Главная / Inicio >> Рафаэль каждый день / Raphael cada día >> Воскресные чтения с Дмитрием Ластовым

Raphael cada día

11.02.2024

Воскресные чтения с Дмитрием Ластовым


Потерявшиеся 
Пьеса в 6 частях. Часть I
Памяти Сергея Труханова

Стихи, музыка, поэзия — это то, что часто скрашивает жизнь многих людей. Именно к музыке, поэзии часто мы обращаемся в самые тяжёлые минуты жизни, тогда, когда принимаем важные решения, тогда, когда нужна поддержка.  

 рафаэль певец испания

Эта пьеса, на мой взгляд, своеобразная поэма о всех нас, которые ищут свой путь, ищут правду, ищут ответы на важные вопросы в жизни.  

Дмитрий Ластов

Действующие лица

Таня — женщина чуть за сорок.
Игорь — видный мужчина за сорок.
Ваня — хорошо выглядящий, крепкий человек неопределённого возраста.

Поздняя осень. Улица. Хмуро. Дорога. Вдалеке видны коттеджи. На обочине стоит старая автобусная остановка — козырёк, стены сзади и по бокам, лавочка. Накрапывает дождь. Периодически слышится звук проезжающих машин. По обочине идёт Таня в очень легкой курточке. Она покачивается. Видно, что она немного пьяна. Ей холодно. На плече висит дамская сумка, в руке она несёт пакет. Таня что-то про себя читает отрывисто, кажется, это стихи (стихотворение Ольги Родионовой «В пятом часу утра, в марте..»). Говорит отрывочно и очень невнятно отдельные фразы, иногда повторяет их.

Таня: В пятом часу утра в марте отыскиваешь на карте — город, квадрат двора, окна, потом одно окно. Отыскиваешь на карте — город... одно окно... На стекле налепленный криво лист альбомный, слова: «Я никогда не забуду Рио и жар любовный». Я никогда не забуду Рио... Черубино, дух трамвайный, воробей в вагонной давке, о, поймайте, удержите, дайте, дайте! Поймайте, удержите, дайте... Что за слово «перекрёсток», что за корень мандрагора, что за город мой прекрасный, что за город? Что за город мой прекрасный. Ну, поймайте же его, поймайте же, а он колотится о стёкла, в это солнце, в это солнце, в эту жесть, в эту жесть, в этот жёлоб водостока, в эту жалость, жалость, в эту нежность, нежность, нежность, в этот город воробьиный... воробьиный... В этом городе неправедном руками не поймать то, что хочется потрогать и сломать. В этом мире жутком ничего не поймать. А поймаешь — просто птаха, ком отчаянья и страха, ну кому она нужна. Ком отчаянья и страха...

Она доходит до остановки и, продолжая читать строчки стихотворения, садится на лавочку, вдыхает воздух. Копается в своём пакете. Достаёт из пакета какие-то приспособления, что-то вставляет в чехол. Наконец собирает. У неё в руках вейп. Она подносит сигарету в чехле ко рту, вдыхает и выдыхает облако дыма. Она довольна и расслабленна. Звонит сотовый.

Таня: Как всегда. Стоит только... Кого там несёт.

Она ставит вейп рядом, лезет в дамскую сумку и достаёт телефон.

Таня: Да, привет. Да, сыночек. Ты уже пришёл? Всё хорошо? В школе? Да! Ну ладно. Нет, ешь. Я только еду. Сейчас автобус будет, я приеду. Через часа два. Делай уроки. Да. Голос? День рождения был. У кого? У мелкой. У Софки. Нет, нет. Я не пила. Честное слово, не пила. Ты что, мне не веришь!? Нет! Я тебя отлуплю. Вот увидишь. Пока! Я скоро.

Таня кладёт телефон обратно в сумку.

Таня: Вырос, ещё воспитывает!

Таня опять берёт свой вейп и подносит ко рту. Слышится звук машины. Машина останавливается, хлопает дверь. Слышатся шаги. Таня опять всё ставит обратно, рядом на лавочку.

Таня: Вот принесла же его...

Ваня: А я тебя обыскался. Ты куда пропала?

Таня: Ушла.

Ваня: А зачем? Ко мне же собирались сегодня. Машка уехала. Квартира свободна. Ты же обещала!

Таня: Не хочу.

Ваня: Там уже хозяйский утренник закончился. Все разъезжаются. Вроде ничего прошло.

Таня: Плевать.

Ваня: Хозяйская дочка довольна. Семь лет — большая уже. Да и ты не подвела вроде, всё устроила, молчат хозяева.

Таня: Да ну их всех.

Ваня: Ты перепила.

Таня: Немного.

Ваня: Смотри, хозяева уже мне говорили о тебе.

Таня: Они всегда говорят.

Ваня: Ты замёрзла. Поехали.

Таня: Сказала же...

Ваня: Оделась не по погоде.

Таня: Тебе что?

Ваня замечает рядом с Таней вейп.

Ваня: Э! А это что?

Таня: Что?

Ваня: Ну это?

Ваня показывает на вейп.

Таня: Я уже большая.

Ваня: Ты сегодня много пила. Я видел!

Таня: И что? И что!

Ваня: Смотри!

Таня: Я уже тебе сказала.

Ваня: Всё бубнит целый день.

Таня: Отстань вообще.

Ваня: Здесь тебе не Рио - стишки свои читать.

Таня: Не до тебя.

Ваня: Тань, послушай.

Таня: Что тебе, Вааня!?

Ваня: Вааня... (передразнивает)

Таня: Ну и?

Ваня: Слушай, я знаю, что ты неплохая, но и знаю, что ты можешь всё испортить.

Таня: Комплимент. Спасибо!

Ваня: Я помню, как в прошлый раз было.

Таня: Что ты там помнишь!?

Ваня: Да как ты на Новый год сначала выпила шампанского, потом вина, а потом пошла и накурилась всякой дряни.

Таня: Мне надо было расслабиться. Я устала! Устала!

Ваня: А потом ты села в сугроб и не могла встать. Руками и ногами не могла пошевелить, напившись и накурившись. Я уж думал, скорую вызывать или домой тебя вести. Хорошо, что хозяева не увидели. Хорошо, что на руках до машины отнёс. Хорошо, что через час отошла.

Таня: Спасибо, спасибо...

Ваня: А потом плакала. Коля твой, сыночек... да как же он без тебя?.. Еле в чувства тебя привёл.

Таня: Вот такая я. И что!?

Ваня: Да ничего.

Таня: Ну и отстань.

Ваня: Просто Коля твой - парень смышленый, хоть и сморчок.

Таня: Он не сморчок!

Ваня: Да... Я ему говорю, что давление у тебя, таблетки приняла. А видать, он всё и без нас знает.

Таня: Ничего он не знает. Маленький он.

Ваня: А ты, видать, хочешь повторения. Опять какая-то дрянь у тебя стоит.

Таня: А тебе-то что. Тошно мне, слышишь. Тошно! Жить тошно!

Ваня: И что?

Таня: А выпью, покурю и весело.

Ваня: Дура!

Таня: Я просто устала. Я хочу отдохнуть.

Ваня: Вот так? На дороге с какой-то гадостью в руках?

Таня: Вот так!

Ваня: Доиграешься.

Таня: Не начинай!

Ваня: Не начинай!? А придётся. Вчера хозяева говорили, что Танька часто прикладывается. Выгонят. А это они ещё про новогоднюю историю не знают и про то, что ты такую дрянь в их дом приносишь. Ты же знаешь...

Таня: Слушай, отстань!

Ваня: Это они не знают, что вот такая живёт рядом с их чистенькими, замечательными
детишками. Если бы они всё про тебя знали бы...

Таня: И что?

Ваня: Тебе деньги не нужны?!

Таня: Может, и нужны.

Ваня: Хотя бы держи себя в руках, чтобы незаметно.

Таня: А не получается у меня.

Ваня: Поехали ко мне.

Таня: А вот выгонят меня?

Ваня: Ладно... Не выгонят.

Таня: Ну, а вот выгонят, ты меня что — разлюбишь, бросишь!?

Ваня: Не говори глупости.

Таня: А ты меня и не любишь...

Ваня: Ну, ты точно перебрала. Поехали.

Таня: Да и я тебя. На автобусе поеду. Коля уже дома, уроки делает.

Ваня: Автобус ещё не скоро. Слушай, а может, ты того!?

Таня: Что?

Ваня: Втюрилась. Я видел, как ты на этого артиста смотрела.

Таня: Не смотрела.

Ваня: Поджидаешь его тут?

Таня: Сдался он мне.

Ваня: Про звёзды там, про любовь пел, говнюк. Нашёл, что петь на детском утреннике.

Таня: Отстань.

Ваня: На фик таких вообще приглашать! И пялилась на него. Видел же.

Таня: Сказала — не смотрела.

Ваня: Видел, меня аж зло взяло. Можете же вы вот так смотреть!

Таня: Как?

Ваня: Как собаки преданные. На меня так никогда не смотришь. А на этого фигляра смотрела.

Таня: Да ну?

Ваня: Смотри, будешь что с такими выкручивать - и его, и тебя прибью.

Таня: Да такие на меня и не смотрят. Для таких вот артистов я ничего не стою. Не смотрят они на меня... Лишь такие, как ты, на меня смотрят.

Ваня: Поехали, что здесь на холоде сидеть.

Таня: Я на автобусе.

Ваня: Замёрзла. У меня посидишь, отойдёшь.

Таня: У тебя что, чешется что-ли, передок твой?

Ваня: Вот, дура.

Таня: Машка заработалась - энергию девать некуда?

Ваня: Машку не трогай.

Таня: Ну и иди к своей жене, пусть она тебе и даёт сколько влезет.

Ваня: Не люблю я, когда ты выпьешь, дурой становишься.

Таня: А я и есть дура, раз жизнь такая.

Ваня: Да что ты понимаешь? Всё в облаках витаешь, не можешь, как все. Всё надо быть какой-то вот эдакой. Все живут так, и ты живи так!

Таня: Как так!?

Ваня: А вот нормально, как все живи. Деньги есть, работа есть, сын есть, а что не живётся?! Ну, не сложилось там у тебя, ну, муженёк там твой когда-то был. Ну и что? Прошлое. У всех так. Да мало ли... Живи ты... Нет, ей надо вот эдак, вот сяк ей надо. Вот она там в страданиях и мучениях.

Таня: А что ты знаешь обо мне!?

Ваня: Что надо — то знаю.

Таня: Ничего ты не знаешь.

Ваня: Я охранник, я служба безопасности, что надо - знаю.

Таня: А душу мою...

Ваня: Опять.

Таня: Да всё понятно.

Ваня: Поедешь?! Последний раз спрашиваю. Просто до дома твоего отвезу, не нужна ты мне.

Таня: Вань, иди лесом. Видишь, я тут автобус жду, воздухом дышу.

Ваня: Чумовая баба!

Таня: Ага, она самая.

Ваня: Смотри, добрый я, добрый, а выгораживать тебя тоже надо уметь.

Таня: Да не выгораживай, сама справлюсь. Дай одной побыть. Иди, а...

Ваня: Тань, слышь?

Таня: Ну что тебе?

Ваня: Ты глупости-то не твори. Опять что...

Таня: Я автобус жду. Сижу и жду. Одна.

Ваня: Не нравишься ты мне такая.

Таня: Ну и валяй лесом. Езжай, куда ехал.

Ваня: Может, поедем?

Таня: Топай, Ваня! Топай!

Ваня: Э... Вот, дура...

Таня: Иди...

Ваня: Дура!

Ваня уходит, но оборачивается.

Ваня: И это... Слушай... Я видел всё. В твоём пакете продукты с дня рождения. Пирожное, конфеты... Я же не один это вижу. Ты смотри.

Таня: Это Коле.

Ваня: Камеры. Увидят - уволят. Дура ты!

Таня: Плевать.

Ваня: Да ну тебя.

Ваня уходит, слышится звук открываемой двери машины, заводится мотор и машина уезжает. Тане холодно, она ёжится.

Таня: Вот пристал. Вот только хочешь хоть немного отдохнуть от всех...

Таня смотрит в пустоту и как бы про себя читает строчки, потом берёт в руки вейп, крутит его в руках, вдыхает и выпускает дым.

Таня: В пятом часу утра в марте, отыскиваю на карте — город, квадрат двора, окна, потом одно окно. На стекле налепленный криво лист альбомный и слова: «Я никогда не забуду Рио и жар любовный». Черубино, дух трамвайный, воробей в вагонной давке, о, поймайте, удержите, дайте, дайте! Ну, поймайте же его, он колотится о стёкла, в это солнце, в эту жесть, в этот жёлоб водостока, в эту жалость, в эту нежность, в этот город воробьиный... В этом городе неправедном руками не поймать то, что хочется потрогать и сломать. А поймаешь — просто птаха, ком отчаянья и страха, ну кому она нужна. Ком отчаянья и страха... Ну кому нужна я...

Таня читает строчки стихотворения всё тише. Звучит музыка. Таня курит и выпускает дым. На её лице отрешённость.

Затемнение.  

Продолжение следует...

Дмитрий Ластов
Москва (Россия)

Дополнительные материалы:

И наступает счастье...
Пьеса в 9 частях 

Ноябрь
(Простая история 
о любви и дружбе)

 
 
 
 
 
 
 



Комментарии


 Оставить комментарий 
Заголовок:
Ваше имя:
E-Mail (не публикуется):
Уведомлять меня о новых комментариях на этой странице
Ваша оценка этой статьи:
Ваш комментарий: *Максимально 600 символов.