ты можешь положить мне руку на плечо. Только не хватай меня за шею. Ладно?

- И я тоже поплыву рядом, - твёрдо сказал Колька. - На меня ты тоже можешь рассчитывать.

Плыть решили влево; так как, по логике, где-то в той стороне должен был находиться песчаный пляж, на который нас с Сэмом когда-то высадили с пиратской шлюпки. Плыть было трудно. Но я думал о том, как нелегко приходится сейчас Сэму, который не так уверенно держится на воде, как я. И который ещё ни разу не ухватился за моё плечо. Он барахтался рядом, но плыл. О Кольке можно было не волноваться: он оказался хорошим пловцом.

Наши расчёты оказались верны. Вот он, пляж! В изнеможении, как сонные крабы, мы выползли на мокрый песок. Сэм при этом постарался уползти как можно подальше от воды. Мы лежали молча и смотрели на синее-синее небо. Волны набегали на берег, и нежно лизали нам пятки, словно верные собаки. Какая-то птица пролетела в вышине. Чайка! Одинокий крик отозвался эхом. Ага, а вот и вторая! Ну, раз нас трое, пусть и их будет три, загадал я. Если сейчас появится третья чайка, значит, мы благополучно вернёмся домой. Так мы лежали, не говоря ни слова. И я ждал. И дождался.

- Вот она! Ура!! Вот она!!! - заорал я от радости, увидев в небе третью чайку.

А ребята подумали, что я спятил. 

Продолжение следует...

Дмитрий Седов
Москва (Россия)

Дополнительные материалы:

Ведьмин колодец
Часть I. Гороховские сказки 
Часть II. Пленник волшебного замка 
Часть III. «Союз капитанов»  
Часть IV. «Туманный фарватер» 
Часть V.  «Горечь победы»
Главы 1 и 2
Главы 3 и 4
Главы 5 и 6
Главы 7 и 8
Главы 9 и 10
Главы 11 и 12

Волшебный гранат

 



Комментарии


 Оставить комментарий 
Заголовок:
Ваше имя:
E-Mail (не публикуется):
Уведомлять меня о новых комментариях на этой странице
Ваша оценка этой статьи:
Ваш комментарий: *Максимально 300 символов.