title="Главная">Главная / Inicio >> Рафаэль каждый день / Raphael cada día >> Субботний вечер с Дмитрием Седовым

Raphael cada día

07.11.2020

Субботний вечер с Дмитрием Седовым


Королевские тайны
(пьеса-сказка в двух частях для детей
всех возрастов, включая пенсионный)
Часть I. Действие второе

Трактир. В глубине – Волшебные часы, которые переходят из первого действия во второе, только теперь заканчивают отбивать полдень. В углу музыканты наигрывают тихие мелодии.

За столами сидят Пожилая дама (в гордом одиночестве) и другие посетители. Между столами снуют официанты: Гюнтер, Розалинда и Амалия. У конторки стоят Трактирщик и один из посетителей.

Посетитель: Господин трактирщик, я спешу и хочу взять еду с собой. Сколько с меня?

Трактирщик: Минуточку. (Розалинде) Девочка, собери-ка господину с собой… Так, посчитаем. Сорок-сорок, гульден сорок… То бишь, полтора золотых, не так ли? Отлично. Перец брали? Ещё сорок! Вот уже и два пятьдесят. Так, упаковочка… Бечёвочка… Итого: с вас три гульдена, молодой человек! То бишь, три золотых.

Посетитель: Ничего себе: три золотых – это за две котлеты?!

Трактирщик: И макароны! И перец! Вы чем-то недовольны? Будем пересчитывать?

Посетитель: О, нет, нет! Моё время дороже.

Посетитель с досадой расплачивается, забирает у Розалинды свёрток и быстро уходит.

Пожилая дама: Трактирщик, дорогой, можно вас на минуточку?

Трактирщик: (нехотя отрывается от записей и вальяжно подходит ближе) Да, мадам?

Пожилая дама: Уважаемый, нельзя ли подогреть утку? Похоже, что она летела с кухни через Северный полюс…

Трактирщик: Сию минуту, мадам! Эй, мальчик!

Гюнтер: Да, хозяин?

Трактирщик: Скажи мне, Гюнтер, давно ли ты служишь в моём трактире?

Гюнтер: Уже месяц, хозяин.

Трактирщик: Точнее.

Гюнтер: Тридцать дней двенадцать часов и пять минут, хозяин.

Трактирщик: Скажи мне Гюнтер, и чем же для тебя и твоих сестёр стал мой трактир?

Гюнтер: Он стал для нас родным домом, хозяин.

Трактирщик: Так почему же вы отвечаете мне чёрной неблагодарностью?

Гюнтер: (взволнованно) Простите, хозяин, я не понимаю…

Трактирщик: Помнишь ли ты, Гюнтер, как вы появились в моём трактире? Как вы дрожали от страха, холода и голода?

Гюнтер: Да, хозяин.

Трактирщик: Помнишь ли ты, Гюнтер, что я мог бы посадить вас в тюрьму за то, что вы забрались в мой дом?

Гюнтер: Да, хозяин.

Трактирщик: Помнишь ли ты, Гюнтер, что сказали вы мне, когда я великодушно предложил вам жить и работать здесь?

Гюнтер: Конечно, помню, хозяин: мы обещали добросовестно трудиться и…

Трактирщик: (вскипая, и указывая на Пожилую даму) Так почему же я вынужден выслушивать жалобы посетителей о том, что вы так тянете с заказом, что еда успевает остыть?!

Гюнтер: Но мадам сама попросила охладить утку…

Пожилая дама: Простите, любезный трактирщик! Не ругайте мальчика! Это моя рассеянность! Я действительно просила остудить эту несчастную утку. Просто забыла об этом.

Трактирщик: Гюнтер, тем не менее, я вынужден вычесть из твоего месячного жалованья и жалованья твоих сестёр по пять сантимов… Да-да! Вычесть у каждого – половину жалованья! За то, что мне пришлось потерять из-за вас своё драгоценное время.

Пожилая дама: Мальчик, подойди ко мне. Прости, но я действительно такая забывчивая! Вот тебе монета: только не обижайся на меня…

Гюнтер: (отстраняя руку Пожилой дамы) Что вы, что вы! Целых пятьдесят сантимов! Это слишком много. Не надо, мадам…

Пожилая дама: Нет, надо! Считай, что это твоя премия за терпение.

Гюнтер: (принимая монеты) Спасибо, мадам! Ваши деньги нам действительно пригодятся. Розалинде нужно купить башмаки, а для Амалии – фруктов. Ей так нужны витамины. Ведь она ещё не совсем оправилась после простуды… Никак не ожидал, что это так сложно: рассчитывать только на свои силы… Простите, я должен идти.

Пожилая дама: Конечно, конечно, мой мальчик.

В трактир с шумом входят вооружённые люди: это Офицер городской стражи с солдатами.

Офицер: Всем веселиться! (музыканты тотчас переходят на чересчур резвую музыку, а Офицер оторопело на них смотрит) Тьфу-ты, чёрт, отставить! (музыканты тотчас прекращают играть) Всем оставаться на местах! Проверка документов! Предъявить путевые и регистрационные грамоты!

Трактирщик услужливо подаёт Офицеру свой документ, а музыканты и посетители трактира (кроме детей и Пожилой дамы) начинают торопливо шарить по карманам.

Офицер: Так… Документы в порядке… Моё почтение, господин трактирщик! Так… И у вас всё в порядке… Моё почтение, господин негоциант! Так-так… Хорошо… (в сторону) Хотя чего уж тут хорошего: поживиться-то нечем! (снова обращаясь к музыкантам и посетителям) Так-так… И у вас всё в порядке! А у вас ещё лучше… (в сторону) Куда уж хуже! (очередному посетителю) Так-так… Отлично… Моё почтение, господин ювелир… (обращаясь ко всем) Да, а чьи это щенки? Тьфу ты, чёрт, отставить! Чьи это дети?

Молчание. Пожилая дама с упрёком и ожиданием смотрит на Трактирщика. Тот пытается незаметно уйти, но один из солдат преграждает ему путь.

Офицер: Я повторяю вопрос, господа: чьи это дети? (пауза) Так-так! Дети, чьи вы и где ваши документы?

Гюнтер: (загораживая девочек) Дело в том, что мы…

Пожилая дама: Это мои внуки, господин офицер.

Офицер: В самом деле? А позвольте увидеть и ваши документы, мадам!

Пожилая дама: Охотно, господин офицер! (начинает рыться в небольшом саквояже) Куда же они подевались… Ах, вот же они, мои документы! (достаёт несколько монет и подаёт Офицеру).

Офицер: (пробует монеты на зуб и прячет в карман) Ах, какие новенькие, какие чёткие, какие прекрасные документы! Просто золото, а не документы… Но в них ничего не сказано о ваших внуках, мадам.

Пожилая дама: (снова начинает рыться в саквояже) Сейчас, сейчас… (поняв, что больше в саквояже нет денег) Господин офицер, посмотрите внимательнее на мои документы: там было сказано и о моих внуках.

Офицер: Увы, мадам там ничего о них не сказано. Я вынужден арестовать их!

Пожилая дама: Тогда арестуйте меня вместе с ними.

Офицер: Охотно. Тьфу ты, чёрт, отставить! Сожалею, мадам. (солдатам) Взять!

Солдаты грубо подталкивают детей к Пожилой даме и скрещивают алебарды вокруг них в знак ареста.

Трактирщик: (заискивающе) Господин офицер, разрешите предложить вам и вашим доблестным солдатам… То есть, вам лично, господин офицер, скромный обед! Со скидкой, со скидкой, конечно… То есть, даром! А для начала позвольте пригласить вас, господин офицер, в мой погребок: сегодня такая свежая сметана…

Офицер: (многозначительно покрутив усы) Господа, извольте расплатиться и покинуть трактир! Музыканты тоже арестованы. Тьфу ты, чёрт, отставить! Музыканты тоже – брысь! Свободны. Солдаты! Охранять арестованных! Всех впускать, никого не выпускать!

Посетители расплачиваются и уходят. Следом удаляются музыканты и Трактирщик с Офицером. Солдаты встают на караул у двери.

Пожилая дама: (старается говорить тихо, чтобы не расслышали солдаты; но они стоят далеко) Простите, дети, что я назвалась вашей бабушкой…

Амалия: Вы единственная, кто заступился за нас.

Розалинда: Мы так благодарны вам за это, мадам.

Гюнтер: Мне жаль, мадам, что вам невольно пришлось стать старше. Ведь вы вовсе не выглядите бабушкой. Лучше бы вы назвались нашей тётей. Это вам больше подходит.

Пожилая дама: Спасибо, ты очень мил, мой мальчик. Скажи мне по секрету, а из какой вы сказки?

Амалия: Из сказки?!

Пожилая дама: Что-то я не узнаю вас… Из «Золушки»? Из «Принцессы на горошине»? Или из «Свинопаса»? А может, из «Спящей красавицы»? Или из «Братьев-лебедей»?

Гюнтер: Да нет же, мы…

Пожилая дама: Нет, не говорите! Сама вспомню. Так со мной бывает: вдруг что-то забуду, а потом вспомню. Главное, не забывать о том, что я – королева.

Розалинда: Вы – королева?!

Пожилая дама: Да, королева. Пусть и странствующая.

Амалия: Королева! Я ещё никогда не видела настоящей королевы!

Розалинда: И я тоже! Тем более, странствующей. А что это значит?

Странствующая королева: А вот об этом мне лучше не вспоминать. Потому что это очень грустная сказка. Наверное, наш юный король по-своему прав, когда запретил все сказки. До особого указа. И распорядился не подпускать сказочников к границе. Даже на пушечный выстрел.

Гюнтер: Запретил сказки! Ха-ха-ха! Это всё равно, что отменить рассвет или закат!

Странствующая королева: Увы, в нашем королевстве возможно и это. Ведь оно волшебное.

Гюнтер: Да, ваше величество, мы давно поняли, что оказались в непростой стране.

Розалинда: Ваше величество, неужели она действительно волшебная?

Амалия: Ваше величество, скажите нам, где мы?

Странствующая королева: Как где? В трактире!

Гюнтер: Да мы не о том, ваше величество: что это за страна?

Странствующая королева: Прошу вас, не называйте меня «ваше величество». Это пробуждает во мне такое… Я же говорю вам: это Волшебное королевство. Итак, вы иностранцы! Как же вы попали к нам?

Дети взволнованно, наперебой начинают рассказывать.

Розалинда: Мы искали моего брата: мы его нечаянно обидели.

Амалия: Это я во всём виновата: я первой залезла в эти часы.

Гюнтер: Точнее, не в эти. Но в точно такие же, только на чердаке.

Розалинда: А мы с Гюнтером залезли вслед за Амалией.

Гюнтер: Открыли дверцу, и оказались здесь.

Розалинда: И нас увидел трактирщик.

Амалия: И поймал нас!

Гюнтер: Он думал, что мы воры.

Розалинда: И пригрозил нам тюрьмой.

Амалия: А Гюнтер сказал ему, что мы заблудились…

Странствующая королева: Вот теперь поподробнее, дети, только пусть говорит кто-нибудь один.

Гюнтер: Трактирщик предложил нам жить и работать у него за десять сантимов в месяц…

Странствующая королева: Да нет же, мальчик! Расскажи мне поподробней: зачем вы залезли в эти треклятые часы? Ах, простите великодушно.

Гюнтер: Мы подумали, что Конрад…

Странствующая королева: Конрад? Как странно…

Гюнтер: Что странно?

Странствующая королева: Ничего, продолжай.

Гюнтер: В общем, мы подумали, что Конрад спрятался от нас в часах. Но никак не ожидали, что окажемся в другом доме, в другой стране! И вылезем из таких же часов! Ведь мы не сделали в темноте и трёх шагов! А вернуться назад уже не смогли: там теперь обычная деревянная стенка, мы проверяли.

Амалия: (чуть не плача) Я даже гвоздиком там ковыряла… Я так хочу к маме…

Гюнтер: Успокойся, Амалия: теперь мы знаем, что это волшебная страна, значит, не всё ещё потеряно. И мы отыщем Конрада, Розалинда! И найдём способ вернуться домой.

Странствующая королева: А когда пропал Конрад?

Розалинда: Месяц назад. Точнее…

Странствующая королева: (взволнованно) В ночь на Рождество?

Гюнтер: Да. А откуда вы знаете?

Странствующая королева: О! Вы даже не знаете, ЧТО я знаю! Ваш Конрад в страшной опасности, дети.

Розалинда: (закрыв лицо руками) Бедный Конрад! Как ему помочь?

Амалия: (едва не плачет) Нас самих скоро заточат в тюрьму…

Гюнтер: Розалинда, Амалия! А ну, не вешать носы раньше времени, не раскисать! Нам нечего бояться. Мы ни в чём не виноваты! Расскажите же, мадам, ЧТО вы знаете?

Звучит печальная музыка, солдаты засыпают стоя, опершись на алебарды, а на белёной стене трактира появляются теневые фигуры, которые под печальную музыку иллюстрируют рассказ Странствующей королевы.

Странствующая королева: (возвышенно) Давным-давно, месяц назад, в одном милом, волшебном королевстве жила-была одна королева…

Амалия: (восторженно) Это были вы!

Гюнтер: (громким шёпотом) Тише, не перебивай!

Странствующая королева: …Она была очень молодой и очень весёлой королевой. Не было дня, чтобы при дворе не устраивались балы и маскарады. Королева не любила заниматься делами. И со смехом щелкала по носам рыцарей, что стояли у старинных, прадедушкиных часов: «Ещё не время, не время!». И когда при её дворе появились трое предприимчивых господ во фраках, цилиндрах и плащах, и предложили свои услуги в качестве министров, королева очень обрадовалась. Она не жила: она словно порхала среди цветов. И вот однажды…

Амалия: В ночь перед Рождеством!

Розалинда: Амалия, не перебивай!

Странствующая королева: …в ночь перед Рождеством, в самый разгар праздника, около полуночи, королева вдруг ощутила, что хочет убежать от гостей. И поняла, почему: это прадедушкины часы притягивали её к себе своей музыкой. Волшебные звуки проникали в самое сердце королевы и звали её за собой! Королева подбежала к часам и увидела…

Часовые рыцари: (декламируют механически, речитативом)

Настало время, пробил час,
Пришла пора ночной тоски!
И стрелки, что острей меча,
Разрубят сердце на куски.
И стрелки, что острей меча,
Разрубят сердце на куски!

Странствующая королева прикладывает платочек к глазам.

Странствующая королева: …Королева подбежала к часам, и увидела, что за дверцей её манит к себе прекрасный принц. Такой прекрасный, что королева открыла дверцу, не раздумывая, и смело шагнула за ним, в темноту…

Амалия: Как мы!

Гюнтер: Амалия, тише!

Странствующая королева: …И вот она оказалась в зимнем саду, в котором её ждал прекрасный принц. Он упал перед юной королевой на колени и признался в своей любви. И сердце девушки вдруг наполнилось такою нежностью и любовью к этому юноше, что она тотчас сказала: «Да, да!» И юноша с радостью протянул к ней руки. Но тут королева вдруг ощутила, как кто-то на три голоса зашептал ей на ухо: «Ещё не время, не время, не время!» И королева в испуге повторила: «Ещё не время, не время!» и бросилась назад, в темноту. Мгновенно оказавшись дома, она вдруг поняла, что совершила роковую, ужасную ошибку. Но когда снова бросилась к часам, за дверцей оказалась глухая деревянная стенка, как в обыкновенном шкафу…

Гюнтер и Розалинда:  (хором) Амалия, молчи!

Странствующая королева: …И тут появились министры. И объявили, что пока королева гуляла неизвестно где, время её вышло и сказка её закончилась… (оставляет возвышенный тон) Бах-тара-рах! Меня сократили. Без выходного пособия. За прогул. Вот так. Нельзя без уважительной причины покидать своё место. Особенно волшебное. Иначе оно будет занято. Вот так… (с горечью) Ах, если б был жив наш дорогой Сказочник! Он бы заступился за нас за всех…

Странствующая королева замолкает, приложив платок к глазам. Герои «живой картины» исчезают.

Розалинда: Ах, какая грустная сказка!

Амалия: Мне вас так жалко! (Розалинде) Какой ужас! Неужели юная королева постарела так быстро?

Розалинда: (Амалии) Бедняжка! Наверное, когда королева теряет трон, один день для неё подобен году, проведённому в одиночестве и тоске.

Гюнтер: То, что случилось с вами, мадам, так печально. Только я не могу понять: почему эти треклятые часы и нас преследуют тоже? Они одни и те же, или разные, просто похожие друг на друга? И если одни и те же, то как они могут оказываться в разных местах? И почему не могут вернуть нас обратно? А если могут, то как?

Розалинда: Гюнтер, по-моему, ты задаёшь слишком много вопросов. Сказочных вопросов.

Странствующая королева: (продолжая вытирать слёзы) Часы? Какие часы? Ах, эти! Да кто же их знает? Ведь они же волшебные: ходят, когда хотят, куда хотят и зачем хотят…

Гюнтер: (озадаченно) Когда хотят, куда хотят и зачем хотят…

Амалия: Мадам, вы сказали, что это и наша сказка тоже?

Странствующая королева: (утерев слёзы) Дело в том, что королевский трон никогда не пустует… Ваш Конрад занял моё место.

Розалинда: Конрад?! Но это невозможно!

Странствующая королева: А разве вы не были на коронации?

Гюнтер: Нет, мы работали. В трактире. Как обычно.

Розалинда: В тот день было так много посетителей…

Амалия: Значит, наш Конрад стал королём?!

Гюнтер: Если это так, вам не о чем волноваться, мадам! Это недоразумение легко уладить! Надо немедленно идти во дворец! Вот увидите, Конрад тотчас вернёт вам трон, ваше величество. Простите…

Странствующая королева: Увы! Решает не Конрад, а его министры.

Гюнтер: Причём здесь какие-то министры?! Ведь Конрад – король!

Странствующая королева: Конрад стал королём только потому, что так захотели его министры. Те самые, которые свергли меня с трона. Странно, что никто не знает их настоящих имён. Все их называют только по номерам: первый министр, второй министр и третий министр. Я подозреваю, что все трое – злые волшебники. Хотя иной министр хуже самого злого волшебника. Я убеждена, что они хотят превратить вашего Конрада в чудовище. Чтобы окончательно погубить мою любимую страну. Бог мой, как я несчастна…

Не в силах сдержаться, Странствующая королева рыдает, дети её успокаивают.

В трактир входит юноша. Это Рыцарь. Он чрезвычайно задумчив: никого не замечает; берёт оставленную кем-то из музыкантов лютню.

Рыцарь: (поёт, подыгрывая сам себе на лютне)

Быть рыцарем – это честь,
Суровый удел немногих.
Разбитых сердец не счесть
На этой трудной дороге.
Приходит с неба вода,
И на небо возвратится.
Чужая беда – твоя беда,
Если ты – рыцарь.

Быть рыцарем – значит жить,
Чтоб смело со злом сражаться.
Чтоб зависти, лести, лжи,
И смерти в лицо смеяться.
Когда грядут холода,
На юг улетают птицы.
Чужая беда – твоя беда,
Если ты – рыцарь.

Закончив петь, юноша убирает лютню и словно просыпается.

Рыцарь: (галантно раскланиваясь) Ах, простите, здравствуйте! Здравствуйте, сударыня, здравствуйте, дети. Приветствую и вас, солдаты! Что такое? Вы молчите: значит, на карауле? Ничего не понимаю. Ведь я только что прочёл вывеску: «Выпьем вместе. Королевский трактир класса люкс». (обращаясь к Странствующей королеве) Скажите, сударыня, я попал в трактир или, пардон, в казарму?

Странствующая королева: В трактир. Но… Мы арестованы, молодой человек.

Гюнтер: Скажите, а вы действительно рыцарь? Я правильно догадался?

Рыцарь:  О да, мальчик. Странствующий рыцарь.

Гюнтер: Вот здорово! Мне ещё ни разу не приходилось видеть рыцаря, а тем более странствующего. Но вы знаете, вас арестуют тоже, если ваши документы не в порядке.

Рыцарь: Ха-ха-ха! Это просто чёрт знает что! Прошу прощения. Я крайне возмущён! Здесь не верят рыцарскому слову. В волшебном королевстве и шагу нельзя ступить без пустяковой бумажки! Представляете: меня, странствующего рыцаря, не хотели впускать в страну! Стражники потребовали от меня пропуск от Министерства сугубо внутренних и высочайше утверждённых добрых дел. Пришлось предъявить им спецпропуск – мой меч. А потом использовать другой документ – своего коня. И вот я здесь.

Странствующая королева: Я уверена, что от вас ждали отнюдь не бумаги.

Рыцарь: Ах, деньги! Что-то неладно в этом королевстве, если золото здесь ценят выше настоящей дружбы. Но я так рад нашей встрече! Позвольте мне считать вас своими друзьями. Я непременно помогу вам! Наконец-то мне представилась возможность проявить себя. Ведь я – странствующий рыцарь! Мой долг: защищать слабых и невиновных. Никто не может запретить мне делать это. А вас, как я понимаю, арестовали только потому, что у вас нет документов? Позвольте узнать, с кем имею честь?

Гюнтер: Я – Гюнтер, это моя младшая сестра Амалия, это наша подруга Розалинда. Мы – иностранцы. Путешественники. В некотором роде. И у нас нет ни путевых, ни регистрационных грамот… А это, знакомьтесь, Странствующая королева. Только не называйте её «ваше величество». Чтобы не пробудить в её душе океан печали и скорби.

Рыцарь: Отлично сказано, мальчик. Хочешь быть моим оруженосцем?

Гюнтер: О, да! Для меня нет большей чести!

Рыцарь: (сделав перед Странствующей королевой серию реверансов) Сударыня, я не спрашиваю, где ваша корона и где ваши слуги, но позвольте всё же обращаться с вами, как с королевой. Как жаль, что нет цветов, которые я мог бы бросить к вашим ногам…

Розалинда: Есть цветы, есть! Вот эти розы: они всегда с нами. С самого первого дня, как мы здесь. И всегда будто свежие…

Розалинда подаёт Рыцарю вазу с алыми розами, которую он ставит перед Странствующей королевой.

Странствующая королева: (вставляя одну из роз в свою причёску) Ах, какой галантный молодой человек! Скажете тоже: корона! Вы не можете себе представить… Чтобы не умереть с голоду, мне пришлось продать папин перстень и мамины серёжки… Нет, право, до чего стыдно признаться: у меня уже целый месяц, как не было новой шляпки! А вы – корона! Слуги… Саквояж, зонтик и пудреница – вот и все мои слуги.

Рыцарь: Отныне считайте меня своим самым преданным слугою, сударыня! И разрешите поцеловать вам руку.

Рыцарь целует руку Странствующей королеве, и происходит невероятное: она мгновенно превращается из пожилой дамы в очаровательную девушку.

Розалинда: Какое чудо!

Амалия: Вот так сказка!

Гюнтер: Теперь я точно знаю, что мы в волшебной стране!

Странствующая королева: Ах, что это со мной?! Где это я?! Это я!

Рыцарь: Это вы, любовь моя?!

Странствующая королева: Принц, это вы?!

Принц: (падая перед Странствующей королевой на колени) Да, это я! Давным-давно, месяц назад, когда я увидел ваше лицо в стеклянной дверце прабабушкиных часов, я понял, что пробил мой волшебный час! Я полюбил! И как же я был счастлив, когда вы явились передо мной во всей своей красе! И я попросил вашей руки, и вы ответили мне «да». Но вдруг вы внезапно исчезли. И я подумал, что чем-то обидел вас. И я поспешил к вам во дворец, подгоняя коней. Но застал там только ваших министров, и открыл им свою душу. Милые дети, никогда, никогда не доверяйте сердечных тайн тем, у кого нет сердца! Министры сказали, что королева уехала неизвестно куда, дабы развеяться от встречи со мной. И тогда я решил найти вас, чтобы объясниться. Я оставил своего отца, родное Тридевятое королевство, и стал странствующим рыцарем. Но нигде, нигде не встречал ваших следов. И тогда я понял: здесь что-то не так. Но я не оставлял попыток отыскать вас, и нашёл! Любимая! Теперь, когда мы снова вместе, прошу вас простить меня за невольно причинённую боль, и стать моей женой!

Странствующая королева: Дорогой мой! Я так несчастна… Но мне не в чем винить вас. Это я сама во всём виновата. И я согласна стать вашей навеки. Но… У меня же нет ничего. Ни трона, ни денег, ничего…

Принц: У вас есть то, что дороже все сокровищ в мире: любящее сердце! И я готов стать хранителем этого бесценного дара…

Принц и Странствующая королева заключают друг друга в объятия. Возвращаются Трактирщик и Офицер.

Трактирщик: Рад был услужить вам, господин Офицер!

Офицер: (довольно похлопывая себя по животу) Молодец, трактирщик! У тебя отменная кухня. И если б не помнить, зачем я сюда явился… (видит Принца и принимает его за музыканта) Эй, музыкант! А ну, сыграй-ка нам что-нибудь и спой заодно! Да повеселее! Вот тебе два… нет, один медяк! Давай, пошевеливайся, бери свою лютню.

Принц: Полегче, дружище! Перед вами рыцарь.

Офицер: (обходя юношу вокруг, и критически оглядывая) Рыцарь? В самом деле? (заметив Странствующую королеву) Мадмуазель, мы с вами где-то встречались? Увы? (в сторону) Нет, вы только посмотрите на него! Надо же, слыхали? Рыцарь! Вот умора! Ха-ха-ха! А вы чего заснули, бездельники?!

Увидев спящих солдат, Офицер приводит их в чувство оплеухами и пинками.

Странствующая королева: (детям) Кто бы мог подумать! Давным-давно, месяц назад, я знавала это несносное существо, как своего любимого кота. При дворе это был лучший знаток хороших манер. А сейчас даже из вежливости не снял передо мной шляпу.

Розалинда: Неужели вы хотите сказать, что этот грубиян – ваш кот?!

Странствующая королева: Да, он был таким ласковым и пушистым… Мурлыкал мне на ночь чудесные истории и мечтал о славе своего дяди, знаменитого Кота в сапогах. Но после того как во дворце появился новый король, бедняге пришлось искать себе работу, чтобы не умереть с голоду. Вот и выбрал службу: ведь он мечтал о сапогах. Но, надев мундир, мой нежный котик стал солдафоном. Такое случается не только в сказках. Увы, иногда форма побеждает над содержанием. Особенно военная.

Розалинда: А трактирщик? Неужели он – тоже кот? Или рыцарь?

Странствующая королева: Да нет, как был людоедом, так и остался.

Офицер: (возвращаясь к Рыцарю) Значит, вы утверждаете, что вы – рыцарь?

Принц: Да, это так. Я – странствующий рыцарь. А с кем имею честь?

Офицер: Начальник караула городской стражи. (отводит Принца в сторону) Между нами, офицерами. Слушай, давай, на «ты»? Вот и хорошо. Согласись, звучит как-то странно: «странствующий рыцарь»! Когда все рыцари уже давно при деле, ты болтаешься туда-сюда, как мышь на поводке…

Принц: Но это моё дело.

Офицер: Нет, ошибаешься, наше!

Принц: Это – моя сказка. Вот паспорт.

Офицер: Что?! Какая такая ска… (прикрывает рот рукой) Кем выдан?

Принц: Как кем? Моим отцом! Когда я появился свет. Да вот же, читайте.

Офицер: (читает) Настоящая грамота… уведомляет… СКАЗКА… (испуганно прикрывает рот и оглядывается) «Королевские тайны»… Это что за тайны такие, а?! Что за… (тихо) сказка?! (громче) Да ты бунтовщик! (выхватывает шпагу) А ну, ребята, вяжи его!

Трактирщик прячется за конторкой. Принц выхватывает меч и начинается схватка. Принц ловко фехтует, увёртываясь от палаша Офицера и алебард его солдат. Вскоре Принц опрокидывает своих противников. Пока они барахтаются среди перевёрнутых столов и стульев, Принц направляет детей и Странствующую королеву к выходу.

Принц: Быстрее! Бегите, друзья мои!

Гюнтер: (схватив алебарду, в панике брошенную одним из солдат) Нет! Я ваш оруженосец, и останусь с вами!

Принц: Ваше величество, девочки! Садитесь на моего коня! Он сам знает дорогу! Скачите в Тридевятое королевство, быстрее! Мы с Гюнтером догоним вас!

Странствующая королева: С тех пор, как всё моё королевство помещается в саквояже, я стала необычайно легка на подъём! Девочки, вперёд!

Девочки и Странствующая королева убегают.

Офицер: Вот канальи!!! Да это одна шайка!

Принц: Шайка – это по вашей части, господин офицер! А у нас – дружная компания!

Офицер: (солдатам) Вы что, совсем мышей не ловите?! А ну, взять их!

Солдаты и Офицер оттесняют Принца и Гюнтера от двери. Трактирщик за спинами сражающихся пугливо пробирается к выходу.

Принц: Как бы не так, только попробуйте!

Офицер: Сдавайтесь, вы окружены!

Гюнтер: Окружены, но не безоружны!

Принц: Неплохо сказано, мой мальчик!

Офицер: А вот поглядим, что ты запоёшь без алебарды, щенок!

Гюнтер: Храбрость и мужество – вот наше оружие, а они всегда с нами!

Принц: Отлично сказано, мой мальчик! (видит, как Гюнтер ловко отражает удары противников) А ещё лучше сделано! Из тебя выйдет настоящий рыцарь!

Трактирщик торопливо исчезает за дверью, рукопашная разгорается с большей силой. 

Продолжение следует...

Дмитрий Седов
Москва (Россия)

Дополнительные материалы: 

Королевские тайны
(пьеса-сказка в двух частях
для детей всех возрастов, включая пенсионный)
Часть I. Действие первое

Ведьмин колодец

Волшебный гранат

 
 



Комментарии



 Оставить комментарий 
Заголовок:
Ваше имя:
E-Mail (не публикуется):
Уведомлять меня о новых комментариях на этой странице
Ваша оценка этой статьи:
Ваш комментарий: *Максимально 600 символов.