Главная / Inicio >> Рафаэль каждый день / Raphael cada día

Raphael cada día

10.06.2018

Воскресные чтения с Дмитрием Ластовым


Круги на воде. Лирическое повествование 
в десяти частях: 
часть V и VI

Фотография Круги на воде / Зоя (ник Альт@ир) / photographers.ua

Дмитрий Ластов продолжает представлять свое драматическое произведение, с первыми частями которого наши читатели смогли познакомиться в предыдущие выходные дни. Итак,..

Таня и Коля сидят в задумчивости. Таня прислушивается.

Таня: Слышишь?

Коля: Что?

Таня: Шаги.

Таня невольно прижимается к Коле.

Таня: Слышишь? Кто-то идёт? (Шёпотом)

Коля: Да нет там никого. (Достаточно громко)

Таня: Слышишь?

Коля: Да что ты?!

Таня: Да ну тебя. Сейчас набегут бомжи.

Коля: Выпрыгнем.

Таня: Прямо из окна?

Коля: Да.

Таня: Не высоко?

Коля: Позабыла, как мы прыгали?

Таня: Да когда это было! Нет, там кто-то есть. Иди посмотри.

Коля: Думаешь?

Таня: Ну иди же.

Коля идёт к лестничной клетке. Таня его окликает.

Таня: Стой!

Коля: Что?

Таня: Палку возьми.

Коля: Зачем?

Таня: На всякий случай.

Коля: Думаешь, поможет?

Коля находит какую-то доску и идёт на лестничную клетку. Таня, испуганная, ждёт его и всматривается в дверь. На лестничной клетке никого нет. Коля шерудит там чем-то ногой, достает какую-то шляпу и надевает на себя, подходит к двери в квартиру. Рывком открывает дверь и врывается в квартиру.

Коля: Зарэжу а, денги гани. (С каким-то кавказским акцентом)

Таня визжит. Коля подходит к Тане ближе. Таня бьёт сумкой по голове Колю.

Коля: Тихо ты. (Своим голосом).

Таня: Дурак! Вот всю жизнь ты так... Чудило!

Коля приобнимает Таню, но она вырывается.

Таня: Вырос тут долдон эдакий.

Коля: А в пионерском лагере помнишь, как я тебя напугал.

Таня: Да ну тебя. Идиот!

Коля: Здорово ты напугалась тогда. Напугали вожатые нас. Идут все такие после костра с поляны, по сторонам смотрят, в темноту с тропинки не сходят.

Таня: Идиотом ты был и идиотом остался.

Коля: И тут...

Таня: И тут, такой урод, как ты, выскакивает и орёт... Я чуть...

Коля: Подробностей не надо.

Таня: Так вот, потом люди инвалидами становятся из-за таких...

Коля: Да ладно... Весело было. Есть, что вспомнить.

Таня: Забудешь тут...

Коля: Здорово было с тобой в одном отряде тогда.

Таня: А знаешь, кто тебя в последнюю ночь зубной пастой измазал?

Коля: Ты. Кто же ещё...

Таня: Так здорово было там. Ночь, и мы такие по коридору идём вас мазать пастой...

Коля: А мы не спим с мальчишками и ждём.

Таня: Так вы не спали?!

Коля: Конечно. Это же традиция — в последнюю ночь перед отъездом...

Таня: Я-то думала. И, ты видел?

Коля: У меня ж глаза были закрыты. Я твои ручки чувствовал. Втирает, втирает пасту — старается.

Таня: Ну вот, все воспоминания испортил.

Коля: Да ладно тебе.

Таня подходит к стене. Что-то читает.

Таня: Посвети мне.

Коля: Что-то нашла?

Таня: Она пишет про детский сад. Укусил. Поранился. Ездили в Прибалтику.

Коля подходит к Тане.

Коля: 1-е сентября.

Таня: А ты его помнишь? Тот день?

Коля: Практически нет. Не помню.

Таня: А я помню. У меня был такой красивый-красивый бант, белые колготки, белый фартук, цветы... Я говорю, и кажется, что лучше дня и не было.

Коля: А для меня первое сентября – грустный день. Я и сейчас-то его не люблю.

Таня: Чего его не любить!?

Коля: Не люблю я его и всё.

Таня: Это потом у тебя так, а в первом классе всё было по другому. Вот слушай: у Кости будут хорошие друзья. Такие милые, добрые лица. Это про нас.

Коля: А мы и были милые и добрые.

Таня: Время было такое — мы были маленькими и милыми.

Коля: Тяжёлое тогда было время.

Таня: Не для нас. Для нас это было детством.

Коля: А я уже даже и не представляю – другой мир.

Таня: Вернуться бы туда.

Коля: Так мы и вернулись.

Таня: Не смешно.

Коля: А чего...

Таня: Вернуться бы туда, когда был жив Костя, когда мы плавали на плоту, когда приносили сюда щенков и собак, когда тётя Маша здесь нас кормила своим вкусным супом и делала бутерброды.

Коля: А куда она их девала?

Таня: Кого?

Коля: Котят и щенков.

Таня: Кажется, она их пристраивала.

Коля: Слушай, а я не представляю, как так можно жить сейчас — как мы тогда жили.

Таня: Как так?

Коля: Ну, вот гулять допоздна, котят приносить, на плоту плавать... и вообще быть такими, как мы были.

Таня: А я бы поплыла на плоту. Уплыла бы так далеко, как только можно. Чтобы всё это не видеть, никогда не видеть.

Коля: Вот это? (Показывает на комнату)

Таня: Да что это – жизнь мою.

Коля: Мартини?

Таня: Дурак ты, Колька. Какое мартини. Я выпила то всего. Уже всё прошло.

Коля: А что?

Таня: Да как-то всё не так. Понимаешь? И зачем всё это нужно?

Коля: Что?

Таня: Да жизнь моя.

Коля: А что тебе не нравится? Радуйся, и всё.

Таня: Я вот архитектором хотела стать — города новые строить, а стала бухгалтером.

Коля: Это же неплохо.

Таня: Вот именно – не плохо, и не хорошо!

Коля: Хорошо, что космонавтом не хотела стать.

Таня: Коньяк!

Коля: Всего чуть-чуть пил.

Таня: А вот Костя хотел путешествовать.

Коля: А знаешь, мы ведь с Костей вместе были влюблены в Татьяну Петровну, в классную.

Таня: Да её весь класс любил.

Коля: А мы больше.

Таня: Откуда ты знаешь, что он в неё влюбился?

Коля: Сказал.

Таня: Катьку он любил.

Коля: Из соседнего класса?

Таня: Ага.

Коля: А я не знаю...

Таня: Потому что он меня спрашивал, что ей подарить да что она любит. А я как разведчица у неё всё узнавала.

Коля: Жаль.

Таня: Что?

Коля: Жаль, что так всё. Даже и не представить, каким бы он был сейчас.

Таня: Может, он был бы великим путешественником...

Коля: А может, бухгалтером.

Таня: Не смешно.

Таня отходит от стены к подоконнику. За ней идёт Коля. Они садятся. Молчат. Вдруг Таня говорит.

Таня: А помнишь, как мы готовились к постановке в 11-м классе, как мы ставили «Завтра была война»?

Коля: Да, конечно.

Таня: Тебя не взяли на роль, и ты просто помогал делать декорации и был на подхвате. И за день до премьеры мы сидели за сценой, и ты помогал мне повторять роль, ты же выучил весь текст.

Коля: Да Вика Люберецкая. Ты её играла. А Искру играла Краснодубова.

Таня: Я так волновалась тогда. Так было страшно. Места себе не находила. А Краснодубова была такой как ее фамилия. Даже повторять отказалась — пошла в кино.

Коля: Ты была замечательна.

Таня: Когда?

Коля: И там за сценой, и на сцене.

Таня: А я помню. Помню вот всё, что было. (Таня начинает играть отрывок из «Завтра была война») Я никогда не задумывалась, что такое любовь. Наверное, это стихи заставили меня задуматься, - говорила Искра Вике, а я отвечала ей. - Папа говорит, что в жизни есть две святые обязанности, о которых нужно думать: для женщины – научиться любить, а для мужчины – служить своему делу. Как ты представляешь счастье? Ну, Коля! Давай! Ты же помнил весь текст!

Коля молчит. Собирается с мыслями.

Коля: А Искра тебе в ответ: счастье? Счастье – быть полезной своему народу.

Таня: Нет. Это – долг, а я спрашиваю о счастье.

Коля: А как ты представляешь?

Таня: Любить и быть любимой. Нет, я не хочу какой-то особой любви: пусть она будет обыкновенной, но настоящей... И чтобы мы жили дружно и умерли в один день.

Коля: Пропустила полтекста.

Таня: Не сбивай меня. Продолжай.

Коля: А тебе не кажется, что это мещанство?

Таня: Я знала, что ты это скажешь. Нет, это никакое не мещанство. Это нормальное женское счастье.

Коля: А работа?

Таня: А я ее не исключаю, но работа – это наш долг и всего. Папа считает, что это разные вещи: долг – понятие общественное, а счастье – сугубо личное.

Коля: А что говорит твой папа о мещанстве?

Таня: Он говорит, что мещанство – это такое состояние человека, когда он делается рабом незаметно для себя. Рабом вещей, удобств, денег, карьеры, благополучия, привычек. Он перестаёт быть свободным, и у него вырабатывается типично рабское мировоззрение. Он теряет своё «я», своё мнение, начинает соглашаться, поддакивать тем, в ком видит господина. Вот как папа объяснил мне, что такое мещанство как общественное явление. Он называет мещанами тех, для кого удобства выше чести.

Коля: Сыграли отрывок. И скажи, что я не настоящий актёр!?

Таня: Коля, не слушай меня. Ты самый, самый настоящий актёр, и самый лучший. Ты бы там всех сыграл.

Коля: Спасибо.

Таня: Сколько лет прошло, а я помню текст. Вот, как будто всё само сейчас пришло. Так бы и вышла на сцену сейчас.

Продолжение следует...

Дмитрий Ластов
Москва (Россия)

Дополнительные материалы:    

Круги на воде (лирическое повествование 
в десяти частях)
 
Часть I 
Части II и III
Часть IV

Сумерки (простая история о любви и жизни)