Главная / Inicio >> Рафаэль каждый день / Raphael cada día

Raphael cada día

27.05.2018

Воскресные чтения с Дмитрием Ластовым


Круги на воде. Лирическое повествование
в десяти частях в 10 частях: 
часть II и III

Фотография Круги на воде / Зоя (ник Альт@ир) / photographers.ua

Коля и Таня входят в подъезд на первый этаж и подходят к окну на лестничной клетке. Там темно. В окно светит фонарь с улицы. На улице дождь.

Повсюду разбросаны какие-то вещи, бумага, куски чего-то, мусор. Коля подходит к окну, а Таня, боясь, остаётся у дверей.

Коля: Иди же.

Таня: Нет. Лучше здесь.

Коля: Ну чего-ты? Бомжи сейчас не живут в таких домах.

Таня: Боюсь я. А мыши?

Коля: Да ну тебя. Какие мыши!? Здесь нет еды – нет мышей. Поднимайся!

Таня: Темно.

Коля спускается и протягивает Тане руку.

Коля: Держись за меня.

Таня: Знаешь, я здесь давно не была.

Коля: И я.

Таня: Как думаешь, давно люди отсюда съехали?

Коля: Думаю, месяца три назад. Может, и больше.

Таня: Жалко.

Коля: Чего?

Таня: Снесут!

Коля: Построят новое.

На лестничной клетке видно несколько открытых дверей в квартиры. Темно. С улицы падает свет от фоноря. Коля и Таня оглядываются вокруг.

Таня: Когда-то здесь жили...

Коля: Всё было когда-то. А потом – кончается.

Таня: Жалко.

Коля всматривается в окно.

Коля: Смотри – там был твой дом, а сейчас башня стоит.

Таня: Везде здесь были пятиэтажки... А сейчас только эта и осталась – да и ту снесут.

Коля: У тебя сегодня невесёлое настроение было.

Таня: А чего веселиться. Татьяна Петровна хорохорится – а все болячки на виду. А Ваня наш уже лысый, а Катя-Заводила, какая была раньше стройняшка...

Коля: А сейчас - ягодка.

Таня: Ну вот. Чему радоваться? Я уж про себя не говорю. Наверное, все смотрели и думали: вот какая Таня стала, а была-то какой. А морщины!

Коля: Брось! Ты такая же осталась. Как была, осталась.

Таня: Не верю.

Коля: Смотри сюда.

Таня: Куда?

Коля: В стекло.

Таня: И что там?

Коля: Отражение видишь?

Таня: Ну?

 

Коля: И ты такая же...

Таня: Такая какая?

Коля: Загадочная, красивая, яркая...

Таня: Да ну тебя... Яркая!

Коля: Да такая же ты, как была. Помнишь!?

Таня: Да что там помнить. Сколько уже всего было. Я сидела сегодня и думала про всех нас: разбросала нас жизнь по всему миру. Все невесёлые. Дети есть – невесёлые. Детей нет – невесёлые. Квартира есть – невесёлые. Квартиры нет – невесёлые. Вот ты весёлый?

Коля: Мы такси хотели вызвать.

Таня: Подожди. Вот ты весёлый? Есть тебе в твои, сколько там, сорок два, то, за что можно веселиться и радоваться, скажи?!

Коля: Мне кажется, ты хорошо пила мартини.

Таня: Да брось ты. Мартини! Нечего тебе веселиться. Сидишь в своем Измайлово и кукуешь без жены и без детей.

Коля: Ты Танька такая же... Мне твоего характера явно не хватало.

Таня: А чего такая же – характер как был, так и есть. Вон щёки отрастил – вот вся твоя заслуга.

Коля: Ну, прикладывать ты здорово можешь и Ваньку ты здорово приложила.

Таня: А пусть не хвастается.

Коля: Ну уж!

Таня: А что он. У него то, у него сё... А мы что, лузеры? Был вырубала – таким и остался, только лысый теперь.

Коля: Да пусть, раз нравится.

Таня: А мне вот не нравится. Приложила, так ему и надо. Вызывай своё такси.

Коля: Сейчас.

Коля начинает ковыряться в телефоне. Таня осматривается на лестничной клетке.

Таня: Четвёртая... (Как бы про себя).

Коля: Что?

Таня: Четвёртая.

Коля: И?!

Таня: Это же Костина квартира. Четвёртая, первый этаж, налево.

Коля: Слушай! Да! Надо же. Я что-то думал, что его подъезд следующий.

Таня. Зашли в гости, так сказать, а хозяев уже нет...

Часть третья 

Коля подходит к двери и хочет войти в квартиру. Всматривается внутрь. Видна большая комната со старыми обоями и остатками какой-то старой мебели. На стене висит старое советское покрывало. Разбросан какой-то мусор как и на лестничной клетке: куски, коробки, разбитые пластинки, книжки, бумаги.

Коля: Как давно всё это было. Как будто в другом мире.

Таня: Слушай, мне страшно здесь. Не по себе как-то. Пойдём на улицу. Там вызовем такси.

Коля не слушает Таню. Идёт внутрь квартиры. Таня остаётся на лестничной клетке.

Коля: Вот, лет тридцать назад, если бы представить, что когда-то всё будет здесь так, как сейчас.

Таня: Пойдем, Коль. Не по себе. Ну...

Коля: Да что ты боишься. Ну чего?

Таня: Не знаю.

Коля: Приведений?

Таня: Боюсь. Правда – страшно.

Коля осматривается внутри. Что-то поднимает.

 

Коля: Жили люди – да сплыли... Во как...

Таня: А тётю Машу помнишь?

Коля: Как вторая мама была...

Таня: Вот-вот. Точно. Так с ней хорошо было.

Коля: А кто она была – физик, химик?

Таня: Кажется, в лаборатории работала при заводе. А так, знаешь, неинтересно было тогда.

Коля: А ведь мы её после похорон Кости и не видели ни разу. Интересно, что с ней стало?

Таня: Ей лет семьдесят сейчас должно быть.

Коля: Переселили её – другую квартиру дали...

Таня: Наверное. Вызови такси. Чего мы тут.

Коля: Сейчас.

Коля начинает что-то набирать в телефоне. Таня заходит внутрь комнаты и осматривается. За окном льёт дождь. Уличный фонарь освещает комнату. Коля что-то ворчит – у него что-то не получается. Таня подходит к стене, на стене на гвоздиках висит покрывало, она дотрагивается до него, и один гвоздь вылетает из стены — покрывало повисает на одном гвозде. Таня всматривается в стену.

Коля: Не получается. Связь здесь плохая.

Таня: Иди сюда. Посвети.

Коля: Что там?

Таня: Иди, иди...

Коля подходит к стене.

Таня: Сюда свети.

Коля светит на стену фонарём телефона.

 

Таня: Смотри. 

Коля: Что? Не пойму.

Таня: 14 мая – родился Костя. Вес 3 кило 600 грамм. Рост...

Коля: Ну!? 

Таня: Тётя Маша писала. Её почерк.

Коля: Почему?

Таня: Ну даёшь? А кто нам все задачки решал в школе. Её почерк!

Коля: Да, слушай, её!

Таня: Слушай, а я сейчас её часто вспоминаю. Как-то бывает накатывает... Да и как про Костю подумаю: в шестнадцать лет - и погибнуть.

Коля: Жить бы и жить ему. Друзей теряем – других не находим.

Таня: А она замужем была?

Коля: Знаешь, не знаю. Мне как-то неинтересно тогда было.

Таня: Ну, да. Когда взрослеешь, тогда и начинаешь больше о других думать и чем-то интересоваться кроме себя.

Коля: А она интересная была. Ведь мы никогда её не стеснялись и не боялись. Собирались вот в этой комнате – а она с нами. Играли, телевизор смотрели, уроки делали... Лучше, чем дома здесь было. А сейчас... Мрак и темнота.

Таня: Скорее всего, одинокая она была. Да и Костя ничего особо не говорил о маме.

Коля: Странно.

Таня: А чего странного!? Знаешь сколько народу по земле ходят и ходят... и молчат о своих делах да проблемах...

Коля: Подожди, Мартини... Остановись!

Таня: Да ну тебя! Свети сюда.

Коля: А что это на стене?

Таня: Не знаю. Может, дневник вела такой.

Коля: Так. Странный дневник - на стене.

Таня: У Миши родилась дочка. Дата – годом позже.

Коля: Дочка у Миши? А причем тут Миша?

Таня: Первое слово «мама». Она тут всё писала. Как чудно. Свети сюда. Так.

Коля: Слушай, а Костя по документам был Михайлович, я с похорон запомнил.

Таня: Хочешь сказать – отец его и дочка у него родилась. Значит, он ушел к другой.

Коля: Не знаю. Подумал просто.

Таня: Костя укусил воспитательницу - тут так написано.

Коля: Похоже на него.

Продолжение следует...

Дмитрий Ластов
Москва (Россия)


Дополнительные материалы: 
   

Круги на воде (лирическое повествование 
в десяти частях)
 
Часть I 

Сумерки (простая история о любви и жизни)