title="Главная">Главная / Inicio >> Рафаэль каждый день / Raphael cada día >> Субботний вечер с Дмитрием Седовым

Raphael cada día

04.08.2018

Субботний вечер с Дмитрием Седовым


Тайна черной мантильи 
(поэтический роман времён Филиппа II Испанского 
с прологом и эпилогом): глава XII

Наступил вечер субботы, и Дмитрий Седов, замечательный автор нашего издания, который подарил столько замечательных историй читателям, продолжает рассказ.

Хитросплетения судеб и самые неожиданные события в жизни героев рождают причудливые повороты сюжета, который, не останавливаясь, мчится вперед...

Дмитрий СедовГЛАВА XII

-1-

Канцлер был возмущён до предела:
«Как он смел увезти мою дочь?!
Да и как Хуанита посмела
Ускакать от родителя прочь?!
А дуэнья?! Седая плутовка,
Мне клялась, что за дочкой следит,
А сбежала так быстро и ловко,
Как не всякий разбойник сбежит!..

Ничего, всех отыщем однажды.
Жаль, что время упущено, жаль…
Дочке всыплю не раз, и не дважды,
Остальных же - под острую сталь.

Дона Педро неплохо б упрятать
В веракрусской тюрьме до поры,
Чтоб не вздумал доноса состряпать
На меня… Тут до крупной игры

Может дело дойти. Не иначе,
Здесь измена взаправду... Мой Бог!
Я молю, ниспошли мне удачу,
А врагам - эшафот иль острог!..»
Так дон Карлос твердил возмущённо,
Глядя, как расцветает заря;
И не знал, что за ним потаённо
Наблюдают. Не знал он. А зря.

                  -2-

Себастьян из Сантьяго, конечно,
То подслушивал; кто, как не он!
Хитрой бестии черносердечной
Не спалось; да какой же тут сон,

Если вдруг упорхнула удача
Вместе с девушкой?! Да ещё с кем?
С осуждённым на казнь, не иначе…
Кот шкодливый в суконном мешке
Так не бьётся, не воет, не рвётся,
Как кипел про себя Себастьян;
И от злости, как часто ведётся,
Без вина был порядочно пьян;
Распалялся он в злобном угаре,
Но держал свои нервы в узде,
Сохраняя улыбку на харе
Где бы ни был, всегда и везде.
Отступать он и не собирался,
Новый план зрел в упрямой башке;
Потому-то лисой и подкрался
К двери канцлера. Хоть на замке
Дверь дубовая, ушлый пройдоха
Не напрасно прильнул к косяку:
Всё расслышал, как де ла Риоха
Бормотал, разгоняя тоску.
И на этой секретной закваске
Замесить вздумал тесто злодей:
Как предать то, что слышал, огласке,
Чтоб сгубить ещё больше людей.

                  -3-

Золотило деревьев верхушки
Солнце раннее. Снова в седле
Хуанита с Энрике; к опушке
Леса резво скакали. Во мгле

Пребывала чащоба сырая,
Замирал в ней порядок ночной;
День рождался, лучами играя
В каплях свежей росы; водяной
Дух струился по зелени сочной;
Лес являл свою мощную стать,
И вершин Сьерра-Мадре Восточной[50]
За спиною его не видать.
Здесь, в начале суженья дороги,
Ездоки придержали коней,
Чтоб они свои быстрые ноги
Не сломали средь толстых корней.
Путь, которым отряд продвигался,
Был индейской тропою лесной;
Лес прохладный над нею смыкался
Изумрудною аркой чудной,
Изощрённым живым полукружьем,
С любопытством ловя каждый звук:
Голоса, хрип коней, звон оружья
И мачете сухой перестук.

                  -4-

«Я так счастлива! - тихо шептала
Хуанита супругу в пути, -
Как для этого нужно мне мало:
Просто рядом с тобою идти!

Так всю жизнь я б шагала, шагала…
Несмотря ни на огненный зной,
Ни на ливень, ни тьмы покрывало,
Ни на ветер в лицо ледяной…
Ах, как счастлива я, мой любимый!
Как мечтаю тебе подарить
Я наследника; Богом хранимый,
Пусть он также сумеет любить,
И ответное чувство узнает,
Как узнать нам с тобой довелось…
Пусть немного, чуть-чуть, пострадает:
Чтобы счастье покрепче спеклось…»
И сжимал её руку Энрике,
И звенел его радостный смех,
И сверкали в очах его блики
Пылкой страсти; и тут же, при всех,
Обнимал он любимую нежно,
Наклонившись, на ушко шептал
Ей о чувстве ответном безбрежном,
И тихонько в висок целовал…

                  -5-

Долго путники лесом шагали,
Увлекая коней за собой;
И порою, на редком привале,
У костра собирались гурьбой.

Непременно звенела гитара,
И из уст Хуаниты лилась
Песня - плод сокровенного дара
О любви говорить, не таясь.
Молодые резвились, как дети,
Позабыв про питьё и еду;
Под соборным шатром ауете[51]
Целовались у всех на виду…
Но куда же при этом спешили,
И вели свой отважный отряд?
Этим утром супруги решили
В Веракрус возвращаться назад.
Пусть узнает отец потрясённый,
Что пред ним не преступник, а зять;
Уж тогда-то над парой влюблённой
Меч он вряд ли решится поднять;
Дело в нужное русло направит,
Смоет с истины грязь клеветы,
И в веках своё имя прославит,
Как порою дано лишь святым…
 
                  -6-

Вдруг, среди одного перехода,
Шум дозорный солдат услыхал;
Шум весьма неприятного рода -
Рядом яростный бой полыхал!

Тотчас острая сталь зазвенела,
Сталь давно заскучавших клинков:
Это путники двинулись смело
На пока неизвестных врагов,
И на помощь друзьям неизвестным;
И - успели, Мадонне хвала!..
Там, прижатые к скалам отвесным,
Сами, словно живая скала,
Бились двое испанцев с ватагой
Разъярённых индейцев; на них
Тотчас юный Энрике с отвагой
И повёл компаньерос[52] своих.
Рухнул кто-то под шпагою смелой,
Вскрикнул кто-то под храбрым мечом;
Как ни дрался противник умело,
А бежал, словно пёс под бичом.
Кончен бой!.. Каково ж удивленье
У пришедших на помощь: ведь им
Удалось обеспечить спасенье
В этот час не двоим, а троим!
Там, за спинами спутников верных,
Средь коней, был тот третий «храбрец»:
Трясся с видом испуганной серны
За стеною из верных сердец.
 
                  -7-

«Неужели, сеньор де Сантьяго?!
Вот так встреча! - Энрике вскричал, -
Керубино! Дружище, бедняга;
Надо ж, где я тебя повстречал!

Ты куда, иль откуда?» «В столицу.
По купеческим еду делам…
За спасенье, Энрике, сторицей
Я со временем всем вам воздам.
А пока о случившейся драме
Всё отцу рассказать попрошу;
Рад был нынче увидеться с вами,
И на этом прощайте, спешу!..»
«Передай де Альмансе послание:
Написал его добрый монах,
Он ко мне проявил сострадание;
А ещё королю на словах
Передай, что я вышел из тени
И теперь возвращаюсь домой,
Чтобы пасть пред отцом на колени,
Не один, а с любимой женой…
Что клянусь я распятьем священным,
Как пред Господом нашим Христом,
Что я верный слуга неизменный
Стяга с грозным бургундским крестом[53]
Попрощались - и в путь поскорее;
Доведётся ли встретиться вновь?..
А на камнях, под солнцем чернея,
Запекалась индейская кровь.

 

Продолжение следует...

Примечания автора:

[50]  Восточная Сьерра-Мадре – система параллельных горных хребтов на северо-востоке Мексики длиной около 1000 км, расположенная на восточном краю Мексиканского нагорья; максимальная высота – 4054 м над уровнем моря.

[51] Ahuehuete (ауеуете) – таксодиум мексиканский; вечнозелёное хвойное дерево, родина которого – Новый Свет; достигает 50 м в высоту и не менее велико в диаметре: самое толстое (11,6 м) «Дерево Туле» возраст которого не менее 1000 лет, находится рядом с г. Санта-Мария-дель-Туле в мексиканском штате Оахака.

[52] Compañeros – здесь – сотоварищи (исп.).

[53] Бургундский крест – косой крест (наподобие креста Святого Андрея, но с небольшими «веточками», и не синего, а красного цвета); официальный флаг Новой Испании (красный крест на белом поле), а также военно-морской флаг Испании (с 1506 по 1701 год).

Дмитрий Седов
Москва (Россия)

Дополнительные материалы:

Тайна черной мантильи 
Пролог и главы I и II
Главы III и IV
Главы V и VI
Глава VII
Глава VIII
Главы IX и Х
Глава XI




Комментарии


 Оставить комментарий 
Заголовок:
Ваше имя:
E-Mail (не публикуется):
Уведомлять меня о новых комментариях на этой странице
Ваша оценка этой статьи:
Ваш комментарий: *Максимально 300 символов.