Главная / Inicio >> Рафаэль каждый день / Raphael cada día >> Субботний вечер с Александром Боярским

Raphael cada día

03.08.2019

Субботний вечер с Александром Боярским


Серенада солнечного лета
(Главы из романа)
Глава XIII и эпилог

Репетиция джазового коллектива, как всегда, проходила в большой комнате на первом этаже индустриального техникума. Ансамбль из нескольких человек сидел на самых обычных стульях, и только ударник скрывался ото всех за несколькими барабанами и тарелками на маленьком крутящемся стульчике, и после очередного пассажа на трубе он чуть ли не со злости крутанулся со всей силы на вращающемся стульчике и ударил барабанными палочками по тарелкам.

Раздался резкий, звенящий звук, и все одномоментно посмотрели на него, и только Костя как руководитель коллектива, в свои двадцать семь лет обожавший джаз и самый первый в городе создавший свой музыкальный, и не просто музыкальный, а джазовый коллектив, который теперь практически каждый день играл на танцах в городском парке, и не терпящий никакой фальши во время исполнения или репетиции, вздрогнул, услышав всего лишь одну неправильную ноту, и сразу всё понял.

 Ругаться было бесполезно: надо лечить, подумал он, подошёл к окну, зачем-то посмотрел в него, оставаясь серьёзным, и, подняв левую руку, остановил намечавшиеся возгласы, которые он увидел, сквозь отражение в окне. Ребята привстали со стульев, но в это время Моисеев развернулся к ним лицом и взмахом руки снова посадил на стулья. Ребята сели и молчали, глядя на своего ещё тоже молодого, но уже руководителя коллектива, которого они не просто уважали, а любили за его безмерную преданность своему делу.

Константин посмотрел с лёгкой ехидцей на своего товарища с хромированным альт-саксофоном в руках и произнёс:

- Ты же не будешь отрицать, что у Джорджа Гершвина в «Рапсодии в стиле блюз» так органично и ярко звучит альтовый саксофон? 

И тут кто-то влез в разговор и явно из-за инструмента, чтобы его не уличили, произнёс:

- Он сегодня на альте сыграл, как Чарли Паркер! И тут из-за контрабаса медленно появилась голова со смеющимися глазами юного Юры Маликова и замерла в ожидании, смотря на молодого руководителя коллектива, ответит или нет, но Костя не обратил на это никакого внимания, словно не слышал, и с лёгким наставлением добавил:

- Запомни, каждому регистру присущи свои особенности. Пойми, звуки, издаваемые инструментом в среднем регистре, сродни тембру голоса человека. Вот как ты. Усиливая динамику, им можно добиться большой экспрессивности звучания, как у актёра, граничащей с драматизмом. Я уже не говорю про верхний регистр, когда он издаёт, как птица, кричащие звуки, услышать которые можно лишь в динамике громко, либо очень громко. Понимаешь?

- Форте или фортиссимо?

- Да. Конечно. Ведь там звучание инструмента невероятно ярко и очень выразительно. Очень! Он способен придать всей композиции подчас так необходимую напряжённость, невероятно гармонирующую с остальными звуками прочих инструментов в оркестре. Понимаешь?

- Если даже он сразу не поймёт, - удивился молодой, но уже опытный трубач Валя Сурков, сидевший за контрабасистом Юркой, и, хмыкнув, добавил, - то мы ему поможем понять Костя, так что можешь не переживать, - и дунул в трубу, издав протяжный звук.

- Понимаю, Костя! Давай попробуем, – и парень поднёс мундштук к губам. А Юрка понял, что ему не попадёт и с удовольствием крутанул свой любимый контрабас, который он целый год выклянчивал у директора техникума, чтобы его купили: вот так ему хотелось играть на этом инструменте, особенно после того, как увидел в кинотеатре музыкальную комедию «Серенада солнечной долины».

 

Летний тёплый вечер обволакивал своим душистым ароматом всех гуляющих в городском парке. Над рекой уже вырисовывался, смешиваясь из ярких красок, словно на палитре неизвестного художника, оранжево-красный закат.

Серёжа с Наташей стояли на высоком берегу реки и любовались этой красотой. Сегодня они гуляли вдвоём, без друзей. И им было очень хорошо.

- Если бы я была художником, - вдруг сказала Наташа, и посмотрела на Сергея, - то я бы обязательно написала этакую романтическую картину, скорее всего в стиле импрессионизма.

- А почему именно в этом стиле? – смотря всё также в даль, спросил Сергей.

- Ты посмотри, какие тёплые тона, какие нежные цвета. И самое главное, там совсем нет чёрных красок! Кстати, именно этим и отличается импрессионизм от всех остальных стилей. Он самый романтичный. Им хочется любоваться. Он согревает своими красками не только картины, но и наши души.

- Романтично. Пожалуй, я с тобой соглашусь! – и Сергей поцеловал в щёку Наташу, а потом, развернув её и прижав к себе, стал целовать в губы. И в это время на танцевальной веранде раздались первые звуки джазового ансамбля. Целоваться под мелодию саксофонов было очень приятно, особенно на сумеречном фоне вечернего заката, когда их полутёмный силуэт сливался воедино, напоминая ту самую картину пока никому неизвестного импрессиониста.

Весёлая музыка джазового ансамбля стала постепенно собирать все влюблённые парочки, гуляющие по тенистым аллеям парка, на танцевальную веранду, где в полукруглой зелёной ракушке, как в таинственном гроте, восседали джазовые музыканты любимого всеми Кости Моисеева. И после того, как в кинотеатрах всей страны с большим успехом прошла музыкальная кинокомедия «Карнавальная ночь» с Людмилой Гурченко в главной роли, все музыканты захотели также устанавливать свои ударные инструменты на специальном подиуме вверху, чтобы виден был большой барабан, на котором практически все стали писать слово «Джаз-ансамбль», чуть ниже, справа и слева стояли музыканты с трубами и саксофонами, а внизу, рядом с гитаристом, часто крутил свой контрабас совсем ещё молодой Юрий Маликов, и никто даже не догадывался, что пройдёт каких-то двенадцать лет и его имя узнает вся страна.

Так бывает иногда, когда юные музыканты только начинают свою творческую карьеру, ну а в городе о нём стали говорить намного раньше, как только на танцах увидели совсем молоденького музыканта с большим контрабасом в руках и тут-же обратили на него внимание. Иногда в городе это выливалось в такой диалог между парнями и девушками:

- Девчонки, после работы встретимся, погуляем. Вы не против?
- Мы не против!
- А что хотите вечером?
- Прошвырнуться по гудрону, себя показать, на других посмотреть!
- Ну а потом - в парк, на танцы? Модный джаз послушаем!
- А кто у нас играет джаз?
- Где, на танцах?
- Конечно!

- Как всегда, Костя Моисеев на саксе. Говорят, у него в ансамбле парень новый появился, на контрабасе жарит во! Мальчик, говорят, полный отпад. Красавец!

- И как звать? Он не женат ещё?

- Да откуда? Он же в индустриальном тут учится и у Кости в оркестре играет, а сам, говорят, откуда-то из-под Чехова.

- И как звать мальчика?
- Юрка Маликов.
- Послушаем, поглядим, что там за красавчик… - и девчонки рассмеялись от души.

Всем было весело, и у всех было хорошее настроение, а в молодости это самое главное!

Сергей с Наташей об этом даже не думали, когда пришли на веранду и стали танцевать. Но это были ещё не все сюрпризы этого вечера. После того, как музыканты закончили играть, на сцене появилась ведущая вечера, молодая девушка в светло-зелёном платье с белыми цветами, в туфлях лодочках, и, пойдя к микрофону, произнесла:

- Дорогие друзья! Сегодня джаз-ансамбль Константина Моисеева исполнит для вас популярный танец в стиле Буги-вуги! Танцуют все! Над верандой разнёсся одобрительный гул, и тут зазвучал искромётный рок-н-ролл, который уже успел войти в моду среди молодёжи всей страны.

Зазвучали саксофоны, забухали барабаны, ударник только успевал крутить в руках барабанные палочки и стучать ими по медным тарелкам ударной установки. Пианист бил по клавишам пианино, что стояло в углу сцены, а гитаристы наяривали по струнам. Они все были одеты в светлые брюки и ослепительно белые рубашки.

Во время сольных партий Константин подходил со своим саксофоном к самому микрофону, и над верандой разлетались чарующие звуки бесподобного музыкального инструмента золотистого цвета. Это был отличный экспрессивный танец, а уж молодёжь наяривала, что было сил. Все крутили пируэты, кто-то даже умудрялся подкидывать своих подруг вверх.

Наташа с Сергеем тоже не отставали и крутили свои замысловатые фигуры, подкидывали ноги в такт друг другу. Им было смешно и весело, как бывает смешно и весело молодым, просто от того, что им хорошо вдвоём и они весело отдыхают. Раз лето настало, надо не грустить, а веселиться. Надо танцевать рок-н-ролл, тем более, такой весёлый танец. На то оно и лето! А уж танцевать - так танцевать! Каблуки туфель Наташи только успевали касаться танцевального пола.

Когда танец закончился, все зааплодировали. Музыканты поклонились. Костя что-то сказал своему коллеге, и в это время из-за кулис снова появилась девушка, ведущая танцевального вечера, и, подойдя к микрофону, она оглядела всех присутствующих, кому-то даже помахала рукой и, улыбнувшись, сказала в микрофон бодрым голосом:

- Друзья! У меня для вас приятный сюрприз. Сегодня к нам в гости приехала начинающая певица, студентка Гнесинского института, которая исполнит с нашим замечательным коллективом несколько новых песен. Встречайте, Вероника Кастрова!

Все, кто был на танцевальной веранде, зааплодировали. Из глубины сцены, из-за музыкантов, появилась в длинном белом платье чуть смугловатая, хорошо загоревшая с улыбающимся круглым лицом, слегка полноватая девушка, и томный мужской вздох удовлетворения прокатился над застывшими людьми. А ведущая продолжала:

- Вероника сейчас нам исполнит одну из самых известных песен знаменитого американского композитора Джорджа Гершвина из оперы «Порги и Бесс» из репертуара знаменитых негритянских певцов Луи Армстронга и Эллы Фитцджеральд. Это песня как раз посвящена прекрасному летнему времени и исполняется на английском языке. А называется она очень просто – «Summertime» - «Летнее время». - И добавила: - Поёт Вероника Кастрова!

Певица подошла к микрофону, ведущая спокойно ушла за кулисы, и тут полилась невероятной красоты мелодия, и зазвучал бархатный голос певицы. Чувствовалось, что музыканты получают истинное наслаждение от исполнения этой мелодии. Все, кто был на веранде, стали сразу танцевать медленный танец. Эта песня была словно создана для влюблённых пар, коих было очень много, тем более, таким тёплым летним вечером. Кто не хотел танцевать, стояли за оградой веранды и наслаждались прекрасной музыкой. Народу в парке было много, и не только молодых, и кто-то всё также продолжал фланировать по тенистым аллеям, где только-только стали зажигаться огни фонарей.

Бархатистый голос певицы словно обволакивал всех танцующих своими чарующими звуками. Наташа и Сергей тоже были покорены этой бесподобной песней. Они медленно танцевали под красивую мелодию джазового ансамбля.

- Мне не хочется, чтобы кончалась эта мелодия, - прошептал Сергей прижавшись к мягким волосам Наташи.

- Мне тоже. Медленная, такая приятная мелодия любви, - в ответ прошептала Наташа, смотря влюблёнными глазами в глаза Сергея, словно ища в них какую-то дополнительную поддержку своим словам.

- Почти серенада, - добавил он.
- Серенада солнечного лета.
- Наташка, а ты романтик!

Она слегка усмехнулась.

- Как и все импрессионисты. Не люблю чёрных красок ни в жизни ни в любви! Это плохо? - вдруг спросила она и внимательно посмотрела на Сергея, но этот коварный вопрос его совсем не смутил и, только ещё ближе прижав её к себе в этом медленном и романтичном танце, добавил: - Это замечательно! 

Эпилог 

Он сажал её в открытую машину, и маленький юркий «Москвичонок» рассекая пьянящий, нагретый за жаркий летний день воздух Подольска, уносил их вдаль, и они кружили по тихим улочкам в поисках любви… Любви, без которой они уже себя не видели, не мыслили, не представляли. Без любви, которая их соединяла шумным ветром, трепетом волос, мягким шуршанием шин по безумно нагретому ярким, палящим, просто безумным летним солнцем гудрону…

Они гоняли вечерами по пустынным улицам, и их лица светились от любви. Серёжка напевал какие-то мелодии, чаще совсем без слов, что-то мурлыкал себе под нос, и это было удивительно смешно и забавно. Она закрывала от удовольствия глаза, а иногда это была какая-то песня, которая, словно попурри, плавно перетекала из одной в другую, и Наташа ими восхищалась. Им действительно было безумно весело, весело от того, что они вместе, что им хорошо, что они любят друг друга и что песня, которая звучала над ними, была так схожа с любовной серенадой солнечного лета, серенадой солнечной любви…

Александр Боярский
Москва (Россия)

Дополнительные материалы:

 
 



Комментарии


 Оставить комментарий 
Заголовок:
Ваше имя:
E-Mail (не публикуется):
Уведомлять меня о новых комментариях на этой странице
Ваша оценка этой статьи:
Ваш комментарий: *Максимально 300 символов.