Главная / Inicio >> Рафаэль каждый день / Raphael cada día >> Воскресные чтения с Дмитрием Ластовым

Raphael cada día

01.09.2019

Воскресные чтения с Дмитрием Ластовым


Окна выходят на театр
Жить, любить, надеяться и ждать...
Часть V

День. Кухня. Йосиф Абрамович слушает радио и что-то делает за компьютером. На столе стоит большой букет цветов. Появляется Людмила Ивановна в красивом платье.

Люся: Йося, ты посмотри. Пойдёт?

Йося: Пойдёт.

Люся:  Йося! Ты не посмотрел!

Йося: Ты думаешь, он на тебя смотреть будет.

Люся: Йося! Какой ты...

Йося: Ну, красивая ты, красивая... И краситься будешь?

Люся: Может, и буду. 

Людмила Ивановна подходит к окну. 

Люся: Дневной спектакль кончился. Люди из театра идут. Он когда придёт?

Йося: Люся, он же не сказал. Я же тебе говорил.

Люся: А смотри, уже как на улице хорошо стало! Деревья уже скоро распустятся. И солнышко. Так хочется вдохнуть этого воздуха прямо сейчас! 

Людмила Ивановна хочет открыть окно. 

Йося: Люся, не открывай, простудимся.

Люся: Так тебе это платье нравится? Ну, посмотри.

Йося: Нравится.

Люся: А погода сегодня… Лучше, чем была.

Йося: Несколько дней была такая же.

Люся: Нет, сегодня лучше.

Йося: Ниего особенного.

Люся: А Марина сказала, что на ВДНХ всё так красиво стало! Йося, давай туда съездим погулять. А, Йося!?

Йося: Люся, куда гулять!? Ты что!?

Люся: Ну, Йося!

Йося: Будет потеплее…

Люся: Скучный ты. Надо супницу достать. Иди, помоги.

Йося: Люся, зачем супницу.

Люся: Как зачем!?

Йося: Из кастрюли нальёшь.

Люся: Йося, Человек придёт в гости, а ты - из кастрюли.

Йося: Поднимайся. Помоги. 

Йосиф Абрамович встаёт и на костылях подходит к шкафу. 

Люся: Вон там смотри. Я тебя поддержу, а ты потянись и достань.

Йося: Я упаду.

Люся: Я поддержу. 

Йосиф Абрамович достаёт из шкафа супницу. 

Йося: Держи.

Люся: Ну вот. Надо помыть.

Йося: Вечно ты придумаешь.

Люся: А чего вечно. Сейчас всё сделаем. А конфеты? Ты видел?

Йося: Видел.

Люся: Я же тебе не сказала…

Йося: Что?

Люся: Вот ты всегда такой. Внутри же ты добрый. А вот Андрюша придёт, и ты опять свои нравоучения, про политику. Радио ты часто слушаешь.

Йося: Не слушаю я его. Для фона.

Люся: Ты лучше при Андрюше молчи.

Йося: Так уж и молчать?

Люся: Молчи. Делай умный вид и молчи.

Йося: А вид у меня глупый?

Люся: Не спорь. Я когда в магазин пошла, а детишки идут на спектакль с мамашами. Такие все светленькие, красивенькие. Я у театра встала.

Йося: Люся, а если бы плохо тебе стало. Ну, куда ты пошла. Да ещё и стояла там.

Люся: Я воздухом дышала. На театр смотрела. Я бы тоже пошла.

Йося: На детский спектакль!?

Люся: Может, и на детский.

Йося: Тебя бы там засмеяли.

Люся: Нет, я бы рядом с какой-нибудь девочкой села, и не засмеяли бы. Надо нам в театр сходить.

Йося: Ну-ну… Люся, там душно. Помнишь, как тебе плохо было?

Люся: Это было давно.

Йося: Ну-ну…

Люся: Так слушай. В магазине я у полки стою. А конфет там столько, а какие выбрать не знаю. Я один пакет кручу, другой пакет. Одну коробку, другую коробку. Ничего не вижу. Хорошо, что женщина мимо проходила. Я ей говорю: внуку хочу купить, а не разбираюсь и ничего не вижу. А она спрашивает: внук-то школьник или маленький? Я говорю: постарше. Вот видишь, говорит, что сама брала – вкусные. Четыреста сорок семь рублей. Дорогие!

Йося: Люся, а может, он их не будет есть.

Люся: Ему понравятся.

Йося: Ты таблетки пила?

Люся: Пила. Какой-то скучный.

Йося: Всегда был таким.

Люся: А котлеты мои Андрюше тоже понравятся.

Йося: Понравятся.

Люся: И картошка. Вкусная получилась.

Йося: Полночи провозились. И откуда у тебя энергии столько.

Люся: Не ворчи. Ты и так всю ночь ворчал.

Йося: Люся, ну зачем так стараться.

Люся: А как тебе нравится, как я придумала. Видишь?

Йося: Что?

Люся: Что-что! Вот!

Йося: Что!?

Люся: Ну, видишь? Вот, заколка.

Йося: Придумала.

Люся: Какой же ты, Йося!

Йося: Красивая.

Люся: И тебе приодеться надо. Ты свитер долго носишь. Пахнет.

Йося: Не пахнет.

Люся: Ну, придёт человек, а ты все в этом старом ходишь. Сейчас, подожди.

Йося: Ты куда?

Люся: Подожди, сейчас. 

Людмила Ивановна уходит и появляется тут же с пиджаком и галстуком. 

Йося: А галстук. Ну не хочу, Люся!

Люся: Так красиво будет.

Йося: Ну не надо!

Люся: Какой ты упрямый! Снимай этот свитер. Вот, надевай. Натягивай.

Йося: Давай без галстука.

Люся: Красивый галстук. Давай вот. 

Йосиф Абрамович снимает свитер, завязывает при помощи Людмилы Ивановны галстук. 

Люся: Ты же раньше любил их носить.

Йося: Когда это было?

Люся: В Ухте. Может, я тебя за галстуки и полюбила.

Йося: За галстуки?

Люся: Такой чистенький, с галстуком, в пиджачке! Мило было смотреть.

Йося: Ну-ну…

Люся: А чего… Я тебе не буду сильно затягивать. Вот чтобы был просто…

Йося: Удавка.

Люся: Йося, ну посмотри. С галстуком другой вид. И давай пиджак. Вот, надевай. А сейчас я тебя ещё причешу. Придёт Андрюша – чтобы всё было красиво. Ну, вот, посмотри в зеркало. 

Людмила Ивановна даёт Йосифу Абрамовичу зеркало. Тот смотрит и хмурится. Людмила Ивановна на него не смотрит и нюхает цветы. 

Люся: Йося, такой красивый букет! А это что за цветок? Ты же знаешь. Знаешь?

Йося: Вот этот, жёлтый? Не знаю.

Люся: Так приятно, Йося.

Йося: Что?

Люся: Что ты подарил мне букет.

Йося: Это ромашки.

Люся: Нет, Йося. Нет, это по-другому называется.

Йося: Ну не знаю.

Люся: Помнишь, когда Танечка пошла в первый класс, к нам приехал Серёжка Шипунов.

Йося: Ну…

Люся: Из Крыма, на самолёте, и привёз большущий букет вот таких цветов. Мы тогда Тане дали его, и она была в этом школьном платьице, с этим огромным букетом такая яркая, счастливая! Мы шли в школу все вместе - ты, я, Таня, Оля, Серёжка, его жена Лидка. А Таня всё боялась уронить то портфель, то букет. Ты помнишь тот день?

Йося: Помню.

Люся: А когда мы дошли до школы, Таня вдруг говорит мне шёпотом: мама, а можно я один цветочек оставлю. А я её так же шёпотом спрашиваю: Танечка, а почему шёпотом? А она говорит: чтобы папа не ругался.

Йося: Да не ругался я никогда.

Люся: Ругался.

Йося: Да ну…

Люся: А я её спрашиваю: а зачем тебе цветочек, Таня? А она говорит: на память.

Йося: И что, взяли?

Люся: Да, один цветочек. Она отдала мне и сказала, чтобы я его спрятала.

Йося: И ты спрятала.

Люся: Спрятала.

Йося: И мне не сказала.

Люся: Никому не сказала.

Йося: Вот так.

Люся: Я ей потом отдала. И она его спрятала. А потом засушила. А потом, после уроков, мы ждали их во дворе. Ольга шла рядом со мной.

Йося: А Танечку я нёс на плечах. Мы пошли в кафе и ели мороженое. Люся… Я иногда думаю…. Ты куда? 

Людмила Ивановна выходит и потом появляется с коробкой. 

Йося: Что?

Люся: Йося, знаешь, вот смотри. Полистай. Видишь? Дальше.

Йося:  Что это.

Люся: Это её тетрадь. Только ты не читай.

Йося: Почему?

Люся: Это же её секретная тетрадь. Вот.

Йося: Что это?

Люся: Цветок, который Таня засушила. Видишь?

Йося: В тот день!?

Люся:  В тот. Первое сентября.

Йося: Гербера. Здесь написано: гербера.

Люся: Эти цветы называются герберами, не ромашки.

Йося: И Серёжки уже нет, и Лидки нет… никого уже нет… и Танечки…

Люся: Йося, я не хотела.

Йося: А я вот уже давно думаю, зачем я так долго живу?

Люся: Йося!?

Йося: Правда, Люся. Отца посадили и сгноили в лагере. Мать умерла от тифа. Сколько людей поумирало, а я живу. А зачем, Люся?.. Какая цель?..

Люся: Йося, ты столько много сделал хорошего, ты стольким людям помог…

Йося: А вот я умру…

Люся: Не говори так.

Йося: Подожди, придёт своё время.

Люся: Всё равно.

Йося: Вот перестану я жить. Ведь забудут меня, и дела мои забудут… да и нужно ли об этом печалиться? Не об этом я… Ведь, может быть, всё впустую было – все труды, усилия, заботы…

Люся: Как впустую!?

Йося: А сейчас – всё что мы делали, всё, чем жили, ради чего жили и трудились – вот это всё нужно кому-то?

Люся: Я тебя не понимаю, Йося.

Йося: Вот тем, кто сейчас живёт здесь, в этой стране, нужны ли наши труды, а я уж не говорю о памяти… о том, чтобы нас помнить…

Люся: Да что ты говоришь, Йося!?

Йося: Мы строили города, бурили скважины, строили дороги… не спали ночами, мерзли зимой и изнывали от жары, сырости, комаров, мошки летом. Мы клали свои жизни ради наших идеалов, ради нашей страны, нашего народа, нашего будущего. А сейчас… Всё поменялось с ног на голову. Нужны ли им наши труды? Нет. Да и страна… Сколько уехало, сколько умерло! Что осталось? Пустыня!

Люся: Йося, а твои ученики! А институт!? Ну что ты, Йося!?

Йося: Люся, какой институт. Торговая лавочка, прикрывающаяся громким названием и былыми заслугами. Уйду я, уйдёт наше поколение – а кому отдать мой опыт, итоги моей жизни? Ведь некому. Вот это страшно! Ну ладно… Зря я это всё…

Люся: Йося, всё не так. Ты что!? Они не знают. Они потом поймут. Не сейчас - потом.

Йося: Да что потом!? Потом уже ничего не останется, может, и страны уже не останется.

Люся: Останется, Йося! Останется! Будет! Ну что ты завёлся.

Йося: Вот, даже у меня из головы не выходит…

Люся: Что?

Йося: Вот твой Андрюша.

Люся: А что Андрюша?

Йося:  Вот ему не нравится, как улица называется.

Люся: С чего ты взял, это он просто так.

Йося: Да не просто так. Они там думают… и не только он. Раньше она была Метростроевская. Такое гордое название. Потом назвали её улицей Проходчиков. Когда мы сюда переехали, то я подумал, что это же здорово - жить на такой улице – улице Проходчиков! Понимаешь? Эта улица в честь людей, которые строили своими трудовыми руками наше московское метро. Ни техники, ничего не было – своими руками! Жить здесь – гордость. Я сам – геолог, можно сказать, проходчик! А они… Они стесняются. Назови им улицу Фиолетовой, Цветочной - вот им что надо. А трудовое название – улица Проходчиков – им не подходит! Театру, видите ли, не место на такой улице!

Люся: Он так не говорил.

Йося: Да! Да что там… Наше поколение строило города. В землянках жили, в палатках, в бараках. А они – им стыдно.

Люся: Не стыдно!

Йося: Стыдно! Ведь тогда и мечтать не могли, что здесь, вот на этом месте, где стояли бараки, появится театр – с колоннами, с огромным фойе, с большим залом - дворец! А теперь…

Люся: Ну что ты завёлся, Йося!

Йося: Понимаешь, ведь и мечтать не могли, что будет театр… Да ну…

Люся: Ну что ты завёлся. Настроение мне испортил.

Йося: Люся, ну я не хотел. Просто думаю…

Люся: Йося, ну что ты, как маленький. Ты же академик. У тебя же столько всяких регалий. Тебя же все ценят.

Йося: Да пустое это всё. Главное-то другое – кому передать? Кому!?

Люся: Йося…

Йося: Галстук давит.

Люся: Йося, не снимай. Вдруг Андрюша сейчас придёт.

Йося: Хорошо.

Люся: Ты тут за плитой последи. Позовёшь.

Йося: А ты что хочешь?

Люся: Хочу тарелочки красивые принести. 

Людмила Ивановна уходит. Йосиф Абрамович рассматривает альбом Тани. 

Затемнение.  

Продолжение следует...

Дмитрий Ластов
Москва (Россия)

Дополнительные материалы:

Окна выходят на театр
Жить, любить, надеяться и ждать…
Часть I

Часть II (а)
Часть II (б)
Часть III
Часть IV 

Дорогой мой Рафаэль... 

Ноябрь
(Простая история 
о любви и дружбе)