Главная / Inicio >> Рафаэль каждый день / Raphael cada día >> Воскресные чтения с Лилианой Черноваловой

Raphael cada día

07.04.2024

Воскресные чтения с Лилианой Черноваловой


Феномен
(Книга о современнике)
Вокальные мытарства
Дианы Оболенской.
Три концерта. Отступление (3)

С тех пор началась вонапецкая стихомания. Подробнее об этом я расскажу в разделе "Содержание" (глава "Провинциальная поэзия третьего разряда..."), а сейчас не будем на этом задерживаться. Суть и вина этой мании в том, что она каким-то образом повлияла на отношения Вонапеца и Бояновой: они дали трещину. 

рафаэль певец испания

Зашпаклевать ее было невозможно: на глазах у Бояновой она продолжала медленно расти и приобретала угрожающие размеры. Круглая капсула, в которой восемь лет подряд уживались два маленькие семечка, неотвратимо раскалывалась пополам.

Заболев стихоманией, Вонапец в бреду вообразил, будто стихи ему диктует Бог. Он периодически слышал некие странные голоса, которые заставляли его срываться с места, где бы он ни был, хватать любую попавшуюся под руки бумагу, карандаш, ручку, фломастер, губную помаду, мел... короче говоря, любой пишущий предмет и записывать, записывать, записывать, - записывать все, что ему нашептывалось. Сознание того, что им руководят некие сверхъестественные силы, подкреплялось еще и вещими снами - странными и страшными снами, которые всегда сбывались буквально. Однажды ему приснилось, будто он попал куда-то в поднебесье, где сдавал некий экзамен каким-то загадочным личностям. На них были белые магистерские мантии и колпаки с кисточками, а помещение, в котором они находились, - черным. Со строгим ученым видом они экзаменовали Вонапеца, который сидел перед ними за длинным и гладким черным столом. Он сдал экзамен. С тех пор он решил, что ему надлежит быть вокальным педагогом: они велели ему!

Был и другой сон - сон недавний, относящийся ко времени, о котором я повествую. Он был связан с матерью Вонапеца, которая в данное время сильно болела. Вонапецу приснилось, что они с матерью долго спускались по крутой лестнице в какое-то мрачное, глухое черное подземелье. Там было холодно, страшно и жутко. Наконец он и его мать очутились у неких ворот. Не знаю, была ли на них надпись... не припомню... кажется, Вонапец говорил, что была. "Врата ада" или нечто в этом роде значилось на них, и жуткий страх ледяными дланями схватил за горло Вонапеца, когда он остановился перед ними. Дверь медленно и со скрипом отворилась, и мать шагнула вперед. Черная мгла, вырвавшись из ворот, поглотила ее. Вонапец ринулся за ней, но металлическая дверь захлопнулась перед самым его носом. Он пытался открыть ее, - дергал, колотил по ней кулаками, пинал ногами, - но она не поддавалась. Он понял, что ему туда еще рано, и возвратился восвояси - на землю, в лоно жизни. Узрев сей сон, Вонапец понял, что он истинный избранник Бога и пророк: такой сон не каждому приснится!

Однажды Вонапец предсказал некоей женщине смерть ее ребенка. Не знаю, было ли это собственно предсказанием, или сила вонапецкого слова настолько велика, что оно в самом деле может убить человека... Одна женщина почему-то отказалась однажды выполнить какую-то просьбу Вонапеца, и тогда он сказал, что ей за это отомстят: сегодня вечером умрет ее ребенок. Так оно и случилось - в точности так, как передал Вонапец. Женщина пришла в шок. С тех пор она трепетала перед Вонапецем и исполняла все его просьбы.

А однажды он угадал дату рождения Надежды Аркадьевны Оболенской, причем мне известно, что никто из знакомых Оболенской не осведомил его об этом. На ее вопрос, откуда он узнал, Вонапец ответил: - Мне нашептал Господь Бог.

Голосам, регулярно посещавшим его во сне ли, наяву ли, он придавал огромное значение. Он искренне верил, что информация, которую они несут, абсолютно правдива и не может быть подвержена сомнению. Один из таких голосов однажды сообщил ему сценическое имя Дианы. Это было в самом начале ее занятий у него, в один из поздних вечеров, когда Вонапец, смежив очи, начал было засыпать.

- Диана-Дианесса, - произнес таинственный голос, и на следующий день Вонапец передал послание ученице. Вид у него при этом был загадочно-торжественный. Он усадил Диану на стул и патетически зашептал, пристально заглядывая в очи:

 - Диана-Дианесса!..

Он уверил девушку, что это никакая не шутка, хотя поначалу она так подумала. Преступление сомневаться в том, что нашептывают Вонапецу с небес мистические голоса развоплощенных сущностей! Правда, он почему-то сразу забыл об этом имени: на концертах его ученицу по-прежнему именовали Дианой Оболенской...

Все эти удивительные вещи, периодически случавшиеся с Вонапецем (не знаю только, правду ли он говорил насчет посещавших его голосов, ведь могло быть и так, что ему лишь казалось, что он слышит их, тогда как на самом деле это всего-навсего был его собственный внутренний голос, - но в остальном я не сомневаюсь ни капли), - итак, все эти трансцендентные вещи внушили ему сознание того, что он стоит на голову выше окружающих людей, в том числе и самой Бояновой. Стихомания лишь укрепила данную позицию. Как только она овладела им, с ним стало происходить нечто уму непостижимое. Если прежде, как утверждала Зоя Евстафьевна, он был нормальным, здравомыслящим, душевным человеком, эмоциональным, но в меру, уверенным в себе, но не до болезни, то теперь он изменился, и изменился круто. Это был одержимый человек. Мания величия, признаки которой едва проглядывали и ранее, теперь захватила его полностью и день ото дня приобретала все более чудовищные размеры и формы.

Он возвел себя не просто в степень какого-то мелкого идолишки, а верховного божества, жаждущего бесконечной и неограниченной жертвы. Недаром же одно из стихотворений он назовет "Я - Президент Российского Парнаса"! Это был капризный и жадный бог, бог-самодур, бог - гигантский вампир, которому оказывалось мало любой жертвы, даже самой бескорыстно-пламенной. В теле Вонапеца поселилось несколько разных личностей, которые механически менялись, как маски актера, - они сменялись так быстро, что разум не успевал контролировать это мелькание. На смену гипертрофированной нежности, жидкой и сладкой, как елей, в которой вы растворялись, как сахар в воде, или плавились, как кусок шоколада в раскаленном масле, приходила агрессия, такая же непостижимая. Охваченный ею, Вонапец походил на буйно помешанного. Натяни на него смирительную рубашку - он и ее разорвал бы, так что от нее не осталось бы и нитки. Эта агрессия напоминала вам черный кофе с перцем - помните, я уже приводила это сравнение?

Подобные перемены в настроении в конце концов так изнуряли Вонапеца, что он, лишившись последних сил, трупом падал на диван и плашмя лежал несколько часов, после чего начиналась новая жизнь, такая же буйная, как и прежде. Эти чудовищные перемены не имели под собой никаких видимых оснований. Ни с того ни с сего Вонапец мог схватить со стола нож - ему, например, не понравилось, как вы его положили, - и наброситься на вас, грозя перерезать горло. Иногда он угрожал самоубийством, размахивая ножом или вилкой и картинно, с трескучим пафосом бездарного актера целясь ими себе в живот или в грудь, - это случалось, когда вы ему чем-нибудь не угодили. "Я боюсь его!" - в ужасе признавалась Боянова, которой он стал устраивать подобные представления чересчур часто, - раньше этого не было вообще. Она прятала от него все, что в доме имелось острого: ножи, вилки, топоры, вязальные спицы, бритвенные лезвия, ножницы и проч.

Вонапец мог ни с того ни с сего повысить на нее голос, оскорбить, обругать матом, стоило лишь ей сделать что-нибудь не так. Причиной чаще всего была какая-нибудь пустая, незначительная мелочь. Здоровому мозгу такие мелочи не страшны: у него к ним особый иммунитет, - а вот кастрюля вонапецкого черепа (замечу, что нередко на занятиях он сравнивал голову Дианы и других учеников с кастрюлей, которую они обязаны были открывать, дабы звук свободно вылетал из нее), отверстая мистическим голосам и прочему демонизму, с большой охотой и без отбора поглощала извне всевозможные инородные тела. Так что любая мелочь, попадая в такую кастрюлю, вызывала брожение в бурлящем мозговом бульоне, и Вонапец уже не отдавал себе отчета ни в собственных действиях, ни в словах.

Испугавшись не на шутку, Боянова помчалась к экстрасенсу. Тайно от мужа она захватила его стихи, чтобы при случае показать. Выслушав несчастную, экстрасенс поведала ей, что Вонапец одержим сатаной. Стихи, которые он якобы слышит и потом записывает, никоим образом не могут исходить от Бога. Странные вещи, происходящие с ним, скорее напоминают демонические, нежели божественные явления. Боянова обязана, пока не поздно, расстаться с Вонапецем, иначе он сведет ее в могилу! Незаметно для нее он может ее вампирить, и она так и не поймет, откуда берутся странные болезни и преждевременная старость! Все чаще Зое Евстафьевне в голову стала приходить идея навеки распрощаться с обожаемым Стефаном.

Действительно, жизнь с ним превратилась в ужасающую пытку. Конфликты и ссоры участились настолько, что она почти возненавидела Вонапеца. Она устала прятать от него ножи и вилки, устала жить в вечном страхе, в отвратительном жутком ожидании того, что ночью, во сне, он сотворит с нею нечто ужасное!.. она и думать об этом боялась! За последнее время, начиная с того ослепительного лета, когда Диана наносила ее дому свои "дочерние" визиты, она заметно изменилась: постарела, похудела, побледнела, стала чаще болеть, тогда как Вонапец разбрызгивал во все стороны здоровье, темперамент и жизненную энергию. Откуда у него брались силы?!

На глазах у паствы вонапеце-бояновский конфликт усердно вуалировался. Ни Диана, ни Роксана Рокассовская, ни Ира Карачкина, ни другие ученики ничего не подозревали. Лишь однажды (кажется, это было в ноябре или декабре, или даже в конце октября 1996 года) проницательная Роксана, обладавшая великолепной интуицией, почуяла нечто неладное: на одном из уроков Вонапец и Боянова вели себя странно; они не разговаривали друг с другом, не улыбались друг другу, а если перебрасывались парой слов, то это были холодные, деревянно-сухие слова с горьким привкусом; каждый из них, как обычно, делал свое дело, но уже не так, как раньше: между ними не чувствовалось единства, они удалились друг от друга на некую дистанцию. "Поссорились", - решила Роксана. Это был один из признаков растущего разлада между ними.

Потом пошли стихи - "Рождественское посвящение Стефану Миланчеву", "Я - Президент Российского Парнаса", "Вонапец я...", некая "Поэма" с политическим содержанием, короткая, но от первого до последнего слова густо напичканная желчью, вереница частушек, пересыпанных пошлыми словечками, произносить которые неприлично, а уж марать ими бумагу - тем более, и многое другое, в том числе и "Моя амазонка ночная". Свои черновики, сплошь исписанные корявым почерком, мятые, безалаберные, исчерканные вдоль и поперек, он носил на уроки и показывал Диане, устраивая целые концерты из своих "шедевров". Эти "чтения" превращались у него в обязательный пункт урочной программы. Не считаясь со временем Дианы, с настроением и желанием Бояновой, не учитывая их потребностей и вкусов, он бесцеремонно навязывал им свои "творения", которые считал в высшей степени гениальными.

Однако стихотворчество, вместо того, чтобы утончить его душу и сознание, очистить их от всякого рода скверны и просветлить, привело Вонапеца к деградации, первые признаки которой потихоньку начали проступать. Например, он ни с того ни с сего принялся наносить Оболенским неожиданные визиты, поднимая их с постели рано утром или выгоняя из-под душа, без спросу являлся в мастерскую к Надежде Аркадьевне, отнимая рабочее время. Стоило Оболенской появиться перед ним, он вдруг начинал безудержно кривляться и мяукать, как клоун на цирковой арене, выговаривая при этом самые нелепые слова, какие только в состоянии выдумать человеческий мозг. Один из подобных инцидентов случился, когда Оболенская явилась в училище взять его стихи, чтобы отдать их в редакцию поэтессе Елене Мальцевой! 

Продолжение следует...

Лилиана Черновалова
Ульяновск (Россия)

Дополнительные материалы:

Феномен
(Книга о современнике) 
Обращение к читателю. I
Обращение к читателю. II
Контуры
Тернистый путь. I
Тернистый путь. II
Тернистый путь. III

Тернистый путь. IV
Тернистый путь. V
Зеркало, или вокальные мытарства Дианы Оболенской
Зеркало, или
 вокальные мытарства Дианы Оболенской. Хаос. I
Зеркало, или вокальные мытарства Дианы Оболенской. Хаос. II
Зеркало, или вокальные мытарства Дианы Оболенской. Хаос. III
Вокальные мытарства Дианы Оболенской. Раздвоение личности. I
Вокальные мытарства Дианы ОболенскойРаздвоение личности. II. Часть 
1
Вокальные мытарства Дианы Оболенской. Раздвоение личности. II. Часть 2
Вокальные мытарства Дианы Оболенской. Визит заезжего певца
Вокальные мытарства Дианы Оболенской. Дебют
Экзамен и скандал. I
 
Экзамен и скандал. II (1)
Экзамен и скандал. II (2)
  Экзамен и скандал. III (1)
Экзамен и скандал. III (2)
Роксана. I (1)
Роксана. I (2)
Роксана. II (1)
Роксана. II (2)
Роксана. III (1)
Роксана. III (2) 
Роксана. IV
Вокальные мытарства Дианы Оболенской. Открытый урок. Вещие сны 
Вокальные мытарства Дианы Оболенской. Открытый урок. Подготовка 
Вокальные мытарства Дианы Оболенской. Открытый урок. Урочный день
Вокальные мытарства Дианы Оболенской. Открытый урок. Урочный час
Вокальные мытарства Дианы Оболенской. Открытый урок. Сбор лавров
Вокальные мытарства Дианы Оболенской. Открытый урок. Утренний визит
Вокальные мытарства Дианы Оболенской. Три концерта. I 
Вокальные мытарства Дианы Оболенской. Три концерта. 
Концерт первый: музыкальная школа № 9 (1)
 
Вокальные мытарства Дианы Оболенской. Три концерта. 
Концерт первый: музыкальная школа № 9 (
2)
Концерт первый: музыкальная школа № 9 (3)
Концерт первый: музыкальная школа № 9 (3Слезы на нитке (1) 
Концерт первый: музыкальная школа № 9 (3Слезы на нитке (2)
Концерт первый: музыкальная школа № 9 (3) Слезы на нитке (3)
Концерт первый: музыкальная школа № 9 (3) Слезы на нитке (4)
Вокальные мытарства Дианы Оболенской.Три концерта. Отступление (1)
Вокальные мытарства Дианы Оболенской. Три концерта. Отступление (2)




Комментарии


 Оставить комментарий 
Заголовок:
Ваше имя:
E-Mail (не публикуется):
Уведомлять меня о новых комментариях на этой странице
Ваша оценка этой статьи:
Ваш комментарий: *Максимально 600 символов.