Главная / Inicio >> Рафаэль каждый день / Raphael cada día >> Субботний вечер с Александром Боярским

Raphael cada día

06.02.2021

Субботний вечер с Александром Боярским


Серенада солнечного лета 
(Роман в жанре импрессионизма)
Глава. 5. На теплоходе музыка играет

После работы Сергей практически каждый вечер торчал в сарае, который стал автомобильным гаражом для старенького «Москвича». Он решил его полностью восстановить, и, как любому молодому человеку, ему виделись в его мечтаниях дальние путешествия. Как это замечательно - быть свободным и независимым в своих желаниях, не зависеть ни от городского, ни от железнодорожного транспорта: сел и поехал, куда твоя душа желает!

рафаэль певец испания

И не надо никаких билетов. Залил бензин, и вот перед тобой дорога: по всей стране накручивай хоть тысячи километров! Ему часто виделось, как они с тётей уезжают куда-нибудь по древним городам, или, к примеру, с палаткой на Селигер или Валдай! Романтика путешествий манила его, и ему уже хотелось как можно быстрее закончить ремонт. Но даже при всём своём желании, даже за несколько дней сделать это было практически нереально.

Машина несколько лет простояла в гараже, и теперь приходилось не просто её перебирать по частям, но, что называется, вдыхать в неё новую жизнь. Особенно трудно было сразу заменить все прокладки. С резиновыми изделиями были определённые сложности, и Сергею пришлось приложить не только магию своего таланта в ремонте, но и поднять нужные связи, поездить по автомагазинам и раздобыть недостающие детали и запчасти. Через пару недель он сам уже ходил вокруг неё довольный, протирал тряпочкой и надеялся в ближайшее время вывести свою антилопу из сумрака домашнего гаража на светлые и солнечные городские просторы, чтобы с ветерком и открытым верхом, в кабриолете, почти как в заграничном кино, прокатится в своё удовольствие по зелёным улицам уже ставшего ему родным города. Это были хоть и близкие, но всё же пока мечты, которые надо было воплощать в реальность - чем быстрее, тем лучше.

Большая электрическая лампа, что висела под самым потолком, освещала почти весь сарай, что было даже очень удобно, особенно, когда приходилось заглядывать в отдалённые уголки, ища и порой даже сразу находя какую-либо деталь, а другая лампа освещала рабочий стол, за которым Сергей и занимался ремонтом мелких деталей. Вокруг лежали разные инструменты и отвертки, нож и бывшая консервная банка, приспособленная для разных мелких винтиков, чтобы они никуда не могли закатиться.

В этот спокойный вечер он прочищал карбюратор, бубнил про себя какую-то мелодию, когда в сарай зашла любимая тётя и, посмотрев на Сергея (а он уже который день не вылезал на белый свет), вдруг предложила ему передохнуть:

- Серёж, ты бы отдохнул. Ну что ты прям каждый божий день здесь торчишь после работы, света белого совсем не видишь! Ты, вроде, собирался на «Талалихине» по Пахре прокатится до Дубровиц. Сам отдохни, на людей посмотри. А то весь в работе: то на фабрике, то дома, что называется, ни сна, ни отдыха, - она обошла машину, и подошла к нему.

Он поднял голову, слегка ей улыбнулся, хмыкнул, словно соглашаясь с ней, и совсем просто ответил:

- Тёть Свет, да успею я ещё. Вот с машиной закончу и обязательно на теплоходе прокачусь.

Он продолжал ковыряться с карбюратором, лишь изредка поднимая глаза на тётю. Светлана Петровна покачала головой.

- Иди лучше блинчиков со сметанкой поешь, молочком запьёшь, переоденься и действительно, отдохни, а то мне уже жалко, совсем себя не бережёшь!

Светлана Петровна склонилась над ним, и тут уже Сергей понял, что она от него так просто не отстанет, тем более, что блины остынут, если он сейчас не пойдет на кухню. Обижать свою родную тётю в его планы как-то не входило. Да и зачем? И как умный и послушный племянник, отложил в сторону прочищенный карбюратор, понимая, что сегодня он его уже не поставит на двигатель и не опробует, работает штука или нет. Хорошо, завтра заведём автомобиль!

- Тёть Свет, ты кого хочешь уговоришь! – Сергей улыбнулся и двинулся в дом вслед за любимой тётей.

- В конце концов, у молодого человека после работы должны быть какие-нибудь развлечения или нет? Или ему надо только каждый день сидеть в сарае и ремонтировать машину?

- Развлечения, это, конечно, хорошо! – согласился Сергей.

- Вон, посмотри, какая красота! – и выйдя из сарая, она головой показала на Пахру, ведь она текла, можно сказать, сразу за забором, внизу, и поэтому с пригорка открывался замечательный вид не только на речку, но и на большое поле слева на противоположном берегу и на холмистую, прямо почти напротив дома местность. Вид был действительно очень красивый, и что самое примечательное, по тихой реке, словно не спеша, как рабочий после трудовой смены, как раз в это время в сторону Дубровиц плыл речной теплоход, белый красавец «Виктор Талалихин», и было слышно, как из громкоговорителя звучала музыка. Пассажиров было немного, кто-то сидел в салоне нижней палубы и смотрел из окна на пробегающую за бортом воду, а кто-то наоборот, сидел на скамейках на верхней палубе и, слушая музыку, любовался местными пейзажами.

Любовался этой картиной и Сергей, словно обдумывая, что делать дальше, и в итоге пришёл к однозначному выводу:

- Даже очень мило, тем более на теплоходе музыка играет! Замечательно! Пожалуй, я с такими доводами соглашусь. Так и быть, прокачусь туда-обратно, немного развеюсь, подышу речным воздухом.

- Вот и правильно! – поддержала его Светлана Петровна. - Вот и хорошо! А то всё один да один. Так и бирюком можно стать. А ты не старый мужик, а молодой парень! – она его стала подбадривать, - Вон девчонок сколько в городе, и на теплоходе они постоянно катаются, глядишь, и познакомишься с кем-нибудь.

И тут он даже усмехнулся и потёр пальцем свой нос:

- Да я особо не тороплюсь. Раз не появилась девушка в моём окружении, значит, ещё время не пришло, или она просто ещё не появилась на моём горизонте, только и всего. Она меня должна сразить чем-то необычным! Обычных мне и так каждый день на работе хватает!

- А что, у вас на фабрике совсем молодых девчонок нет? - удивилась Светлана Петровна. – Ты, вроде, говорил, что там у вас не только зрелые женщины работают, но и девчонки молодые есть.

- А где их нет? Они везде! Хоть на работе, хоть в кино. Но как-то я пока никого для себя не приметил, - Сергей смотрел на удаляющийся по реке теплоход, где на верхней палубе он отчётливо увидел нескольких сидящих парней и девушек. «Влюблённые парочки» - подумал он. «Обнимаются, незаметно целуются, а потом, наверное, в парк на танцы махнут. Ладно, тёть Свет, уговорила ты меня. Так и быть, сделаем небольшой перерывчик. Жизнь не стоит на месте, а постоянно движется вперёд!»

Тут даже Светлана Петровна слегка задумалась.

- Не приметил. Оно, может, и так. Так, если будешь только дома после работы сидеть, разве кого увидишь? А девчонки, сам знаешь, любят, когда за ними ухаживают, от этого они только больше расцветают! Им же забота нужна, не мне тебя учить, дорогой мой Серёжа!

- Что правда, то правда. Да я всё понимаю. Видно, я пока не открыл ещё ту дверь, за которой меня будет ждать моя судьба!

- Значит, ты живёшь по другим правилам жизни! Судьба твоя за дверью ждёт тебя, а ты пока не знаешь, где эта улица, где эта дверь твоя, так, что ли?

- Видимо так! Пока сердце не ёкнуло, значит, мимо прошла, или я мимо прошёл, а может, мы пока и сами не знаем, где нас ждёт эта встреча, за каким поворотом. Жизнь - такая сложная штука, это я ещё там, в Сибири, понял!

- Серёж, тебе никто не говорил, что ты философ? – оглянулась тётя, и посмотрела Сергею в глаза. Хорошо, что взгляд был добрым, а не злым и не ехидным. За это он и ценил Светлану Петровну, что она к нему относилась, как к родному сыну, и никогда специально не давила на него. А это так, разминка для души, ведь сколько лет уже было Сергею, а он был не женат. Годы-то бегут. Молодость - такое свойство странное и необычное, что, когда она пролетает, только тут ты и замечаешь, что вроде вот она была, тут, где-то рядом, крутилась под ногами, тянулись дни за днями, а ты всё мечтал стать побыстрее взрослым. А когда вдруг стал им, то сразу обнаружил, что школа и институт с армией уже позади, вокруг тебя уже полно твоих ровесников семейных, своих уже детей растят, а ты, вроде как, один. И только крутишь головой, а на примете никого! Обидно? Бывает и обидно! А что поделаешь, если той единственной рядом пока нет и даже не предвидется? И, вроде, на работе девчонки есть, и даже не плохие, и симпатичные, и не рябые. Вот только той, кто мне нужна, пока не вижу я, друзья! - сказал бы так поэт, но я ведь не поэт? Нужна мне та, кто сердце не оставит равнодушным, и с кем я сам быть захочу, и в этом я не промолчу!

Сергей сидел на веранде - на кухню, в дом ему совсем не хотелось идти, и тётя Света принесла ему блины со сметаной сюда. Ему так хорошо размышлялось в тот момент, пока он навёртывал один блин за другим, да ещё и молоком запивал, и странно, но тётя его совсем не донимала в этот момент вопросами, и он спокойно ел блины. Да ещё и с таким аппетитом, словно в жизни своей он сроду не едал более вкусных блинов!

Видно, она всё уже поняла из его пространных ответов, так что пусть поест от души и пойдёт погулять, да на теплоходе покатается. Она молчала. Специально больше ничего не стала говорить Сергею, чтобы не надоедать ему с этой темой разговора. И Сергей это оценил. Покушав, он поблагодарил тётю за вкусные блины и пошёл переодеваться.

- Ты только курточку не забудь надеть на всякий случай, а то вечером на реке бывает и прохладно!

- Намёк понял! Конечно, возьму с собой! – услышала она в ответ. 

В тонкой кожаной куртке, в рубашке в полоску и темно-серых брюках он смотрелся очень даже модно. Тем более, что не все могли похвастаться такой симпатичной курточкой, какая была у него, а чёрные блестящие ботинки сверкали начищенными боками. Он шел берегом Пахры по натоптанной тропинке, прямо к мосту, где была остановка речного катера. Так его звали многие горожане, хотя это и был речной теплоход, построенный специально для малых рек страны. Он чем-то напоминал Сергею известные московские речные трамвайчики «Москвич», которые бороздили Москве-реку десятками, а вот здесь был всего один такой пароходик на весь город. Может, это и замечательно! Видимо, в этом и была своя изюминка! Да и где тут было развернуться нескольким таким катерам, а точнее - теплоходам? Им бы места точно не хватило бы, а так одному теплоходу на реке было даже очень комфортно. Хочешь внизу сиди, как в кают-компании, и любуйся из большого окна речной гладью реки и расходящимися волнами до самого берега. И на этих волнах так часто любили качаться мальчишки, купаясь в реке, или ещё круче было покачаться на волнах на лодке. А если хотел наслаждаться всей красотой реки и природой – пожалуйте на верхнюю палубу, на скамейки любви. Молодые парочки обожали эти места, особенно вечерами, когда под пиджаком или курткой можно было обогреть свою любимую девушку.

И когда Сергей вблизи увидел этот белый теплоход, с палубами наверху, он как-то сразу, в один миг влюбился в него. Он сразу отметил, что теплоход был намного короче московских трамвайчиков. Метра на четыре или около того, прикинул он опытным глазом. И когда теплоход остановился и некоторые парочки сошли на берег, Сергей сразу по деревянному настилу зашёл на нижнюю палубу и, оплатив проезд, тут же поднялся на верхнюю, прошёл мимо рубки капитана и обратил внимание, что за штурвалом стоял молодой симпатичный парень, в лихо сидящей на затылке форменной фуражке с крабом, и сел на пустующую скамейку справа, по ходу. Отчалив, пароход медленно проплыл под арочным мостом, оставляя справа от себя лодочную станцию у самого кинотеатра «Художественный».

Вечерело, но солнце ещё не зашло за горизонт, и поэтому было очень светло, но основная масса лодок уже стояла на приколе, и по реке плавали лишь одиночные, в которых кавалеры катали своих любимых дам. Романтическая картина рисовалась сама собой. У Сергея было хорошее настроение, он отбросил все посторонние мысли и решил просто, для души, наслаждаться природой и отличным пейзажем.

Впереди от него, через скамейку, сидела девушка с каштановыми волосами, ещё справа и слева сидели влюблённые парочки, и, обнявшись, о чём-то шептались. И тут Сергей для себя обратил внимание, что ветерок действительно был приятным, но чувствовалось, что наступал вечер, и куртку ему тётя не зря посоветовала. Парень с девушкой, что сидели перед ним, укрылись пиджаком кавалера, а кто-то заранее надел на себя теплый джемпер, чтобы не мёрзнуть вечером. Девушка с каштановыми волосами, что сидела впереди Сергея, была в светлом платье с какими-то цветочками, но он не разобрал, какими, и с рукавами-воланчиками. И чувствовалось, что ей было тепло и комфортно. Из громкоговорителя звучала джазовая музыка, и звуки саксофона расплывались над рекой. Сергей также обратил внимание, что, кроме молодого парня за штурвалом, рядом стоял явно старше по возрасту мужчина в фуражке. «Видно, капитан судна» - подумал Сергей, - «а это тогда, видимо, его молодой помощник». Парень ему понравился. Выше среднего роста, симпатичный. Прижавшись к перилам, Сергей немного развернулся назад и посмотрел в сторону рулевого, который уверенно держал в руках штурвал этого маленького речного судна, и видно было, что он был горд сам собой, своей работой, и то, что он плывёт по реке и получает от этого удовольствие не только сам, но надеется, что и все его пассажиры. Оценив парня, Сергей вернулся в исходное положение и стал смотреть по берегам реки. Она сразу за речной пристанью делала левый поворот, и река выглядела достаточно широкой по местным меркам, а справа начинался очень крутой берег, весь испещрённый каменистыми полосками жёлтого цвета. Это был знаменитый камень-песчаник, кое-где заросший на склоне травой и мелкими кустарниками. Тётя говорила, что наверху находится городской парк с танцевальной верандой, но Сергей так до сих пор туда не смог выбраться. Всё некогда было. То работа, то создание новых моделей одежды, то ремонт «москвича». «Да, тётя опять была права, надо выбираться в город. Так и быть, сегодня проведу вечер на теплоходе, проплыву до плотины и обратно до самых Дубровиц, и на сегодня будет более, чем достаточно».  

Он сидел и любовался берегами, потом увидел знаменитую на весь Подольск Зелёную эстраду, правда, сам амфитеатр он видеть не мог, было слишком высоко, но даже задняя стенка эстрады его впечатлила. Слева по ходу течения берег, наоборот, был низким и весь в зарослях кустарников и ветвистых ив. С верхней палубы можно было слева увидеть даже Варшавское шоссе, которое вело не только в Москву, но и знаменитый на всю округу район Красной горки. Приятно было плыть по реке, на таком речном трамвайчике. Благодать. Слева виднелись садовые участки и маленькие дачные домики, зато справа уже появились высокие сосны, и берег тоже стал низким, и Сергей увидел спасательную станцию. Он сразу догадался, что это была именно она, ибо рядом с пристанью были пришвартованы спасательные катера. И тут вдруг из-за поворота, видимо, от самой плотины, догадался Сергей, появилась на воде быстроходная моторная лодка, которая, рассекая воду задранным мысом, тянула за собой спортсмена на водных лыжах. Это было изумительное зрелище. «Как здорово!» - подумал он. «Не знал, что здесь занимаются водными лыжами. Надо будет поинтересоваться. Это интересно!».

Так незаметно для Сергея катер подплыл к сосновому бору в нижнем парке, где он увидел много играющих детей, детские качели. Про детский парк ему тётя рассказывала, и вот теперь он это увидел воочию. Катер сделал остановку, высадил одних пассажиров и, посадив других, отдав швартовы, проплыл немного вперёд и стал медленно разворачиваться на широком у плотины русле реки. Саму плотину Сергей особо рассмотреть не смог, всё-таки она была далековато от теплохода, но общие очертания он увидел. Теплоход развернулся и снова направился в сторону арочного моста. Пара, что сидела сразу перед ним, вышла и Сергей смог спокойно рассмотреть, правда, только со спины, молодую девушку. Ее каштановые волосы показались ему почему-то очень знакомыми, но лица он не видел, поэтому гадать не стал. И только тут он обратил внимание, что музыка, что постоянно звучала, затихла, и вдруг раздались гитарные переборы. Сергей оглянулся на звук и увидел, как помощник капитана, этот молодой красавец с гитарой в руках, прошёл вперёд и уселся на ту самую скамейку, на которой сидела девушка с каштановыми волосами.

- Привет! Тебя Петрович освободил? Будешь петь? – девушка повернулась к парню в пол-оборота, и Сергей увидел знакомые черты лица, но до конца не был уверен в своей догадке, кто сидел впереди него.

- А ты хочешь, чтоб я спел или просто поиграл на гитаре? – не называя имени, спросил парень девушку.

- Поиграй пока просто так! Мне нравится, как ты играешь на гитаре!

Её томный голос показался Сергею очень знакомым.

- И что тебе сыграть, моя отрада? – парень был явно предрасположен к девушке, которую он уже, видимо, хорошо знал и пытался завоевать её признание, поэтому и интересовался её мнением.

- А что хочешь, всё равно! У меня сегодня прекрасное настроение, и я совсем не хочу, чтобы оно испортилось, - и девушка весело засмеялась. – Играй, моряк! Ты, волк речной, разбереди мне душу! Я совсем не хочу скучать! Я хочу сегодня только мечтать!

И довольная собой, она раскинула руки в стороны, как чайка крылья над волнами, готовая парить над речной гладью.

- Мечтают влюблённые, Света! – и тут парень назвал девушку по имени.

- Вот и прекрасно, Лёша! Считай, что я сегодня самая влюблённая девушка на свете! – Ей явно было очень весело. Это даже Сергей заметил. Но Светлана не поворачивала голову в сторону Алексея и всё продолжала смотреть вперёд, перед собой. Теплоход уже приближался к мосту, а Сергей так и не мог пока понять, где он слышал подобный голос. Возможно, на работе. Но здесь, на реке, он звучал совсем по-другому, не так, как звучали голоса всех девушек и женщин в цеху фабрики, где работало много разных машин и звучали они напряжённо, и часто выше, почти как крик, не то что, как в обычной жизни. И когда катер скрылся под тенью моста, она повернулась в сторону помощника капитана и, кажется, успела его чмокнуть в щеку. На секунду прервался звук гитары, Сергей попытался разглядеть лицо девушки, но полумрак под мостом не позволил этого сделать. А за мостом теплоход снова сделал небольшую остановку, хватило нескольких минут, и снова кто-то покинул катер, а кто-то наоборот поднялся, чтобы вечером прокатиться по реке и получить массу удовольствия, а кто-то и просто после работы на катере возвращался домой в деревню Беляево, что стояла на противоположном берегу от соснового бора в Дубровицах, за которым уже начали строить новый санаторий «Ерино», как писали в газетах.

Теплоход набирал ход, и Алексей заиграл на гитаре, и вдруг девушка встала и подошла к краю перил на носу катера. А впереди уже красное солнце клонилось к закату, и вот этот самый прекрасный закат с переливами перистых облаков заливал всё небо над рекой, превращая его в огромный океан с отражением в речной глади реки. Чарующе красиво, словно картина неизвестного художника-импрессиониста с одними тёплыми тонами красок. И она, как силуэт, вырисовывалась на этом фоне, красивый женский силуэт, и устремила вперёд она свой взгляд, туда, где светит солнце, где вода сливается с небом, где-то там находится мечта каждого человека, к которой он или она всегда стремятся. Она держалась двумя руками за эти тонкие перила, и тут она вдруг поняла, что ей хочется летать, как птице над рекой, махать руками как крыльями и слышать песню. И конечно, это песня должна быть или про море, или про любовь! Только так, и никак иначе!

- Лёша, дорогой! Спой мне песню о любви и море? Сможешь? Я знаю, что ты знаешь много песен!

- Свет, да для тебя любую, какую захочешь! – и, сидя на скамейке, он стал подбирать мелодию, и уже через несколько секунд над рекой раздался красивый тенор молодого певца. Он пел про море, и Сергей узнал эту песню, её в последнее время часто крутили по радио в исполнении Жака Дуваляна. Да, точно, Сергей вспомнил эту песню, он слышал уже её пару раз из приемника в сарае, когда чинил машину. Точно, и называется она «Здравствуй, море». У Алексея очень хорошо получалось, жаль, что здесь не было саксофона, но под гитару она звучала очень колоритно, тем более с такими прекрасными словами в припеве: «Здравствуй, море, здравствуй, солнце, здравствуй ветер!» Песня была очень ритмичная, и Алексей старался играть на гитаре, быстро перебирая струны, а потом, видно, ему надоело сидеть на скамейке, и он вскочил и стал пританцовывать на палубе прямо во время пения, а Светлана стояла лицом к солнцу и никак не поворачивалась лицом к Алексею. А он пел, он играл, он танцевал, и наконец Светлана повернулась к нему лицом, а он всё продолжал петь, и своей широкой спиной перегородил Сергею весь обзор. И только когда песня закончилась и довольный Алексей уселся на скамейку и, отложив гитару в сторону, раскинул ноги, только тогда Сергей смог рассмотреть лицо таинственной незнакомки. Она ему явно кого-то напоминала, но вот кого, он не мог понять. Лицо девушки было очень похоже на одну бригадиршу с фабрики, но та вечно по цеху ходила в платке, и пышных волос её не было видно. Этакая серая мышка, как окрестил её Сергей, когда увидел впервые на фабрике. А тут перед ним стояла молодая, красивая девушка с прекрасной шевелюрой каштановых волос. А какие серые глаза! Он даже изумился.

- Спасибо, Лёша! Это было замечательно! Я так замечталась, что ничего не видела вокруг, только солнце, закат и песню слушала. У меня сегодня такое хорошее настроение! – снова повторила она, и взгляд её упал на сидящего недалеко молодого человека, и от неожиданности, она вдруг вскрикнула: - Ой! – и тут же спохватилась.

- Ты чего, Свет? Что случилось? – привскочил Алексей, не понимая, чего она вскрикнула.

- Извини, Лёша! – и вдруг, словно чего-то испугавшись, она специально посмотрела на то место, где-то только что ей показалось, а может, нет, что кто-то сидит и смотрит на неё, но когда она снова посмотрела на ту скамейку, там уже никого не было. Она покрутила головой, пытаясь понять, померещилось ей или нет, но там уже никого не было.

- Странно, - тихо сама себе сказала она и посмотрела на Алексея этаким недоумённым взглядом.

Тут уже не выдержал, Алексей, и спросил:

- Так что случилось, Свет?

- Не знаю, мне показалось, что я увидела нашего модельера-конструктора с фабрики, он там, вроде, сидел, а сейчас его нет.

- С фабрики? Ты уверена? А чего ты тогда испугалась? 
- Мне кажется, он меня узнал! 
- Ну и что? – удивился Алексей. – Что из того? 
- Просто он меня такой ещё не видел, а на работе я всегда в платке хожу.

- Ну и что? – не унимался Алексей, - и что такого, я не могу понять? Может, он просто на нижнюю палубу спустился, только и всего.

- Может быть! Я просто здесь его сегодня не ожидала увидеть. 
- А может, тебе просто показалось, Свет? 
- Может быть! Не знаю.

- А ты чего, его боишься? Он что, очень строгий? Насколько я запомнил, он парень тоже молодой! И что, он уже такую должность на фабрике занимает?

- Да, он главный. Он все новые модели придумывает. Не знаю, я пока не видела, но слышала, что директор его очень хвалит. Говорит, толковый очень!

- А ты что, на работе с ним совсем не пересекаешься?

- Да как-то особо нет. Он же всё-таки начальство, а я бригадир, больше с начальником цеха общаюсь.

- Ну и что из этого? Не понимаю, чего ты так переполошилась?
- Сама не знаю!

Она смотрела на Алексея каким-то застывшим взглядом и сама не могла понять, почему её это взволновало. Не успела она об этом подумать, как молодой человек вернулся на палубу. И тут Светлана узнала Сергея Петровича. Это был он, и тут она уже не ошибалась.

А Сергей бодрым шагом подошел к Алексею, и поздоровался:

- Привет! Красиво поёшь, парень! Мне очень понравилось! Меня Сергей зовут, а вас как? – и он обратил внимание, как Света смотрит на него, выжидая, узнает он её или нет.

- А меня Алексей! Спасибо. Я рад, если вам понравилось, как я пою!

- Молодец! Так держать! У вас красивый голос! – Сергей похвалил Лёшу, и стал смотреть на Свету. Но та лишь смутилась и тихо произнесла:

- Света! - и вдруг так же тихо добавила: - А вы меня разве не узнали, Сергей Петрович?

- Откуда вы знаете моё имя отчество? - Сергей сделал вид, что не узнал:

- А мы разве знакомы? Что-то я вас не узнаю.

- Да? Странно, а мы ведь с вами на одной фабрике работаем, и я вас знаю. Вы Николаев Сергей Петрович, инженер-конструктор, модельер, а я бригадир Светлана Половинкина. Теперь узнали?

Сергей долго смотрел на Светлану и не мог ничего понять. Перед ним стояла красивая девушка, а вот та, что была бригадиром, совсем не была похожа. Серая мышка и серая мышка, по-другому и не скажешь. Можно сказать, что он был обескуражен таким перевоплощением девушки.

- Очень приятно! Если честно, то не узнал! Вы там совсем другая, не такая, как сейчас.

- А какая я сейчас? - она чуть вздернула носиком, явно напрашиваясь на комплимент, продолжая дерзким взглядом, не терпящим возражений, смотреть на Сергея.

- Красивая! – подчеркнул Сергей и улыбнулся. Он знал, чего она от него ждала.

- Да, Света у нас девушка красивая! – поддержал Алексей, и стал перебирать струны гитары, поглядывая на нового кавалера, который появился здесь на палубе, словно из преисподней. Так это было неожиданно. Алексей уже подумал, что придётся ревновать к новенькому, но тот, словно седьмым чувством, узнал о его намерениях и стал смотреть в сторону, а не на Светлану.

Теплоход тем временем проплывал снова мимо дома любимой тёти, и Сергей машинально глянул и, неожиданно для себя, увидел её стоящую у забора. Она, издали увидев своего любимого племянника, помахала ему рукой, и он то же самое сделал ей в ответ. Сергей мысленно уже её благодарил, что она натолкнула его на идею прокатится вечером по реке на теплоходе. Мало ли, чего в жизни не бывает, но Света ему понравилась, хотя он и понимал, что и Алексею нравится эта девушка, иначе бы он не стал ей петь песни и играть на гитаре. В таких девушек красивые парни всегда влюбляются, а то, что Алексей был красивым парнем, даже говорить не стоило. Но больше всего его поразили, конечно, волосы Светланы. Шикарная копна каштановых волос! Вот тебе и серая мышка на производстве. Бывает же в жизни такое! 

Продолжение следует...

Александр Боярский
Иллюстрации Валерия Барыкина
Москва (Россия)

Дополнительные материалы:

Серенада солнечного лета 
(Роман в жанре импрессионизма)

Глава 1. Счастливая электричка
Глава 2. На перепутье двух дорог
Глава 3. Соседи разные бывают, а тёти свои
Глава 4. Как становятся друзьями, 
или театр начинается с бокса

Наш друг Александр Боярский 

Мистер Джаз или некоторые любят погорячее

Жаркое лето любви

Рафаэль в "Моем городе детства" с А. Боярским 

Премия Александру Боярскому от Союза писателей России




Комментарии


 Оставить комментарий 
Заголовок:
Ваше имя:
E-Mail (не публикуется):
Уведомлять меня о новых комментариях на этой странице
Ваша оценка этой статьи:
Ваш комментарий: *Максимально 600 символов.