title="Главная">Главная / Inicio >> Рафаэль каждый день / Raphael cada día >> Субботний вечер с Александром Боярским

Raphael cada día

13.07.2019

Субботний вечер с Александром Боярским


Серенада солнечного лета
(Главы из романа)
Глава X

Наташа пылесосила квартиру, когда раздался звонок. – Неужели опять сосед? – подумала она вслух, и пошла открывать дверь. – И что ему нужно, сказала ведь, что у меня совсем нет желания с ним встречаться. Вот неугомонный, - бурчала она себе под нос, открывая замок и вдруг резко открыв дверь только и успела произнести:

– Ну что ещё, Семён? Видишь, я занята, квартиру убираю... - как тут же осеклась, подняв голову и увидев свою подругу Антонину в платье в клеточку и в коричневых босоножках.

 - Извини, Наташ, я не знала, - стала извиняться Тоня и уже хотела развернуться и уйти, как её остановил твёрдый голос Наташи: - Ну ты чего, Тонь? Извини, я просто подумала, что это наш сосед Семён опять пришёл со своими объяснениями, а я квартиру убираю. Чего стоишь, заходи скорей! – и уступила место прохода, отойдя в сторону и пропуская подругу вперёд, в квартиру. Тоня словно соблюдая какую-то осторожность, переступила порог квартиры и ступила на вымытый пол в коридоре. Рядом с порогом лежала влажная тряпка, о которую она вытерла подошвы босоножек и прошла в комнату, где увидела лежащую на полу дюралевую трубку с щеткой пылесоса «Днепр», которой Наташа пылесосила квартиру, явно готовясь к приёму гостей.

- И кого готовишься встречать, Натуль? Смотрю, марафет в квартире наводишь, - окинув взглядом комнату, она посмотрела на Наташу. Та без затей посмотрела на подругу, словно решая, что ей сказать, но взяв с пола большую половую тряпку, окунула в ведро с водой и сильно выжала, скрутив её так, что последние капли медленно упали в ведро.

- И чего задавать такие вопросы, если сама знаешь на него ответ. Завтра Серёжа обещал зайти, не могу же я его в грязной квартире встречать, как считаешь?

- Наташа, да она у тебя никогда и грязной-то не была. Всегда блестит, как пасхальное яйцо! Ты ведь вся в маму, такая-же чистюля!

- А ты как хочешь? – удивилась Наташа, глядя на подругу не мигая, - чтобы я в грязи утонула, да? Нет, я так не могу! Серёжа должен знать, что я люблю чистоту. Представь, если мы поженимся, что он скажет, если жена не будет дом в чистоте содержать, а? Куда это годится?

- А вы что, уже решили пожениться? – удивилась Тоня и уставилась на Наташу. 

- Почему бы и нет? Он мне очень нравится, и насколько я это понимаю, я ему тоже нравлюсь.

- И вы уже объяснились с ним в любви друг другу?
- Пока ещё нет, а что? Нас кто-то торопит?

- Нет, ну мало ли. Всякое может быть. Вдруг найдёт кого-нибудь... - и тут Тоня явно почувствовала, что немного перебрала с какими-то предположениями. И залепетала: - Ой, Наташ, прости меня дуру, ляпнула сама не знаю, чего! – и она аж закраснелась от стыда, за свою неуклюжую не то шутку, не то укоризну, хотя зачем это сказала, и сама понять не смогла и замолчала. Возникла непонятная пауза, и чтобы как-то разрядить обстановку, Тоня словно что-то вспомнила, вдруг улыбнулась и мягким голосом произнесла:

- А мы ведь давно не собирались вместе, так что ты права. Кому охота находиться в грязной квартире, когда есть тряпка и пылесос, - и тут она засмеялась, - тем более, не у всех ещё есть пылесосы. А эта такая умная и главное – полезная вещь, убирать весь мусор дома, а потом влажной тряпочкой прошёлся, и тебе шик-блеск красота, тра-ля-ля, тра-ля-ля и она станцевала несколько искрометных танцевальных пар так, что даже Наташа в этот момент растерялась и стала смеяться, глядя на танцующую подругу.

- Да, давненько мы не собирались! Ты права. Надо как-то ликвидировать этот пробел в наших отношениях, - согласилась Наташа.

- Вот и я о том же, - уже поддерживая свою подругу, Антонина стала выправлять своё положение, которое чуть не сорвалось в острое пикирование. – Соберёмся все вместе, твои против не будут?

- Надеюсь, это будет не в будний день, после работы? – пыталась понять Наташа, чтобы принять какое-то взвешенное решение. – Если в выходные, то мама с бабушкой на даче будут. А с другой стороны ты права, надо чаще собираться всем вместе и не только в кино ходить, или на речке купаться.

- Конечно, скинемся, закупим всё что нам надо и гульнём, под пластинки потанцуем. Будет всем весело! – Тоня уже стала себе мысленно представлять, что может быть на этой вечеринке, если она с собой пригласит Сашу и Лешу, а Наташа пригласит Светлану, ну и само-собой Сергея. Я тебе помогу с покупками: зайдём в «Гастроном» на проспекте Ленина и там всё купим, от крабов и печени трески, хоть до чёрной икры, - и тут она скинула свои босоножки и пройдя в комнату плюхнулась в кресло в углу, у торшера, забравшись в него вместе с ногами, поджав их под себя. – Ладно, убирай, я тебе мешать не буду! Посижу тут тихо и незаметно. Отсвечивать не буду. 

Услышав это, Наташа чуть не рухнула от смеха, но сдержалась: - Вот ещё чего. Не мешать мне будешь, а помогать. Бери тряпку, и будешь шваброй протирать полы, а я дальше буду пылесосить, а то после работы завтра Серёжа придёт, а у меня тут не убрано совсем. Так что, так дело не пойдёт. 

- А я в гости пришла, хотя и по делу! – воскликнула Тоня и всё же встала с кресла и прошла снова в коридор и взяв тряпку и ведро, пошла в ванную комнату менять воду и полоскать тряпку. Через пару минут она вернулась и только спросила: - С чего начинать? – и смеясь, всё же добавила: - Не успела прийти, как тут-же припахала подругу. Сразу чувствуется, что ты на работе командуешь, раз даже дома без этого не можешь!

- А чего зря добру пропадать?! Делом надо заниматься!
- Так я и так к тебе по делу зашла, а ты даже не спросила?
- Ладно, успеется твоё дело. Всё равно оно без меня не решится, правильно ведь, а?
- Да уж, куда его самой решить!

- Ну а тогда, чего переживать? Сейчас быстренько закончим, и разберемся с твоим делом. Добро?

- Добро! – ответила Тоня и стала наматывать на швабру чистую тряпку для протирки полов. Наташа включила пылесос и стала дальше убирать полы в квартире, и вытащив все стулья из-за стола, пропылесосила большой ковер на полу, на котором красовался большой обеденный стол, который накрывали обычно либо для приёма гостей в праздники или как всегда на Новый год, а остальное время на нем стояла большая чешская хрустальная ваза, в которой почти всегда стояли цветы, которые либо мама привозила с дачи, либо зимой покупал папа, когда возвращался из своих длительных научных командировок. Наташа долго думала над словами подруги, пока водила щёткой по ковру, и после того, как закончила это немного утомительное и однообразное занятие, собрала пылесос и убрала его в маленькую кладовку, вымыла руки, подождала, пока тоже самое сделает Тоня и сев на диван сказала: – А ты права! Я согласна! 

- На что согласна? – удивилась Тоня, словно забыв тему предыдущего разговора, и снова села с ногами в кресло, сложив руки на груди, стала выжидательно смотреть на Наташу. И только тиканье часов на стене, нарушало неожиданно возникшую тишину.  

- Тебе пора платье сменить. Сколько можно ходить в одном и том же... я бы так не смогла, - и Наташа замотала головой и подёргала своими хрупкими плечами.

- Так я к тебе зачем пришла? – удивилась Тося, - я ж к тебе по поводу нового платья и шла, а ты меня тут с тряпкой грязной припахала. Во даёт! – и Тося снова усмехнулась.

- Не переживай! Всё будет нормалёк! Пошьём мы тебе новое платье королевы!
- Мне только в королевском платье и осталось ходить!
- А что? Ты на сцене то у нас кто, разве не королева? – удивилась Наташа.
- У нас в оперетте королев нет!
- Понятно, у вас одни матросы! Все королевы остались в Европе!
- Я только про английскую читала.
- И то хорошо, хоть одну знаешь.
- Слушай, хватит тут иронизировать!
- Не волнуйся, мы своих соберем!
- И откуда мы их возьмём, из ГУМа что ли?
- Зачем нам из ГУМа? Нам чужого не надо, у нас свои есть!
- Не тяни резину. 

- А мы что, не королевы? – удивилась уже Наташа и посмотрела на подругу загадочным взглядом так, что, Тоня чуть не поперхнулась.

- Скажешь, тоже, королевы! У них балы там, не то что у нас!
- А мы чем хуже? Мы свои балы можем устраивать, и у нас для этого всё есть!

- Бал в квартире? – Тося аж вытянула шею, словно пыталась понять о чём это Наташа говорит, шутит или нет?

- А почему бы и нет? – Наташа удивилась не меньше Тони. – Ты же сама говоришь, что мы давно не собирались. Вот давай и соберёмся с ребятами, себя покажем, и на них посмотрим.

- Мы что, их не видели? Чего выпендриваться то будем?

- Не выпендриваться, а себя показывать! Красивые платья и туфли! И чтоб ребята тоже в костюмах пришли, при галстуках! Устраивать праздник, так праздник! Стол сервируем, как в ресторане, а может даже и лучше! Ты меня убедила, мне даже самой захотелось попробовать что-то новенькое.

- Как на Новый год? Да?!

- Даже лучше! – подтвердила Наташа, и подняла к верху большой палец от удовольствия. 

- Я лучше Нового года ничего пока не видела. Не, на свадьбе я была однажды, не отрицаю. Было даже очень весело! Там все танцевали! Ну, и пили конечно!

- Ничего, мы тоже для души выпьем коньяка к примеру! Сама же говорила, потанцуем под пластинки! Сами себе устроим хорошее веселье! Гулять, так гулять. Кто нам может запретить? В свободной стране живём! Чем мы хуже Европы? Ничем! Поэтому, - Наташа посмотрела на подругу и сказала - В Европе сейчас принято устраивать шумные празднества.

- А ты откуда знаешь?

- Тётя из Риги рассказывала, когда я там в командировке была. У неё сестра во Франции живёт, журналы разные присылает.

- А кто у нас тётя?
- Заместитель директора Рижского Дома Моды.

- Ничего себе заявочки! – у Тони аж глаза на лоб полезли от услышанного. Удивлению не было предела. - И что, часто присылает?

- Ну не знаю, насколько часто, но очень хорошие журналы, есть чего из них почерпнуть и для нас. Вон возьми посмотри, у лампы лежит журнал «Вог», кажется прошлогодний. Ну сама понимаешь, самого последнего нет, но и в этом много чего интересного. Главное идею прочувствовать, а раскроить я и сама умею, да и модель любую придумаю. Ты же меня знаешь.  

- Ты ещё спрашиваешь! Конечно, Натуль. Она села в широкое кресло под торшером и стала перелистывать страницы модного журнала. Да, не каждый день тебе в руки попадает иностранный журнал, да ещё и с красивыми фотографиями девушек в модных платьях. Мужчины на фотографиях были все как на подбор, отменные красавцы. Элегантные, аж за душу берёт. – Красиво жить не запретишь!

- А кто нам мешает? – И Наташа посмотрела с легким укором на подругу. – Лично мне это не мешает нисколько. Но что красиво, то красиво.

- Да ты и сама красивые платья шьёшь, а ж все знакомые засматриваются на тебя. Не всегда ведь в магазине можно купить модное платье последнего фасона.

- Ну для этого и есть и ателье, и потребкооперация.

- Это точно. Хорошо то, что ты сама отлично шьёшь, и бегать по магазинам не нужно.

- Ну сейчас и в магазине, при желании можно приличное платье или костюм приобрести. Было бы желание.

- Ну да, только у меня руки до этого не всегда доходят.

- Это точно! – и Наталья, взяв в руки портновский мягкий «метр» подошла к подруге. – Вставай, буду новые мерки с тебя снимать.

- Думаешь, лучше стану, чем я есть?

- Не думаю, а знаю. Будем из тебя делать самую модную девушку нашего города, понятно?

- Думаешь, это мне пойдёт?
- А ты что, сомневаешься в моих способностях?
- Я сомневаюсь в своих!

- А вот это ты зря. Никогда так про себя не говори и запомни: - Красота неуверенная в себе, ещё менее привлекательна, чем самоуверенное уродство. Поняла? – Она затянула мягкий «метр» на её талии и слегка притянула: - Не жмёт? Тебе так удобно, или всё же чуть посвободней сделать? – и Наташа, подняв глаза, слегка прищурив взгляд, улыбнулась и посмотрев в глаза подруге, добавила: - а то вдруг немного поправишься, а? И подмигнула ей: - Будешь на одних крабах тогда сидеть, поняла?

- Поняла. – Она посмотрела на Наташу слегка умоляюще, - ну может чуть-чуть по свободнее. Мало ли что...

- Если ты уверена в себе, ты красива. Запомни это!

- Я-то что, это ты у нас в себе всегда уверена и тебе всё пойдёт. С твоей фигурой хоть на показе мод выступай, как у Христиана Диора. Завидую тебе по-доброму. Ты вот уже и шпильки носишь. Не успели они в моду войти, а у тебя они уже есть... Тебе всё пойдёт!

- Знаешь, мне пойдёт всё, кроме скучного... Не переживай, я из тебя такую красавицу сделаю, что все парни штабелями будут лежать у твоих ног! И платье будет во! И лодочки тебе купим модные на каблучке. Ты у меня красавица Тонька будешь. Не переживай. Вот как выйдешь на сцену в своей «Белой акации», как дашь ребятам жару. Пусть дерутся за тебя, за твою любовь!

- Ой, Наташка, я только тебе и доверяю.

- И что ты такая самоедка. Ты сама в себя то веришь? – и она посмотрела в упор на Тоню, - а ещё в театральный поступать хочешь. Ты должна быть такой уверенной в себе, чтобы это и парни чувствовали и твой режиссёр в коллективе, а то снимет тебя с роли, что тогда будешь делать, а?

- Не знаю!

- Вот именно, не знаю, - она её передразнила и тут же схватила Тоню за руку и смотря прямо в глаза заявила: - а ты должна знать! Понимаешь это? Ты что, Вавилонская блудница? Себя научись уважать для начала... себя. Будь твёрже. Вот скажи мне, кто из ребят тебе больше нравится? Саша или Лёша?

- Да они оба хорошие.
- Что значит, хорошие?

- Ну честно, я пока сама не знаю, кто из них мне больше нравится, - и она потупила голову вниз. - Лешка правда морем бредит постоянно, хотя сам говорит, что ему на катере нравится и вообще он хороший парень, на гитаре играет и поёт.

- А Сашка чем тебе плох? Вон на мотороллере своём гоняет, тебя на нём катает, и работает и в театральном с тобой играет. Неужели тебе с ним не интересно совсем? – Наташа даже удивилась, как Тоня почти равнодушно рассказывала о своих друзьях по творческому коллективу.

- Ты что принца на белом коне ищешь, а Тонь? Может тебе подать его на блюдечке с голубой каёмочкой, а? Я хоть и мало их знаю, но вижу, что парни нормальные, работящие, да и к тебе мне так кажется, совсем не равнодушные. Или ты по-другому считаешь?

- Да ничего я не считаю.
- Ага, как бог на душу положит, так что ли?
- Я сама не знаю, как мне быть.

- И что делать, да... - мягко, почти снизив тон в голосе произнесла Наташа, и вдруг, чуть не взорвалась, как триста тонн тротила и выпалила подруге прямо в лицо:

- Они люди, парни между прочим, а ты о них, как о машинах – хорошая-плохая, едет не едет, - и она резко села за швейную машинку, которая стояла в углу комнаты, с размеченной тканью под новое платье. Хотела включить висящую на стене бра, но передумала и резко вскочив со стула с какой-то лёгкой иронией произнесла, приблизившись к Тоне, почти в упор и глядя в её растерянные от такого напора глаза:

- Или ты решила поиграть в гарем? Только мужской! Ха-ха, смешно! Будешь в классики играть и мальчишек выбирать. Блеск Антонина. Просто блеск! Или я не права?

- Я ещё не решила! – та скромно опустила голову и замолчала. Потом она подошла к окну и посмотрела на улицу. Ярко светило солнце. Наташа посмотрела ей в спину, но промолчала и немного о чём-то подумав, снова села за швейную машинку и включила висевшее на стене бра. Сделала несколько набросков карандашом на листе бумаги, потом отложила его в сторону и повернулась снова к Тоне.

- Ладно, иди переодевайся, я там тебе на сегодня в спальне уже платье приготовила, а это на следующей неделе, как раз к выходным будет готово.

Наташа захотела хоть немного развеять погрустневшую подругу и чем-то её порадовать на сегодняшний вечер. Услышав это, Тоня тут же убежала в соседнюю комнату, и уже оттуда услышала спокойный голос Наташи:

- Я тут ещё вечером немного над ним поколдую и тогда организуем примерочку и посмотрим, что и как. – Она свернула метр и листок бумаги, куда записывала все мерки и даже наносила какие-то рисунки для будущего платья подруги.

- Ну что, пойдём, гудрон пошлифуем! Себя покажем, на других посмотрим, а Тоня?

- Я согласна, - раздался негромкий голос подруги из Наташиной спальни, где та уже переодевалась в одно из платьев, которое её приготовила Наташа. Рядом стояли белые лодочки на пятисантиметровом каблучке. На кожаной подошве из белого шевро.

- Я готова, - донёсся из комнаты очень довольный голос, и Наташа это почувствовала и представила, как Антонина там крутится у зеркала любуясь собой. Когда она вошла в комнату, то реально увидела очень довольную собой подругу. Та действительно крутилась у зеркала и рассматривала себя со всех сторон, изредка поправляя прическу.

- Спасибо, Натулечка! Мне так нравится! Просто прелесть!

- Ну вот, видишь, как всё замечательно. А потом мы тебе ещё и новую стрижечку организуем, и будешь ты у нас не хуже любой дивы из журнала мод. Сейчас мы тебе ещё стрелочки на глазах подведём и будет всё путем!

- Стрелочки? А чем, Натуль?
- Как чем? Жжёной спичкой. Все так делают.

Продолжение следует...

Александр Боярский
Москва (Россия)

Дополнительные материалы:

 



Комментарии


 Оставить комментарий 
Заголовок:
Ваше имя:
E-Mail (не публикуется):
Уведомлять меня о новых комментариях на этой странице
Ваша оценка этой статьи:
Ваш комментарий: *Максимально 600 символов.