title="Главная">Главная / Inicio >> Рафаэль каждый день / Raphael cada día >> Субботний вечер с Дмитрием Седовым

Raphael cada día

24.10.2020

Субботний вечер с Дмитрием Седовым


Королевские тайны
(пьеса-сказка в двух частях
для детей всех возрастов, включая пенсионный)
Часть I. Действие первое

К искреннему удивлению автора, где именно происходит действие пьесы, точно установить не удалось.

Известно лишь, что это одно из тех сказочных мест, куда слишком занятые родители иногда отправляют своих детей, чтобы те без них провели каникулы, встретили Рождество, Новый год или другие праздники. Встретили весело и дружно, в хорошей компании. Во всяком случае, так полагают их папы и мамы.

Но не сами дети. Впрочем, в этой сказке, кроме страданий и грусти, есть настоящая дружба. Без которой не обойтись ни в печали, ни в радости. А уж тем более, в Волшебном королевстве. 

Действующие лица:
 
Конрад – мальчик 8 лет.
Розалинда – старшая сестра Конрада, 10 лет.
Гюнтер – друг Конрада, 10 лет.
Амалия – младшая сестра Гюнтера, 8 лет.

Сказочник – симпатичный молодой человек.
Человек в белом плаще, он же Лжесказочник, он же Ложь
не менее симпатичный с виду молодой человек –
ну просто вылитый Сказочник; на самом деле –
всем бесам бес; крупный экземпляр.
Лесть – мелкий, но весьма ловкий бес.
Зависть – бес, каких много; середнячок.
Пожилая дама, она же Странствующая королева – возраст известен, но до поры тщательно скрыт гримом и косметикой.
Рыцарь, он же Принц – юноша в расцвете сил.
Король – отец Принца; старик в инвалидной коляске.
Офицер, он же Кот – возраст известен, но не имеет значения.
Тюремщик, он же Гном – весьма крупный мужчина; высокий рост имеет большее значение, чем возраст.
Трактирщик – возраст не имеет значения.
Первый и Второй часовые рыцари  – высокие крепкие парни одного роста и комплекции, умеющие хорошо петь, фехтовать и декламировать стихи.
А также: музыканты, посетители трактира, шут, слуги, солдаты, стражники, горожане, теневые фигуры. 

Часть I

Действие первое

Чердак старинного замка. Мебель закрыта чехлами. Лунный свет пробивается через узкие окна. Между ними стоят большие напольные часы в виде крепостной башни, по бокам которой застыли два пеших рыцаря, вооружённые мечами. Под циферблатом – дверца в человеческий рост. Перед зрителями появляется улыбчивый Человек в белом плаще (а также в белой шляпе, со шпагой; в руках – корзинка).

Человек в белом плаще: Здравствуйте! Как я рад вас всех видеть! И вас, милые дети, и вас, уважаемые взрослые. Вы любите сказоньки? Да? Тогда, вы, конечно же, узнали меня? Да, это я! Тот самый, добрый-предобрый сказочник. Тут ходит один обманщик, мой давний завистник. Он тоже называет себя знаменитым сказочником. Самым удачливым и гениальным. Хвастун! Вы ему не верьте. Это я написал все ваши любимые сказоньки. Все-все! Вот этой самой рукой. Или этой? Ну, да это не важно. Особенно мне удалась сказонька про… А, что? Автограф? Конечно! Но чуть позже, мои дорогие! А чтобы вы окончательно поверили мне, я принёс вам подарки: пирожные, фрукты и конфеты! Угощайтесь: они очень, очень вкусные…

Появляется Сказочник (он тоже во всём белом, и со шпагой). Они с Человеком в белом плаще – словно братья. Но чувствуется, что абсолютно разные…

Сказочник: Стойте! Не берите! Это опасно! Этот человек – обманщик! Смотрите…(берёт содержимое из корзинки Человека в белом плаще: фрукты лопаются со свистом, из пирожных идёт разноцветный дым, а конфеты взрываются хлопушками) Вот, видите!

Человек в белом плаще: Подумаешь: невинная шутка, ничего более! Розыгрыш… Не порти реквизит!

Сказочник: Это вовсе не шутки! Это же отрава! Как и все твои сказоньки, Лжесказочник. Вот твоё настоящее имя! И ты его не прикроешь своим фальшивым плащом. Как и своё настоящее, лживое лицо.

Лжесказочник: Какая гнусная, какая комариная ложь! Ты мне завидуешь! Ведь я написал столько знаменитых сказочек! Вот видите, господа? Я вас предупреждал! Это страшный человек! Сначала он льстил мне, подлизывался, а когда я не захотел с ним дружить, стал клеветать на меня! И ещё сделал эти дурацкие часы: с железными болванами и с этим… как его… волшебным колоколом! (кривляется) Затем, видите ли, чтобы пробуждать в людях совесть! Ха-ха-ха! И ещё называешь себя сказочником, горе-механик! Одна боль в ушах от твоего дурацкого ящика.

Сказочник: Ящик! Это волшебные часы. Для путешествия в мир сказок. И они не для таких, как ты. Потому что у тебя – умышленная душевная глухота. Ты не слышишь голоса совести.

Лжесказочник: Не слушайте его! Я – добрый-предобрый сказочник! А ну, уходи подобру-поздорову, самозванец, пока я не распотрошил тебя, как старую подушку.

Сказочник: Ты злишься, потому что прекрасно знаешь: ты не прав! И угощение твоё – яд, смертельный для души! Пирожные из злобы – с плесенью обид и проклятий, яблоки и груши – с гнилью ссор и раздоров, леденцы – с горечью равнодушия и эгоизма, шоколад – с грязью доносов и клеветы!

Лжесказочник: Врёшь! За меня говорят мои сказоньки! (достаёт из корзинки книжки) Вот: про трёх злодеев, подручных главного злодея, которые придушили его и тем самым сотворили величайшее добро в мире! Или эта: о бедных банкирах, которые на последние – ну, почти на последние деньги – купили для детишек из сиротского приюта целый торт! Даже кусочка себе не оставили, крем пальцем не смазали! Или, вот – самая любимая сказонька – про доброго палача, который пытал и плакал, рубил головы и рыдал!

Сказочник: Не смеши нормальных людей, отравитель! Я всегда буду выводить тебя на чистую воду в своих сказках!

Лжесказочник торопливо выворачивает шляпу и плащ на чёрную изнанку, при этом приговаривая:

Лжесказочник: Верно! Но только в ТВОИХ сказках, вечный неудачник! Душа! Совесть! Дружба! Любовь! Пустые слова, в которые давно никто не верит! Выгода и расчёт: вот что движет этим миром! И сказочным миром тоже! Расчёт и выгода! Сделал – получи своё. Не сделал – тем более получи!

Сказочник: Вот ты и показал своё истинное лицо.

Лжесказочник: Тебе конец! В МОЕЙ сказоньке ты запоёшь и запляшешь так, как Я захочу! (вынимает шпагу) И первую строку этой сказоньки я напишу твоей мерзкой кровью! И больше не будет твоих сказок, будут только мои! Мои арифметически обоснованные сказоньки!

Сказочник тоже выхватывает шпагу. Видно, что он сражается гораздо лучше.

Сказочник: Сдавайся! Признай поражение и оставь детей в покое!

Лжесказочник, прижатый соперником к стене, сначала испуганно прикрывается плащом, а потом неожиданно распадается на три Фигуры в чёрном, которые тотчас с разных сторон нападают на Сказочника и ранят его. Под сводами замка эхо разносит хохот Лжесказочника.

Лжесказочник: Ха-ха-ха!.. Что, не ожидал?! Ты думал, войне конец? А это только начало, несчастный!

Сказочник: Рано торжествуешь! На моей стороне само время! Оно нас рассудит! Эй, Часовые времени! Рыцари волшебных часов! На помощь!

Часовые рыцари сходят со своих мест и начинают сражаться с Фигурами в чёрном, яростно отгоняя их от раненого Сказочника.

Фигуры в черном: (на разные голоса) Спасайся, кто может!

Фигуры в чёрном трусливо скрываются за дверцей Волшебных часов.

Сказочник: (видно, что он тяжело ранен) Вот злодей, он всё-таки забрался в мои часы… Но ничего, ничего! Друзья мои, вы же не дадите ему торжествовать?

Часовые рыцари: (хором, печально) И да, и нет…

Сказочник: (эхо подхватывает его слабеющий голос) Ах, я совсем забыл, вы не подчиняетесь никому, кроме Вечности… Но в моих силах дать Волшебным часам правильный ход! Итак, слушайте меня: зло будет наказано, когда настанет время и пробьёт час! Вот начало моей новой сказки. Пусть меня с моим врагом рассудят время и дети, милые дети из мира людей… Пусть они встанут на пути зла… И пусть это случится в ночь перед Рождеством. Когда добро, и даже сами сказки так нуждаются в надёжной защите…

Часовые рыцари склоняются над раненым Сказочником. Раздаётся удар колокола.

Свет на несколько мгновений гаснет, а когда зажигается вновь, там, где лежал Сказочник, рассыпаны алые розы. Часовые рыцари стоят на своих местах возле Волшебных часов, стрелки которых показывают половину двенадцатого.

За кулисами слышны праздничная музыка, детские голоса и смех.

Часовые рыцари: (торжественно поют)

Стоят волшебные часы
На чердаке не для красы,
И вовсе даже не стоят:
Они идут и говорят
О том, что четверо ребят
Сегодня в сказку попадут…
Часы идут, часы бегут!

Часовые рыцари замолкают, и в зал вбегают двое. Сначала Господин в чёрном (в чёрной фрачной паре, чёрном плаще и чёрном цилиндре с белой цифрой «1»), потом Господин в белом (в белой фрачной паре, белом плаще и белом цилиндре с чёрной цифрой «2»). Оба нервничают, но более взволнованным выглядит Господин в чёрном.

Господин в черном: Этот негодяй всё испортит! (снимает плащ, встряхивает его, и в этот момент на спине Господина в чёрном видна белая надпись – «ЛОЖЬ») Как всегда, он опаздывает, когда каждая минута на вес золота. Я всегда говорил: Зависть – последнее дело. (видит розы: брезгливо поднимает их и роняет вновь) Какая мерзость!

Господин в белом: Вы абсолютно правы, уважаемая Ложь. (услужливо смахивает пылинки с одежды Лжи; подражая ему, тоже снимает, встряхивает и вновь надевает свой плащ – на его спине отчётливо видна чёрная надпись – «ЛЕСТЬ») Я не перестаю восхищаться истинностью ваших суждений. Но, может быть, нам лучше остаться? Мне здесь нравится! Тут так много хорошеньких, капризненьких принцев и принцесс!

Ложь: Перестаньте паясничать, уважаемая Лесть! Здешние дети не так просты и доверчивы, как вам кажется. Хорошо, если удалось приманить хоть одного. Если наши уловки не сработали, придётся всё начинать сначала.

Лесть: Ну и что ж, уважаемая Ложь! Я так люблю скрывать своё истинное лицо, втираться в доверие, клеветать, сеять ссоры… Ведь я это делаю профессионально.

Ложь: Опять вы за своё, уважаемая Лесть! Мы должны продолжить дело нашего великого хозяина, мир его праху... Мы обязаны как можно быстрее найти того, кто перепишет все мерзкие сказки, в том числе и эту. Если не успеем до полуночи, упустим волшебный час! Придётся возвращаться ни с чем! Точнее, ни с кем… (тычет пальцем в Часовых рыцарей) Эти железные болваны заявили, что снова пропустят нас в мир людей только через год! Уж таков один из законов вечности, будь он неладен. Не знаю, как вы, а я не могу ждать целый год.

Лесть: Так уж и целый год, уважаемая Ложь! Переведём стрелки часов назад, и – дин-дон, дело в шляпе! 

Ложь: Уверен: дело будет в шляпе, которая вам после этого не понадобится, уважаемая Лесть. Железные болваны наверняка отрубят вам голову за самоуправство! Проклятый Сказочник дал такой ход этим часам, что даже мы вынуждены сверять с ними свои желания!

Лесть: (с испугом прикасаясь к своей шее) Но, быть может, всё не так безнадёжно? Это ж всё-таки, э… механизм. Вдруг в нём можно что-то, э… переделать, изменить?

Ложь: (гневно) Механизм?! Это вам не какие-нибудь ходики! Это сказочные часы! Они ходят, куда хотят, зачем хотят и когда хотят! Как можно заниматься волшебством на ходу, походя?! Можно только подстраиваться под него, что нам и приходится делать. (пауза) Да где же этот негодяй?

Вбегает, задыхаясь, Господин в чёрно-белом (в чёрно-белой фрачной паре, чёрно-белом плаще и чёрно-белом цилиндре с чёрно-белой цифрой «3»; одна перчатка у него белая, а другая чёрная: то же с туфлями и носками).

Господин в черно-белом: (справляясь со сбитым дыханием) Прошу прощения, господа, задержался… Увлёкся. Работа с молодёжью так затягивает… Пришлось бежать, чтобы успеть сюда раньше мальчишки… Ух, успел! Ха-ха-ха! Я сам себе завидую: это явно не к добру… (тяжело дышит) Ух… (снимает с себя плащ и обмахивается им; при этом на спине его видна… правильно: чёрно-белая надпись «Зависть»!)

Лесть: Зависть всегда не к добру, уважаемая Зависть.

Зависть: Лесть ваша весьма неуклюжа, уважаемая Лесть!

Ложь: Господа! Смирно! (Зависть тотчас надевает свой плащ и вдвоём с Лестью они вытягиваются в струнку перед Ложью) Немедленно займёмся делом! Если я вас правильно понял, уважаемая Зависть, скоро здесь будет тот, кто нам нужен.

Зависть: Совершенно верно, уважаемая Ложь: мальчишка летит сюда, как пчела на мёд. В котором и увязнет.

Лесть: Неужели нам удалось? Какие же мы умненькие! Какие же мы ловкие! Как здорово всё подстроили…

Ложь: Тише! Все знают, как надо действовать?

Зависть: Э, нелишне всё же напомнить…

Лесть: Во избежание ошибок, так сказать…

Ложь: Повторяю то, что уже повторял неоднократно…

Вдали слышны крики: «Конрад, вернись! Конрад, подожди! Конрад, куда ты?»

Ложь: Прячьтесь за шкаф! Быстро!

Ложь, Зависть и Лесть прячутся за одним из шкафов. В зал вбегает заплаканный мальчик в карнавальном костюме принца: это Конрад.

Конрад: Они зло смеялись надо мной! В сочельник, когда все дарят друг другу подарки и хорошее настроение! Смеялись над моим ростом, над моими очками, над моим костюмом… Они дразнили меня, заставляя доставать яблоко с ёлки, зная, что я его не достану! И зачем только папа с мамой отправили нас с сестрой сюда, в этот проклятый дом, пусть даже очень похожий на старинный замок?! (передразнивая) Дети, хлопайте в ладоши: в это Рождество вас и ваших друзей ждёт незабываемая, сказочная поездка! В весёлой компании таких же как вы, ребятишек! (всхлипывает) Куда уж веселее… Почему нельзя было встретить праздник всем вместе, дома, а не здесь?! У наших родителей, видите ли, так сложились обстоятельства! У них, видите ли, дела! Они слишком заняты!

Они, видите ли, купили нам горящие путёвки! Чтоб они сгорели… Эти путёвки… Какие могут быть дела кроме собственных детей?! Особенно под Рождество?! И не нужны мне их дурацкие подарки… (при этих словах мальчика Ложь, Лесть и Зависть, спрятавшиеся за шкафом, ободрительно пожимают друг другу руки) Раз всем на меня наплевать, я останусь тут. Навсегда. И никогда к ним не вернусь. Даже сегодня, к праздничному ужину. Пусть веселятся без меня! А я буду сидеть тут, на пыльном чердаке. Одинокий… Всеми забытый… Пока не умру… (всхлипывает) Или не захочу есть… А всё-таки интересно, что же они мне подарили… Я видел, как Розалинда прятала под ёлку какую-то коробочку… Неужели новый телефон? Розалинда! Если она не смеётся надо мной, то поучает… (передразнивая) Я старше тебя на целых два года, и я лучше знаю, что делать! (топает ножкой) Старуха! Это всё из-за неё! (эта реплика мальчика приводит Ложь, Зависть и Лесть в восхищение) Мама не заставляет меня надевать колючий свитер, а она – заставляет! Папа не заставляет меня съедать всё до последней ложки, а она – заставляет! Даже, если это – запеканка или молочный суп! Зануда… И ещё Гюнтер! Тоже мне, друг называется: каждый раз поддакивает Розалинде, как попугай… (передразнивая) Конрад, дружище, ты должен слушаться Розалинду, ведь она твоя старшая сестра! Бери пример с Амалии: она меня всегда слушается! (всхлипывает) О, Амалия, Амалия! Как она могла так сказать – «мой малыш»! О, как я несчастен! Ну почему я должен ждать, пока вырасту… (снимает с себя бутафорскую корону, топчет её и орёт благим матом) Это всё из-за ни-и-их!!!

Ложь, Лесть и Зависть теперь в полном восторге. Часы бьют четверть двенадцатого: бом-бом! С последним ударом Ложь, Лесть и Зависть вылезают из-за шкафа, мягко подкрадываются к Конраду.

Ложь: (чересчур торжественно) Здравствуй, о мудрый Конрад!

Лесть: (сладко-приторно) Здравствуй, о добрый Конрад!

Зависть: (с завистью) Здравствуй, о юный Конрад!

Конрад: (вытирая слёзы, с интересом разглядывает незнакомцев) Здравствуйте, здравствуйте! Но откуда вы меня знаете? Мы разве знакомы?

Ложь, Лесть и Зависть начинают кружить вокруг Конрада.

Ложь: Конечно, и давно!

Лесть: Как ты мог забыть?

Зависть: У молодых такая короткая память!

Ложь: А зовут нас… Нет, нет! Наши имена так длинны и труднопроизносимы, что лучше, дорогой Конрад, называй нас попроще. Вот я, скажу честно (щёлкает каблуками и прикладывает руку к цилиндру) – твой Первый лучший друг. Вот этот уважаемый человек (указывает на Лесть, который делает перед Конрадом изысканный реверанс) – твой Второй лучший друг. А этот безупречный во всех отношениях господин (указывает на Зависть, который также прикладывает руку к цилиндру в знак приветствия) – твой Третий лучший друг. Мы трое – твои самые лучшие друзья. И разреши нам отныне называть тебя «наш самый лучший молодой друг»!

Лесть: (делая перед Конрадом серию реверансов) Нет, нет! Какой же он молодой, когда ему скоро стукнет целых девять лет?! Нет, мы будем называть его только «наш мудрый Конрад», или даже «наш великий Конрад»! И не иначе! Да-да, только так: наш великий Конрад, наш красавец Конрад, наш умница Конрад! Да здравствует наш великий Конрад!

Зависть и Ложь: (подхватывая)  Да здравствует наш великий Конрад!

Ложь закрывает Конраду рот, Лесть и Зависть хватают за руки, и все трое начинают с жаром говорить, не давая мальчику опомниться и вырваться.

Ложь: Но что это?! Я вижу следы страшного горя на твоём прекрасном лице! Смотрите, друзья, кто-то довёл до слёз нашего лучшего друга! Нашего великого Конрада!

Зависть: Кто, какой страшный злодей осмелился обидеть нашего великого Конрада?

Лесть: Какое бесстыдство! Ведь нанесено оскорбление всем нам! Лучшим друзьям нашего великого Конрада!

Ложь: Мы должны ответить! Немедленно! Не сойти мне с этого места!

Зависть: Да, мы ответим так, чтобы и другим повадно не было! Всем на зависть!

Лесть: Поможем нашему великому другу!

Ложь: Конечно, поможем! Ведь именно поэтому мы здесь! Откроем тебе тайну, наш дорогой друг: мы прибыли из Волшебного королевства. За тобой.

Лесть: Мы приготовили тебе сказочный подарок, великий Конрад. Сюрприз. Идём с нами, наш мудрый Конрад, и ты станешь королём. Твой трон ждёт тебя!

Зависть: Ты никогда не будешь одинок, ты никогда не будешь плакать. А если и будешь, то только от счастья!

Лесть: Да что там! Ты просто создан для того, чтобы быть королём, о наш мудрый Конрад! Ты и одет великолепно, как король! Ты почти король!

Зависть: (надевает на Конрада его сплющенную бутафорскую корону) Да почему почти: уже король! Его величеству - ура!

Ложь: Ура! Да здравствует наш великий король Конрад!

Лесть: Ура! Ваше, величество, какое счастье быть рядом с вами!

Ложь: Друзья мои, смотрите, как вырос его величество в наших глазах!

Зависть: И всё растёт и растёт! Ведите нас, вперёд, ваше величество!

Ложь: Промедление смерти подобно, наш великий друг! Вперёд!

Подхватив обескураженного Конрада под руки, Ложь, Зависть и Лесть исчезают в Волшебных часах; при этом дверца остаётся неплотно закрытой. Вбегают мальчик и две девочки в карнавальных костюмах: это Гюнтер, Розалинда и Амалия; они расстроены и встревожены.

Розалинда: Конрад, где же ты?

Гюнтер: Конрад, выходи, дружище! Куда ты спрятался?

Амалия: Розалинда, а может, его здесь нет?

Розалинда: Ну мы же видели, Амалия, что Конрад побежал вверх по лестнице, а не вниз. Он где-то здесь, я чувствую… Ой, цветы! (подбирает розы) Откуда они здесь? Алые, как кровь…

Гюнтер: Это я во всём виноват! Я хотел показать Конраду, как он вырос за этот год. И тут будто кто-то шепнул мне на ухо: «Предложи ему достать для Амалии яблоко!» Я и не подумал, что он захочет достать именно то, что на самой высокой ветке. Ну, и, конечно же, упал. И ёлку едва не опрокинул. Все почему-то захохотали. И я тоже рассмеялся. Вот балда! Конечно же, я – балда, а не Конрад…

Амалия: Нет, Гюнтер, это я во всём виновата! Я помогла ему подняться, отряхнула, поправила очки… Они так забавно висели у него на носу, что я сама не удержалась, и прыснула от смеха. А все вокруг просто тряслись от хохота. И тут не знаю, отчего – будто кто-то дёрнул меня за язык – взяла да и сказала при этом: «Вот так-то лучше, мой малыш…» И что меня заставило стать такой глупой? Вот дура…

Розалинда: Да нет же, это я во всём виновата! Ведь это я неудачно пошутила, что теперь, после того, как упал, Конрад стал похож не на принца, а на нищего. До того измят был его костюм. И корона так нелепо болталась на одном ухе… И опять все расхохотались. И я тоже. А громче всех – те странные господа во фраках и цилиндрах… И как только такая плохая шутка пришла мне в голову?

Гюнтер: (осматривая зачехлённую мебель) Да, развеселили мы Конрада до слёз. И где теперь его искать? Нет, здесь его точно нет… Апчхи! Я бы и минуты не выдержал, если б стал прятаться в такой пыли…

Розалинда: Но не на крыше же он… Ой! А вдруг, на крыше?!

Амалия: Да нет, же успокойся, Розалинда! Как бы он туда забрался? Все окна закрыты…

Гюнтер: Ого, вот так часики! И какие отличные рыцари… (пытается выдернуть меч то у одного, то у другого) Не поддаются: крепко приделано…

Розалинда: (подходит к часам) Интересно, а это что под циферблатом? Потайная дверца?

Гюнтер: Что ты там рассматриваешь, Розалинда?

Розалинда: Ничего. Просто ужас, Гюнтер, как там темно и страшно…

Амалия: (засовывает голову внутрь часов) Тише!

Гюнтер: Что такое?

Амалия: Странно, но мне кажется, что нас кто-то позвал… Оттуда… Да, это Конрад… Это он! Скорее к нему! Конрад, мы идём к тебе!

Гюнтер: Амалия, осторожней!

Розалинда: Амалия, постой!

Дети скрываются за дверцей, которую плотно прикрывают Часовые рыцари, для дополнительного эффекта скрещивающие перед ней свои мечи, тем самым давая понять, что у ушедших обратного хода нет... Волшебные часы начинают отбивать полночь.

Часовые рыцари: (декламируют механически, речитативом)

Тик-так, тик-так,
Пришла пора!
И это вовсе не игра,
Кто друг, кто враг,
Узнать сейчас,
Тик-так, тик-так,
В полночный час!
Тик-так, тик-так,
В волшебный час…

Продолжение следует...

Дмитрий Седов
Москва (Россия)

Дополнительные материалы: 

Ведьмин колодец

Волшебный гранат

 
 



Комментарии



 Оставить комментарий 
Заголовок:
Ваше имя:
E-Mail (не публикуется):
Уведомлять меня о новых комментариях на этой странице
Ваша оценка этой статьи:
Ваш комментарий: *Максимально 600 символов.