title="Главная">Главная / Inicio >> Рафаэль каждый день / Raphael cada día >> Воскресные чтения с Дмитрием Ластовым

Raphael cada día

26.07.2020

Воскресные чтения с Дмитрием Ластовым


Это я
(Я к вам пришла)
Драма в 18 частях
Часть XVIII

День. Вася лежит на диване. Рядом с ним Света. Она пытается его растолкать.

Света: Ты что, Вась, ты обиделся? За вчерашнее? У меня такое бывает. Ну что ты, это же пустяки.

Вася: Уйди.

Света: Ну что ты. Тебя эта старуха вывела, да? А ты не бойся. Мы на неё найдём управу.

Вася: Уйди.

Света:  А ты к нам с бабушкой иди жить. Будет весело. У нас и комната есть свободная. А денег с тебя брать не будем. Ты чего молчишь?

Вася пытается отпихнуть Свету.

Света: Ты чего пихаешься? Ну хватит дуться. Я же пошутила вчера. И не собиралась я прыгать. Я же не дура. Зачем мне руку отпускать. Я жить хочу. Это шутка была. А ты поверил….

Вася поворачивается.

Вася: Пошутила!?

Света: Да, пошутила, а что?

Вася: А я не шутил.

Света: Ну ты чего?

Вася: Я думал, ты настоящая, а ты такая же.

Света: Какая такая? 

Вася: Фальшивая.

Света: Я – фальшивая!?

Вася: Да.

Света: Дурак.

Вася: Ты – играешь. А для меня… для меня… не игры это.

Света: Что ты завелся?

Вася вскакивает.

Вася: И ты не разжала бы руки!?

Света: Да нет.

Вася: Не разжала бы, не прыгнула бы?

Света: Нет, ты куда?

Вася вбегает на балкон и хочет перелезть.

Света: Васька, ты что? Ты же упадёшь!

Вася: Уйди.

Света: Стой!

Света бросается за ним и пытается удержать. Вася отбивается от неё.

Света: Это не шутки, ну что ты.

Вася: А я и не шучу, слышишь!

Света: Иди сюда.

Вася: Отойди.

Света: Ну же, давай руку. Упадёшь же.

Вася: Ну и что. Отойди.

Света: Васька!

Вася: И что!?

Света: Иди сюда.

Вася: Ты думала, я не смогу, что я слабый, что я трус, что я только глупости могу…

Света:  Да не думала я.

Вася: Что я не залезу.

Света: Вася, иди сюда. Дай руку.

Вася: И никто меня не удержит. Я сам знаю, что делать, слышишь! 

Света: Вася.

Вася: Сейчас разожму руку - и всё! Ты слышишь?

Света: Ты с ума сошёл!

Вася: А если и сошёл, то что?

Света: Не делай глупостей!

Вася: Это ты мне говоришь?

Света: Тебе. Дай руку.

Вася: Отойди, слышишь!

Света: Дай руку.

Вася: Отойди, а то я отпущу руку, упаду.

Света: Дай руку!

Вася: Слышишь!

Света отходит чуть дальше.

Вася: А теперь скажи, зачем мне жить?

Света: Ты шутишь!

Вася: Нет. Я считаю до трёх и отпущу руку. И всё, слышишь!

Света: Дурак!

Вася: Раз!

Света: Ты не посмеешь!

Вася: Посмею! Я не шучу!

Света: Не надо.

Вася: Два!

Света: Не делай этого. Зачем?

Вася: Я не хочу быть таким, какой я есть, слышишь! Я не хочу жить в этой стране! Я не хочу подчиняться! Я устал от этого! Я не могу… Зачем? Для чего? Ты понимаешь, зачем я учился, зачем ехал сюда? Зачем всё? Чтобы вот так!

Света: Да… Да… 

Вася: Ничего ты не понимаешь. Ты только играешь.

Света смотрит в сторону, а потом говорит быстро.

Света: Когда поздно ночью раздался звонок, мы остались с бабушкой на даче, я заболела. Бабушка осталась, а мама, папа, Олежик и Полька поехали в Москву, слышишь. Бабушка выронила телефон. Я на неё смотрела, и мне было страшно, понимаешь? Они все погибли. Сенатор Артамонов со свитой ехал в аэропорт, охрана выехала на встречку, а папа не смог уклониться. Он врезался в фуру. Они все насмерть. А Полечка ещё жила два дня. Мы с бабушкой поехали в Москву. Полечка, малютка, сестрёнка, она ничего не понимала. А врач меня отозвал тогда в сторону, меня, пятнадцатилетнюю девчонку, и сказал: ты взрослая, ты должна знать, она не выдержит, её скоро не станет. А бабушке он не стал говорить. Он побоялся, что и она не выдержит. И Полечки не стало. А потом мы их всех хоронили. На бабушку нельзя было и смотреть. Мы ходили из морга в агентство, на кладбище, в собес… А потом моего папку обвинили в том, что это он во всём виноват, слышишь! Бабушка писала, ходила, хотела добиться правды. А виновником аварии сделали папку. А он аккуратно водил, слышишь… И их не стало, Полечки, Олежки, мамы и папы… А сенатор не позвонил и не пришёл! А судья нас и не слушала. Ей было всё ясно. Никому мы не были нужны. Они были правы… А мы… И остались мы одни с бабушкой, я и она. А как я её брошу? Она без меня не выживет, понимаешь! Ты что?

Вася: Я боюсь.

Света: Подожди. Дай руку, ногу. Перелезай. Аккуратно.

Света и Вася стоят на балконе, облокотившись о стенку. Васе явно плохо, он не может смотреть вниз.

Вася: Я же трус!?

Света: Нет.

Вася: А сколько им было?

Света: Кому?

Вася: Полечке и Олежику.

Света: Полечке и трёх годиков не было, а Олежику шесть исполнилось.

Вася: А этот сенатор?

Света: А что он?

Вася: Он как-то помог?

Света: Он прислал адвоката.

Вася: И что?

Света: Адвокат сказал бабушке, что если она будет рыпаться, то меня у неё отнимут.

Молчание. 

Вася: Прости.

Света: Ничего. Когда я была маленькой, то мне казалось, что всё всегда будет хорошо. Что всегда будет мама, что всегда будет папа, что я буду расти, что я буду учиться, что я буду играть в театре, что на мои спектакли будут приходить бабушка, мама, папа, сестрёнка, братик, что они будут радоваться за меня, что они будут любить меня. Всегда! А сейчас, когда я стою на сцене и играю в спектакле, а прожектор светит мне в лицо, и я не вижу зал и только на мгновения я вижу лица зрителей, мне иногда чудится, что они сидят там, все в рядок, мама, папа…

Света плачет.

Вася: Прости меня, Света.

Света: А их там нет. Их уже никогда не будет. И как будто и не было. А когда я вижу, что эти гады ходят, что они живут, что они процветают…

Вася: Я больше ничего не буду про них писать, про этих…

Света: Я так хотела, чтобы они все были живы… мама, папа, братик, сестрёнка…

Вася: Прости.

Света: Как же всё несправедливо! Почему? Когда это случилось, я стала другой… А зачем? Что меня остановит? Их правила, их законы. Они отняли у меня всё. Я их ненавижу! Они разрушили моё детство, они отняли у меня всё то, что я любила…

Вася: Да…

Света: Но я не сдамся, понял? Пусть они жируют, а я буду жить, чтобы бороться.

Вася: Ты хорошая. Ты…

Света: Слышишь, как Дон Кихот!

Вася: Что?

Света: Я видела жизнь такой, какова она есть!

Вася: Ты… ты о чём!?

Света: Молчи, вот что…

Вася: Да…

Света: Я видела жизнь такой, какова она есть, - страдания, нищета и безудержная жестокость. Я слышала глупые бредни пьяных гуляк в пивнушках и стоны нищих на улицах.

Вася вначале не понимает, что говорит Света. Света декламирует слова Дон Кихота.

Вася: Ты о чём? 

Света: Я видела, как люди погибали. Я видела, как они встречали свою смерть.

Вася: Какую смерть? Кто?

Света: Все они принимали жизнь такой, какова она есть, и все они умирали в отчаянии, бесславной и недостойной смертью. В их глазах было смятение, и они задавали лишь один вопрос: «Почему?». Нет! Они не спрашивали, почему они умирают! Они спрашивали, почему им так плохо жилось! Кто ответит!? Что такое безумие, когда весь мир похож на сумасшедший дом, где люди страдают от одиночества, хотя проще всего было бы помочь друг другу! Предаваться мечтам – да, это, вероятно, безумие! Но мечта – это надежда разума! Безумие отказаться от неё! Искать сокровище там, где есть только мусор, - безумие. Но выбросить жемчужину только потому, что она из навозной кучи, – тоже безумие! А самое худшее безумие – видеть жизнь такой, какова она есть, не замечая того, какой она должна быть!

Вася: Это что? Ты о чём?

Света: Так… Монолог.

Вася: Чей?

Света: Дон Кихота.

Вася: Ясно.

Света: Дай руку.

Вася даёт руку Свете.

Света: Если бы ты прыгнул, я бы прыгнула за тобой.

Вася: Ты!?

Света: Да.

Вася: Зачем.

Света: Ты мне нравишься, понимаешь!

Вася: Я!?

Света: Полезли ко мне наверх.

Вася: Зачем?

Света: Я тебя познакомлю с бабушкой.

Вася: Я боюсь.

Света: Стой.

Вася: Что?

Света: На. 

Света протягивает Васе купюру.

Света: Нашла внизу. Забыла отдать. Держи.

Вася: Мои!?

Света: А чьи? Дай мне руку.

Вася: Я не смогу.

Света: Сможешь!

Вася: Нет.

Света: Надо только не смотреть вниз.

Вася: Мне страшно.

Света: Не смотри вниз. Дай руку. Люди смотрят вниз. А надо смотреть вверх! Всегда только вверх, Туда!

Вася: Куда?

Света: На солнце. Давай руку. Держись.

Света начинает громко кричать слова из песни. Они поднимаются наверх по лестнице.

Света: Солнечный круг, небо вокруг.

Вася: Небо?

Света: Это рисунок мальчишки! Нарисовал он на листке и подписал в уголке.

Вася: Мальчишка?

Света: Пусть всегда будет солнце! Пусть всегда будет мама! Пусть всегда будет небо! Пусть всегда буду я! Слышишь!

Вася: Пусть всегда будет солнце!

Света: Пусть всегда будет мама!

Вася: Пусть всегда будет небо!

Света: Пусть всегда буду я!

Вася: Это песня! Я её помню.

Света: Да, она. Слышишь! Люди пугаются взрывов! Людям так хочется мира! Против беды! Против войны! Солнце навек! Счастье навек! Не смотри вниз! Держись! Это не страшно!

Вася: Хорошо. Я держусь.

Света: Губы упрямо твердят! Солнце навек! Счастье навек! Так повелел человек!

Вася: Пусть всегда будет солнце!

Света: Пусть всегда будет мама!

Вася: Пусть всегда будет небо!

Света: Пусть всегда буду я!

Звучит инструментальная версия песни «Пусть всегда будет солнце». Вася и Света под музыку исчезают, поднимаясь по лестнице. Музыка затихает, свет гаснет.

После паузы сцена ярко освещается – так, как в солнечный день. Звучит песня «Пусть всегда будет солнце» в исполнении детского хора. Из-за кулис выходят артисты на поклоны.

Ноябрь 2018 – март 2020
Москва

В тексте пьесы использованы:

Песня группы PRINCESS ANGINE «А принцессе можно всё»;

«Пусть всегда будет солнце» - песня на музыку Аркадия Островского на стихи Льва Ошанина;

Отрывок монолога Дон Кихота из спектакля-мюзикла «Человек из Ламанчи»;
Николай Некрасов – эпиграмма на роман Льва Толстого «Анна Каренина»;
Юнна Мориц - «А больше всего мне нравится»;
Владимир Высоцкий - «Я спокоен – Он мне всё поведал».

 

ПОСЛЕСЛОВИЕ

Равнодушие... А что это такое? Оно же повсеместно. Судья халатно и с безразличием отнесётся к материалам дела и поставит невиновного в безвыходное положение. Это равнодушие. Чиновник ухмыльнётся и напишет в ответ на жалобу или обращение привычную отписку. И это равнодушие. Врач в поликлинике с раздражением и злобой посмотрит на очередного пациента. И это равнодушие. Учитель скажет, что он что-то там не обязан, потому что ему за это не платят. И это равнодушие. Руководство страны, депутаты парламента в очередной раз будут говорить прописные истины и ничего не делать – и это равнодушие. 

Если человек совершил убийство, его накажут и посадят. А что делать с должностными лицами, считающимися «честными» и «уважаемыми» людьми, если, по их вине, прямой или косвенной, гибнут тысячи и сотни тысяч людей? Им же ничего не грозит, поскольку заботливо приняты законы, защищающие их от любой ответственности. Видимо, проще бояться, не замечать подобных вещей и жить так, как живём, считая по-настоящему честных людей блаженными. Проще терпеть постоянные унижения и подачки и с укоризной смотреть на тех, кто отваживается говорить правду, по принципу, зачем её говорить, если она всем известна. Но если эта правда ни от кого не секрет, то почему большинство молчит? Что же будет рано или поздно с таким обществом? В кого мы превратимся?

Многие скажут, что главная героиня этой пьесы - сумасшедшая, бесшабашная и распущенная особа. Но навешивать ярлыки не слишком сложно! У нас это хорошо получается... Но что ей, в действительности, остаётся, когда по вине одной "шишки", которая оказалась "неприкосновенным" лицом, практически вся её семья погибла? У моей героини единственное право: быть такой, каким является этот вывернутый наизнанку мир, быть шутом в этой непробиваемой системе бесправия и духовной нищеты, потому что сумасшедшим дозволено намного больше, чем остальным. Они могут назвать все и всех своими именами: убийц – убийцами, воров – ворами, а подлецов - подлецами!

Благодаря таким людям мир ещё продолжает существовать, не превратившись в отвратительное чадящее болото трусости, несправедливости, бесправия. Пока есть кто-то, кто говорит правду, есть надежда, что и другие, в конце концов, задумаются. Есть надежда на то, что люди начнут относиться друг к другу внимательнее. Но сначала надо найти ответ на вопрос, почему существует неправда и несправедливость, почему в моей стране в XIX веке есть сверхбогатые и есть нищие и почему недра, леса и национальные богатства принадлежат малой кучке персон, считающих себя избранными и потребляющих то, что является народным достоянием, исключительно в личных интересах. У меня есть огромное желание, чтобы моя страна стала землей свободных людей, а не бесправных рабов, трясущихся от любого окрика.

В пьесе есть отсылки к спектаклю «Человек из Ламанчи», где с 2005-го года блистательно играл Владимир Михайлович Зельдин, призывая всех к добру и любви. И мне хочется посвятить эту пьесу ему. А также поддержать и посвятить эту пьесу всем униженным, поруганным, безвинно наказанным людям, жертвам преступлений власть предержащих. Я упрямо верю в то, что зло обязательно будет наказано, а мои герои будут жить честно и бороться за справедливость, так что правда в итоге окажется на стороне порядочных людей.

Дмитрий Ластов
Москва (Россия)

Дополнительные материалы: 

Это я
(Я к вам пришла)
Части I и II
Части III
Части  IV и V
Части VI и VII
Часть VIII
Часть IX
Часть X и XI
Часть XII
Часть XIII
Часть XIV
Часть XV
Часть XVI
Часть XVII

 
 
 
 
 
 



Комментарии



 Оставить комментарий 
Заголовок:
Ваше имя:
E-Mail (не публикуется):
Уведомлять меня о новых комментариях на этой странице
Ваша оценка этой статьи:
Ваш комментарий: *Максимально 600 символов.