title="Главная">Главная / Inicio >> Рафаэль каждый день / Raphael cada día >> Субботний вечер с Александром Боярским

Raphael cada día

27.04.2019

Субботний вечер с Александром Боярским


Серенада солнечного лета
(Главы из романа)

Глава I

Однажды утром у одного из нас закончилась чёрная краска;
так родился импрессионизм.

Пьер Огюст Ренуар 

Жарким солнечным маем по раскалённым рельсам, постукивая на стыках, средь бела дня, из Москвы в пригород спешила обычная зелёная электричка.

Рафаэль Мартос СанчесДнём в вагоне было совсем немного людей. Бабушки с кошёлками, студенты с учебниками, молодые мамы с детьми – кто-то с кем-то разговаривал, люди обменивались разными новостями из газет, дети ели мороженое, и только одна девочка лет пяти от роду не ела мороженое, а смотрела в сторону девушки, что сидела у окна и смотрела большой журнал.

Взгляд девочки привлекла красивая обложка, на которой была изображена молодая девушка в красивом платье. Она переводила постоянно свой взгляд то на обложку, то на сидящую девушку, которая рассматривала фотографии в журнале и совсем не обращала никакого внимания на неё. И она стала корчить смешные рожицы, чтобы привлечь к себе внимание, но девушка, сидевшая у окна в середине вагона, словно совсем никого и ничего не замечала. Жаль, но девчушка ещё не умела читать, правда цифры уже знала, умела считать до десяти и даже знала, какими цифрами пишется 1959 год. Именно эти цифры она и увидела в углу обложки журнала, и обратилась к своей маме сидящей рядом: - Мама, а что за журнал смотрит вон та тётя у окна?

- Не тётя, а девушка, - мама на секунду отвлеклась от пейзажа за окном поезда и посмотрела туда, куда показывала ей дочка.

Милая и очень красивая молодая девушка в модном белом платье в синий горох с тонким пояском на талии и в симпатичным плетёных босоножках на высоком каблуке и, склонив голову с модной причёской чуть набок, сидела в середине вагона у окна, по ходу поезда, и держала в руках новый журнал «Рижские моды». Её взгляд был настолько увлечён новыми моделями платьев в журнале, что она даже не услышала слов мамы этой маленькой девочки.

- Девушка читает журнал мод. Там показывают новые модели платьев. И не смотри ты так пристально, это просто не прилично для маленькой девочки.

- А что прилично мам? – она удивлённо посмотрела на свою маму и стала чесать свою левую коленку. – Не чеши коленку! – мама поправила подол своего платья и посмотрела в сторону девушки, на вид которой было чуть за двадцать лет. «Симпатичная» - подумала она и, быстро оглядев одним взглядом её с головы до ног, снова отвернулась к окну.

В это время в конце вагона из распахнутых дверей появился молодой парень выше среднего роста в белой в синюю полоску рубашке с короткими рукавами и в белых тонких летних брюках с белым ремешком и круглой пряжкой. Белые туфли и белые носки дополняли его летний гардероб. Парень был с вихрастой шевелюрой, которую часто по инерции поправлял правой рукой. В левой он держал средней толщины кожаную папку. Чувствовалось, что у него было хорошее настроение, а его голубые глаза светились лучезарной улыбкой. Он шёл довольно размашистым шагом по вагону, поворачивая голову то в одну, то в другую сторону и вдруг, увидев девушку у окна, остановился, посмотрел на неё сверху вниз, и понял, что невозможно было не изумиться, увидев, как изящны, хрупки и прекрасны очертания её нежных плеч, а милые часики на запястье обнажённой руки придавали ей необыкновенную женственность, от которой он не смог отвести своего взгляда и увидев цветные рисунки и фотографии с красивыми девушками в модных платьях, не смог пройти мимо, поскольку деревянное сиденье напротив девушки было свободно и, развернувшись на каблуке, эффектно, с какой то молодецкой удалью уселся напротив неё и громко, но колеса электрички стучали не менее громко, произнёс:

- А что, у нас уже продаются рижские журналы мод? – и посмотрел на девушку, ожидая её реакции. От неожиданности услышанной фразы, она спокойно подняла голову и, словно не понимая сути вопроса, произнесла:

- И не только «Рижские моды», но и таллинский «Силуэт» и даже «Банга» из Вильнюса. А вы что, интересуетесь модой? – и она опустила журнал на колени и стала рассматривать молодого человека, который отвлёк её от интересного занятия. Парень был симпатичный с неглупыми голубыми глазами. Даже не курносый. Это она отметила сразу. И любит всё белое. Ну что ж, для лета, это более чем подходящая одежда.

- Ну не сказать, что я прям уж так, интересуюсь. Это скорее вы, девушки этим больше занимаетесь, нежели мы. Так, просто интересно. Я больше по машинам. Могу не только водить, но и ремонтировать, и он посмотрел девушке в глаза, - если понадобиться, конечно. А у вас это просто увлечение?

- Нет. Просто я сама шить люблю. Ну и по работе конечно.

- Вы создаёте модели одежды? – парень даже немного был удивлен таким откровением девушки.

- Да, а что в этом такого удивительного?

- Нет. Ничего. Хотя, удивительно то, что я вот и, тут он слегка напел в стиле Рашида Бейбутова: «Я встретил девушку, полумесяцем бровь...» и как ни в чём не бывало продолжил, - которая сама себе шьёт платья, а не покупает их в магазине.

- Правда у меня на щёчке родинки нет, но... зато я люблю экспериментировать. Меня этому в институте учили.

- В институте? – и он таинственно улыбнулся. – В каком, если не секрет?

Девушку стал забавлять молодой человек.

- Не секрет, в текстильном. Мне это с детства нравилось. Однажды мама показала, как-надо шить, вот с тех пор и тренируюсь.

- А мы с ребятами только в футбол тренируемся играть. И то для себя. А как вас зовут?

- Меня? – она удивилась и слегка улыбнулась. Нарываетесь на знакомство? Однако. Смелый!

- Мы не в бане, чего стесняться. Меня, например, Сергеем зовут, а вас?
- Прекрасная незнакомка. Этого достаточно?

- Вот и познакомились, - он усмехнулся, и стал качать головой, – Даже и не знаю, с чего теперь начинать. А вы в Москве живёте или работаете?

- А вас что больше интересует: где я живу или где работаю? В её глазах явно поселилась хитринка, и она отложила в сторону журнал мод. - Всё-то вы, Сергей, хотите сразу узнать, а о себе и пары слов не сказали. Вот я о вас пока ничего не знаю, а вы хотите сразу и всё. Это даже как-то не честно. Вы комсомолец?

Он даже удивился этому вопросу, и прямо посмотрел ей в глаза.

- А причём тут это, комсомолец или нет? Ну, предположим, комсомолец, и что, это как-то может повлиять на наше знакомство?

- А вы что, уже хотите со мной познакомиться?
- А мы разве ещё не познакомились с вами?
- А вы не торопите события, Сергей?

- А что в этом плохого? – удивился он. Я хочу с вами познакомиться. Вы мне очень понравились, и я хочу так же понравиться вам. Разве это противозаконно?

- Нет, я этого не сказала.

- Тогда, будем знакомы, - и он протянул руку девушке, но она даже не успела поднять и протянуть на встречу свою руку, как в это время раздался голос диктора из динамика: - «Следующая станция Подольск, конечная».

Сергей механически повернул голову и посмотрел в окно:

- Кажется, подъезжаем...

Колёса электрички застучали по рельсам железнодорожного моста, разделяя взгляд, словно на отдельные кинокадры мелькающими чёрными стальными фермами, проносясь мимо текущей внизу реки Пахры.

– Пора на выход, - и он стал вставать с дивана. Девушка свернула в трубку журнал мод и положила в рядом стоящую плетёную сумку, которую взяла в руки и, повернувшись, сделала шаг на выход из вагона.

Сергей с протянутой рукой, готовый к знакомству с прелестной незнакомкой, лишь успел негромко сказать: - Так вы убегаете, так и не сказав своего имени? – и он с надеждой посмотрел в глаза этой симпатичной девушки, с которой ему ну никак не хотелось расставаться. Для себя он понял, что она ему очень понравилась, и скорость мышления не позволяла так быстро и прямолинейно действовать с ней, как ему в данный момент хотелось. Он стал осознавать, что девушка может и не ответить на его призыв познакомиться ближе, а ему совсем не хотелось её терять из виду. Девушка грациозно прошла к дверям поезда, раздвинула их и вышла в тамбур.

Электричка приближалась к платформе. В окнах дверей она увидела старинное здание вокзала, на фронтоне которого красовалась в классическом виде надпись чёрными буквами на белом фоне – «Подольск». Электричка с жёлтыми линиями по бокам стала притормаживать и скоро остановилась у платформы. Девушка открыла дверь вагона и спустившись по ступенькам, ступила на чистый, ещё утром вымытый асфальт платформы. Следом она услышала знакомый голос молодого человека:

- Девушка! Простите, вы так категорически спешите, что у меня складывается впечатление, что вы просто боитесь со мной познакомиться? Я разве такой страшный?

- Нет! Что вы. Вы очень даже симпатичный. Просто я думаю.
- О чём, если не секрет?
- Секрет! Можно я промолчу. Я – девушка.

- А имя девушки узнать можно? – решился, на сей раз Сергей, и напомнил о том, что всё-таки очень хочет узнать имя незнакомки.

- Можно. Но осторожно.
- Итак, она звалась?..

- Наташа, так меня зовут! – и она посмотрела в его глаза, продолжая свой неспешный шаг по платформе.

- А меня Сергей, - ещё раз он произнёс своё имя, словно напоминая для того, чтобы Наташа его не забыла.

- Спасибо, Сергей, я запомнила! – она слегка улыбнулась, продолжая шагать по асфальту, выйдя уже на привокзальную площадь, где стояли рейсовые автобусы. Больше всего было красных с желтой полосой, которых после Всемирного фестиваля молодежи и студентов в Москве в 1957 году так и прозвали – «Фестивальные!

- Наташа, а вам далеко ехать до дома?
- А мне ехать никуда не надо. Я люблю пешком ходить.
- И далеко так любите ходить?
- До самого перекрёстка у клуба Лепсе.

- А чего там знать? Иди прямо и не промахнёшься. Там ещё на углу с Рабочей летнее кафе-мороженое находится. Мы туда с друзьями перед кино любим ходить.

- Вы любите кино?
- А кто его не любит? Я лично, таких не знаю. А вы его не любите?
- Нет, я такого не говорила. Я люблю кино, и даже с удовольствием! Особенно комедии. 

- Наташа, вы мороженое хотите? – они проходили как раз мимо стоящего на углу деревянного киоска, в котором продавалось мороженое разных сортов. Наташа глянула на киоск и машинально посмотрела на лево, в сторону привокзального Тишинского рынка, куда обычно спешили женщины прикупить там к обеду или ужину что-то вкусненькое. Рядом возле самого рынка возвышалась огромная водонапорная башня, знаменитого советского архитектора Шухова, почти такая же, как его телебашня в Москве на Шаболовке. Яркое солнце ударило в глаза, и она опустила голову.

Они вошли на тротуар в тень больших американских клёнов, которые росли на проспекте в два ряда вдоль всего зелёного газона, огороженного низкими чугунными изгородями со звёздами, выкрашенными в зелёный цвет. Слева сменялись частные разноцветные одноэтажные домики, с зелёной травой и кустами душистой сирени за заборами, но было одно отличие от всей остальной части проспекта: здесь росли два удивительно высоких дерева, тем самым резко выделяясь среди других. Слева у одного из домов росла, чуть ли не в три обхвата, высокая, и стройная липа. А чуть дальше, за этим домом, метров через двадцать возвышался над тротуаром, огромный и очень высокий старый тополь.

Наташа всё также лукаво посмотрела на Сергея и нарочно переспросила его:

- Сейчас? Нет. Но не откажусь, если вы меня пригласите в наше летнее кафе.
- Договорились. Я вас приглашаю. Сегодня. Вечером!
- Спасибо, Сергей. Я принимаю ваше приглашение.
- Вы разрешите вас проводить до дома?

- Окажите честь! – Наташа улыбнулась Сергею, проходя по самой известной улице города, Революционному проспекту, в просторечии «Ревпроспект», по которому все любили гулять по вечерам. Из рупоров на столбах звучала музыка, иногда передавали, какие-то сообщения и городские новости, в общем, идти было совсем не скучно, в тени растущих в два ряда американских клёнов. Подольск был зелёным городом, и горожане этим гордились.

Сергей и Наташа шли медленным шагом. Им явно было нескучно, потому что Сергей что-то стал рассказывать, размахивая левой рукой, ведь в правой руке он держал кожаную папку. Наташа улыбалась. Она то смотрела на Сергея, то отворачивалась в сторону, и больше молчала, чем говорила и думала о чём-то своём.

Её каблучки туфель мягко ступали по нагретому солнцем асфальту, оставляя на гудроне следы лёгких вмятин.

Продолжение следует...

Александр Боярский
Москва (Россия)

Дополнительные материалы:

Мистер Джаз или некоторые любят погорячее

Наш друг Александр Боярский

Жаркое лето любви




Комментарии


 Оставить комментарий 
Заголовок:
Ваше имя:
E-Mail (не публикуется):
Уведомлять меня о новых комментариях на этой странице
Ваша оценка этой статьи:
Ваш комментарий: *Максимально 600 символов.